Борьба за власть — психология

Нежелательное поведение. Часть II: Борьба за власть

Борьба за власть - психология

Это продолжение серии статей на тему нежелательного поведения детей. Читаем часть первую тут.

Что означает «борьба за власть» в контексте детско-родительских отношений? Одной из базовых эмоциональных потребностей человека является ощущение собственной важности, утверждение своей личной силы. Так, ребенку необходимо осознание того, что с его мнением считаются, что он наравне с другими членами семьи может что-то решать и выбирать.

Если родители подавляют ребенка, если он не может самоутвердиться в каких-то позитивных ситуациях, он станет выбирать те области, где может вам противостоять. Ему необходимо чувствовать самостоятельность, в этом случае сам факт противостояния будет давать ощущение хоть какого-то контроля.

«Я могу спорить с ними, я могу хоть что-то решать, я могу делать хоть какой-то значимый вклад в семейном разговоре».

Само по себе такое знание необходимо каждому ребенку, и если у него нет возможности получить это знание в обыденных ситуациях из повседневной жизни, он станет получать его из негативных ситуаций.

«Я – маленькая личность. Я хочу, чтобы ко мне прислушались. Я могу быть ответственным. Я хочу, чтобы вы дали мне поучаствовать в обсуждении. Я тоже что-то значу», — это то, что они не могут нам сказать. В противостоянии для ребенка важна только возможность почувствовать свою значимость.

Результат этой своеобразной борьбы с родителем неважен как таковой. «Ты раздаешь разные команды, но я докажу тебе, что меня так просто не взять». В большинстве случаев победит конечно родитель, но раз «голыми руками» не возьмешь, раз возникает поединок «кто кого» – значит, «я значим!».

Важно понимать, что ребенок не специально выбирает такую тактику поведения: им движет неудовлетворенная потребность в осознании своей личной силы. Отсюда появляется постоянное отрицание, может показаться, что ребенок сам не знает, чего хочет.

Вы предлагаете одно – ребенок говорит «нет» и настаивает на другом, вы уступаете, но оказывается, что то «другое» ему тоже не надо. Мама просит держать стакан аккуратно, а ребенок будто нарочно роняет его. Вы договорились пойти в парк, а он наотрез отказывается собираться.

Список примеров можно продолжать очень долго, но суть у них одна: ребенок стремится сделать ровно наоборот тому, о чем просят или чего от него ожидают родители.

Как родителям понять, что конкретный случай – это попытка борьбы за власть? В случае с недостатком внимания маркером для родителей может служить чувство раздражения. Постарайтесь понять, что вы чувствуете, когда ребенок вам открыто противостоит?

Как только мы осознаем, что нас провоцируют, нам бросили вызов, возникает естественное желание дать отпор, утвердить свою волю, доказать свое главенство. Самое простое – начать кричать, сразу понятно, кто «над», а кто «под».

Но на самом деле любая негативная реакция на такой вызов, будь то крик, или физическое наказание, или холодное отстранение – еще больше вовлекает в противостояние. Такая реакция еще больше распаляет желание отстоять свою правоту.

В погоне за «кто кого» и родители, и дети могут делать то, за что потом испытывают чувства вины и стыда.

Чтобы понять, чего добивается ребенок, нужно обратить внимание на ту реакцию, которую он ожидает от нас, т.е. именно ту реакцию, которую мы обычно выдаем в такой ситуации.

Даже если ему неприятно, он плачет и обижается, подсознательно он все равно приходит к такой ситуации и нашей реакции на нее для того, чтобы получить то, чего ему не хватает.

Он вынужден удовлетворять свою потребность теми способами, которые ему доступны. Вы боретесь = он самоутверждается.

Как и в разборе проблем с недостатком внимания, разделим стратегию поведения родителей на два этапа: сам конфликт и «профилактика».

«Точка кипения»

Мы должны помнить о том, что ребенок никогда не должен нести ответственность за отношения с родителем просто по факту распределения ролей в семье. Ведет всегда родитель, и выстраивание отношений со своим ребенком – это его сфера ответственности.

У ребенка есть свои, другие, подходящие по возрасту и уровню развития «детские зоны» — завязывать шнурки на один или два узла, выбирать игру или цвет простыни, например. Я твердо убеждена в том, что качество отношений между родителем и ребенком – это всегда вопрос к родителю.

Поэтому в конфликте именно родитель должен взять ситуацию в свои руки и помочь ребенку выйти из нее с наименьшими потерями для отношений. Задача родителя в такой непростой ситуации — не бороться, а договариваться. Не бодаться, а четко проговаривать свои ожидания и озвучивать последствия.

Активное слушание, установление контакта, о которых мы писали в прошлом посте – все это актуально и здесь.

Мы помним о том, что ребенок хочет самоутвердиться, и о том, что вся эта ситуация для него – это реальная возможность сделать это. Таким образом, мы должны показать ему, что, во-первых, родитель друг, а не враг, а во-вторых, подобный конфликт — нерезультативный способ самоутверждения.

Удовлетворяться эта потребность будет в спокойных ситуациях, об этом ниже. Поэтому будет нецелесообразно ни искать правых-виноватых, главных-подчиненных, ни принимать требования ребенка, ведь таким образом его цель будет достигнута.

Вы активно слушаете, устанавливаете контакт и когда ребенок способен вас услышать, вы озвучиваете «условие».

Обычно мы ставим условие, используя оборот: «если…, то….», но это делает его очень личным, зависящим от воли родителя, и воспринимается ребенком, опять же, как «бодание». Гораздо мягче дети воспринимают информацию, обличенную в слова: «когда…, тогда…». Это звучит менее лично, скорее как факт, как происходящие в жизни вещи, чем навязывание чьей-то воли.

Например: «Когда в комнате будет порядок, мы сможем поиграть. Давай поскорее уберем и займемся чем-нибудь интересным! В какую игру ты хочешь поиграть?», или «Когда ты это сделаешь, сразу же обязательно подойди ко мне, мы будем играть в эту игру, как же будет здорово! Мне так не терпится, беги скорее!».

Вроде бы ничего не изменилось, все то же самое, но воспринимается ребенком совсем иначе.

Прислушайтесь к позиции ребенка, скажите, что вы слышите его и понимаете его желания. Спросите: «Как ты думаешь, как нам лучше это сделать? Как нам поступить? Как тебе будет удобно это сделать?». Это даст ему ощущение значимости, но не через конфликт, а через диалог.

«Я не хочу с тобой ссориться и бороться, я очень тебя люблю, давай попробуем вместе придумать, как это лучше сделать, чтобы и тебе было удобно, и мне было удобно». Тут и собственная значимость и сила, и ощущение того, что тебя принимают, понимают, дорожат твоими чувствами.

Это самое лучшее, что родитель может дать ребенку.

Помогите ребенку, сделайте первый шаг: «Мы можем начать делать это вместе». Предложите альтернативы.

Когда ребенок, который пытается бороться за власть, слышит, что вы хотите с ним договориться, возможно, пойти на маленький компромисс, ему однозначно станет легче.

Его желание борьбы и противостояния будет уменьшаться, постепенно, раз за разом. И в один день он сразу перейдет к диалогу, минуя фазу конфликта.

Самое сложное для родителей – удержать себя от того, чтобы начать давить своей властью и настаивать на подчинении. Это вызывает агрессию, желание сопротивляться, обиду, ощущение того, что его чувства и желания не берут в расчет.

Если ребенку сложно, помогите: «А вот так? Такой вариант тебе больше нравится? А может быть давай сделаем так? Как ты больше хочешь?».

Родитель в таком случае не заискивает и не «церемонится», он все равно ведет ребенка в нужном направлении без подавления.

«Профилактика»

Очевидно, что для того, чтобы ребенку не приходилось прибегать к противостоянию как способу самоутвердиться, мы должны давать ему возможность сделать это в повседневной жизни. Чем больше у него будет позитивных путей, тем меньше будет необходимость прибегать к негативным.

У каждого ребенка должна быть своя сфера ответственности, подходящая ему по возрасту и по уровню развития. Совсем маленький ребенок может выбирать, например, из какой чашки он будет пить, какую майку одевать, какую книжку читать.

Правило можно сформулировать так: родитель определяет границы выбора, а ребенок волен сделать любой выбор в рамках границ, очерченных родителем. То есть не совсем правильно спрашивать у трехлетнего ребенка: «В чем ты хочешь пойти на улицу?».

Правильнее будет: «Ты хочешь пойти в зеленой, желтой или белой майке?». Не: «Что ты хочешь кушать?», а: «Ты хочешь банан, яблоко или йогурт?», и т.д.

Советуйтесь с ребенком. «Слушай, а как ты думаешь, что нам приготовить на ужин? Это или это? Как тебе больше нравится: когда эта скатерть или другая?». Мы чаще советуемся со взрослыми, и конечно же ребенок это знает. Именно поэтому, представьте, сколько радости ему принесет осознание того, что его мнение по такому важному взрослому вопросу важно для родителей!

Здесь, наверное, необходимо упомянуть и наказания. Само по себе наказание застает врасплох — когда ребенок наказан, он уже ничего не может изменить. Если же мы используем метод последствий, то получается, что мы заранее информируем, что если ребенок не сделает это, то произойдет вот это. Таким образом, у ребенка есть выбор.

Вы предупреждаете – и это уважительно, это не оскорбляет и не обидно. «Если ты не уберешь игрушки, я тогда пойму, что они тебе не нужны… Ведь они так неаккуратно разбросаны, никто о них не заботится. Тогда я, наверное, уберу их на полку на несколько дней». С методом последствий нужно быть аккуратными и не переусердствовать.

Рассказ о последствиях – это рассказ о том, что, когда определенные вещи не делаются, наступают определенные последствия, которые логичны, которые можно объяснить ребенку. «Если ты сделаешь это, то я тебе – это» — это уже не рассказ о последствиях, это торг, и его нужно избегать.

В жизни возникает много ситуаций, логику последствий которых очень сложно объяснить ребенку на доступном ему языке. Но мы должны хотя бы постараться это сделать – если наше старание будет искренним, ребенок обязательно это почувствует и оценит.

Постарайтесь сделать так, чтобы в вашей жизни было как можно меньше прямых указаний, многократных напоминаний о необходимости что-то сделать. Подключайте фантазию! Например, пишите напоминалки и приклеивайте их к предметам: «убери меня» — на валяющейся игрушке, «помой меня», и т.д.

Если ребенок не умеет читать, можно нарисовать простые картинки.

«Смотри-ка, а почему это на твоей подушке такая грустная мордашка нарисована? Давай-ка подумаем, может быть это потому, что она валяется совсем не на своем месте? Может быть, ей грустно без одеялка? Давай-ка скорее заправим кроватку!».

Когда вы обращаетесь с какой-то просьбой или указанием, попытайтесь сделать вашу фразу как можно более вежливой. «Я тебя очень прошу, пожалуйста, сделай вот это». Перед этим завладейте вниманием, установите контакт.

Если вы просите ребенка о чем-то, заранее зная, что восторга это уж точно не вызовет, постарайтесь дать несколько вариантов того, как это может быть сделано. На самом деле большинство действий можно сделать разными способами, в разном месте.

Ребенку легче согласиться на какой-то вариант тогда, когда он чувствует, что принимает решения, ему совсем не важно, что оба варианта приводят к нужному нам поведению. Прежде чем он успеет понять, в чем подвох, озадачьте его этим выбором, переключите на принятие решения.

«Ты сначала хочешь одеть кофточку, а потом штанишки? Или наоборот?».

Позволяйте ребенку ощутить вклад в семейные дела. Пусть он ощущает, что от него что-то зависит, что-то поручили именно ему. Двухлетний малыш может разложить приборы к приходу гостей, а пятилетний – украсить торт кремом, например. Тут и общее дело, и собственная важность, и участие в семейных делах.

Такая причастность к жизни семьи важна для ребенка больше, чем мы об этом задумываемся. Собирайтесь вместе, обсуждайте планы, делитесь переживаниями и происшествиями.

Создавайте такие ситуации, в которых семья качественно проводит время вместе, и ребенок наравне с другими может высказать свое мнение, от которого зависит семейное решение.

Всегда помните, что само по себе негативное поведение – это только проявление. Вы можете сколько угодно подавлять его, но это не решит проблему, а напротив, скорее всего загонит ее глубже.

Поэтому фокусироваться нужно на том, чтобы не допустить неудовлетворенности какой-то потребности, а не на том, как уменьшить количество эпизодов «нехорошего» поведения. Не пытайтесь оценивать сам факт возникновения какой-то потребности, измеряя ее взрослым взглядом.

Если потребность есть, значит ее нужно удовлетворить. Сама собой она не исчезнет.

Любое нежелательное, неадекватное или просто несвойственное поведение ребенка – это не просто вырванный из жизни инцидент. Это отражение множества предшествующих событий и эмоций, это всегда какой-то запрос, какой-то сигнал для родителя. Чем настойчивее и регулярнее это поведение – тем сильнее сигнал, тем острее запрос, тем более явно выражен какой-либо дискомфорт.

Природой так задумано, что родитель предупреждает и удовлетворяет нужды ребенка. Когда эти нужды явные, нам легко их удовлетворять, а вот на танцы с бубном порой совсем не хватает физических и эмоциональных ресурсов. Нужно стараться не забывать о том, что ребенок в такой ситуации всегда слабее.

В его глазах мы должны всегда оставаться такой опорой, которая не уйдет из-под ног даже в самых сумасшедших обстоятельствах.

Источник: http://roditel.by/blog/vospitanie/32.html

Борьба за власть среди близких: просьбы, приказы, подчинение и неповиновение

Борьба за власть среди близких: просьбы, приказы, подчинение и неповиновение

Не вызывает ли у вас заголовок статьи ощущение противоречивости? Может быть, борьба за власть среди близких – это оксюморон? То есть, это все равно, что сказать: горячее мороженое, или живой труп? Точно также и борьба за власть с родными, друзьями и близкими – это такая «уродливая красота».

Читайте также:  Игра в жизни ребенка - психология

Это гармония, дополненная диссонансом – той самой ложкой дегтя болезненного самолюбия, которая создает разлад в отношениях. Просьбы в приказном порядке делают из человека строевого солдата, который должен подчиняться беспрекословно. Когда мы на психологическом уровне отождествляемся с происходящим, приказы унижают наше достоинство и ограничивают психологическую свободу.

Раздающий приказы сам несвободен, и помыкая другими, пытается обрести эгоистический суррогат свободы.

Борьба за власть в формальной обстановке

Чем отличается приказ от просьбы? Где-то на государственном уровне приказ равносилен закону, нарушая который мы идем против системы.

В неформальной обстановке просьба – это, как правило, вежливое обращение учитывающее личные обстоятельства исполнителя, который эту просьбу волен осуществить, или же отклонить.

Исполнять приказания где-нибудь в армии психологически проще, потому что там приказания в порядке вещей по уставу. У солдата нет «личности», которая может сомневаться в приказах. Солдату говорят идти – и он идет, ему говорят стрелять – и он стреляет.

Солдат не должен думать, за него подумала власть. Солдат должен «исполнять». Конечно, это упрощенная модель поведения. Когда старший по званию отдает приказы, он делает свою работу, и рассуждения об униженном достоинстве и задетом самолюбии тут просто неуместны.

В какой-то степени то же самое касается приказов и поручений от начальства на работе. Но здесь психологический фон уже приобретает значение, потому что офисный «солдат» имеет свою «офисную» личность – он может и даже должен думать.

Более того, офисный служащий может иметь с начальством какие-то отношения, вместе обсуждать приказы и даже сомневаться в них. Если начальник не самодур, он трезво оценит, чего именно добивается подчиненный: самоутверждения самолюбия, или же более эффективного рабочего процесса.

Конечно, жизнь штука непростая, иногда все может быть перемешано.

По этой причине сложно работать с родственниками и друзьями. Когда близкие привыкли к неформальным отношениям «на равных», а потом один становится начальником, а другой подчиненным, в силу вступает «маятник» унижения и гордыни.

Начальник не понимает, почему его друг-подчиненный капризничает, а подчиненный не понимает, почему его друг-начальник стал такой наглой сволочью. Легче всего исполнять приказы и поручения, когда в них отсутствуют любые внешние проявления личностной заинтересованности.

Поэтому хорош тот начальник, который не использует власть как повод для бахвальства. Чем проще и формальней отношение к власти у начальника, тем легче следовать его поручениям.

Борьба за власть в неформальной обстановке

Тот же механизм действует в быту, во время общения с близкими. Почти каждый встречал своеобразный «феномен», когда ребенок сопротивляется указаниям родителей «из вредности», просто потому, что его попросили об этом.

Кажется, если бы родители молчали, ребенок сам сделал бы все, что требуется. А стоит попросить, так он начинает вредничать, и даже делать все «наоборот», чтобы утвердиться в собственном положении.

Эта ситуация – все та же проблема, которая упирается в приказной тон – «обязаловку», сковывающую на психическом уровне.

Чтобы вероятность исполнения просьбы стала выше, а ее исполнитель не ощущал себя жертвой, просьбу следует подкреплять объяснением причины, по которой она озвучивается. Здесь могут быть оговорки.

Скажем «просьба»: «не сделаешь, получишь в лоб» может быть искренней, и как будто подкрепляется мотивирующим объяснением, но в то же время она является насильственной, и психологически сковывает человека.

Основное отличие приказа от просьбы или мудрого «поручения» заключается в том, что приказ должен выполняться беспрекословно, а просьба подразумевает, что ее исполнитель имеет свободу воли. Иными словами, чтобы просьба была исполнена без давления и сопротивления, необходимо мотивировать исполнителя четкой аргументацией, чтобы тот понимал, зачем ему эту делать.

Предположим, муж упрекает жену за то, что после нее в ванной «коврик становится мокрым». Можно объяснить, что коврик начинает плесневеть и портиться, а прикосновение к нему босыми ногами и тем более в носках вызывает физический дискомфорт. При этом стоит понимать, что вы имеете дело не с роботом.

Любой нормальный человек имеет привычки и свои ограничения в памяти, поэтому, если вас не услышали с первого раза, свою просьбу можно повторить. Далее ситуация может развиваться по разному. Далеко не каждому хватит терпения повторять свою просьбу снова и снова.

Но если дело действительно в забывчивости, очередной повтор может повлиять – в конце концов, если жена не социопат, ей станет стыдно, и просьба будет исполнена. В противном случае, стоит понимать, что просьба – это действительно всего лишь просьба, и человек имеет полное право на нее забить.

Такой ситуации на progressman.ru посвящена отдельная статья.

Другой пример. Предположим, жена раздраженно попрекает мужа за то, что он с утра «копошится», и каждый раз опаздывает на работу.

У мужа может быть сходная установка, что опаздывать – вроде как «неправильно», но на подсознательном уровне упреки жены вызывают в нем еще больший протест, и он начинает опаздывать еще сильней.

В какой-то момент они ссорятся, и, наконец, выходят на «диалог», в котором жена типа «объясняет» мужу, что не уважает его за халатное отношение к работе. Муж в итоге раздражается на жену еще больше, даже не понимая толком причины своей реакции. А причина между тем есть всегда.

Казалось бы, ведь жена пояснила свое поведение: вроде как, она хочет, чтобы муж не опаздывал, потому что она «не уважает его за халатность». Но на деле это — никакое не объяснение.

Жена просто отказалась брать на себя ответственность за свои переживания, и вместо объяснений отвесила эмоциональный упрек: «я тебя не уважаю». Честней было бы сказать: «я не хочу, чтобы ты опаздывал, потому что боюсь, что тебя уволят и наша семья останется без денег». Ведь так гораздо понятней? Понять манипулятивную наглость сложно, потому что истинный подтекст скрыт. А вот искренний страх понять легко! Об этом я уже говорил в статье «Наглость и неуверенность в себе».

Если вы общаетесь с ребенком, ему также, необходимо пояснять, что будет, если сунуть пальцы в розетку, обжечься огнем, съесть слишком много сладкого и т.п. Возможно, ребенку необходимо один раз ослушаться и получить безобидный «ожег», чтобы понять, что ваши просьбы имеют свои весомые основания.

Конечно, можно выдрессировать ребенка слушаться, как собаку, но это – путь насилия. И если ребенок не понимает вербального насилия, тогда родитель, следуя такому пути, прибегает к физическому, и может ударить маленького человека, «чтобы тот слушался».

К чему приводит такая внутрисемейная дедовщина?

Если ребенка таки научили подчиняться, чаще всего это значит, что ему просто покалечили психику. И тогда подавленное чувство собственного достоинства уже у взрослого человека может в невинной ситуации резко выстреливать самым неадекватным образом.

Например, на обычное поручение начальника такой человек может внезапно отреагировать грубым раздражением, дескать: «в гробу я видал твои поручения, начальник!» Иногда из таких детей вырастают «махровые» чиновники и начальники-тираны, которым плевать на мнение подчиненных.

Любое неповиновение для них равносильно угрозе вернуться к страшному детству, когда их самолюбие давили кирзовыми сапогами. В этом отношении полностью здоровых людей в нашем обществе практически нет. Все это не столько наша вина, сколько наша «беда», с которой каждый находит свой индивидуальный компромисс.

Родители нас так воспитали, потому что сами были воспитаны также. Но мы в силах понять эти психические механизмы и гармонизировать их взаимодействие, оборвав порочную болезнь, передающуюся из поколения в поколение.

С друзьями и близкими не нужно соревноваться, «кто круче», иначе это превращается в болезненную борьбу за власть, которая на корню рушит даже самые светлые отношения. Полезно уметь сотрудничать, внимательно слушать друг друга и терпеливо объяснять собственное мнение.

То же самое на работе. Начальник имеет право издавать указы, но подчиненный всегда бессознательно ощущает, когда начальник-самодур тешит самолюбие, проявляя в приказах и поручениях свою жажду власти.

Психологически свободный человек никогда не станет возвышаться над другими. Властолюбец, как в сказке о рыбке и рыбке, всегда остается в дураках.

Если это не проявляется на работе, проявляется в личной жизни.

Даже при логическом понимании этих механизмов поведения может «включиться» психическое противоядие на подсознательном уровне.

Вы можете почувствовать радость, или ощущение облегчения, словно от вашего тела отвалился бесполезный кусок «кармы». В каком-то смысле именно это и происходит. Но обычно понять один раз мало.

Такие вещи прорабатываются на опыте в течение многих лет общения с живыми людьми. Сознательность делает эту «работу» более эффективной.

Источник: https://knigarazuma.ru/article/power

Семейные конфликты, порожденные конкуренцией и борьбой за власть

Семейные конфликты, порожденные конкуренцией и борьбой за властьkantrium.com | MySuomi.com | HELSINKI | TourMANN.com

Супруги, выясняющие, «кто в доме хозяин», не будут делать это столь же вежливо и «политкорректно», как депутаты Европарламента.

Конфликт с мужем или с женой протекает, как правило, гораздо жестче.

Конкуренция здесь основана на сопоставлении себя с каким-нибудь другим супругом и переживании собственной неполноценности на фоне чужих успехов.

Жены и мужья конкурируют порой в самых странных вопросах. За многие годы работы психологом в Москве я повидал и такие пары, брак которых едва не разрушился из-за спора, кто лучше водит автомобиль. Реже конфликтуют и живут намного спокойнее семьи, лишенные микробов конкуренции.

Борьба за власть в семье, конкурентная психология — это не только сражение из-за того, кто более обеспечивает ее, зарабатывает.

Это еще проявление самости, не терпящей рядом сильной и самостоятельной воли другого человека.

Избежать конфликтов в такой семье практически невозможно, поскольку утверждающий власть всегда провоцирует споры, так как стремится уменьшить роль другого. Он меняет сложившуюся систему, стремится к лидерству.

Кстати, взгляды человека на семейные отношения складываются задолго до вступления в брак. Люди бессознательно усваивают распределение ролей в браке из наблюдения за своими родителями. Нельзя сказать, что в этом просматривается какой-то фатализм.

Все в руках человека, и многое можно изменить, если делать усилия. Однако часто у людей присутствует и целая семейная программа с установкой на конфликт.

Значит для того, чтобы сохранить любовь, надо, прежде всего, искать корни в жизни родителей, родственников, которые были примером.

Чтобы лучше понимать, насколько важны для решения семейных проблем, избавление от конкурентной психологии и привычки бороться за власть по каждому поводу борьбы необходимо овладевать основами практической психологии. На эту тему я советую вам изучить мои книги:

«Семейные конфликты: практика решений».

«Мастер жизни: психологическая защита в социуме». (Здесь есть ряд глав о семье, семейной психологии и гармонизации внутрисемейных отношений).

«Личная территория: психологическая защита от агрессии и манипулировании» (книга помогает нейтрализовать попытки других людей, включая ваших домочадцев и членов семей манипулировать вами по причине борьбы за власть и с целью достижения своих личных выгод).

Данные книги Вы можете заказать в Издательстве «Беловодье».

Вы можете зайти в разделы Практическая психология и Упражнения и психотехники. Чтобы стать психологически сильнее и увереннее в себе, необходимо сознательно работать надсобой, справляя свои недостатки и делая упражнения и психотехники, снижающие конфликтный потенциал в семье.

Те из вас, кто хотел бы научиться управлять собой , стать ближе к вашему партнеру и на практике овладеть умением занимать правильную позицию в семейных конфликтах, ставя на место тех, кто постоянно претендует на власть могут записаться на индивидуальную консультацию или пройти через сессию коучинга.

У кого остались невыясненные вопросы и кто хотел бы получить дополнительную информацию, тот мог бы оставить свой вопрос на сайте.

Источник: http://www.Kluchnikov.ru/prakticheskaya-psixologiya/problemy-v-seme/839-semejnye-konflikty-porozhdennye-konkurencziej-i-borboj-za-vlast.html

Борьба за власть — Психологос

Борьба за власть - Психологос​​​​​​​​​​​​​​ Борьба за власть — одна из распространенных причин проблемного (а также конфликтного) поведения. Нередко борьба за власть связана с негативной установкой и является ее проявлением. Борьба за власть волнует более мужчин, им важнее их статус и их значимость.

Многие конфликты имеют причиной борьбу за власть, когда мужчины меряются статусами.

Более трагична ситуация, когда властный и сильный мужчина в какой-то ситуации вдруг ощущает свою беспомощность, ощущает себя никем.

Когда не с кем бороться лично, протест обращается к жизни, ко всему, что окружает.

Ощущение беспомощности в сочетании с привычкой мужчин быть значимым, быть кем-то и иметь возможность влиять может проявляться в истериках, когда мужчина хочет пусть диким путем, но доказать, что он что-то может, что-то значит, что он здесь еще кто-то, а не просто пустышка.

Борьба за власть в супружеской паре

В супружеской паре борьба за власть приводит к многочисленным и тяжелым конфликтам. См.→

Ребенок в борьбе за власть

Не все родители знают, что практически любой ребенок когда-то также проверяет родителей на прочность, проверяет границы дозволенного — а это также борьба за власть.

Читайте также:  Защита - психология

Из книги Дж. Ч. Добсон. «Не бойтесь быть строгими».

«Я никогда не забуду​, как ко мне обратилась за помощью женщина, отчаявшаяся найти управу на свою трехлетнюю дочь Сэнди. Мать вдруг почувствовала, что она безнадежно проиграла в борьбе характеров своей крохотной дочурке, превратившейся в тирана и диктатора.

Накануне нашей беседы произошел эпизод, весьма типичный по приемам, которые пускала в ход Сэнди, когда хотела добиться своего. Мама (будем называть ее здесь миссис Никольс) уложила дочь в постель для дневного отдыха, хотя знала, что девочка вряд ли захочет спать.

В привычки же Сэнди не входило делать что-либо против своей воли, и дневной отдых не числился среди тех дел, которые она для себя планировала на этот день.

В данном случае, однако, девочка даже не столько стремилась настоять на своем, сколько хотела просто помериться силами с матерью. Сэнди подняла крик. Она вопила достаточно громко, чтобы переполошить всю округу и привести в отчаяние и без того издерганную миссис Никольс. Затем Сэнди с рыданиями потребовала для себя разных вещей, в том числе стакан воды.

Поначалу мать отказалась повиноваться, но вынуждена была капитулировать, как только крики девочки вновь достигли предельной громкости.

Когда она принесла стакан воды, непослушная дочь отпихнула его от себя и отказалась пить, потому что ей подали воду недостаточно быстро.

В течение нескольких минут мать стояла рядом с ней, протягивая стакан, и затем сказала, что отнесет его обратно на кухню, если Сэнди не выпьет воду, пока она считает до пяти.

Сэнди упрямо дождалась, пока не прозвучало: «… три …четыре …пять!» А как только миссис Никольс понесла стакан на кухню, дочь вновь с воплями потребовала воды. Сэнди гоняла свою мамочку взад и вперед, как игрушечного чертика на ниточке, пока ей самой это не надоело.

Миссис Никольс и ее маленькая дочь, как и многие другие, стали жертвами никуда не годной, алогичной философии обращения с детьми, которая долго господствовала в литературе.

Мама, о которой я рассказываю, где-то прочла, что ребенок в конце концов обязательно откликнется на увещевания и проявленное к нему терпение и потому нет необходимости, твердо руководить его поступками. Ее убеждали поощрять в ребенке бунтарство, которое якобы дает наиболее удачный выход чувству враждебности.

Она попыталась применять на практике рекомендации специалистов, советовавших в момент конфликта облекать обуревавшие ребенка чувства в словесную форму: «Да, тебе хочется пить, но ты сердишься, потому что я принесла воду слишком поздно»; «Ты не хочешь, чтобы я отнесла воду обратно на кухню»; «Ты недовольна мною, потому что я укладываю тебя спать днем». Маму учили рассматривать ссоры между родителями и детьми как недоразумения или проявления различий во взглядах.

К несчастью, и миссис Никольс, и ее советчики заблуждались! То, что произошло между ней и ее ребенком, не было простым расхождением во взглядах. Дочь бросила матери вызов, она издевалась над ней, отказывалась ей повиноваться.

И никакая задушевная беседа не могла устранить эту откровенную конфронтацию, поскольку реальная проблема не имела отношения к стакану воды, послеобеденному сну или другим сторонам повседневной жизни. В действительности за этим конфликтом, как и за сотней ему подобных, стоит чрезвычайно простой факт — Сэнди в виде эксперимента отказывалась признавать авторитет матери.

И от того, каким образом миссис Никольс поведет себя в подобных конфронтациях, полностью зависит характер их будущих отношений, в особенности в подростковый период».

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/borba-za-vlast

Созависимость, как борьба за власть без ответственности

Созависимость, как борьба за власть без ответственности

Созависимость, как борьба за власть без ответственности

Созависимые отношения – это извечная борьба за власть. Каждый из партнеров в такой паре не представляет себя отдельным по причине своей инфантильности – не взрослости. Взрослый, внутренне выросший человек строит обычно более-менее здоровые равноправные отношения.

Созависимость – это в первую очередь показатель не взрослости. Я не выживу без тебя. Это чувствует ребенок рядом с родителем. В детско-родительских отношениях такая зависимость органична и по возрасту ребенку.

Однако, застрявший в этой позиции уже великовозрастный не сепарировавшийся взрослый, ощущает все увеличивающиеся требования окружающей среды с одной стороны — как неизбежные и закономерные, с другой стороны – такие, с которыми ему справиться самостоятельно не под силу.

Этот конфликт из внутренней и плохо осознаваемой ситуации дискомфорта периодически прорывается в отношения и вообще в жизнь.

Причем, человек может чувствовать себя не на своем месте, не в своей тарелке, иметь множество претензий и обид не только к своей второй половине, а и к любому партнеру.

Коллеги, начальник, стареющие родители, собственные дети, старые друзья и новые малознакомые приятели. В отдельных случаях – даже Родина и Правительство, служат идеальным объектом для претензий, становятся виноваты во всех бедах и неудачах.

Так слова — «Ты мне всю жизнь испортил», можно с успехом перефразировать в: — «Эта страна лишила меня будущего», или в – «Мой начальник не дает мне зарабатывать больше».

Смысл здесь один – «я не достаточно самостоятелен, чтобы взять то, что хочу, а кто-то большой, злой и плохой не дает мне это просто так, за красивые глаза».

При чем здесь власть? При том, что ребенок, не способный обслужить себя сам, имеет огромную власть над родителем, который ДОЛЖЕН покормить, одеть, защитить, позаботиться. Роль у родителя такая. Младенцу достаточно захныкать, чтобы мать начала угадывать – чего хочет малыш: кушать, подгузник поменять, на ручки, или зубки режутся. Специально делать больше ничего не надо.

Просто громко пореветь. В этом возрасте – это единственный доступный ему способ сообщить о нужде. Чем взрослее ребенок, тем меньше у него этой младенческой власти. При гармоничном развитии, эту энергию нужды человек учится использовать иначе, самостоятельно ища в окружающей среде способы удовлетворения своих потребностей.

Здесь власть и грандиозное всесилие над мамой постепенно трансформируются во власть над собственной жизнью и ответственность за нее перед собой. Взрослый человек понимает, что если в холодильнике закончилась еда, это потому, что он вовремя не купил ее, а не потому что жена – дура, не заботится о нем.

И если она и вправду глобально дура и не заботится, то его ответственность в том, что он продолжает с ней такой жить.

Созависимые партнеры – это два ребенка, каждый из которых в своей «половинке» видит более взрослого и могущественного, и требует от него, как от своего родителя исполнения собственных желаний.

Практически всегда с помощью манипуляций, шантажа, и прочих уловок из широкого пассивно-агрессивного арсенала. Практически никогда не заявляя прямо — чего хочет.

И даже если один из них на какое-то время оказывается способным более трезво и взросло проявиться в отношениях, ему это оказывается сильно не выгодно, поскольку второй в этот момент обычно не выбирает взрослую позицию, а принимается с удвоенной силой паразитировать своего повзрослевшего, а значит – еще более похожего на родителя партнера. Такой себе конкурс на звание самого инфантильного, беспомощного и наделенного грандиозной властью младенца.

На семейной консультации такая пара начинает активно усыновляться у терапевта.

Когда же они не встречают и там поддержки своих инфантильных паттернов, но и привычных для такой пары двойных посланий и манипуляций тоже не получают, у партнеров появляется реальная возможность немного расцепиться, хоть ненадолго стать отдельными друг от друга и попробовать приложить собственные честные усилия друг другу на встречу.

Основная сложность здесь, как и в любых отношениях — в неизбежном столкновении с реальностью: встретиться и заметить друг друга можно, только если оба партнера этого хотят и готовы работать над отношениями. Один никогда в поле семейной жизни не воин.

И в терапии отчетливо видно – когда один партнер или оба просто декларируют эту готовность на словах, а когда, и правда, прилагают усилия.

___________________________

Как всегда, описывая механизмы созависимости, я в текстах избегаю излишнего проявления сочувствия, которого в процессе терапии для каждой клиентской истории появляется очень много. Такие отношения всегда выматывают, часто они весьма болезненны и иногда просто невыносимы.

За каждой историей зависимости стоит ярость, боль, страх, отчаяние, бессилие. Однако, созависимые, чаще других клиентов виртуозно умеют вытеснять свои страдания, дистанцироваться от них и перекладывать ответственность за свои переживания и действия на партнера. А это тупиковые стратегии.

Созависимым партнерам, как никому, хочется, чтобы их утешили и согрели, но потом, чтоб еще и взяли на ручки, и желательно, навсегда.

Взросление, путь в отдельность лежит, несомненно, через поддержку, но глобально — в другой плоскости. И как горькая, но полезная микстура, встреча с непростой реальностью, что твой партнер – не твоя мама, что ты взрослый и что должен тебе в твоей жизни только ты сам, а партнер – это приятный теплый бонус, которого могло бы и не быть: здесь единственное эффективное лекарство.

Мария Долгих

Источник: http://helppsych.ru/interesnye-stati/sozavisimost-kak-borba-za-vlast-bez-otvetstvennosti.html

Борьба за власть среди близких: просьбы, приказы, подчинение и неповиновение

Борьба за власть среди близких: просьбы, приказы, подчинение и неповиновение

Борьба за власть среди близких: просьбы, приказы, подчинение и неповиновение

Не вызывает ли у Вас заголовок статьи ощущение противоречивости? Быть может борьба за власть среди близких это оксюморон? То есть, это все равно, что сказать: горячее мороженое, живой труп, уродливая красота и т.п. Вот, пожалуй, и получатся, что борьба за власть с родными, друзьями и близкими – это такая «уродливая красота». Это гармония, которую мы дополняем диссонансом, той самой ложкой дегтя болезненного самолюбия, которая портит отношения, и в противовес гармонии, создает разлад этих самых отношений. Когда нас о чем-то просят в приказном порядке, мы часто ощущаем унижение и раздражение, словно из нас хотят сделать строевого солдата, или даже раба, который должен подчиняться беспрекословно. Когда мы на психологическом уровне отождествляемся с происходящим, приказы унижают наше достоинство и ограничивают нашу психологическую свободу. Раздающий приказы сам несвободен и пытается обрести суррогат свободы, помыкая другими. Жажда власти и контроля дает эгоистическую иллюзию свободы.

Борьба за власть в формальной обстановке

Чем отличается приказ от просьбы? На каком-нибудь «типа» государственном уровне приказ равносилен закону, нарушая который мы идем против системы. В неформальной обстановке просьба – это, как правило, вежливое обращение учитывающее Ваши личные обстоятельства. И это обращение мы вольны исполнить, а вольны проигнорировать.

Исполнять приказания где-нибудь в армии психологически проще, потому что там приказания — в порядке вещей, по уставу. У солдата нет «личности», которая может сомневаться в приказах. Солдату говорят идти — и он идет, ему говорят стрелять — и он стреляет. Солдат не должен думать, за него уже подумала власть. Солдат должен «исполнять».

Конечно, это упрощенная модель поведения. Когда старший по званию отдает приказы, он просто делает свою работу, и рассуждения об униженном достоинстве и задетом самолюбии тут просто неуместны. В какой-то степени то же самое касается приказов и поручений от начальства на работе.

Но здесь психологический фон уже приобретает значение, потому что офисный «солдат» приобретает свою «офисную» личность, он может и даже должен думать. Более того, офисный служащий может иметь с начальством какие-то отношения, вместе обсуждать приказы и даже сомневаться в них.

Если начальник не самодур, он трезво оценит, чего именно добивается его подчиненный: самоутверждения самолюбия, или же более эффективного рабочего процесса. Конечно, жизнь штука непростая, иногда все может быть перемешано. По этой причине сложно работать с родственниками и друзьями.

Когда близкие привыкли к неформальным отношениям «на равных», и вдруг один из них становится начальником, а другой подчиненным, в силу вступает «маятник» унижения и гордыни. Начальник не понимает, почему его друг-подчиненный капризничает, а подчиненный не понимает, почему его друг-начальник вдруг стал такой наглой сволочью.

Легче всего исполнять приказы и поручения, когда в них отсутствуют любые внешние проявления личностной заинтересованности. Поэтому хорош тот начальник, который не использует власть как повод для бахвальства. Чем проще и формальней отношение к власти у начальника, тем легче следовать его поручениям.

Борьба за власть в неформальной обстановке

Тот же «механизм» действует в быту, во время общения с близкими. Почти каждый встречал своеобразный «феномен», когда ребенок не следует указаниям родителей «из вредности», просто потому, что его попросили об этом. Кажется, если бы родители молчали, ребенок бы сам сделал все, что нужно.

А стоит попросить, так он непременно начнет вредничать! Особенно явно это проявляется с маленькими детьми, которые порой вообще все делают «наоборот»: не слушаются, кричат, плачут и т.п. Также и здесь все дело в приказном тоне, в той «обязаловке», которая сковывает нас на психическом уровне.

Как же избавить себя и своих близких от приказного тона в общении? Как попросить человека, чтобы он Вас услышал?

Чтобы Ваша просьба была исполнена, она должна подкрепляться искренним объяснением того, почему эту просьбу стоит исполнить. И здесь могут быть оговорки.

Скажем «просьба»: «не сделаешь, получишь в лоб» может быть искренней, и как будто подкрепляется мотивирующим объяснением, но в то же время она является насильственной, и психологически сковывает человека.

Основное отличие приказа от просьбы или мудрого «поручения» заключается в том, что приказ должен выполняться беспрекословно, а просьба – это пожелание. И чтобы это пожелание было исполнено, необходимо мотивировать исполнение своей просьбы. Тот, кого мы просим должен четко понимать, зачем ему выполнять нашу просьбу.

Читайте также:  Самовыражение - психология

Предположим, муж начал упрекать жену за то, что после нее в ванной «коврик становится мокрым». Можно просто объяснить, что коврик начинает плесневеть и портиться, и прикосновение к нему босыми ногами и тем более в носках вызывает физический дискомфорт.

Если жена не услышала с первого раза, стоит свою просьбу повторить еще раз, также подробно и вежливо объяснив причины своей просьбы. Если жена по невнимательности снова забылась, в третий раз, возможно, ее мужу будет сложно сдержать свое раздражение.

Но именно в этот третий раз наиболее важно снова повторить свою просьбу терпеливо и вежливо, заглянув в глаза. И если жена не социопат, ей станет стыдно и просьба будет исполнена. Другой пример. Предположим, жена раздраженно попрекает мужа за то, что он с утра «копошится» и каждый раз опаздывает на работу.

Муж примерно понимает, что опаздывать «неправильно», но на подсознательном уровне упреки жены вызывают в нем еще больший протест, и муж начинает опаздывать еще сильней. В какой-то момент они ссорятся, и, наконец, выходят на «диалог», в котором жена типа «объясняет» мужу, что не уважает его за халатное отношение к его работе.

Муж в итоге раздражается на жену еще больше, даже не понимая толком причины своей реакции. А причина между тем есть всегда. Казалось бы, ведь жена пояснила свое поведение: вроде как она хочет, чтобы муж не опаздывал, т.к. она «не уважает его за халатность». Но на деле это — никакое не объяснение.

Жена просто отказалась брать на себя ответственность за свои переживания, и вместо объяснений отвесила мужу еще один упрек: «я тебя не уважаю». Честней было бы сказать: «я не хочу, чтобы ты опаздывал, потому что я боюсь, что тебя уволят и наша семья останется без денег». Ведь так гораздо понятней? Понять манипулятивную наглость сложно, т.к.

истинный подтекст хорошо скрыт. А вот искренний страх понять легко! Если Вы общаетесь с ребенком, ему также, необходимо пояснять, что будет, если сунуть пальцы в розетку, обжечься огнем, съесть слишком много сладкого и т.п.

Возможно, ребенку необходимо один раз ослушаться и получить безобидный «ожег», чтобы понять, что Ваши просьбы имеют свои весомые основания. Конечно, иногда получается выдрессировать ребенка слушаться словно собаку, но это – путь насилия. И если ребенок не понимает вербального насилия, следуя этому пути, родитель прибегает к физическому насилию, и может ударить маленького человека, «чтобы тот слушался».

К чему приводит такая внутрисемейная дедовщина?

Если ребенка таки научили подчиняться, чаще всего это значит, что ему просто покалечили психику. И тогда подавленное чувство собственного достоинства уже у взрослого человека может в невинной ситуации резко выстреливать самым неадекватным образом.

Например, на обычное поручение начальника такой человек может внезапно отреагировать грубым раздражением, дескать: «в гробу я видал твои поручения, начальник!» Иногда из таких детей вырастают «махровые» чиновники и начальники-тираны, которым плевать на мнение подчиненных.

Любое неповиновение для них равносильно угрозе вернуться к страшному детству, когда их самолюбие давили кирзовыми сапогами. В этом отношении полностью здоровых людей в нашем обществе практически нет. Все это не столько наша вина, сколько наша «беда», с которой каждый находит свой индивидуальный компромисс.

Родители нас так воспитали, потому что сами были воспитаны также. Но мы в силах понять эти психические механизмы и гармонизировать их взаимодействие. С друзьями и близкими не нужно соревноваться, «кто круче», иначе это превращается в болезненную борьбу за власть и дедовщину, которая на корню рушит даже самые светлые отношения.

Необходимо учиться сотрудничать, внимательно слушать друг друга и терпеливо объяснять собственное мнение. То же самое на работе. Начальник имеет право издавать указы. Но подчиненный всегда подсознательно ощущает, когда начальник-самодур тешит свое самолюбие, проявляя в приказах и поручениях свою жажду власти над другими людьми.

А власти для властолюбца «много» не бывает. Это, как в сказке поэта Пушкина, где мужик поймал золотую рыбку, которая исполняет желания.

Мужик в своих потребностях был умеренным, но не умел давать отпор сварливой жене, которая каждый раз хотела все больше и больше, начиная от нового корыта, заканчивая должностью царицы и далее «владычицы морской»: Вот неделя, другая проходит, Еще пуще старуха вздурилась: Опять к рыбке старика посылает.

Воротись, поклонися рыбке: Не хочу быть столбовою дворянкой, А хочу быть вольною царицей. — Испугался старик, взмолился: Что ты, баба, белены объелась? Ни ступить, ни молвить не умеешь, Насмешишь ты целое царство. — Осердилася пуще старуха, По щеке ударила мужа.

Как ты смеешь, мужик, спорить со мною, Со мною, дворянкой столбовою? — Ступай к морю, говорят тебе честью, Не пойдешь, поведут поневоле.

Ну и все мы знаем итог. Старухе мало было стать царицей, ей захотелось еще больше власти, и осталась она в конце у разбитого корыта. Меру надо знать. Хороший начальник не привносит жажду власти в свои решения. Чем меньше у человека чувство собственной важности, тем большей власти он достоин. Но потребности в этой власти у него уже нет. Психологически свободный человек никогда не станет возвышаться над другими. Властный начальник всегда будет оставаться в дураках. Если это не проявится на работе, проявится в личной жизни.

Даже при логическом понимании этих механизмов поведения может «включиться» психическое противоядие на подсознательном уровне. Вы можете почувствовать радость, или ощущение облегчения, словно от вашего тела отвалился бесполезный кусок «кармы».

В каком-то смысле именно это и происходит. Но обычно понять один раз мало. Такие вещи прорабатываются на опыте в течение месяцев и лет общения с живыми людьми. Сознательность делает эту «работу» более эффективной. © Игорь Саторин

Источник: http://progressman.

ru/2011/02/power/

Источник: http://light-of-angels.ucoz.ru/publ/put_k_sebe/psikhologija/borba_za_vlast_sredi_blizkikh_prosby_prikazy_podchinenie_i_nepovinovenie/4-1-0-209

Тайная борьба за власть над миром и вашим подсознанием!. Статья. Психология. Самопознание.ру

Уважаемые читатели! Сегодня, как всегда, выпускаю очередную статью, которая хоть немножко поможет вам понять в какой ужасной яме сейчас находится человечество.

Статья, как и другие мои статьи, не рекомендуются к прочтению особо впечатлительным натурам, детям и беременным женщинам. Читать и принимать то, о чём я пишу, могут только те, кто действительно искренне хочет познать себя и мир вокруг, те, кто между страшной правдой и сладкой ложью всегда выберут правду.

Итак, начнём.

Вы, думаю, слышали про то, как в старину, да и сейчас, девки привораживали парней, добавляли им в вино свою кровь (не будем уточнять какую и из какого места).

Магия на крови считается одной из самых сильных, потому что бьёт прицельно и концентрированно, и в оборот попадает не только конкретный носитель, но и его родня (гены-то близкие, кровь близкая).

Желание девушки, её эмоции и хотения, — суженого-ряженого резонируют с её кровью, естественно, всё это усиливается сублимацией и обрядами, направленными на усиление и концентрацию желания. Кровь, как носитель информации, попадая (тайно) вместе с напитком (вином) в парня, начинает вносить изменения в его биополе, и если всё сделано правильно, и соблюдён ряд условий, то приворот получается.

Нынешний технический век позволил считывать биоритм человека с помощью разных устройств: браслетиков, пирамидок, цилиндров, фараонов, и т.д., чтобы накладывать биоритм одного человека на других.

Естественно, что спецслужбы разных стран уже давно думают, как подчинить волю людей окончательно. И вот со спутников уже во всю летят на нас биоритмы то одного президента, то другого, то третьего (кто не в теме — волновая генетика вам в помощь). А то и вообще биоритмы исторических(давно умерших) правителей мира с замыканием на потомков этого лидера.

И вот на клеточном уровне вы уже не как по паспорту, дочь Марьи Васильевны и Петра Петровича Череззабороногузадерищенко, а вы уже на клеточном уровне, на уровне биоритма и биополя — дети Буша, или Дети Клинтона, или Мао Дзедуна или Гитлера.

Зачем это делается? А пример с приворотом на крови помните?

Если человека облучать чужим биоритмом тайно, то на уровне подсознания люди становятся детьми данного лидера, и уже не могут ему противостоять, и через них подсознательные желания данного лидера реализуются в мир.

То есть, дамы и господа, у вас отняли право быть самими собой. У вас отняли право быть личностями. У вас забрали вашу судьбу и заставили плясать и играть в чужие игры.

Когда на человеке чужой биоритм, так или иначе, он это всё равно чувствует какой-то частью себя, чувствует и противится, но так как причины не ясны, и способов выхода не знает, то начинают пить, курить, принимать наркотики, сходить с ума, т.е. хотеть умереть. Стремятся к саморазрушению.

Вам психологи твердят — причины в вас — это ложь. Вся ваша вина только в невежестве и лени.

Но облучать со спутников — мало.

Сейчас вовсю внедряются геномы человека в животных и растения, и вот мы уже кушаем персики с геномом корейца Муна, или «куриные ножки Буша, или «вашингтонские яблоки» и другие продукты с внедрёнными в них геномами английских, масонских, китайских и других лидеров.

В итоге, попадая в организм, такая пища перестраивает ваше подсознание в угоду тех сил, которые борются за власть в мире.

А так как хотите вы или нет, пусть тайно в вас через пищу попадает геном другого человека — то это всё равно каннибализм, и, соответственно, высший духовный план у людей перекрывается, сахасрара перекрыта. Анахата перекрыта. Вместо средней вишудхи (земной), работает или верхняя или нижняя, ошейники энергетические на шее.

Апатия, нежелание жить, отсутствие единой идеологии и культуры, дезорганизация, безволие — захлестнули страну. Разные биоритмы и, стало быть, разные подсознательные идеи за короткое время как лебедь, рак и щука растаскивают любую организацию.

Внимание! Если цели этой организации не соответствуют целям тайных владык. Если вы работаете в бизнес-проектах с главной целью «срубить бабла с лохов», то такая организация может существовать, так как она не противоречит и не претендует ни на что, кроме эгоистических мотивов.

Но если в такой организации реально высшая цель и идеология — поднять нравственность, культуру, и т.д. или национальную идею реализовать — то всё, такая организация под натиском тайных систем просто развалится.

Вот почему в глубоком упадке все подобные движения, и шансов на возрождение у России пока что нет, и вряд ли будет в ближайшее время. Про национальные движения можно сказать всё тоже самое.

В СССР молодые люди, выращенные в деревнях и работающие на заводах, почти поголовно могли подтягиваться по 50 раз. Сейчас и физическое, и психическое здоровье людей подорвано, импотенция в 25, инфаркты и инсульты в 30.

Дальше всё будет ещё хуже.

Вы приходите на семинары и к психологам с вопросом: «Почему мы с моим парнем друг друга не понимаем и постоянно ругаемся?»

И вам начинают пихать муть в стиле: «Ну, мужчины с Марса, женщины с Венеры», и т.д.

Основная причина не в вас и вашем социальном поведении, а в вашем подсознании, у вас, милые девушки, на уровне подсознания есть какой-то мужчина, внедрённый через спутники, или продукты, или родовым генетическим кодом (прапредок), которые не пускает в вас нынешнего парня. Вы — батарейки призванные кормить своего подсознательного хозяина, и пока парень не станет у вас на уровне подсознания первым и главным — вы так и будете ругаться по любой мелочи.

Тонны книг по психологии отношений оказываются полным бредом, когда женщина по-настоящему впускает в себя мужчину. Есть поговорка: «В любимом любишь даже недостатки, в нелюбимом не любишь даже достоинства». У вас отняли право любить, отняли право быть самими собой. Отняли те, кто возомнил себя богами.

Нынешняя психология и эзотерика пестрит цитатами: всех любить, всех прощать, не обращать внимание на негатив, бог сам всё решит, всех накажет и т.д.

У человека никогда. Запомните, никогда! Просто так отрицательные эмоции не появляются. Всегда есть причина, просто вы не всегда можете понять причины.

Встали с утра — настроение плохое, а причины вроде нет? Значит, в данное время плохо вашим близким, или в ближайшее время будет плохо. Или удар (давление) идёт не на вас впрямую, а фоном на нацию, или регион, вот вас от негатива и колотит, и причины вроде пока не видны.

Я вам даю другой подход, интуиция и эмоции это индикатор, который при определённом подходе нужно развивать, чтобы заранее знать, что делать и как поступать.

Ваши отрицательные эмоции — это вовсе не показатель того, что вы раздражительны, это индикатор того, что что-то то не так, и причина может быть вовсе не в вас, а точнее в 90% случаев не в вас.

А в том, что кто-то, где-то, прямо или косвенно желает с вами сделать что-то нехорошее. Обмануть через ипотеку, обворовать через реформу, отравить через фальшивое лекарство, и т.д.

Бог дал вам право на жизнь, и только он имеет право её отнять. И никто не имеет права забирать у вас возможность быть собой, идти своим путём. Но, к сожалению, нынешние люди — рабы.

Вы спросите, где же выход, что делать?

  1. Освещать пищу, которую едите. Во многих религиях перед приёмом пищи читается молитва.
  2. Молитву мало читать — нужно целиком осознавать, что и как вы делаете, входить в неё эмоционально, истово верить в того святого, которому молитесь.
  3. Научиться молиться так, чтобы при молитве или мысленном обращении к святому шёл энергетический поток от макушки до пяток и пальцев ног — по всему телу.
  4. В религиях существует масса подмен, и поэтому часто люди путают самовнушение и реальное энергетическое наполнение тела. Это тоже самое как просматривать прошлые жизни или выходить в астрал, из 100 человек реально могут и умеют 2–3, остальные выдумывают, что могут и умеют.

Мы живём в эпоху перемен, и я вам очень сочувствую, мои уважаемые читатели, естественно, что печатая подобные статьи, я вызываю огромное количество «лучиков ненависти» со стороны огромных международных систем, и со стороны тех, кто не хочет признавать свои духовные поиски имитацией, а искренне думает, что напрямую общается с Абсолютом, или какой-нибудь «ацкой» неведомой химерой с планеты Железяка.

Если вам нравятся мои статьи — делайте активный перепост, думаю, не мне одному надоел дилетантизм в среде подобных знаний. Чем больше в этой сфере будет профессионалов, тем меньше места обманщикам.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/taynaya_borba_za_vlast_nad_mirom_i_vashim_podsoznaniem/

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию