Такая сладкая больная привязанность… — психология

Привязанность

Такая сладкая больная привязанность... - психология

4218

09 февраля 2017 г.

Поделиться статьей с друзьями

Когда человек испытывает боль и страдания из-за отсутствия объекта своей привязки, значит, в его психике пустила корни болезненная привязанность.

Привязанность присуща ребенку, а любовь — зрелому человеку.

Большинство людей, так или иначе, привязываются к своим близким и друзьям, к животным, к месту работы, к своему месту жительства, к автомобилю… Привязавшись к кому-то или чему-то, мы боимся потерять объект своей привязки.

Привязка, привязанность… Эти слова ассоциируются с действием привязывания, со связыванием и связью. Что это? Несвобода и путы привычки? Или все-таки любовь? Как проявляется привязанность в отношениях? Как она связана с зависимостью?

Об этом я и хочу поговорить в своей статье.

Характеристики привязанности

Привязанность имеет отношение к близости, преданности, симпатии. Ее основа — эмоции и привычки. И для ее формирования необходимо время — невозможно привязаться к кому-то с первого взгляда. В своем развитии она проходит через определенные этапы.

Как формируется привязанность? Здесь можно говорить о двух сторонах медали: в этой связке всегда есть тот, кто привязан, и тот, к кому привязаны.

Чтобы привязать другого человека, нужно стать необходимым для него. Каким образом это сделать? Ну, например, если решать все его сложности, исполнять желания, незаметно (а может, и не скрывая этого) отгораживать его от мира и других людей.

Привязываемая сторона в этом случае становится слабой, беспомощной и зависимой от своего благодетеля.

Можно выделить множество типов привязанностей в жизни. Когда люди привыкают к комфорту и технологиям: к мобильной связи, социальным сетям, компьютеру, телевизору, красивой одежде, определенной мебели и т.п. И при этом человек страдает, если его любимые вещи или «продвинутые игрушки» вдруг пропадают из его жизни.

Люди привязываются и прикипают к своим родным, любимым, друзьям, партнерам — это дружеские и любовные привязанности.

Человек может привыкнуть к определенным жилищным условиям и другим бытовым удобствам. Так, например, некоторые женщины готовы жить с нелюбимым и порой грубым мужем только из-за невозможности отказаться от проживания в хорошей квартире или большом доме. Это так называемые житейские привязанности.

Эмоционально привязанность выражается как желание обладать кем-то или чем-то. Например, быть одним целым с партнером, видеть в нем источник помощи, ощущения защищенности.

Вам ничего не напоминают эти стремления?

Да, это потребности маленького ребенка, обращенные к матери. И психологи говорят по этому поводу следующее: по мере взросления чада нужно учиться различать в нем привязанность к маме и любовь к ней. И чем старше дети, тем больше в их душе должна превалировать любовь над привязанностью.

То есть привязанность присуща ребенку, а любовь — зрелому человеку.

Любовь и привязанность: отличия

Привязанный к кому-либо человек не может обходиться без объекта своего навязчивого интереса. Ему необходим другой.

Привязанность выражается фразами типа: «Я так тебя люблю, что жизни без тебя не представляю». Этого нет в любви, потому что это чувство свойственно зрелым людям, которые не ставят свою жизнь в зависимость от партнера. Такой человек скажет: «Мне плохо без тебя, но я не пропаду».

А какому психологическому возрасту в отношениях соответствуете вы сами?

В жизни очень легко перепутать любовь и привязанность, и, кроме того, оба этих проявления могут присутствовать в душе человека одновременно.

Как же отличить любовь от привязанности?

Когда мы зависим от кого-то, то боимся потерять этого человека. Поэтому заботимся о нем, выполняем его желания только из страха остаться одним. Такая любовь-«принудиловка».

В этом случае стираются границы между нашими потребностями и потребностями другого. Человек сливается с мыслями, жизнью партнера, теряя себя.

Испытывая любовь, люди делают что-то для своих возлюбленных потому, что им это нравится, приносит удовольствие.

Привязанность же идет бок о бок с постоянными страданиями, с принуждением себя заботиться об объекте зависимости. И человек может даже воспринимать и преподносить свои жертвы и мучения как свои добродетели.

Детские корни привязанности

Когда привязанность в душе ребенка должна начинать перетекать в любовь?

В три года малыш впервые заявляет о своем ощущении самостоятельности, отдельности от родителей и пытается отстаивать свои права и желания, свое «Я». Он начинает проявлять характер.

В этот момент очень важно, чтобы родители с уважением отнеслись к его потребностям, границам, его личности. Тогда у малыша сформируется здоровое представление о себе и адекватная самооценка.

И именно на этом этапе ребенок переходит на новый уровень отношений, где привязанность перерождается в любовь. В этот же период слабеет и его зависимость от родителей.

У ребенка формируется восприятие отношений с другим человеком как «Я» и «Ты». На этом возрастном отрезке мама должна деликатно объяснять малышу, что у нее есть своя собственная жизнь, свои дела и интересы, и это нормально.

При этом важно оберегать личное пространство своего чада от грубых вторжений, давления, команд и указаний, что и как ему делать.

В этот период формируются личностные границы ребенка, его самощущение и восприятие других людей.

Здоровое или, наоборот, болезненное и травмирующее прохождение этого этапа влияет на всю дальнейшую жизнь человека!!! На его способность строить зрелые отношения, любить.

Виды привязанности в отношениях

Можно выделить два основных вида психологической привязанности.

Привязанность-провокация

Проявляется как постоянное выдергивание внимания из другого. Если же получить дозу положительного внимания не выходит, человек начинает провоцировать злость и раздражение объекта.

Такой привязанностью обычно страдают люди, выросшие в атмосфере сверхропеки или, напротив, выраженного пренебрежения.

Привязанность-волна

Этот тип привязанности сопровождается постоянными резкими перепадами в настроении и поведении.

Отношение человека к другому похоже на раскачивание волн в море: когда волна поднимается, партнера обожают и превозносят, а когда волна спадает, его отторгают и избегают.

При этом ровной водной глади не наблюдается никогда: компромиссов в таких отношениях нет, а скачки душевных перепадов учащаются и усиливаются. Сам человек не может объяснить причин появления своих внутренних эмоциональных виражей и страдает от этого.

Люди с подобным типом зависимого поведения воспитывались в семьях, в которых отец и мать обладали непоследовательными, истеричными натурами. Они то хвалили и ласкали ребенка, то отталкивали его от себя, ругали, били, не объясняя причин происходящего. И малыш не понимал их поведения и не мог приспособиться к ним.

Болезненная привязанность

Когда человек испытывает боль и страдания из-за отсутствия объекта своей привязки, значит, в его психике пустила корни болезненная привязанность. Если при этом он полностью теряет свою свободу, то это уже проявление зависимости. Яркие примеры такого состояния — вредные привычки: алкоголизм, наркомания, обжорство.

Привязанность — это липучка в душе человека. А если клей намертво приклеивает ее носителя к объекту желания и любые попытки «отодрать» их друг от друга причиняют невыносимую боль и наносят душе раны, — это уже зависимость.

Болезненные привязанности часто заменяют парам любовь. Когда люди не могут любить по-настоящему, эти привязки дают им чувство уверенности и надежности. И надо отметить, что привязанность в этом случае указывает не столько на отсутствие любви в душе, сколько на потерю смысла жизни и интереса к ней.

И, конечно, всё это говорит о том, что период формирования самостоятельности и отпускания привязанностей был пройден человеком с осложнениями. И не всегда родители так уж виноваты в происшедшем — ведь с ними обращались так же, а позже никто не научил их правилам воспитания детей.

Такой пример. Малыши хотят, чтобы мама всегда была рядом с ними. А мамы в свою очередь нередко воспринимают ребенка как любимую игрушку.

Когда мама выходит из комнаты, сын кричит ей, чтобы она вернулась, потому что ему плохо без нее. И она бежит к своему чаду, которое так радуется ее возвращению. Но со временем игры переходят в манипуляции.

И сын усваивает следующий шаблон поведения: хочешь, чтобы близкий человек был с тобой, — страдай. И он привыкает использовать страдания в своих целях, капризничает, хнычет. А мама изо всех сил возится с ним.

И при этом оба привязаны друг к другу.

Поэтому помните о кризисе трехлетнего возраста. До трех лет без ограничений окутывайте ребенка своей любовью. Но после трех лет начинайте выстраивать личностные границы малыша, проявляя уважение к его интересам и независимости.

Привязчивые люди

Чтобы не страдать от отношений с болезненной привязчивостью, наблюдайте за своими потенциальными партнерами до заключения союза. Старайтесь общаться с душевно уравновешенными людьми, которые не упиваются страданиями и могут контролировать свои привязанности.

Люди со здоровой душевной организацией обычно пребывают в хорошем настроении, обладают чувством юмора, действуют, а не впадают в бесплодные переживания.

Конечно, когда люди знакомятся и только начинают жить вместе — это первые 1–2 года, — они на какое-то время сливаются в одно целое. Но после наступает этап, когда нужно вновь вспомнить о своих увлечениях, делах, друзьях. Необходимо, чтобы партнеры опять жили каждый своей жизнью, не замыкаясь в маленьком мирке двоих. Надо впускать в это общее пространство мир.

Но как быть, если ваш партнер страдает болезненной привязанностью?

В первую очередь забудьте о чувстве жалости и вины. Конечно, ситуация непростая. Привязчивый партнер будет цепляться за вас и изводить вас просьбами и звонками до последнего. Но, понимаете, вы не можете помочь другому, жалея его.

Его душа больна. И исцелить ее он может только сам. А расставание — именно тот урок, который так необходим ему, хотя и очень мучителен. Он должен принять боль расставания, трансформировать свое бессознательное, повзрослеть внутренне.

Или же он начнет искать новый объект привязанности. Но ведь каждый сам выбирает свой путь.

Чтобы избежать лишних и ненужных страданий при расставании с привязчивым человеком, избегайте любых контактов с ним. Если надо, смените номер телефона. Разговоры, долгие выяснения отношений не приведут вас обоих к конструктивным результатам, а лишь продлят неприятные переживания.

Если же в этой ситуации, человек, страдающий больной привязанностью, — это вы сами, то лучшим выходом будет прохождение 6-ти месячной программы: «Дорога Домой», где вы сможете пройти сложный путь освобождения своей души.

С наилучшими пожеланиями,

Ирина Гаврилова Демпси

Источник: http://www.irinagavrilovadempsey.ru/articles/self-development/attachment/

Больная привязанность

Больная привязанность

Очередное письмо от нашего админа Николая Козлова:

Друзья, коллеги,— надеюсь, у вас сегодня был отличный, светлый день! Потому что-то сегодняшняя рассылка — про тему тяжелую, про больную привязанность. Крепитесь, но разобраться с этим необходимо.

Я всегда верил, что жизнь может быть светлой и счастливой: если мы ее такой хотим сделать, если мы ее такой делаем — и не ленимся,— то мы ее такой обязательно сделаем! Однако в это верят не все. Те, кто убежден в неизбежность и неизбывность больных привязанностей, в эту возможность не верят.

Потому что какое же счастье, если вдруг у меня в душе возникло святое чувство любовной боли? Итак,

Больная привязанность.

Привязанность — эмоциональная связь, когда представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль: ломку на уровне души.

Всегда остается вопрос о размере этих страхов и боли. Если девушка не привыкла вообще как либо себя контролировать, то любое внутреннее напряжение она проинтерпретирует как боль и страх и будет возвращаться к предмету своей больной привязанности, особенно если ей в жизни больше нечем заняться.

Больные невротические привязанности возникают где угодно и у кого угодно. Девушка не может жить без любимого; молодой человек не видит смысла жить без девушки; молодая мама весь свой смысл жизни видит только в ребенке; маленький ребенок без мамы рядом не может побыть и минуты один; родители не знают как им жить, когда уезжают их уже повзрослевшие дети…

Причины формирования невротических привязанностей — разнообразны. Чаще всего — это образ жизни, поддерживаемый и телесно, и идеологически.

Больные привязанности чаще формируются у тех людей, которые искренне считают подобные привязанности чем-то естественным, а и благом, и особенно крепко прикипают к душе там, где за ними стоят те или иные внутренние выгоды.

Девушка боится (и правильно боится), что ей нечем особенно удержать молодого человека, и быстро разыгрывает душевную боль: приличный молодой человек в этой ситуации будет вести себя с нею бережнее, отношения длятся… Молодой человек не знает, как за девушкой ухаживать, но надеется (обычно зря), что его душевные муки покажут девушке силу его любви…

Такие больные привязанности — принудительная замена любви у тех, кто любить не умеет и не склонен учиться. Механизм больной привязанности обеспечивает вынужденную стабильность отношений, терпимость и даже сотрудничество между людьми.

Иногда больные привязанности замещают не отсутствие любви, а отсутствие смыслов в жизни. Когда у пожилых людей исчезли всякие интересы к жизни, в душе становится пусто и холодно… Чтобы занять душу переживаниями, можно смотреть сериалы, а можно переживать за детей — любые переживания занимают пространство души и создают видимость смысла жизни…

Фразы для привязки любимых.
см. фильм «Личная жизнь: радость близких отношений Занятие проводит проф. Н.И. Козлов и психолог Марина Смирнова»Скачать видеоБольная (невротическая)
А начинается все это — с игр и развлечений.

Маленькие дети хотят всегда при себе иметь маму, как любимую игрушку, молодая мама сама развлекается своим ребенком, как самой любимой и долгожданной игрушкой.

Теперь, когда мама вышла из комнаты, ребенок кричит: «Мама, не уходи, мне без тебя страшно (плохо, скучно)!», и мама с удовольствием и радостью бежит к ребенку, которому она нужна, который ей рад. Счастье! Однако постепенно игры и развлечения превращаются в межличностные игры-манипуляции.

Потихоньку сын усваивает урок: стремишься получить близость нужного человека, в душе должно быть больно и страшно. Возникает дурная детская привычка: страдать и играть на страдании, в результате чего усталая сердобольная мама из последних сил таскает за собой пятилетнего капризулю, а сын привычно хнычет. И оба не могут друг без друга.

Бывает, что больные привязанности возникают на основе эмоционального якорения. Любопытно, что спокойные, теплые отношения без боли не оставляют такого следа в душе, как отношения яркие, пусть даже болезненно яркие. Парадоксально, но наличие некоторой боли в отношениях, придавая им дополнительную эмоциональную встряску, делают их крепче, точнее — придают им черты больной привязанности.

Читайте также:  Обязательства - психология

Больная привязанность может развиваться и на любой другой основе — иногда причиной тяги оказывается уникальный запах, особый голос и другие особенно привлекательные личностные особенности, однако сильная привязанность становится больной привязанностью только тогда, когда за нею стоят соответствующие верования и внутренние выгоды.

Что делать?
«Что делать, чтобы реже связываться людьми, для которых характерны больные привязанности?» Приглядывайтесь к людям и создавайте длительные отношения только с душевно здоровыми людьми: людьми, которые не любят страдать без нужды, которые умеют управлять своими привязанностями, умеют как привязываться, так и оперативно отвязываться. Как узнать таких людей? Для таких людей обычно характерны хорошее настроение, чувство юмора, склонность скорее действовать, чем переживать, развитый самоконтроль…

«Что делать, чтобы у меня в душе реже возникали больные привязанности?» — Хороший вопрос. Предупреждение больных привязанностей — действительно важная тема, которую должен знать каждый взрослый человек.

Жалко, что эту тему не изучают еще в школе… Чтобы у вас в душе не возникали ненужные вам больные привязанности, приучите себя всегда поддерживать высокий эмоциональный тон и регулярно практикуйте упражнение «Душевная страховка».

Тот, кто приучил себя жить в высоком эмоциональном тоне, менее зависим от других людей, а душевная страховка защищает нас от слишком болезненных ударов жизни, в том числе от слишком больных переживаний при потере любимых людей.

«Что делать, если у меня формируется или сформировалась больная привязанность?» — Если есть возможность, полностью прекращайте общение с источником этой привязанности.

Это больно, но оставаться рядом — это как отрезать больной палец по чуть-чуть… Если прозевали — больную привязанность нужно снимать, здесь нужна помощь специалиста.

Работа с привязанностью эффективна тогда, когда ведется комплексно, когда не только снимается существующая привязанность, но анализируются ее внутренние выгоды и обсуждаются поддерживающие ее верования.

«А как расставаться с человеком, кто привязался ко мне, если у него больная привязанность?» Если вы не совсем черствый человек, для вас эта ситуация может быть не простой. Однако — ситуация решаемая, здесь есть несколько вариантов…
Впрочем, на сегодня хватит. Лучше поцелуйте всех, кого вы любите, и расскажите им что-нибудь хорошее, чтобы они улыбнулись.

Радости вам!

http://www.psychologos.ru/articles/view/bolnaya_privyazannost

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/psi-faktorvzglyad/bolnaja-privjazannost/

Техника избавления от эмоциональной привязанности

Техника избавления от эмоциональной привязанности

Романтика и реальная жизнь – несовместимы. Образ жизни, полной  романтики, эксплуатируют все, кому не лень. Эти те, кому не лень, четко понимают, что они делают и зачем. А вот тот, кто подпадает под обаяние этого образа, получают на выходе эмоциональную зависимость.

Чем романтичней настроен человек, тем он менее адекватен, так как настроен на определенный энергообмен с миром. Причем у него может не быть партнера, но настроенность на «долгую, совместную, романтическую жизнь» уже есть.

На эту настроенность и приходит человек, к которому у романтика возникает эмоциональная зависимость.  Но романтик называет это «любовью», и ведет себя соответствующим образом. До тех пор, пока не оказывается перед фактом оглушительного и болезненного разрыва.

Только придя в себя через много месяцев, романтик понимает, что прав был Пушкин, говоря, «чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Все, кому знакомы такие отношения, интуитивно догадываются об этом, но прекратить «любить» волевым усилием мало кому удается.

Поэтому эта статья для тех, кто и хотел бы «разлюбить», да не может.  Особенно для тех, кого поставили перед фактом  разрыва отношений. А так же для тех, кто никак не может забыть бывшую любовь/партнера/супруга.

Механизм возникновения «любви» и эмоциональный канал.

С чего начинается любовь?

Любовь начинается с неконтролируемой вспышки симпатии, вроде бы на «ровном месте». Так то оно так, но не совсем. Такие вспышки симпатии изначально ВЗАИМНЫ, и не могут происходить без настроя на определенный энергообмен каждого  из двоих.

Этот настрой настолько быстро считывается подсознанием, что сознание не успевает среагировать и дать удобоваримую форму этой вспышке. Если настрой «не тот», такая вспышка не имеет продолжения.  99,9% из них не имеют никакого продолжения и быстро забываются.

Но, если один «видит» потенциал другого, «читает» настрой как «тот», вспышка симпатии переходит в материально-вербально-осязаемую фазу. В жизни это выглядит как попытка заговорить с понравившимся человеком, пригласить на чашечку кофе, на прогулку, в кино.

Даже улыбка – это уже приглашение пойти дальше, перевести пока еще виртуальное знакомство в более близкие отношения. Уже на этом уровне возникает КАНАЛ энергообмена, по которому энергия  идет от одного к другому.

Канал открывает тот, кто больше заинтересован в продолжении знакомства.

Если другой отвечает взаимностью, энергообмен переходит в новую форму, пока еще неясную ни для одного, ни для другого.  На этом этапе энергообмен нестабильный, и может прекратиться в любой момент, когда один решает, что «мне он/она не понравился». Последствия от возникновения и исчезновения канала обычно не замечают. Ну, правда,  с кем не бывало, когда первая встреча оказывалась последней.

Но если энергообмен устраивает обоих,  вспышка симпатии развивается в более тесное знакомство, в близкие отношения, а в некоторых случаях в любовь и семью.

Каждая фаза характеризуется своим состоянием энергообмена между партнерами, и определяется лишь качеством и количеством энергии, которую партнеры вкладывают в канал.

Если каждый из партнеров вкладывают в отношения реальные действия, частичку  души, силы, чувства и эмоции равноценно, то такие пары живут долго и счастливо.

Но если же один из партнеров начинает перетягивать «одеяло на себя», отдавая в канал энергию не того качества и не в том количестве, то такие отношения становятся зависимыми. Происходит это из-за того, что другой партнер настроен более романтично, чем первый. Романтик живет иллюзиями, мечтает и строит себе в уме виртуальную счастливую жизнь с партнером, принимая желаемое за действительное.

Одновременно тот, кто более адекватно воспринимает реальность, кто заинтересован в отношениях в меньшей степени – становится ведущим партнером в паре. Ведущий партнер дает меньше энергии в канал, а другому, ведомому, чтобы восстановить равновесие, требуется давать энергии «за двоих».

Как только один чувствует перекос энергообмена не в свою пользу, начинает бунтовать его Эго, понимая, что по воле «хозяина» угодило в энергетическую ловушку. А «хозяин» занят тем, что накачивает канал своей энергией, в надежде на восстановление ускользающего интереса ведущего партнера.

Получается, человек сам, добровольно, имея надежду вернуть «любовь», не находит своей энергии лучшего применения, чем толкать ее в канал, образовавшийся при возникновении симпатии.  А на другой стороне канала при этом почти всегда полное довольство жизнью.

Эмоциональная зависимость.

Итак, чем менее заинтересован партнер в отношениях, тем более зависим другой партнер в этих отношениях. При зависимости теряется личная автономия, и чтобы ее восстановить, сознание человека толкает его на то, чтобы сделать некое  действие, реабилитирующее Эго.

Сознание  пытается так сильно начать презирать партнера, чтобы впредь было бы стыдно перед самим собой им восхищаться. Но для этого нужно подавить ту часть Эго, которая симпатизирует партнеру. А это очень больно. Ведь, по сути, нужно убить часть себя.

На внешнем уровне это выражается как кидание из крайности в крайность: от любви до ненависти, от прощения к мести, от восхищения к презрению.

 Человек сам себя «раскачивает», такие «качели» приводят к тому, что ведомый партнер больше и больше накачивает канал энергией, вкладывая в ведущего партнера часть своей Личности, наделяя ее в нем своей энергией.

 Это – энергетические «инвестиции», которые вкладывают в надежде получить эмоционально-энергетические «дивиденды». Человек просто не понимает, что «дивидендов» он не получит никогда, так как он уже находится на более низком энергетическом уровне, чем партнёр.

Я сделаю тут отступление:

Любые отношения строятся по принципу эмоционально – энергетических «инвестиций-дивидендов», а романтика  –  попытка придать этим «товарно-денежным» отношениям приличный вид.  Обелить себя, прежде всего, перед самим собой.  Мол, я не эгоист, я все для него/нее, я весь возвышенно-духовный и прочая лабуда.

Так что если слышите о романтически настроенном юноше или девушке, и даже о мужчине и женщине, то это говорит об одном. Люди прикрываются романтикой  в надежде, что их «меркантильные» порывы никто не увидит.  А то, что порывы «меркантильные», знает и интуитивно понимает каждый.

Просто потому что это согласуется с  принципом энергообмена. Который гласит, что человек в целях выживания и продолжения рода заботится, прежде всего, о себе, а потом уже о других. Это эволюционная программа, с которой глупо спорить. Ну а если кто хочет поспорить, предлагаю подумать, где бы вы были, если бы ваш далекий предок выбрал бы чужую жизнь вместо своей.

Романтика же, как ее преподносят,  подразумевает отказ человека от свой личности, от своего Эго ради другого человека. Завуалированное самоубийство.

Но если отказаться от романтики и жить по законам энергетики, то мотивы поведения людей становятся видны «как на ладони», и это касается не только отношений между мужчиной и женщиной, но и любых межличностных.

Катком по романтике предлагаю пройтись тем, кто в отношениях зависим. Тем, кого поставили перед фактом, у кого произошел «роковой» разрыв отношений, но эмоциональная зависимость от партнера сохраняется.

Но, вернусь к эмоциональным качелям

Эмоциональная зависимость от партнера всегда сохраняется у ведомого партнера, так как канал между партнерами продолжает работать до тех пор, пока один из них продолжает сливать туда энергию. Не важно, имеют отношения место быть или уже разрушены.

Пока один хочет  вернуть «инвестиции» и получить энерго-эмоциональные «дивиденды»,  часть его личности находится в захвате у ведущего партнера, хотя тому она нафиг не нужна.

Зависимый партнер продолжает  сам себя эмоционально выжигать и  часто не может самостоятельно прекратить это.

Но техники выхода из зависимости все-таки есть!

Техника избавления от эмоциональной зависимости.

Первое, что необходимо сделать при зависимых отношениях, или после «рокового» разрыва это перекрыть энергетический канал между партнерами.

Для этого – перестать считать себя и ведущего партнера единым целым, отождествленным с ним.

В философии тождеством называют полное совпадение свойств предметов.

В психологии отождествлять себя с человеком  – считать себя с ним единым целым, неразделимым союзом двоих, который будет неразделимым при любых условиях и обстоятельствах.

Ведущий партнер мало отождествляет себя с другим человеком, и именно поэтому он ведущий. Он знает, что помимо партнера на свете много интересного и не зацикливается только на отношениях с партнером.

Ведомый партнер наоборот, отождествляет себя с другим человеком, строит планы на жизнь и на светлое будущее. Не видит  вокруг себя никого и ничего.

Этап 1. Перекрытие канала.

Так, первым действием по выходу из отношений зависимости и после тяжелого разрыва должно стать растождествление себя с партнером и перекрытие канала.

Действия – главные тут. Нужно перенаправить энергию, сливаемую в канал, в какое-то действие. Помогает пойти «в спорт» и до одурения напрягать тело. Или направить внимание на те сферы жизни, которые провалились из-за зависимых отношений.

Это самый сложный этап, хотя по факту самый «тупой» и все, что нужно – это ослиное упрямство. Загрузить себя по маковку  тем, на что не хватало времени, пока были отношения.

Это так же нужно делать, продолжая оставаться в зависимых отношениях.  С тем же ослиным упрямством.

Без действий  – сколько бы  не тужились, сколько бы не напрягали силу воли, сколько бы не уговаривали себя – ничего не выйдет.

Действия – обязательный и необходимый атрибут «выздоровления».

Понятно, что после отношений, сулящих непрекращающееся счастье и «золотые горы» новых эмоций и впечатлений, делать  банально-привычное трудно.  Но только так и никак иначе.

Помимо действий, провести эмоциональную «работу» по растождествлению себя с партнером.

Это значит, что нужно сознательно разрушить «воздушные замки» своих иллюзий, направленных на то, что именно с ним вы будете жить долго и счастливо, каждый день купаясь в любви и радости, нарожаете детей, насажаете огурцов, купите собаку, и полетите в путешествие. Нет. Не полетите. Не нарожаете. Ни огурцов. Ни детей. Ни собаки.

Растождествиться – это начать осознавать себя отдельно от человека, убить надежду на будущее с ним, перестать считать, что все наладится. Что он придет/вернется/изменится/полюбит/оценит. Нет. Свой шанс на другую разметку отношений вы уже упустили. Остается только не дать загнать себя в угол окончательно.

Я сознательно умолчу о некоторых эффектах, которые могут последовать за попытками перекрыть канал и растождествиться.

Скажу ли то, что ошибкой будет на этом этапе поиск другого партнера, чтобы переключить на него мысли и действия. Новый партнер поможет  закрыть «старую дыру», но ваше Эго не будет воспринимать нового партнера как Личность, и будет презирать его.

Главное на этом этапе – перенаправить энергию на какие-то другие действия

Этап 2. «Пустой стул»

Вернуть часть вложенной энергии, получить пусть не энерго-эмоциональные «дивиденды», но часть своей Личности, интегрированной в партнера можно с помощью эмоционально-образной терапии или техники «пустого стула».

Для этого представляем, что партнер сидит напротив на стуле и проговариваем те переживания, что беспокоят. Таким действием высвобождаем заблокированные эмоции. Говорим до тех пор, пока не наступит опустошение. Можно это делать не за один раз.

Это все еще тот самый канал, который все еще существует, так как на первом этапе при должных усилиях происходит перекрытие канала, но не разрушение его.

Разрушить канал можно лишь получив часть своей Личности назад.

Здесь так же работает энергия, но через образы.

Как получить назад часть себя?

Далее при выполнении техники «пустой стул» нужно представить, что через канал все время от вас шла энергия ведущему партнеру и у этой энергии есть Образ.

Какой он? Синий шар, букет цветов, рваное, окровавленное сердце, воздушный шарик? Этот Образ  – это образ инвестированной в другого человека вашей собственной энергии, часть вашей личности, которая была отдана другому человеку.

Читайте также:  Личностные особенности и счастье - психология

Все, что нужно сделать  — это мысленно или/или:

  1. Отказаться навсегда от этой Образа;
  2. Принять его в себя как часть своей личности – забрать себе свое.

Мысленно представить себе, как  этот Образ тает/исчезает/улетает/разбивается/пропадает или возвращается к вам и вы принимаете его обратно. Бывает, что часть личности и инвестированная энергия настолько велики (например, ваша часть личности имеет образ огромной скалы или большого шара), что человек не может принять ее в себя, тогда нужно «зайти» в образ самому.

На этом этапе  возможны некоторые трудности, когда ни отказаться, ни принять не удается. Человек не может сделать решающего выбора.

Происходит это потому что:

  1. в первом случае Эго человека перестает «доверять» человеку, так нелепо разбазаривающему  части Личности «направо и налево» и сопротивляется отказу;
  2. во втором случае человек боится возвращения части личности, опасаясь, что та подведет его или будет им управлять. Налицо внутреннее расщепление и страх неудачного контроля над самим собой.

Это означает, что человек в  эмоциональной зависимости испытывает неуверенность в самом себе, не ценит самого себя, не доверяет своим чувствам или способностям. Он сопротивляется освобождению от зависимости, на которую жалуется, потому что опасается, что на свободе он совершит новые ошибки.

Решается это ФИЗИЧЕСКИМИ действиями. Если самостоятельно не получается ни отказаться, ни принять, то стоит обратиться за помощью к реальным людям, объяснив ситуацию.

Люди должны тянуть вас в разные стороны за руки. Один тянет в сторону «отказаться», другой в сторону «принять», уговаривая вас и приводя аргументы. Делать  это нужно до тех пор, пока решение не будет принято.

Часто решение принимается на возврат «инвестиций», и это наилучшая стратегия выхода из зависимых отношений. Возвращение этого Образа в собственное тело позволяет вернуть утерянные ресурсы, пусть не такого качества и количества, как было вложено, но даже возвращение части энергии дает человеку свободу.

И только потом происходит «отпускание» того, что уже не нужно человеку, при этом можно слить в это «отпускание» еще до кучи то, что можно слить. Это будет маленькая «мстя» бывшему партнеру.

Психосоматика при зависимых отношениях.

Психосоматика развивается тогда, когда некая  «ценность» перевешивает психо-эмоциональное здоровье человека.

Часто этим страдают  матери, жены алкоголиков, наркоманов. У них «долг, как жены и матери» перевешивает собственное здоровье, приводя к зависимым отношениям. Они понимают, что не удастся никого спасти, что они приносят в жертву свое здоровье и судьбу, но «не могут» по-другому. Потому что их «ценность» оказывается сильнее.

Потому что не понимают, что «алкоголик, наркоман» не нуждается в спасении, и его дальнейшее падение предрешено его собственным желанием, они не несут за это ответственности.

Часто психосоматика показывает таким людям, что они тащат человека на «своем горбу» против воли.

Эмоциональная зависимость может сохраняться многие годы, хотя человек может даже не подозревать об этом. Тем более он не подозревает о том, что его физическое недомогание является следствием этой зависимости.

Как только человек осознает, с помощью техники эмоционально-образной терапии, бессмысленность своего «подвига» – это приводит  к разочарованию, и инвестиции забираются автоматически. А для этого нужно  спросить Образ и ответить от имени Образа на вопрос: «Нужно ли ему, чтобы его спасали и тащили на своей спине куда-то, куда, может быть, он и не собирается?»

Ответ часто освобождает человека от психосоматики.

Итак, при правильном выполнении техники «Пустой стул» происходит возвращение вложенных «капиталов» назад, освобождение и нейтрализация объекта зависимости.

Подведу итоги.

Чтобы не нарываться по доброй воле на зависимые отношения нужно убить романтика в себе, адекватно оценивать происходящее, не строить иллюзий и «воздушных замков», трезво смотреть на поведение и мотивы поступков людей. Уважать, прежде всего, себя, свои интересы и желания. Правильно оценивать действия партнёра, не придумывая смыслы за него. опубликовано econet.ru

Ольга Цыбакина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/162668-katkom-po-romantike-tehnika-izbavleniya-ot-emotsionalnoy-privyazannosti

Кто из вас двоих больший псих?

Для начала – простой тест. Прочитайте эти 4 утверждения и выберите, какое из них лучше всего описывает вас.

Мини-тест

1. Мне легко наладить эмоциональную связь с другими людьми. Мне комфортно зависеть от другого человека и комфортно, если другой зависит от меня. Но мне спокойно и в одиночестве. Даже если меня отвергают, я не слишком волнуюсь.

2. Мне хочется быть как можно ближе к другим людям, но я часто замечаю, что другие хотят эмоциональной близости меньше, чем я, и часто отвергают меня. Мне некомфортно жить без близких отношений, но я часто беспокоюсь, что другие не любят меня так сильно, как я люблю их.

3. Мне некомфортно в слишком близких отношениях. Мне важнее чувствовать себя независимым и самодостаточным. Я предпочитаю ни от кого не зависеть.

4. Мне очень сложно выстраивать близкие отношения с другими людьми. Я хочу, но мне трудно доверять им и страшно зависеть от них. Я боюсь, что мне причинят боль, предадут, бросят или будут жестоки со мной.

Выбрали свой пункт из четырех? Другие тоже могут частично подходить, отметьте для себя и их, но все же один, скорее всего, окажется главным. Если это возможно, попросите своего партнера тоже пройти этот тест. Если он отказывается проходить даже под воздействием силы, можете сами подумать, какой пункт больше подходит ему.

Это вообще о чем?

С помощью такого теста вы можете определить тип привязанности (attachment style) – свой и своего партнера.

Тип (или стиль) привязанности формируется в самом раннем детстве и зависит от врожденных особенностей нервной системы и от того, как обращалась с нами мама – наша первая любовь.

Да, зависимость действительно такая прямая и такая простая – по большому счету все наши взрослые романтические траблы зависят именно от того, где и как накосячили наши молодые неопытные мамы (ну и немножко – наши молодые неопытные папы). А теперь – про каждый тип подробнее. 

1. Надежный

Судя по исследованиям, около 50 процентов людей имеют надежный тип привязанности. У них обычно присутствуют такие черты:

– высокий эмоциональный интеллект – человек умеет ясно и конструктивно доносить до других свои эмоции, легко распознает и понимает эмоции других людей;

– умеет быть в близких отношениях, выражать и принимать любовь;

– когда это нужно, умеет ставить здоровые границы между собой и другими;

– чувствует себя уверенно и спокойно как в одиночестве, так и с другими людьми; 

– оптимистично смотрит на любовь, близость и человеческие отношения в целом;

– легко справляется с трудностями в отношениях, если возникают проблемы, готов их конструктивно обсуждать, не замалчивая, но и не начиная сразу ссору;

– если отношения заканчиваются, достаточно легко восстанавливается, умеет оплакать их, извлечь из них урок и двигаться вперед.

Не надо думать, что они совершенны, – у них тоже бывают взлеты и падения, они тоже могут переживать, обижаться, расстраиваться, злиться. И все же приходится признать: люди с надежным типом привязанности демонстрируют самое здоровое и взрослое поведение в отношениях.

А если говорить о вашем «шкурном» интересе, то вне зависимости от вашего собственного типа привязанности партнера себе лучше всего искать именно среди «надежных». Благо таких людей – примерно половина популяции (а вы говорите, мамы всех травмировали…).

По исследованиям, люди с надежным типом привязанности больше удовлетворены отношениями, они у них обычно длительны и стабильны.

2. Тревожный

Людей с тревожным типом привязанности примерно 10 процентов. Их черты:

– такой человек с тревогой и неуверенностью относится к отношениям с другими людьми в принципе и к любовным отношениям в особенности;

– не уверен в себе, отсюда и ощущение, что другой легко может разлюбить его и бросить. Ранимость и хрупкость могут выражаться довольно некрасиво: собственничество, ревность, навязчивость, склонность контролировать партнера и цепляться за него любой ценой;

– постоянно нуждается в подтверждениях, что он любим, нужен и хорош, без постоянной внешней подпитки самооценки теряет ощущение своей ценности, впадает в депрессию или может вести себя агрессивно;

– склонен к драмам, постоянно видит в отношениях проблемы, некоторым привычнее быть в бурных отношениях, чем в тихих- мирных.

– некомфортно чувствует себя наедине с собой, готов цепляться даже за плохие отношения, лишь бы не оставаться в одиночестве, очень тяжело переживает разрыв и расставание.

– обычно у него в анамнезе длинная летопись безумных романов со страстями, трагедиями, разбитыми сердцами и разбитой посудой, перерезанными венами и перерезанными проводами, а также парочка сборников стихов или песен. (Ужас-ужас, – если это не вы, конечно!)

Да, тревожные люди – сложные партнеры. Такой тип привязанности формируется, если мать (или другой человек, который ухаживал за младенцем) постоянно вела себя непоследовательно – то была холодна и недоступна, то навязчиво вторгалась в мир ребенка, не интересуясь, в чем он нуждается.

Чаще всего такие матери слишком травмированы сами, чтобы полноценно выполнять роль «надежной гавани» для ребенка. Даже когда они ласковы, то удовлетворяют свои нужды, а не нужды ребенка.

Непоследовательность и эмоциональная недоступность матери приводят к тому, что выросший ребенок не знает, как можно привлечь объект своей любви, завоевать его внимание, сохранить любовь. 

Человеком с тревожной привязанностью быть очень сложно (большая часть клиентов психотерапевтов – из этой веселой категории). Быть с ним – тоже нелегко. Но именно они создают лучшие стихи, пишут романы, сочиняют музыку, рисуют картины. И с ними точно не будет скучно.

Как и люди с надежным типом привязанности, они склонны к длительным и серьезным отношениям, но это не всегда счастливые браки. Даже если все в целом хорошо, они склонны постоянно хоть от чего-нибудь, да страдать – не от ревности, так от обид, которые партнер мог и не заметить.

Кроме того, они часто соглашаются прогибаться под партнера и терпеть эмоциональное и физическое насилие.

Человек с тревожным типом привязанности может не уходить годами, даже если ему очень плохо, просто потому, что одиночества он боится гораздо больше, чем абьюза, а терпеть ему не привыкать.

3. Избегающе-отвергающий

Людей с избегающе-отвергающим типом привязанности около 25 процентов. Вот их особенности:

– такой человек очень самостоятелен, независим и самодостаточен;

– избегает близости, потому что она может сделать его ранимым, заставить раскрыться;

– хочет свободы – физически и эмоционально – и отталкивает тех, кто стремится к слишком тесной связи. Буквально задыхается с партнером, который хочет все время быть рядом, обниматься, разговаривать и т. д.;

– многие вещи для него гораздо важнее, чем любовные отношения: карьера, социальная жизнь, хобби, путешествия, развлечения. В этих областях партнеру часто нет места, либо оно где-то сбоку или с краю; 

– часто боится обязательств и ответственности; многие предпочитают не вступать в брак и серьезные отношения, даже в браке ценят свою автономность;

– среди них встречаются пассивно-агрессивные и нарциссические личности.

Хотя такие товарищи гордятся своей силой и самодостаточностью, на самом деле они вырастают из глубоко травмированных детей. Такой страх близости обычно говорит о том, что родители не удовлетворяли потребности ребенка и не обращали на него внимания. На взрослых нельзя было положиться – пришлось вырасти сильным и самостоятельным, чтобы рассчитывать только на себя.

4. Тревожно-избегающий

Тревожно-избегающий тип привязанности встречается у примерно 15 процентов людей. Их особенности:

– внутренний конфликт: человек одновременно хочет близости и сопротивляется ей;

– ему сложно доверять людям и полагаться на них;

– часто застенчив, тревожен, депрессивен и одинок;

– подобно людям с тревожным типам привязанности, часто проявляет в отношениях неуверенность, собственничество и ревность, подозревает партнера в неверности и лжи, боится, что его предадут и бросят;

– подобно людям с избегающим типом привязанности, часто отталкивает и отвергает других.

Это самые травмированные люди, выросшие в по-настоящему проблемных семьях. В их детском опыте, как правило, было физическое и эмоциональное насилие, побои, угрозы, страх и унижение, часто – алкоголизм родителей.

Если поведение родителя – опасное и пугающее, ребенок боится и избегает его, но в то же время все равно нуждается в близости, любви и защите.

Это создает внутренний конфликт такой силы, какую детская психика с трудом может вынести.

И что с этим делать?

Тип привязанности позволяет предсказать, как взрослый человек будет вести себя в отношениях, как будет переживать расставание. Нетрудно догадаться, что больше всех страдают от разрыва люди с тревожным и тревожно-избегающим типом привязанности.

Также очевидно, что самый печальный прогноз – для пары «тревожный тип привязанности» + «избегающий тип привязанности» – чистое эмоциональное садомазо (хотя если кому-то не хватает вдохновения для стихов и песен, можно попробовать…).

Два тревожных вместе – очень сложная пара, но если оба готовы работать над собой, говорить о своих чувствах и всячески подпитывать хрупкую самооценку друг друга, то союз может получиться вполне стабильным, долгосрочным и нежным.

Есть и хорошая новость: сформировавшийся в детстве тип привязанности – не приговор. Продвинуться в сторону надежного типа привязанности можно в любом возрасте, было бы желание. Это серьезный труд, но это вполне реально. Прежде всего психологи советуют разобраться в своей личной истории, детской и взрослой, принять и осознать свои травмы и особенности. 

Доказанный исследованиями (хотя и слегка эгоистичный) способ улучшить ситуацию – создать отношения с кем-то, у кого более надежный тип привязанности, чем у вас. И кстати – сюрприз! – это может быть не только романтический партнер: друзья, родственники, психолог тоже могут оказаться бесценными спутниками на этом пути самопознания и самоисцеления.

Читайте также:  Дружба и дружеские отношения: зачем, как, с кем? - психология

Понимание, какой у вас тип привязанности, помогает строить отношения не вслепую, стукаясь обо все острые углы, а более осознанно.

Например, когда в отношениях у вас возникают очень сильные эмоции – ревность, неуверенность в себе, тревога, обида, агрессия, – вы можете задуматься, откуда они растут.

Возможно, это эмоции не взрослого человека, которым вы являетесь сейчас, а того ребенка, которым вы были когда-то, и адресованы они совсем не вашему партнеру? Почему этот ребенок испуган, обижен или злится? Что именно причинило ему такую боль? Попробуйте отделять прошлое от настоящего. Вы выросли, у вас есть силы успокоить и защитить того ребенка, которым вы были. Осознанно и с открытыми глазами вы можете пережить и трудности в отношениях, и даже разрыв – и не сломаться, не потерять веру в себя.

Источник: http://www.sncmedia.ru/love/tip-privyazannosti/

Нехватка глубокой привязанности к другим людям

Многие мужчины и женщины с патологиями характера испытывают огромные трудности в установлении глубоких эмоциональных связей с окружающими их людьми. Эта тема актуальна для всех. Никто не захочет признаться, что его отношения с людьми, включая супругов и детей, по сути своей искусственны, что в их основе лежат чувства долга, вины или же общепринятые нормы.

Так оно, к сожалению, и есть, и по моим наблюдениям, чем меньше человек привязан к своим детям или спутнику жизни, тем с большим пылом он будет отрицать или оправдывать такое свое поведение. Недостаточно сильная эмоциональная привязанность к членам своей семьи — результат отсутствия родительской любви в детстве.

Эмоциональный вклад родителей был ничтожен, и, повзрослев, такой обделенный любовью ребенок, конечно, не может передать ее следующему поколению. Неумение устанавливать близкие эмоциональные отношения отнюдь не свидетельствует о том, что человек не испытывает в них потребности.

Часто во взрослом возрасте он будет буквально цепляться за своих партнеров, но такая «привязанность» скорее питается детской потребностью в любви, чем зрелым ощущением эмоциональной близости.

Я еще раз хотел бы обратиться к исследованию поведения детей младшего возраста, проведенному командой исследователей (Zahn-Waxier, Radke-Yarrow and King, 1979) и описанной д-ром Боулби (Bowlby, 1988). Они наблюдали, что предпримет двухлетний ребенок, пытаясь утешить своего расстроенного ровесника.

 Как выяснилось, те дети, чьи матери чутко распознавали их потребности, проявляли наибольшую активность в утешении обиженных малышей.

В другом исследовании, описанном Боулби, психоаналитики Джордж и Мейн (Bowlby, 1979; George and Main, 1985) провели сравнительный анализ группы из десяти детей, с которыми жестоко обращались в семье, и аналогичной группы благополучных детей в возрасте от одного до трех лет.

В ходе эксперимента между двумя группами обнаружились разительные отличия в характере проявления враждебности по отношению к другим детям: Малыши из неблагополучных семей не только в два раза чаще обижали сверстников из контрольной группы, но пятеро из них даже нападали на взрослых людей или угрожали им, в то время как ни у кого из малышей контрольной группы такого поведения не наблюдалось. Кроме того, неблагополучные дети были замечены в проявлении совершенно недопустимой формы агрессии, называемой «запугивание» (harassment). Оно проявлялось в злонамеренных действиях, единственной целью которых, казалось, было заставить жертву заплакать (Bowlby, 1988: 90-91).

Обделенные малыши проявляли гораздо меньше активности в утешении обиженных ровесников, а вот пятеро из десяти детей контрольной группы (не подвергавшихся жестокому обращению в семье) пытались успокоить плачущих. Интересно, что мужчины, практикующие запугивание и жестокое обращение с членами своей семьи, ведут себя точно так же, как и те неблагополучные дети, описанные Боулби.

Взрослые мужчины используют запугивание как подготовку к собственно физическому насилию. Обычно агрессор находит некую особенность в поведении своей партнерши, которая больше всего его раздражает, — ему же надо придумать какое-то оправдание вспышке гнева.

Меня очень удивило, что поводом для начала ссоры, по рассказам моих пациенток, становилась «неправильная», по мнению мужа, технология мытья посуды, используемая женой. Жена, загнанная в угол на кухне, получала урок «правильного» исполнения своих обязанностей. Для усиления драматического эффекта неправильно помытая посуда вдребезги расколачивалась обо что ни попадя.

Прижав жену к стенке, муж орал на нее, а она с неистовым рвением заверяла, что все его жестокие и бессмысленные требования будут впредь беспрекословно выполняться. Иногда испуга на лице жены для него было вполне достаточно; в остальных же случаях мелочные придирки -только прелюдия к физической расправе. Напугать и получить от этого удовольствие — примитивная форма проецирования.

Он ищет ссоры, мучимый недифференцированной яростью и внутренним напряжением, которые он не может переработать. Начиная придираться к жене, он проявляет признаки сильного беспокойства, а ее волнение проливается бальзамом на его мятущуюся душу; он облегчил свое состояние, «передав» напряжение ей.

Такой сценарий реализуется только при условии, что оба партнера слабо дифференцированы друг от друга и эмоции свободно перетекают от одного к другому. Исследования детского поведения, проведенные Боулби, положили конец умозрительной теории о том, что дети вырастают агрессивными, потому что ежедневно сталкиваются с жестокостью в своих семьях.

В своих трудах он доказал, — и это стало самым ценным его достижением, — что недостаток родительской ласки сказывается на поведении ребенка уже в возрасте двух лет, а также провел параллель между шаблоном поведения у маленьких детей и аналогичным поведением у взрослых.

Следующий клинический случай из моей практики иллюстрирует тесную связь между недостатком родительской заботы и недостаточным вниманием к собственному ребенку: Однажды вечером мне позвонил местный адвокат и спросил, не соглашусь ли я подписать документ, согласно которому я обязуюсь провести курс психотерапии с Карен, моей бывшей пациенткой, которую я лечил семь лет тому назад.

Карен очутилась в суде, потому что ее шестилетний сын, одетый в пижаму, был обнаружен заблудившимся за много миль от дома, а она была помещена в камеру предварительного заключения по настоянию государственной службы социальной безопасности.

Несколько лет назад Карен обратилась ко мне из-за серьезных проблем в семейной жизни, включая два случая избиения мужем, ревнивым и неуравновешенным человеком. Как только она получила развод, она перестала посещать сеансы терапии, поскольку считала свою проблему окончательно решенной.

Как и многие люди, страдающие расстройствами личности, она полагала, что источники всех ее бед находятся вне ее. Когда мы приступили ко второй серии психотерапии, мне стало ясно, что пренебрежение своими материнскими обязанностями у Карен явилось продолжением ее детских переживаний, когда в ее жизни царил полный хаос.

Несмотря на то, что ее отец был известным терапевтом, в их семье не существовало такого понятия, как регулярное питание. Размороженная пицца и лимонад заменяли завтрак, обед и ужин. В юности у Карен не было отдельной спальни, потому что она наотрез отказалась самостоятельно поддерживать в ней порядок.

Она ночевала на диване в гостиной, и ей это даже нравилось, потому что можно было ускользнуть из дома незамеченной. Она не припоминала, чтобы такое положение вещей доставляло ей неудобство даже во взрослом возрасте; казалось, это как раз то, что ей нужно.

Ее отец увлекался азартными играми, и часто, придя домой, Карен обнаруживала, что какой-то из предметов мебели продан, чтобы оплатить долги отца. Под стать отцу была и ее безалаберная мать.

В годы зарождения движения за права женщин она решила доказать свою независимость от мужа и отправилась в составе женского велопробега колесить по всей стране, оставив троих своих детей (Карен на тот момент было 8 лет) на попечение своего хронически безответственного мужа.

Как говорила мать, этот поступок совершался ради благополучия Карен, которая якобы должна была осознать, какой сильной может быть ее мать, и брать с нее пример во взрослой жизни. Но вместо того, чтобы укрепить веру Карен в собственные силы, это событие подорвало ее и без того низкую самооценку и ослабило веру и привязанность к окружающим.

Она восприняла отъезд матери как доказательство того, что она, Карен, не заслуживает внимания и заботы. Будучи подростками, Карен и двое старших детей жили отчасти сами по себе, появляясь дома чаще всего в обеденное время в надежде, что их чем-нибудь накормят.

Как и Карен, двое других детей считали такой образ жизни совершенно естественным и никогда в открытую не проявляли неудовольствия или обиды по отношению к своим нерадивым родителям. Повзрослев, Карен стала зарабатывать себе на жизнь дизайном ресторанных интерьеров в качестве свободного художника, потому что ей была невыносима даже мысль работать на кого-то другого. Обычно она приступала к работе ближе к вечеру, засиживаясь за проектами до рассвета. Ее дом был завален вещами, которые она покупала и тут же теряла к ним интерес. Некоторые были даже не распакованы. Такой же хаос царил и в денежных вопросах. Ей перестали выдавать кредиты, потому что обычно она растрачивала все до последнего цента на разные безделушки, впоследствии никогда не использовавшиеся. Когда я в разговоре коснулся ее сына и ее невнимания к нему, она стала оправдывать свое поведение стремлением приучить ребенка к самостоятельности — точно так же ее мать вела себя по отношению к ней.

Карен является примером хаотичной, но не агрессивной разновидности характеропатии, причиной которой стало пренебрежение в детстве, а не агрессия. Ей так и не удалось интернализовать дисциплину, самоконтроль или развить эмоциональную привязанность к окружающим людям, потому что ее родители были индифферентными к ней в эмоциональном плане.

Став взрослой, она неслась по волнам жизни, не обращая внимания на потребности своего ребенка. Отсутствие близких отношений с родителями сделало ее неспособной на глубокие чувства ни к сыну, ни к мужчинам, с которыми она встречалась. Подобно многим людям, холодно относящимся к окружающим, она горячо отрицала отсутствие привязанности и настаивала, что «очень близка» с сыном.

Неспособность устанавливать прочную эмоциональную связь играет важную роль в сценарии домашнего насилия. Эмоционально зрелые люди, у которых в детстве сформировалась глубокая привязанность к родителям, просто не способны причинить физическую боль любимому человеку.

Гарри Харлоу27, исключительно талантливый ученый, психолог, провел десятки исследований с детенышами макак-резусов, отлучая их от матерей сразу после рождения.

 Подводя итог исследованиям эмоциональных связей, влияния раннего отлучения и последующих проявлений агрессивности у своих четвероногих подопытных, которым он посвятил всю свою жизнь, он сказал: Естественная и нормальная реакция на нежность и любовь является антитезой реакции на агрессию.

Мир внутри нас и вокруг нас устроен таким образом, что, имея выбор, мы скорее полюбим, чем возненавидим. Гневу ошибочно приписывают преобладающую роль над любовью, но лишь потому, что психологи посвятили слишком много книг агрессии и совсем мало — любви. Первого, самого робкого проявления любви оказывается достаточно для установления прочных связей, способных ограничить и предотвратить саму возможность зарождающейся агрессии. Перефразируя Оскара Уайльда:

Любовь связала нас навек,

Изменам неподвластна.

И в счастье дорог человек,

И в злобы миг ненастный.

Гневясь, родного брата кровь Пролить мы не посмеем.

Пока в сердцах горит любовь,

Вражду преодолеем30, —

можно сказать: примат или сразу полюбит, или ему придется возненавидеть на всю жизнь (Harlow, 1986: 310).

В этой замечательной цитате — квинтэссенция труда всей его жизни. Он пришел к тем же выводам, что и Фейрбейрн после проведенных исследований в приюте в Шотландии.

Они оба заметили, что недостаток родительской любви (и у животных, и у людей) является источником агрессивности и озлобленности в будущем.

 Применительно к сценарию домашнего насилия этот вывод полностью подтверждается реальностью, в которой лишь тот, кто не испытал родительской любви в детстве, способен избить, искалечить или даже убить своего партнера.

30 Стихотворный перевод И. Писаренко в редакции Г. Альпериной. Оригинал:

The love or loves that we felt first Will bind our hearts together And afterwards for best or worst These loves will last forever.

We cannot kill the ones we love Or those loved by our mother.

A hatred cannot come above Our loves for one another.

Как ни парадоксально, но многие из партнеров, вовлеченных в домашнее насилие, кажутся, по крайней мере иногда, удивительно близкими друг другу. На самом же деле такая близость свидетельствует скорее о жесточайшей зависимости, чем о здоровых эмоциональных отношениях, основанных на любви.

Для союзов, замешанных на такой аномальной зависимости, очень характерен внезапный разрыв отношений, если один из партнеров вдруг находит себе более подходящую пару, с которой он/она могут более полно удовлетворять свои потребности.

Недостаток эмоциональной близости вкупе с болезненной, инфантильной зависимостью как раз и формируют ту атмосферу черствости и бессердечия, которая царит в союзах людей с патологиями характера.

Леонард Шенгольд28, автор книги с драматическим названием «Убийство души», исследует тему родителей, не испытывающих эмоциональной привязанности к своим детям. В этой книге он изучает влияние несчастливого детства на дальнейшую жизнь своих героев, коими он избрал Диккенса, Киплинга и Чехова. Шенгольд использует выражение английского писателя Е.М.

Форстера «неразвитое сердце» как характеристику взрослого человека, который из-за особенностей своего воспитания ведет себя жестоко и агрессивно по отношению к следующему поколению: Форстер описывал неспособность проявлять заботу о ближнем, дефицит любви, радости и сопереживания.

Такая внутренняя бедность — одновременно и последствие, и причина убийства души; в подавленном и несчастном ребенке она может породить бездну злобы, способную воплотиться в реальном убийстве, если ее не заморозить с помощью изолирующих защитных механизмов.

И, конечно же, неразвитость сердца родителя может проявиться не только в безразличии к своему ребенку, но и в ненависти и жестокости (Shengold, 1989:192). Эта цитата подтверждает взаимосвязь между ненавистью и злобой покинутого ребенка и равнодушием родителя.

Именно это произошло с малолетним преступником, о котором я рассказывал в главе 1, осужденным за издевательство и физическое насилие над своими племянницами. Подавленность из-за того, что мать бросила его в раннем детстве, продолжала проявляться в его поведении: он сосал палец, а накопленная за все его одинокое и безрадостное детство ярость теперь изливалась на тех, кто слабее его.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://pro-psixology.ru/illyuziya-lyudvi/rasstrojstva-lichnosti-vzglyad-so-storony-glava-3/4095-nexvatka-glubokoj-privyazannosti-k-drugim-lyudyam.html

Ссылка на основную публикацию