Экстернализация — психология

Экстернализация

фрагмент обзора «Нарративная практика в работе психолога образования», подготовленного Дарьей Кутузовой и опубликованного в журнале «Вестник практической психологии образования».

В основу обзора легли материалы из книги Джона Уинслэйда и Джеральда Монка «Нарративное консультирование в школе», а также публикации Далвич-центра.

Экстернализация и исследование влияния проблемы

(с) integrity.org.ru

Когда проблема описывается как внутренне присущая человеку характеристика (ребенка называют, например, «тупицей» или «хулиганом»), это во многом задает диапазон его возможных поступков, а уж тем более – возможных интерпретаций этих поступков.

К сожалению, учителя и психологи часто описывают детей именно таким образом, используя такие «диагностические», псевдонаучные термины, как «неуправляемый», «тревожный», «асоциальный» и пр.

Эти термины формируют наши ожидания от ребенка, лишают его веры в себя и придают ему определенный статус в школьном сообществе.

Размещение проблемы вовне называется экстернализацией. Эта техника позволяет ослабить влияние стыда и вины, и высвободить способность человека к действию.

Проблема рассматривается как некая воображаемая сущность, живое существо, имеющее собственные цели, намерения и планы, а также свой стиль их реализации.

После того, как нарративный практик и человек, обратившийся к нему за помощью, подбирают подходящее название/имя для проблемы, происходит «картирование» влияния проблемы на жизнь человека.

В некоторых случаях слово «картирование» можно понимать буквально – это рисование карты жизни человека, разных ее областей. Иногда картирование – это работа на умозрительном уровне, без «материализованных» схем.

Помимо влияния проблемы на человека, нарративного практика интересует также влияние поступков человека на проблему – что он может сделать, подумать и т.п., чтобы ограничить влияние проблемы, ослабить ее. При картировании воздействия экстернализованной проблемы полезно иметь в виду три аспекта: длительность, широту и глубину.

Длительность подразумевает такие вопросы, как: «Давно ли эта проблема вертится поблизости?», «Когда это началось?», «С течением времени становилось лучше или хуже?». Здесь же можно поговорить и о возможном будущем («если, например, все будет развиваться в том же направлении, что и сейчас…»). Можно нарисовать «линию жизни» проблемы.

Широта подразумевает распространенность проблемы на разные области жизни, такие, как: чувства, состояния, представление о себе, отношение к разным сферам жизни, взаимоотношения с людьми, поведение в классе, школьные успехи, климат в семье, дружбу, учебу и другие дела, планы профессионально развития, спорт, тусовки и пр.

Глубина описывает интенсивность воздействия проблемы: «Насколько сильно она на тебя давит?», «Это всегда так тяжело, или бывают моменты/ситуации, когда становится легче?», «На шкале от 1 до 100, обозначь, какой долей твоей жизни завладела депрессия?», «Убедила ли тебя депрессия в чем-то таком, что идет вразрез с твоим прежним представлением о себе?»

Нарративные практики убеждены, что корни проблем – в окружающих нас дискурсах; проблемы наносятся на жизнь отдельного человека «извне», из (и посредством) процесса взаимодействия в контексте. Таким образом, экстернализация возвращает проблемы туда, где им и следует находиться.

Экстернализация делает возможным более непринужденный, даже озорной, подход к серьезным, болезненным проблемам. Как правило, экстернализация продолжается и развивается на протяжении всего процесса консультирования. Редко бывает так, что на первых встречах удается придти к аккуратной экстернализующей формулировке, которая остается верной и неизменной на последующих сессиях.

Не следует забывать и о том, что в жизни людей может быть несколько спутанных между собой проблем.

Что и как экстернализуется

При экстернализации следует помнить, что не следует торопиться и экстернализовать первое, о чем начинает говорить клиент, как проблему. Нужно выслушать более полное описание ситуации и размышления клиента, чтобы то экстернализованное описание проблемы, которое вы создаете, охватывало ее широту и сложность.

Возможно, следует предварительно объяснить человеку, обратившемуся за помощью, что вы собираетесь делать. Можно сказать так: «Иногда я рассматриваю проблемы как нечто внешнее по отношению к людям и исследую, какое влияние проблемы оказывают на людей. Это помогает взглянуть на проблему по-новому и, соответственно, найти способы ее одолеть – такие, какие прежде не приходили в голову.

Вы не против, если мы попробуем применить этот подход к вашей ситуации и посмотрим, работает ли он?»

(c) integrity.org.ru

Вполне нормально называть пока еще не исследованную проблему «это», оно», «эта проблема» или «эти трудности». Такие обозначения дают консультанту время исследовать проблему и позволяют не сужать чрезмерно ее формулировку. Затем вместе возьмитесь за задачу наименования проблемы с клиентом.

Для этого можно напомнить клиенту о том, какие выражения он использовал для ее описания. Иногда оказывается полезным обращение к описаниямназваниям сходных проблем, данным другими клиентами. Дальше можно поиграть в «горячо-холодно»: «Давай скажем, что вот такое имя для проблемы – это «тепло». А какое имя для нее ты бы мог предложить, чтобы стало «горячо»?».

Название проблемы должно отражать степень ее тяжести для клиента. Если вместо эмоционально нагруженных терминов «унижение» или «травля» мы будем использовать обозначения «конфликт» или «плохие отношения в классе», мы тем самым можем причинить много вреда.

Если название проблемы не соответствует переживанию клиента, ситуация консультирования может послужить для него подтверждением, что его историю не слышат и не понимают.

Если клиент приносит несколько проблем, существует опасность, что та, которую консультант намечает для экстернализации, может оказаться не самой значимой, не самой актуальной для клиента. Следует спрашивать у него, что именно актуально, с чем было бы важно поработать именно сейчас.

Наиболее мощное воздействие экстернализация оказывает, когда она направлена на само собой разумеющиеся положения доминирующего интернализирующего дискурса. На присутствие этого дискурса и его воздействие на человека нам указывают такие чувства, как обида, гнев, возмущение, смущение, стыд и вина.

Вместо того, чтобы экстернализовать сами эти чувства, следует расспросить о ситуации, которая их провоцирует, и экстернализовать саму ситуацию.

Например, если девочке обидно оттого, что про нее в школе распространяют сплетни, следует экстернализовать Сплетни и говорить о том, что Сплетни вызывают обиду.

Если в этих сплетнях девочку называют «жиртрестом», но нужно экстернализовать как проблему не Переедание (потому что в этом случае проблема снова интернализируется как недостаток силы воли и т.п.), а Идеальный Образ Тела, который поражает разум тех, кто распространяет сплетни, а также подрывает самооценку самой девочки.

Полезно бывает персонифицировать экстернализованную проблему (особенно хорошо это получается при работе с детьми, но с некоторыми взрослыми – тоже неплохо).

В таком случае мы просим клиента не только дать проблеме имя, но и описать, какие особенности характеризуют ее как личность: проблема может быть хитрой, жадной, мстительной, злорадствовать или унывать.

Персонификация проблемы делает разговоры об изменениях более живыми, драматичными.

Источник: https://narrlibrus.wordpress.com/2009/02/04/externalization/

экстернализация

  • экстернализация — полностью или частично осознанное вплетение в рассказ теста апперцептивного тематического событий собственной жизни. Иногда может обнаруживаться как озарение. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998 …   Большая психологическая энциклопедия
  • ЭКСТЕРНАЛИЗАЦИЯ — – один из механизмов защиты, проявляющийся в стремлении человека воспринимать внутрипсихические процессы, силы и конфликты, как протекающие вне его и являющиеся внешними по отношению к нему.    Понятие «экстернализация» было использовано немецко… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике
  • ЭКСТЕРНАЛИЗАЦИЯ — Термин имеет несколько значений и употребляется в ряде несоотносимых областей психологии. Все значения, однако, основываются на общем представлении о том, что некоторые явления изначально являются внутренними или представлены внутри и… …   Толковый словарь по психологии
  • экстернализация — (лат. externus наружный, внешний) см. Экстериоризация …   Большой медицинский словарь
  • Экстернализация — Экстериоризация (фр. exteriorisation обнаружение, проявление, от лат. exterior наружный, внешний), означает переход действия из внутреннего во внешний план. Так при составлении профессиограммы, инструкции, раскрытии технологии, рефлексии. Термин… …   Википедия
  • ЭКСТЕРНАЛИЗАЦИЯ — 1. Если предполагать, что астрологические влияния определяют характер восприятия и реагирования, вообще психофизический настрой, а не события, то экстернализацией можно назвать проявление определенного влияния в виде события, чему могут… …   Астрологическая энциклопедия
  • ЭКСТЕРНАЛИЗАЦИЯ ИНВЕСТИЦИОННАЯ — Практика или процесс покупки и продажи ценных бумаг брокерами по поручению их клиентов, обычно путем передачи приказов в торговый зал биржи для исполнения Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов
  • Управление знаниями — Менеджмент знаний (англ. knowledge management)  это систематические процессы, благодаря которым создаются, сохраняются, распределяются и применяются основные элементы интеллектуального капитала, необходимые для успеха организации;… …   Википедия
  • Бейли, Алиса — Алиса Бейли Алиса Бейли (англ. Alice A. Bailey; 16 июня 1880, Манчестер  15 декабря 1949)  американский писатель и эзотерик, её книги послужили основой многих аспектов течения Нью эйдж. Основала ряд Центров посвящения (учебных заведений) в Европе …   Википедия
  • Бэйли, Алиса — У этого термина существуют и другие значения, см. Бейли. Алиса Анна Бейли Alice Ann Bailey …   Википедия
  • экстериоризация — (лат. exterior наружный, внешний; син. экстернализация) в психиатрии выведение содержания ряда психопатологических расстройств (обвиняющие галлюцинации, бред самообвинения и др.) из предшествующего неправильного, порочного поведения больного;… …   Большой медицинский словарь
Читайте также:  Испытуемый - психология

Источник: http://psychology_ru_en.enacademic.com/39314/%D1%8D%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F

ЭКСТЕРНАЛИЗАЦИЯ

один из механизмов защиты, проявляющийся в стремлении человека воспринимать внутрипсихические процессы, силы и конфликты, как протекающие вне его и являющиеся внешними по отношению к нему.

   Понятие «экстернализация» было использовано немецко-американским психоаналитиком К.

Хорни (1885–1952) для описания тенденции ухода человека от реального Я и возложения ответственности за собственные трудности на внешние факторы и обстоятельства жизни.

В работе «Наши внутренние конфликты» (1945) она рассмотрела феномен экстернализации как одну из попыток разрешения конфликтной ситуации, к которой может прибегать невротик. Под экстернализацией К.

Хорни понимала попытку человека покинуть территорию своего Я, когда расхождение между реальным Я и идеализированным образом становится непереносимым и опора на собственные силы внутри себя оказывается проблематичной. В этом случае человеку не остается ничего другого, как убежать от своего Я и воспринимать все происходящее, как если бы оно имело место вне его.

   Экстернализация напоминает собой проекцию, означающую перенесение вины и ответственности за отвергаемые человеком в себе качества или наклонности на других людей. Вместе с тем экстернализация охватывает более широкий круг явлений, так как, по мнению К. Хор-ни, на других людей переносятся не только собственные недостатки, но и все чувства.

Так, человек может чувствовать, что кто-то сердится на него, в то время как в действительности это он сердится на самого себя. Он может эмоционально воспринимать отчаяние у других людей, но не ощущать собственное отчаяние.

Человек может ощущать пустоту в своем желудке и пытаться избавиться от нее путем навязчивого поглощения пищи, хотя в реальности речь идет об его эмоциональной пустоте, которую он не ощущает.

   Прибегающий к экстернализации человек приобретает те характерные черты, которые были обозначены швейцарским психотерапевтом К.Г. Юнгом (1875–1961) как экстраверсия. Но если К.Г.

Юнг рассматривал экстраверсию в качестве одностороннего развития конституциональных по своей природе наклонностей, то К.

Хорни видела в ней «результат попытки устранить нерешенные конфликты посредством экстернализации».

   Согласно К. Хорни, вследствие экстернализации наблюдаются: зависимость от других людей; чрезмерная зависимость от внешних обстоятельств; ощущение чего-то мелкого, поверхностного; гложущее чувство пустоты. «Чем более радикальной является экстернализация, тем сильнее невротик становится похожим на собственный призрак и тем меньше он способен на что-либо, кроме как плыть по течению».

   Экстернализация может сопровождаться презрением человека к себе, принимающим форму презрения к другим людям или ощущения, что они смотрят с презрением на него. Она может выражаться в форме гнева человека на себя, проявляющегося, по мнению К.

Хорни, тремя основными способами: гнев, изливаемый вовне, направленный на других людей в форме общей раздражительности или по отношению к конкретным недостаткам, которые человек ненавидит в себе; гнев, ощущаемый в виде сознательного или бессознательного страха или ожидания, что непереносимые для самого человека недостатки вызовут гнев у других людей; гнев, выступающий в форме сосредоточения на телесных расстройствах (головные боли, усталость, расстройства кишечника, ревматизм и др.).

   К различным видам экстернализации относятся так же внутреннее принуждение в форме оказания давления на других людей, то есть навязывание им стандартов, которые терзают самого человека, и внутренний диктат в форме сверхчувствительности ко всему во внешнем мире, что напоминает принуждение. К. Хорни исходила из того, что «экстер-нализация принуждения, бессознательно налагаемого человеком на самого себя, является одним из источников, который не столь заметен и который часто упускают из виду в психоанализе».

   Дело в том, что подобная экстернализация часто оказывает значительное влияние на взаимоотношения между пациентом и психоаналитиком. С одной стороны, психоаналитик пытается осуществить такие изменения в пациенте, которые способствовали бы его выздоровлению.

С другой стороны, пациент склонен настаивать на необоснованности любого высказываемого аналитиком предположения, поскольку, не зная того, что он мучается от внутреннего принуждения, пациент противится любому идущему извне намерению изменить его.

Вот почему психоанализ пациента с сильной тенденцией к экстернализации представляет значительные трудности.

Такой пациент оказывается не в состоянии применить к своей жизни достигнутое им осознание и, несмотря на возросшее знание о себе в процессе аналитической терапии, он почти не меняется.

   Тенденция к экстернализации находит свое отражение в сновидениях.

Так, попытка отрицания внутреннего конфликта и приписывание его какому-либо внешнему фактору может реализовываться в сновидении в форме того, что сновидящий видит сюжеты, связанные с различными препятствиями, мешающими достичь желанную цель (например, перед ним захлопывается дверь, через которую он хочет пройти), или образ психоаналитика, выступающий в качестве насильника, злодея, тюремщика.

   С точки зрения К. Хорни, нашедшей отражение в ее работе «Невроз и развитие личности» (1950), можно выделить три пути, которыми экс-тернализация способна исказить внутреннее видение других людей.

Во-первых, искажение может быть результатом наделения других неприсущими им чертами, когда невротик может видеть в других абсолютно идеальных, богоподобных людей или, напротив, презренных и виновных.

Во-вторых, экстернализация может делать человека слепым к существующим достоинствам и недостаткам других людей, когда, например, человек не видит в них очевидных намерений эксплуатировать и обманывать или не в состоянии признать в них дружелюбие и преданность.

В-третьих, экстернализация может делать человека проницательным по отношению к определенным качествам, которые действительно существуют у других людей, но эта проницательность сводит на нет данные качества, так как обладающий ими индивидуум превращается в символ экстернализированной тенденции, в результате чего общий взгляд на данного индивидуума становится настолько односторонним, что приводит к искажению восприятия его как личности.

   В целом, экстернализация является, по словам К. Хорни, «активным процессом самоустранения». Она возможна вследствие отчуждения человека от собственного Я, отчуждения, имеющего место в невротическом процессе. Благодаря самоустранению внутренние конфликты не осознаются человеком.

Однако, наполняя человека упреками, укоризной, подозрительностью, мстительностью, страхом, экстернализа-ция заменяет внутренние конфликты внешними.

Словом, экстернали-зация крайне углубляет тот конфликт, который как раз и послужил первоисточником, приведшим в действие весь невротический процесс, то есть конфликт между индивидуумом и внешним миром.

   Задача психоанализа состоит в том, чтобы вместо экстернализации пациент оказался способным увидеть собственную роль в своих трудностях и, соответственно, стать менее уязвимым, требовательным, наполненным страхом.

   В современной психоаналитической литературе важное внимание уделяется рассмотрению различных форм и типов экстернализации. В одних психоаналитических исследованиях (Дж. Новик и К.

Келли) подчеркивается необходимость проведения разграничений между защитной экстернализацией, связанной с проекцией собственных качеств человека на других людей, и генерализацией, благодаря которой у ребенка складывается впечатление о тождественности восприятия окружающего мира им и остальными людьми. В других (М. Берг, Дж.

Новик) – высказываются соображения о важности изучения феномена экстернализированного переноса в аналитическом процессе, когда пациент приписывает аналитику свои собственные желания, фантазии, страхи, запреты. Эти и другие идеи, непосредственно касающиеся проблемы экстернализации, нашли свое отражение, в частности, в статьях Дж.

Новика, К. Кел-ли «Проекция и экстернализация» (1970), М. Берга «Экстернализированный перенос» (1977), Дж. Новика «Разновидности переноса в анализе детей» (1980).    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/eksternalizacija.html

Перенос и экстернализация

Перенос и экстернализация

Обсуждение попыток расширить понятие переноса, проведенное u данной главе, показало, что этот термин вышел за пределы своего первоначального значения простого повторения каких-то важных отношений, связанных с детством пациента.

Важным фактором, повлекшим за собой расширение данного понятия, явилось увеличение роли так называемых внутренних объект-отношений в психической деятельности.

Разработка теоретических идей, связанных с внутренними объектами, привела к такому взгляду на перенос, при котором «проекция» или «экстернализация» внутренних объект-отношений» играет главную роль. Кернберг (Kernberg, 1987) формулирует это так:

«Анализ переноса состоит в анализе реактивации здесь и теперь прошлых интернализованных объект-отношений. Анализ прошлых интернализованных объект-отношений в переносе представляет в тоже время анализ составляющих структур эго, супер-эго и ид, и их межструктурных конфликтов».

Далее он добавляет:

«Я представляю себе интернализованные объект-отношения не как отражающие действительные объект-отношения из прошлого.

Они, скорее, отражают комбинацию реалистичных и основанных на фантазиях, – часто сильно искаженных, – интернализаций таких прошлых объект-отношений и защиту против них под воздействием активации и проекции дериватов инстинктивного влечения.

Другими словами, существует динамическое напряжение между здесь-и-теперь, которое отражает интрапсихическую структуру, и там-и-тогда бессознательных генетических детерминант, проистекающих из „реального“ прошлого, из самой развивающейся истории пациента».

Лоувальд (в сообщении, сделанном Valenstein, 1974), комментирует в связи с этим, что «когда мы говорим о пережитом опыте, то не имеем в виду „объективные факты“.

Мы говорим об опыте, который переживает ребенок на различных уровнях своего развития в его взаимодействии с внешним миром, с объектами.

Эти переживания могут повторяться в переносе, и можно сказать, что это фантазии, что это не факты, наблюдаемые сторонним наблюдателем, но продукт осмысления того, что „действительно случилось“, что произошло с пациентом в детстве.

На наш взгляд, именно по причине того, что на внутреннее представление объекта, так же как и на представление самости в процессе развития, в большей степени влияют защитные процессы, такие как проекция, идентификация и смещение, нам следует говорить скорее о „внутренних“, а не об „интернализованых“ процессах.

Читайте также:  Внутренний ребенок - психология

Шафер (Shafer, 1977) делает ряд важных замечаний относительно нашего понимания внутренних объектов. Приведя пример анализа, проведенного с пациентом-мужчиной, он говорит:

«Во-первых, когда я говорю о „его отце“, то подразумеваю отцовское имаго, которое лишь в относительной степени соответствует отцу, рассматриваему объективно. Это имаго в значительной степени удерживаемо бессознательно, и оно создавалось на протяжении различных фаз психосексульного развития.

Во-вторых, оно определялось, в основном, путем тщательного рассмотрения различных отцовских переносов и моих контрпереносных реакций на них.

В третьих, определить четко эти переносы оказывалось возможным лишь отделив их от всего набора переносов на мать, каждый из которых содержит свои собственные сложности, связанные с саморазвитием и установкой.

В четвертых, релевантные аналитические данные включали в себя широкий набор явлений, простиравшихся от телесных фантазий и реальных состояний, таких как запор, мастурбации и архаические идеи о возмездии или наносимом ущербе до трезвых попыток вспомнить и восстановить реальный ход событий, долгое время хранящихся в памяти пациента в искаженном невротической психикой виде».

Как мы видели, сторонники школы Клейн, рассматривающие перенос как экстернализацию, обычно стремятся дать формулировку переноса в конкретных терминах, используя такие выражения как «помещение отщепленных частей самости или частей внутреннего объекта в аналитика» или представления аналитика как «контейнера» (Bion, 1962). С другой стороны, исследователи, не принадлежащие к школе Клейн (например, Bollas, 1987), предпочитают говорить о ней в терминах экстернализации внутренних объект-отношений, а не проективной идентификации (cм. Berg, 1977). Сандлер (Sandler, 1983) отмечает, что

«Для понимания переноса, возможно, полезно учитывать, что интроекты постоянно экстернализируются, в каком-то смысле так что могут рассматриваться скорее как внешние объекты, нежели внутренние.

Такая тенденция экстернализации интроектов, вероятно, является достаточно общей… Ее особенно хорошо можно наблюдать в психоаналитической ситуации, и мы постоянно наблюдаем попытки навязать психоаналитику, или заставить его, или соблазнить принять роль того или иного интроекта, с тем, чтобы сценарий внутренней фантазии, включающий в себя диалог между самостью и интроектом, мог быть разыгран. Подобная экстернализация имеет такое же отношение к переносу, как и все остальное, что мы подразумеваем под этим словом, и совершенно очевидно, что рассматривать экстернализацию внутренних объект-отношений просто как прямое или косвенное осуществление бессознательных желаний, связанных в прошлом с каким-то лицом и в завуалированной форме перенесенных на аналитика, является грубой ошибкой».

Источник: https://psibook.com/library/1061/13.html

Психоанализ: учебное пособие :: Читать книги онлайн

Возрождение психоанализа в России происходит столь стремительно, что, можно надеяться, в ближайшем будущем отечественные психоаналитики станут неотъемлемой частью международного психоаналитического движения.

Действительно, из года в год в России растет число членов Международной психоаналитической ассоциации. Создаются новые психоаналитические центры и институты, в которых студенты имеют возможность получать психоаналитическое образование.

При лечении психических расстройств психоаналитическая терапия начинает занимать важное место наряду с иными видами психотерапии.

Психоаналитические идеи и представления все чаще используются в различных сферах жизни российского общества, включая экономику, политику, культуру.

Словом, за последние несколько лет потребность в освоении психоаналитической теории и практики настолько возросла, что она вызывает необходимость в осуществлении новых усилий по удовлетворению запросов как молодежи, интересующейся психоаналитическим пониманием человека и культуры, так и специалистов различных уровней, стремящихся получить психоаналитическое образование.

Если принять во внимание то обстоятельство, что во многих высших учебных заведениях читаются курсы лекций по введению в психоанализ, то становится очевидной необходимость в издании и переиздании учебной литературы, в доступной форме излагающей основы психоанализа.

Предлагаемое читателям учебное пособие по психоанализу представляет собой дополненный и переработанный вариант предшествующего издания, получившего благожелательные отзывы и разошедшегося тиражом пять тысяч экземпляров в течение полутора лет.

Тем, кто начнет знакомство с психоанализом по данному учебному пособию и проявит интерес к механизмам работы бессознательного, хотелось бы пожелать дальнейшего углубленного изучения психоаналитической теории и практики, для чего потребуется обращение к оригинальной психоаналитической литературе, включая работы 3. Фрейда, его последователей и современных психоаналитиков.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание читателей.

В период становления и первоначального развития психоанализа 3. Фрейд мечтал о том, что со временем личный анализ станет насущной необходимостью не только для пациентов, страдающих психическими расстройствами, но и для любого образованного человека, желающего разобраться в своих бессознательных влечениях, внутренних конфликтах, личностных проблемах.

Полагаю, что такое время действительно настало.

И если после ознакомления с данным учебникым пособием у кого-то возникнет потребность не только в дальнейшем освоении психоаналитической литературы, но и в прохождении личного анализа с целью непосредственного знакомства со своим собственным бессознательным, то можно было бы рассматривать это издание не только как вполне оправданное, но и выполнившее свою сверхзадачу.

Валерий Лейбин, февраль 2008 г.

Жанр учебника предполагает такое изложение материала, которое характеризуется отстраненностью его автора от чувственных переживаний и собственных ощущений, связанных с обсуждением включенных в текст тем, проблем, вопросов. Подобная авторская позиция отвечает специфике любого учебника, независимо от того, относится ли он к сфере естественнонаучного или гуманитарного знания.

Исключение составляет, пожалуй, лишь учебник по психоанализу.

Ведь психоанализ как таковой – это не только сфера объективного знания о соответствующих идеях, концепциях, технических приемах, методах исследования и лечения, но и личный опыт самоанализа, связанный с погружением в бессознательное и выявлением того, что не может не вызывать переживания у человека, заглянувшего по ту сторону сознания.

Разумеется, при подготовке учебника по психоанализу можно отказаться от субъективного изложения материала и тем самым исключить все личностное, почерпнутое из опыта общения со своим бессознательным. И тогда такой учебник может оказаться, возможно, не хуже и не лучше многих других, относящихся к различным сферам знания.

Но отстраненность от самого себя при написании учебника по психоанализу является, на мой взгляд, не чем иным, как отстраненностью от психоанализа.

Восприятие, понимание и изложение психоаналитических идей требуют личного соучастия в той внутренней работе души, которая представляет собой постоянный диалог и со своим собственным бессознательным, и с бессознательным другого человека, будь то пациент или потенциальный читатель учебника по психоанализу.

Некоторое время тому назад я предпринял попытку доступного для восприятия изложения исследовательских и терапевтических аспектов психоанализа, что нашло свое отражение в книге «Классический психоанализ: история, теория, практика» (2001), рекомендованной Российской академией образования в качестве учебно-методического пособия.

В этой работе изложение психоаналитического материала, основанного на курсе лекций в Институте психоанализа (Москва), осуществлялось на фоне частичного воспроизведения нелегкого опыта самоанализа и не менее трудной работы с пациентами.

Такое изложение психоаналитических идей представляется мне не только приемлемым для учебника по психоанализу, но и способствующим усвоению психоаналитических знаний со стороны тех, кто может к ним обратиться.

Когда издательство «Питер» любезно предложило издать на основе предшествующей книги учебник по психоанализу, я – после некоторого колебания, связанного с пониманием возлагаемой на меня ответственности, – с благодарностью принял это предложение.

В процессе подготовки данного издания сохранилась предшествующая ориентация на изложение психоаналитического материала с учетом опыта самоанализа и работы с пациентами, что, надеюсь, будет воспринято читателями учебника с должным пониманием.

Источник: http://rubooks.net/book.php?book=5619&page=65

Экстернализация — Сайт помощи психологам и студентам

Близкое понятие — субличность. Только субличность рассматривается как что-то внутри человека, часть его личности, а при экстернализации проблема выносится вовне человека.

Экстернализация и исследование влияния проблемы Когда проблема описывается как внутренне присущая человеку характеристика (ребенка называют, например, «тупицей» или «хулиганом»), это во многом задает диапазон его возможных поступков, а уж тем более – возможных интерпретаций этих поступков.

К сожалению, учителя и психологи часто описывают детей именно таким образом, используя такие «диагностические», псевдонаучные термины, как «неуправляемый», «тревожный», «асоциальный» и пр. Эти термины формируют наши ожидания от ребенка, лишают его веры в себя и придают ему определенный статус в школьном сообществе.

Экстернализация

Экстернализация.

Экстернализация — психотерапевтический прием, при котором проблема человека рассматривается не как его внутренняя характеристика, а как некая внешняя воображаемая живая сущность, вмешивающаяся в человеческую жизнь.

Близкое понятие — субличность. Только субличность рассматривается как что-то внутри человека, часть его личности, а при экстернализации проблема выносится вовне человека.

Экстернализация и исследование влияния проблемы

Когда проблема описывается как внутренне присущая человеку характеристика (ребенка называют, например, «тупицей» или «хулиганом»), это во многом задает диапазон его возможных поступков, а уж тем более – возможных интерпретаций этих поступков.

К сожалению, учителя и психологи часто описывают детей именно таким образом, используя такие «диагностические», псевдонаучные термины, как «неуправляемый», «Тревожный», «асоциальный» и пр.

Эти термины формируют наши ожидания от ребенка, лишают его веры в себя и придают ему определенный статус в школьном сообществе.

Размещение проблемы вовне называется экстернализацией. Эта техника позволяет ослабить влияние стыда и вины, и высвободить способность человека к действию.

Читайте также:  Мера ответственности, или чем отвечает ответственный человек - психология

Проблема рассматривается как некая воображаемая сущность, живое существо, имеющее собственные цели, намерения и планы, а также свой стиль их реализации.

После того, как нарративный практик и человек, обратившийся к нему за помощью, подбирают подходящее название/имя для проблемы, происходит «картирование» влияния проблемы на жизнь человека.

В некоторых случаях слово «картирование» можно понимать буквально – это рисование карты жизни человека, разных ее областей. Иногда картирование – это работа на умозрительном уровне, без «материализованных» схем.

Помимо влияния проблемы на человека, нарративного практика интересует также влияние поступков человека на проблему – что он может сделать, подумать и т. п. , чтобы ограничить влияние проблемы, ослабить ее. При картировании воздействия экстернализованной проблемы полезно иметь в виду три аспекта: длительность, широту и глубину.

Длительность подразумевает такие вопросы, как: «Давно ли эта проблема вертится поблизости?», «Когда это началось?», «С течением времени становилось лучше или хуже?». Здесь же можно поговорить и о возможном будущем («если, например, все будет развиваться в том же направлении, что и сейчас…»). Можно нарисовать «линию жизни» проблемы.

Широта подразумевает распространенность проблемы на разные области жизни, такие, как: чувства, состояния, представление о себе, отношение к разным сферам жизни, взаимоотношения с людьми, поведение в классе, школьные успехи, климат в Семье, дружбу, учебу и другие дела, планы профессионально развития, спорт, тусовки и пр.

Глубина описывает интенсивность воздействия проблемы: «Насколько сильно она на тебя давит?», «Это всегда так тяжело, или бывают моменты/ситуации, когда становится легче?», «На шкале от 1 до 100, обозначь, какой долей твоей жизни завладела депрессия?», «Убедила ли тебя депрессия в чем-то таком, что идет вразрез с твоим прежним представлением о себе?»

Нарративные практики убеждены, что корни проблем – в окружающих нас дискурсах; проблемы наносятся на жизнь отдельного человека «извне», из (и посредством) процесса взаимодействия в контексте. Таким образом, экстернализация возвращает проблемы туда, где им и следует находиться.

Экстернализация делает возможным более непринужденный, даже озорной, подход к серьезным, болезненным проблемам. Как правило, экстернализация продолжается и развивается на протяжении всего процесса консультирования. Редко бывает так, что на первых встречах удается придти к аккуратной экстернализующей формулировке, которая остается верной и неизменной на последующих сессиях.

Не следует забывать и о том, что в жизни людей может быть несколько спутанных между собой проблем.

Что и как экстернализуется

При экстернализации следует помнить, что не следует торопиться и экстернализовать первое, о чем начинает говорить клиент, как проблему. Нужно выслушать более полное описание ситуации и размышления клиента, чтобы то экстернализованное описание проблемы, которое вы создаете, охватывало ее широту и сложность.

Возможно, следует предварительно объяснить человеку, обратившемуся за помощью, что вы собираетесь делать. Можно сказать так: «Иногда я рассматриваю проблемы как нечто внешнее по отношению к людям и исследую, какое влияние проблемы оказывают на людей. Это помогает взглянуть на проблему по-новому и, соответственно, найти способы ее одолеть – такие, какие прежде не приходили в голову.

Вы не против, если мы попробуем применить этот подход к вашей ситуации и посмотрим, работает ли он?»

Вполне нормально называть пока еще не исследованную проблему «это», оно», «эта проблема» или «эти трудности». Такие обозначения дают консультанту время исследовать проблему и позволяют не сужать чрезмерно ее формулировку. Затем вместе возьмитесь за задачу наименования проблемы с клиентом.

Для этого можно напомнить клиенту о том, какие выражения он использовал для ее описания. Иногда оказывается полезным обращение к описаниямназваниям сходных проблем, данным другими клиентами. Дальше можно поиграть в «горячо-холодно»: «Давай скажем, что вот такое имя для проблемы – это «тепло». А какое имя для нее ты бы мог предложить, чтобы стало «горячо»?».

Название проблемы должно отражать степень ее тяжести для клиента. Если вместо эмоционально нагруженных терминов «унижение» или «травля» мы будем использовать обозначения «конфликт» или «плохие отношения в классе», мы тем самым можем причинить много вреда.

Если название проблемы не соответствует переживанию клиента, ситуация консультирования может послужить для него подтверждением, что его историю не слышат и не понимают.

Если клиент приносит несколько проблем, существует опасность, что та, которую консультант намечает для экстернализации, может оказаться не самой значимой, не самой актуальной для клиента. Следует спрашивать у него, что именно актуально, с чем было бы важно поработать именно сейчас.

Наиболее мощное воздействие экстернализация оказывает, когда она направлена на само собой разумеющиеся положения доминирующего интернализирующего дискурса. На присутствие этого дискурса и его воздействие на человека нам указывают такие чувства, как обида, гнев, возмущение, смущение, стыд и вина.

Вместо того, чтобы экстернализовать сами эти чувства, следует расспросить о ситуации, которая их провоцирует, и экстернализовать саму ситуацию.

Например, если девочке обидно оттого, что про нее в школе распространяют сплетни, следует экстернализовать Сплетни и говорить о том, что Сплетни вызывают обиду.

Если в этих сплетнях девочку называют «жиртрестом», но нужно экстернализовать как проблему не Переедание (потому что в этом случае проблема снова интернализируется как недостаток силы Воли и т. п. ), а Идеальный Образ Тела, который поражает разум тех, кто распространяет сплетни, а также подрывает самооценку самой девочки.

Полезно бывает персонифицировать экстернализованную проблему (особенно хорошо это получается при работе с детьми, но с некоторыми взрослыми – тоже неплохо).

В таком случае мы просим клиента не только дать проблеме имя, но и описать, какие особенности характеризуют ее как личность: проблема может быть хитрой, жадной, мстительной, злорадствовать или унывать.

Персонификация проблемы делает разговоры об изменениях более живыми, драматичными.

Другие значения термина

Термин, обозначающий общую направленность психических процессов, выражающуюся в приписывании индивидом атрибутов внутренних феноменов внешнему миру…

Процесс, посредством которого психический образ представляется вне САМОГО СЕБЯ; посредством которого «внутренний ОБЪЕКТ» (см. также ВНУТРЕННИЙ) проецируется на некоторый объект во внешнем мире.

В этом смысле является синонимом ПРОЕКЦИИ и противоположен ИНТРОЕКЦИИ и ИНТЕРНАЛИЗАЦИИ. Фэрбэрн, однако, использует термины «экстернализация» и «интернализация» в своем понимании, чтобы описать локализацию объектов вовне и внутри себя в период переходной стадии развития.

См. ФЭРБЭРНА ПЕРЕСМОТРЕННАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЯ; ПРИЕМ; КВАЗИНЕЗАВИСИМОСТЬ.

Источник: http://psinovo.ru/stati/eksternalizatsiya.html

18.5. Интериоризация и экстериоризация

Опорные слова к вопросу №18 — здесь

В деятельности человека неразрывно связаны ее внешняя (физическая) и внутренняя (психическая) стороны. Внешняя сторона — движения, с помощью которых человек воздействует на внешний мир — определяется и регулируется внутренней (психической) деятельностью: мотивационной, познавательной и регуляторной.

С другой стороны, вся эта внутренняя, психическая, деятельность направляется и контролируется внешней, которая обнаруживает свойства вещей, процессов, осуществляет их целенаправленные преобразования, выявляет меру адекватности психических моделей, а также степень совпадения полученных результатов и действий с ожидаемыми.

Процессы, которые обеспечивают взаимосвязь внутренней и внешней стороны деятельности называются интериоризацией и экстериоризацией.

Интериоризация (от лат. interior — внутренний) — переход извне внутрь; психологическое понятие, означающее формирование умственных действий и внутреннего плана сознания через усвоение индивидом внешних действий с предметами и социальных форм общения. Интериоризация состоит не простом перемещении внешней деятельности во внутренний план сознания, а в формировании самого этого сознания.

Благодаря интериоризации психика человека приобретает способность оперировать образами предметов, которые в данный момент отсутствуют в его поле зрения. Человек выходит за рамки данного мгновения, свободно «в уме» перемещается в прошлое и в будущее, во времени и в пространстве.

Животные такой способностью не обладают, они не могут произвольно выходить за рамки наличной ситуации. Важным орудием интериоризации служит слово, а средством произвольного перехода от одной ситуации к другой — речевое действие.

Слово выделяет и закрепляет в себе существенные свойства вещей и способы оперирования информацией, выработанные практикой человечества.

Действие человека перестаёт быть зависимым от данной извне ситуации, которая определяет все поведение животного.

Отсюда понятно, что овладение правильным употреблением слов есть одновременно усвоение существенных свойств вещей и способов оперирования информацией. Человек через слово усваивает опыт всего человечества, т. е. десятков и сотен предшествующих поколений, а также людей и коллективов, отдаленных от него на сотни и тысячи километров.

Экстериоризация (от лат. exterior — внешний) — процесс, обратный интериоризации, это переход изнутри вовне. Психологическое понятие, означающее переход действий из внутренней и свернутой формы в форму развернутого действия. Примеры экстериоризации: опредмечивание наших представлений, создание предмета по заранее разработанному плану.

Источник: http://vestishki.ru/node/800

Ссылка на основную публикацию