Эмоции: академические исследования — психология

Психология эмоциональных явлений. — Возможность экспериментального исследования эмоций. — Литература для студента

Страница 19 из 21

Возможность экспериментального исследования эмоций.

Психология на  рубеже XIX-XX вв., когда в связи с развитием техники расширились возможности экспериментального исследования, сделала резкий поворот к экспериментальному как более надежному источнику данных.

В гласном и негласном виде в психологической науке распространилось требование непременной «объективности» научного исследования, обязывающее ставить и обсуждать проблемы лишь в той мере, в которой они доступны эмпирической проверке.

Оценивая сегодня последствия этой коренной перемены курса, мы имеем все основания радоваться как значительному числу новых интересных фактов, полученных именно благодаря эксперименту, так и возросшей конкретности и строгости психологических работ.

Однако, согласно достаточно широко разделяемому мнению, эта общая оценка не в одинаковой мере относится к отдельным областям психологической науки.

По сравнению с психологией познавательных процессов, для которой эксперимент стал не только источником фактов, но и мощным стимулом общего развития, экспериментальные исследования в области эмоций носят более ограниченный характер.

Причины столь различной эффективности психологического эксперимента заключаются прежде всего в интимности эмоциональных переживаний человека, их прямой связи с тем, что в повседневном языке называется «личной жизнью»,—обстоятельствами,   в силу которых человек может не проявлять желания ни вовлекаться в некоторые эмоционально значимые ситуации, ни давать отчет об испытываемых в них переживаниях. Существуют и другие причины, обнаруживающиеся, в частности, при сравнении принципиальной схемы исследований в области эмоций и в области познавательного отражения.

Так, в случае познавательных процессов обычно существует возможность опираться на два ряда явлений: объективный и субъективный, отражаемый и отраженный.

По отношению к субъективному отражению первый ряд может служить своего рода образцом, «эталоном» того, что, например, должно или могло бы быть воспринято, запечатлено, заучено, постигнуто мышлением и т.п.

Именно сопоставление объективного «эталона» с тем, как он отражается субъектом, открывает широкие возможности выявления особенностей познавательного отражения: пороговых характеристик, закономерностей, динамики и т. п.

При исследовании же эмоций такой возможности не существует. Эмоции выполняют функцию не отражения объективных явлений, а выражения субъективного к ним отношения. Объект или событие может вызвать эмоцию, быть ее поводом, но не может служить образцом для ее анализа и описания.

Поэтому данные о том или ином эмоциональном переживании мы можем сравнивать лишь с данными о других эмоциональных переживаниях у одного и того же человека или у других людей, а не с некоторым объективным «эталоном».

Это обстоятельство крайне затрудняет реализацию в области эмоций той исторической миссии «бегства от субъективности», которую должен был, как ожидалось, обеспечить эксперимент.

Во всяком случае, при экспериментальном исследовании самих эмоциональных переживаний (их специфических особенностей, динамики, «качества») психология продолжает оставаться в значительной степени ограниченной  возможностями  вундтовского  «метода впечатления» —упорядоченного субъективного наблюдения и отчета.

Положение, очевидно, было бы более благоприятным, если бы оправдались те надежды, которые в период зарождения  экспериментальной психологии возлагались. на второй из выделенных Вундтом методов исследования эмоций — «метод выражения».

Действительно, если в том множестве объективных изменений, которые происходят при эмоциональных состояниях в мимике, физиологических функциях организма, можно было бы выделить достаточно однозначные показатели, позволяющие надежно дифференцировать эти состояния, это сделало бы эксперимент значительно менее зависимым от субъективных показаний испытуемых. Однако до сих пор объективные показатели позволяют с удовлетворительной надежностью лишь констатировать возникновение эмоциональных состояний и определять относительную количественную их выраженность. Возможности же определения на основе объективных показателей качественных различий между эмоциями пока еще сильно отстают от возможностей субъективного их различения.

Затруднения, возникающие при экспериментальном изучении эмоций, подчеркивают ценность большого числа содержащихся в этом разделе данных, которые были получены в условиях, так сказать, повышенной сложности.

Однако мы еще раз говорим здесь об этих затруднениях не только для того, чтобы обратить на них внимание и предупредить читателя, начинающего знакомиться с психологией, что в этом разделе он может и не найти ответа на некоторые волнующие его вопросы.

>

Источник: http://geum.ru/lib/vozmozhnost-eksperimentalnogo-issledovaniya-emotsiy.php

ПсихолоГ_и_Я

Психологический анализ эмоциональных явлений: ретроспектива Среди психологических теорий, которые заложили концептуальные основы анализа эмоций, прежде отмечают эволюционно-биологическую теорию Ч. Дарвина о природе эмоций и трехкомпонентную теорию В. Вундта — модель эмпирического измерения эмоций.

Трехкомпонентная теория эмоций В. Вундта

В. Вундт, известный немецкий психолог, основатель экспериментальной психологии, продолжил традиции Спенсера, который рассматривал эмоции как состояние сознания. С помощью классических и очень простых экспериментов с метрономом В. Вундт построил свою теорию.

Он выделил «три-измеримое пространство» эмоций: «Всю систему чувств можно определить как многообразие трех измерений, в которой каждый из измерений имеет два противоположных направления, исключающих друг друга».

Основные измерения эмоциональных процессов и состояний: удовольствие — неудовольствие, возбуждение — покой, напряжение — разрядка (освобождение от напряжения).

В системе координат, задаются этими тремя измерениями, можно расположить и по соответствующим параметрам характеризовать все известные эмоциональные процессы и состояния |

удовольствие —— неудовольствиенапряжение —— разрядка | |

спокойствие

Если рассмотреть различные виды эмоциональных процессов в соответствии этих кривых, то они будут очень различаться. Наименьшая амплитуда вертикальных колебаний этих кривых будет, наверное, связана с настроениями, а наибольшая — с аспектами.

По горизонтальной линией отношения будут обратными: дольше храниться настроения, а наименьшее — аффекты. Эмоциональные состояния характеризуются одним, двумя или тремя из указанных полярных состояний.

Наряду с возбужденной радостью (радостью-триумфом) существуют радость спокойная (радость умиротворения, радость трогательная) и радость напряженная (радость пылкой, страстной надежды, радость трепетного ожидания).

Так же есть напряженный грусть-тревога, возбужденный грусть, близкий к отчаянию, и тихую грусть, в котором чувствуется разрядка, грусть, близкий к меланхолии.

Удовлетворение или неудовлетворение возникает в связи с вкусовыми и обонятельными ощущениями, а также с ощущением боли.

Читайте также:  Королевская речь - психология

Например, ощущение красного цвета вызывает, кроме удовольствия-неудовольствия, также эмоциональное состояние возбуждения, а голубой цвет действует успокаивающе. Напряжение резко проявляется в связи с процессами внимания, когда человек ожидает какого-то события, а освобождение от напряжения наступает тогда, когда это событие произошло.

https://www.youtube.com/watch?v=yB15hNwA35A

Согласно В. Вундтом, большинство обычных, «умеренных» эмоциональных переживаний не являются автономными, поскольку с момента своего возникновения они вливаются в другие переживания, вступая с ними во взаимодействие и видоизменяясь.

Следовательно, отдельные эмоции сливаются в сложные эмоциональные образования. Само представление о трехкомпонентный состав любой эмоции, что является основой для их слияния, дали В.

Вундту основание поставить вопрос об универсальных принципах этого процесса.

Он говорил о существовании пространственной взаимодействия и суммации эмоциональных впечатлений, которые человек переживает одновременно (при восприятии пейзажа, архитектурного ансамбля), а также о временной суммации переживаний, последовательно сменяющие друг друга (при восприятии музыкального произведения).

«Все элементы чувств, которые являются в сознании в любой данный момент, объединяются в одну равнодействующую чувства … Мы будем называть этот принцип принципом единства эмоционального состояния. Согласно ему в сознании нет двух одновременных представлений, даже самых диспаратних и независимых друг от друга, эмоциональные элементы которых не объединялись бы в одно равнодействующую чувства «(Я Вундт Основы физиологической психологии, 1874).

Но выделение В. Вундтом измерения в определенном смысле являются условными. Исследования Е. Т. Титченер свидетельствуют, что эти измерения нельзя считать независимыми факторами. Состояния возбуждения и напряжения, покоя и разрядки, ощущаемые, практически совпадают с состояниями удовольствия-неудовольствия от тех же объектов.

Источник: http://mypsiholog.com

Источник: http://stanislav.my1.ru/publ/ehmocii/psikhologicheskij_analiz_ehmocij/22-1-0-250

Исследование особенностей эмоциональных состояний школьников и студентов

Вданной статье рассматриваются особенности эмоциональных состояний школьников и студентов, дается классификация эмоциональных состояний и роли эмоций в жизни человека. В статье опубликованы результаты исследования, проведенные среди старшеклассников и студентов на предмет выявления различных эмоциональных состояний.

Ключевые слова: эмоциональные состояния; чувства; эмоциональная возбудимость; импульсивность; немотивированная тревожность; уровень тревожности; учебная деятельность

Проблема изучения эмоциональных состояний представляется достаточно актуальной в связи с тем, что все люди без исключения в любых ситуациях испытывают определенные эмоции и чувства, которые в свою очередь оказывают влияние на эффективность деятельности и поведения.

К классу эмоциональных состояний относятся настроения, аффекты, страсти, стрессы, фрустрация, тревожность. Они включены в сферу психических процессов и состояний человека [Леонтьев В. О., 2002: 5].

Учение об эмоциях, или чувствах, представляет собой самую неразработанную главу в психологии [Выготский Л. С., 2000: 154]. Проблемой эмоциональных состояний личности занимались такие ученые как П. К. Анохин, П. В.

 Симонов, А. Н. Леонтьев.

Эмоции и чувства выражают смысл ситуации для человека с точки зрения актуальной в данный момент потребности, а также выражают состояние нашей души. Человеческие эмоции — огромная сила, которой подвластны не только наши мысли, но и наши действия [Улыбина Ю. Н., 2008: 1]. Эмоции могут вызываться как реальными, так и воображаемыми ситуациями.

Они, как и чувства, воспринимаются человеком в качестве его собственных внутренних переживаний, передаются другим людям, сопереживаются. Жизнь без эмоций так же невозможна, как и без ощущений. Эмоции, утверждал знаменитый естествоиспытатель Ч.

Дарвин, возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей.

В рамках изучения особенностей эмоциональных состояний наиболее интересными для нас оказались возрастные категории старшеклассников и студентов, которые, с одной стороны, объединяются единой ведущей учебно-профессиональной деятельностью, с другой стороны, различаются уровнем социальной и эмоциональной зрелости.

Целью исследования явилось изучение эмоциональных состояний старшеклассников и студентов.

Выборку исследования составили 30 старшеклассников (учащихся 10-х классов) и 25 студентов II курса ПГСГА.

Гипотеза исследования заключается в предположении о существовании различий в эмоциональных проявлениях школьников и студентов.

С целью проверки гипотезы и определения степени выраженности отдельных эмоциональных проявлений у школьников и студентов мы провели эмпирическое исследование, включающее в себя три этапа.

На первом этапе исследования с целью определения степени импульсивности испытуемых мы провели Методику выявления склонности демонстрировать неуправляемую эмоциональную возбудимость (В. В. Бойко).

Результаты исследования отражены на Рис. 1.

Старшеклассники Студенты

Рис. 1. Проявления склонности школьников и студентов демонстрировать неуправляемую эмоциональную возбудимость

Результаты исследования показали, что большинство старшеклассников в определенной степени проявляют признаки импульсивности (70 %), лишь 30 % из них не импульсивны. Это связано, на наш взгляд, в первую очередь, с физиологическими и психологическими изменениями, происходящими в подростковом возрасте.

Студенты в меньшей степени подвержены импульсивности: не склонны к импульсивности 53 % испытуемых, у 47 % респондентов имеются отдельные признаки импульсивности.

Полученные данные объясняются изменением социального статуса студентов, их социальной ситуации, что в большей степени «заставляет» их контролировать эмоции.

На втором этапе исследования с целью выявления уровня тревожности испытуемых мы использовали Методику выявления склонности к немотивированной тревожности (В. В. Бойко).

Результаты исследования отражены на Рис. 2.

СтаршеклассникиСтуденты

Рис. 2. Проявления склонности школьников и студентов к немотивированной тревожности

Результаты исследования выявили, что 3 % школьников проявляют ярко выраженную тревожность, а у 60 % старшеклассников присутствует некоторая склонность к тревожности, что может объясняться предстоящими экзаменами, выбором ВУЗа и будущей профессии.

Студенты в меньшей степени проявляют признаки тревожности (47 %), что связано с более определенной, стабильной ситуацией, складывающейся на данном возрастном этапе.

Это подтверждается еще и тем, что у студентов не наблюдаются показатели высокого уровня тревожности, а отсутствие тревожности вообще отмечается у 60 % студентов по сравнению с 37 % школьников.

На третьем этапе исследования с целью выявления основных причин выявленных эмоциональных состояний школьников и студентов мы применили метод опроса (анкетирование).

Было определено, что для большинства школьников наиболее значимыми причиной проявления эмоциональных состояний (80 %) являются проблемы в отношениях со сверстниками, в частности, с противоположным полом.

Читайте также:  Узнадзе, дмитрий николаевич - психология

Для студентов же наиболее тревожными оказались проблемы, связанные с учебной деятельностью, что отметили 90 % респондентов.

Выводы исследования:

Подводя итоги и обобщая результаты проведенной работы, следует отметить, что гипотеза исследования подтверждена, и нами выявлены определенные различия между эмоциональными состояниями школьников и студентов. Вышеизложенное исследование показало, что

—       старшеклассники более импульсивны и эмоционально неустойчивы по сравнению со студентами, что связано с их возрастными, психофизиологическими особенностями и профессиональной неопределенностью;

—       студенты в отличие от старшеклассников в меньшей степени проявляют склонность к тревожному состоянию, что объясняется более стабильной социальной ситуацией и изменившимся социальным статусом;

—       эмоциональные проявления старшеклассников связаны в первую очередь с взаимоотношениями со сверстниками, для студентов же наиболее проблемными являются ситуации, связанные с учебной деятельностью.

Литература:

1.                 Выготский, Л. С. Психология / Л. С. Выготский. — М.: Изд-во ЭКСМО — Пресс, 2000. — 108 с.

2.                 Леонтьев, В. О. Классификация эмоций / В. О. Леонтьев. — Одесса: Изд-во Инновационного ипотечного центра, 2002. — 150 с.

3.                 Улыбина, Ю. Н. Как контролировать свои эмоции / Ю. Н. Улыбина. — М.: Изд-во «Весь год», 2008. — 232 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/65/10459/

Психология эмоциональных явлений. — Экспериментальное исследование выражения эмоций

Страница 20 из 21

Экспериментальное исследование выражения эмоций.

Одним из первых возник вопрос: почему у человека в эмоциональном состоянии специфически изменяется напряжение различных лицевых мышц? Классической попыткой ответить на этот вопрос была теория Ч. Дарвина, изложенная им в работе «Выражение эмоций у человека и животных» (1872).

Дарвин выдвинул гипотезу, согласно которой мимические движения образовались из полезных действий. Другими словами, то, что сейчас является выражением эмоций, прежде было реакцией, имевшей определенное приспособительное значение.

Мимические движения возникли из преобразованных полезных движений и представляют собой: 1) либо ослабленную форму этих полезных движений (например, оскаливание зубов при гневе является остаточной реакцией от использования их в борьбе); 2) либо их противоположность (например, расслабление мышц лица — улыбка, выражающая приветливость, является противоположностью напряжения мышц, характерного для враждебных чувств); 3) либо прямое выражение эмоционального возбуждения (дрожь—это следствие напряжения мышц при мобилизации организма, скажем, для нападения). Согласно Дарвину, мимика обусловлена врожденными механизмами и зависит от вида животных. Отсюда следует, что мимические реакции должны быть тесно связаны с определенными эмоциями. Установление таких связей сделало бы возможным распознавание эмоций по мимическому выражению.

Оказалось, что теория Дарвина верна лишь отчасти, там каждое мимическое выражение не полностью детерминировано врожденными факторами». Об этом свидетельствуют многочисленные наблюдения и экспериментальные данные.

Множество исследований было посвящено выяснению того, способен ли человек— и в какой мере — правильно распознавать мимические реакции других людей.

В этих исследованиях использовалось три вида материала: рисунки мимических реакций, фотографии изображения эмоций актерами и фотографии спонтанного выражения эмоций.

Исследования, в которых использовались рисунки мимических реакций, исходили из положения, сформулированного еще в 1859 г. немецким анатомом Пидеритом, согласно которому мимическое выражение можно охарактеризовать с помощью нескольких элементарных выразительных движений.

Пидерит составил множество схематических рисунков. На основе этих рисунков Боринг и Титченер создали взаимозаменяемые изображения отдельных частей лица и, комбинируя их, получили 360 схем мимического выражения. При предъявлении этих вариантов испытуемым каждый из них казался вполне естественным.

Однако, когда нужно было назвать эмоцию, соответствующую этим изображениям, мнения оценивающих обнаружили довольно большие расхождения; так, лицо, которое должно выражать, по мнению авторов, презрение, описывалось такими понятиями, как упрямство, рассеянность, неодобрение, пренебрежение, отвращение; большинство (34%) испытуемых употребили, однако, определение «презрение».

Но в отдельных случаях наблюдалось совпадение суждений. В табл. 2 приведены результаты исследования группы, состоящей из 1300 испытуемых.

Таблица 2 Результаты исследования

Поскольку испытуемые должны были выбирать определения из списка, содержащего 18 названий, полученные результаты значительно превышают случайные и свидетельствуют о том, что черты, выделенные Пидеритом, достаточно хорошо соответствуют выражению отдельных эмоций.

https://www.youtube.com/watch?v=u5lvC2Jxblk

Аналогичное исследование было проведено с фотографиями актеров, изображавших различные эмоции. Лангфелд установил, что число правильных оценок чувств, которые хотел изобразить актер, составляет от 17 до 58%, то есть не выше, чем число правильных оценок профилей Пидерита. Установлено также, что объяснение и упраж­нение могут улучшить результаты оценок.

В рассмотренных экспериментах оценки испытуемыми выражения лица имели качественный характер и классифицировались дихотомически (как правильные или неправильные).

При таком подходе не учитывается, однако, то, что выражение некоторых эмоций является весьма сходным.

Так, в упоминавшемся эксперименте с рисунками Пидерита многие испытуемые определяли выражение лица, которое должно было передавать состояние неожиданно­сти как «изумление»; это не является большой ошибкой, так как оба выражения лица имеют между собой много общего.

Это наводит на мысль, что отдельные формы мимического выражения не являются качественно особыми и их можно представить в виде некоторого конти­нуума, построив шкалу мимического выражения. Первая попытка построить такую шкалу принадлежит Вудвортсу. Позднее эта шкала была усовершенствована Шлосбергом (1952).

Шкала Шлосберга является круговой. Она включает шесть основных категорий: 1) любовь, радость, счастье; 2) удивление; 3) страдание, страх; 4) решимость, гнев; 5) отвращение; 6) презрение.

Чем больше расстояние между отдельными позициями на шкале, тем менее сходны соответствующие мимические выражения; но поскольку шкала имеет круговую форму,

Таблица 3. Шкала мимического выражения Шлосберга. На осях “принятие-непринятие” и “удовольствие-неудоволдьствие” отмечено 9 ступеней, характеризующих силу проявления реакций. Цифры с краю (1,00, 2,00 и т.д.) обозначают качественно различные пункты шкалы.

за пунктом 6 следует пункт 1, это означает, что эти вы­ражения являются родственными. Согласно Шлосбергу, мимические выражения на этой круговой плоскости мож­но описать с помощью двух координат, характеризую­щих два основных измерения эмоций:

удовольствие — неудовольствие (от пункта 1 до пункта 4), .

принятие —непринятие (от пункта 2,5 до пункта 5,5).

Читайте также:  Свобода и человеческий образ жизни - психология

Удаление по оси от края к центру указывает на все более слабое проявление данного мимического выражения; в центре находится нулевая точка—нейтральное выражение. Дальнейшее перемещение по этой же оси в направлении края будет означать усиление противоположного выражения.

Пользуясь такой шкалой, Шлосберг провел ряд исследований, в которых испытуемые должны были раскладывать фотографии согласно принципу предложенной им шкалы. Было установлено, что ошибки оценок колебались в довольно узких пределах.

Правильность оценок зависе­ла от степени выраженности эмоций в мимике, то есть от удаленности оцениваемого изображения от центра системы координат; чем ближе оно к краю 1 (то есть чем сильнее экспрессия), тем правильнее были оценки.

Успешность исследований, опирающихся на шкалу Шлосберга, говорит о том, что предположение о существовании континуума различных мимических выражений, а также выделение двух измерений этих выражений осно­вываются на верных предпосылках.

В более поздних работах Шлосберг дополнил свою схему третьим измерением, отражающим уровень акти­вации, который он назвал измерением интенсивности. Полюса этого измерения составляют, с одной стороны, сон, с другой — напряжение. Ось этого измерения так наклонена к плоскости двух предыдущих, что максимум напряжения положительно коррелирует с состоянием неудовольствия.

Рассмотрим эти три измерения подробнее. Первое из них, удовольствие—неудовольствие, соответствует общепринятой характеристике эмоций как полярного явления с положительным или отрицательным знаком. Труднее интерпретировать второе измерение: принятие (внимание)—непринятие.

Описывая это измерение, Шлосберг поясняет, что “внимание” (английское attention мы переводим как “принятие”) характери­зуется максимальной установкой и готовностью рецепто­ров к приему раздражений (как, например, при неожи­данности, удивлении), тогда как “непринятие” должно означать “закрытие путей” для поступления раздражений, как это бывает в случае презрения или отвращения. Однако возникает сомнение, правильно ли концепция рецепторной готовности описывает полученные факты. При круговой шкале из нее сле­дует, что выражение любви не предполагает установки рецепторов на прием раздражителей — максимальное выражение любви соответствует нулевой точке на шкале “принятие — непринятие”. Сомнительным представляется также то, что максимум неудовольствия соответствует мимике гнева, а не мимике страдания. Третье измерение Шлосберга не вызывает сомнений; оно соответствует выделенному нами выше измерению “степень возбуждения”. Не вполне ясно только, действительно ли при положи­тельных эмоциях невозможно достижение такой степени возбуждения, которая характерна для отрицательных эмоций. Повседневные наблюдения этого не подтвержда­ют. Данную интерпретацию мимического выражения эмо­ций следует, видимо, принять как гипотезу, нуждающую­ся в дальнейшем анализе. Можно ли рассматривать результаты исследований Шлосберга как довод в пользу того, что отдельные эмоции имеют устойчивое мимическое выражение и что с помощью специально разработанной шкалы можно с большой точностью идентифицировать эти выражения?

На этот вопрос нельзя ответить утвердительно. В исследованиях Шлосберга использовались фотографии людей, изображавших различные эмоции, поэтому следовало бы выяснить, допускает ли такую интерпретацию спонтанное выражение эмоций.

Исследование подлинных эмоций сталкивается со значительными трудностями.

Действительно, как получить достаточно большое число различных фотографий подлинных эмоциональных реакций? И как вызвать у человека реальное переживание эмоций, не вторгаясь в его жизнь? Стремясь преодо­леть подобные затруднения, некоторые психологи прибегали к весьма драматическим методам. К наиболее известным из такого рода исследований относятся эксперименты Лэндиса.

Лэндис проводил свои эксперименты в 20-х годах (результаты их опубликованы в 1924 г.). Это были, несомненно, очень жестокие эксперименты.

Так, чтобы вызвать сильные отрицательные эмоции, за спиной испытуемого неожиданно раздавался выстрел; испытуемому приказывали отрезать большим ножом голову живой белой крысе, а в случае отказа экспериментатор сам у него на глазах совершал эту операцию, в других случаях испытуемый, опуская руку в ведро, неожиданно находил там трех живых лягушек и одновременно подвергался удару электрического тока и т.д.

На протяжении всего эксперимента испытуемых фотографировали. Чтобы облегчить объективное измерение мимических реакций, основные группы мышц лица обводились углем. Это позволяло впоследствии — на фотографиях — измерять смещения, которые происходили при различных эмоциональных состояниях в результате сокращения мышц.

Вместе с тем было установлено, что у каждого испытуемого есть некоторый характерный для него репертуар мимических реакций, повторяющихся в различных ситуациях: закрывать или широко раскрывать глаза, морщить лоб, открывать рот и т. д.

Некоторый свет на причину такого несоответствия другим исследованиям проливают данные дополнительных опытов, проведенных Лэндисом с тремя из его испытуе­мых.

Он просил их попытаться изобразить некоторые эмоции, испытанные ими в эксперименте (религиозные чувства, отвращение, страх и т. д.).

Оказалось, что мимическая имитация эмоций соответствовала общепринятым формам экспрессии, но совершенно не совпадала с выражением лиц тех же самых испытуемых, когда они переживали подлинные эмоции.

Представление о том, что по выражению лица можно судить об испытываемых человеком эмоциях, верно, если оно относится к конвенциональным мимическим реакциям, к тому своеобразному языку мимики, которым пользуются люди для преднамеренного сообщения о своих установках, замыслах, чувствах.

Возможно, что это представление верно и в отношении спонтанной мимики, но при условии, что имеются в виду хорошо знакомые люди. Когда нам приходится долго общаться с человеком, мы узнаем, что такое-то выражение лица означает у него раздражение, тогда как другое — восторг.

Помимо общего языка эмоций, необходимо знать еще язык индивидуаль­ный, то есть язык мимики конкретного человека. Обычно мы постигаем язык эмоций лишь близких нам людей.

Неоднократно в исследованиях предпринимались попытки выявить с помощью звукозаписи вызываемые эмоциями изменения голоса. Однако в виду множества факторов, от которых зависят особенности записи, эти попытки до сих пор не увенчались успехом.

Источник: http://LibSib.ru/obschaya-psichologiya/psichologiya-emotsionalnich-yavleniy/eksperimentalnoe-issledovanie-virazheniya-emotsiy

Ссылка на основную публикацию