Диалог — психология

Внутренний диалог. Как победить внутренний диалог?

kantrium.com | MySuomi.com | HELSINKI | TourMANN.

com

Тот, кто слышал про внутренний диалог в сознании и хотел его остановить, наверняка встречался  с серьезным препятствием внутри себя.

С чем мы сталкиваемся, когда начинаем более внимательно наблюдать за тем, что каждую секунду происходит в нашей голове, как только мы перестаём активно сосредоточиваться на решении повседневных задач?

 С хаосом мыслей, слов, образов и чувств, которые вращаются в пространстве сознания, повторяясь, чередуясь между собой и вступая в новые сочетания по самой странной и загадочной логике.

Кто запустил этот хаос в сознании отдельного человека и человечества, и с какой целью?

 Многие люди не последнего ума задумывались на данную тему, но, как правило, безуспешно.

Философы Запада скорее предпочитали думать, рождать теории и образы, объясняющие этот мир и жизнь, нежели постигать природу ума.

На Востоке относились к исследованию сути мыслительного процесса с куда большим уважением. Там не просто теоретизировали, но давали в руки людей реальные инструменты, позволяющие понять, что такое ум, какова его структура и почему он беспокоен.

Попробуем и мы использовать метод восточной интроспекции и заглянуть в глубинную лабораторию сознания, порождающую хаос мыслей. Что же предстанет перед нашим внутренним взором?

Самое первое, что человек осознаёт при начальном самонаблюдении — это то, что в его сознании идёт непрерывный разговор или некий внутренний диалог.

Как будто кто-то комментирует всё — и события жизни, и рождающиеся мысли, причём в беспорядочной и бессвязной форме.

Поток слов, фраз, мыслей, возгласов идёт практически непрерывно, иногда чуть громче, иногда чуть тише. Меняется скорость, интонация, эмоциональная окраска внутренней болтовни, но сама она остаётся константой сознания.

Кто и с кем ведёт беседу внутри нашего сознания? Ответить на этот вопрос непросто, даже если вы на какое-то время специально прислушаетесь к внутренней беседе.

Упорное самоисследование приведёт вас к пониманию того, что разговаривают некие внутренние голоса. Одни из них принадлежат вам, причём их несколько, и они относятся к вашим разным настроениям и граням вашей личности.

Другая группа принадлежит посторонним людям — друзьям, врагам, знакомым. Как правило, эти голоса довольно значимы для вас и вы небезразличны к ним.

Вы можете их активно не любить, спорить с ними, но периодически вы как будто отождествляетесь с ними и говорите как бы от их лица.

Потом что-то в вас снова начинает говорить от вашей личности.

Наш ум, если прислушаться, напоминает транзисторный радиоприёмник, который говорит разными голосами, когда его настраивают.

Третья группа принадлежит неизвестным людям, которые каким-то странным образом «влезли» в нашу голову и беседуют с нами на разных интонациях.

Но если бы ментальный хаос заключался просто в словесном фоне и какофонии внутренних , то с ним было бы разобраться проще.

Помимо слов и фраз мелькают самые разные образы и картины, крутится калейдоскоп каких-то лиц, пейзажей и мест, где мы были и не были, предметов и световых пятен.

Подобный внутренний диалог  или радиорепортаж ментального центра превращается в своего рода кинофильм, снятый в жанре видеоклипа.

 Иногда всё это исчезает, и сознание на какое-то время погружается в серые сумерки психологического сна, а мы теряем ощущение непрерывности внутренней жизни.

Потом радиоприёмник включается, и тишина снова сменяется разговором в виде внутреннего диалога с воображаемым собеседником в незримом присутствии других зрителей и слушателей.

Зачем нам нести в своём ментальном пространстве огромное количество сора и образы людей, с которыми, оказывается, так важно довести до финала этот нескончаемый спор?

Казалось бы, совершенно ненужный лишний груз, но попробуйте от него избавиться с помощью волевого самоприказа. У вас ничего не получится, как бы вы не старались.

Причина неудачи состоит в том, что внутренний диалог — это неотъемлемая часть нас. Мы связаны с хаотичным ментальным пространством тысячью нитей и, по сути, являемся рыбами, привыкшими жить именно в этом мутном, постоянно бурлящем слое воды.

 Говоря на языке эзотерической философии, внутренний диалог представляет собой неуправляемый вихрь ментальной материи, вращающийся в его сознании со скоростью, индивидуальной для каждого человека.

Частично мы принесли этот вихрь из прошлых жизней, частично он создаётся хаотической субстанцией той части ноосферы, в которой мы поселились в данном воплощении.

Ментальная сфера планеты земля по большей части пребывает в состоянии хаоса.

Сознание каждого человека, воплощённого на земле, окружено этой пенящейся и бурлящей субстанцией и поскольку оно изначально во многом проницаемо и открыто всем энергетическим ветрам, различные влияния и потоки попадают внутрь ума и создают рябь мыслей.

Чтобы стать независимым от этой хаотической тонкой среды, человек должен научиться настолько дисциплинировать свой ум, чтобы он перестал пропускать через себя те тонкие волны и воздействия, которые для него вредны, либо избыточны.

Для этого полезно понять структуру ума, ведущего внутренний диалог и познать уровни  внутреннего диалога.

Если присмотреться и прислушаться к своему ментальному громкоговорителю в сознании, то, в первую очередь, человек столкнется с наиболее хаотическим слоем мыслей, своего рода ментальной пеной, отделяющей океан внутреннего сознания от внешнего мира.

 Следующий, более глубокий уровень диалога выявляет точки кристаллизации в общем пространстве хаоса.

Это основные темы, на которые человек любит размышлять.

Можно уподобить эти точки кристаллизации хаоса неким водоворотам или однотонным завихрениям в ментальном океане.

Но следует помнить, что за каждой мыслью, идеей, интеллектуальной программой стоит то или иное желание, мотив, эмоционально-волевая установка, требующая обдумывания и последующего воплощения в действиях.

Ум выступает в качестве посредника между внешним миром и желаниями, нацеленными на то, чтобы что-то из этого мира получить.

Он выбирает между различными мыслями наилучшие возможности для их осуществления. Диалог между собой и внешним миром ведут желания, а ум озвучивает и проясняет разные точки зрения и программы действий в виде образов.

Например, в человеке борются два желания — совершить дорогую покупку и стремление сохранить деньги. Когда возникает борьба мотивов, ум становится переводчиком их из подсознательно-энергетической сферы в сферу ясного сознания.

Он рождает доводы за ту и другую стороны, приводит аргументы, творит образы и сравнивает их.

И, наконец, ещё один уровень  внутреннего диалога, который происходит в сознании человека — диалог между разумом и телом.

Тело постоянно передаёт сигналы от самого себя и внешнего мира, с которым оно соприкасается, в нервную систему, в мозг и, в конечном счёте, в сознание.

Это сигналы удовольствия или неудовольствия, ориентировки, оценки окружающей обстановки, оповещения о физиологических потребностях, наконец, непрерывный сигнал подтверждения своего бытия и структуры (в психолого-психиатрической науке предпочитают говорить о «схеме тела»).

Телесные сигналы вынуждают ум всё время реагировать на физиологические импульсы, думать о том, почему болит правая нога или мечтать о вкусном обеде, если тело проголодалось.

Интенсивный диалог с телом и привычка уступать его нетерпеливым приказам формирует у человека материалистическое мировосприятие и эгоистическое самоощущение, и затрудняют достижение безмолвия.

Внутренний диалог непросветлённого человека во всех своих формах и проявлениях создаёт тонкие психоэнергетические шумы, которые для восприимчивого сознания посвящённого, духовного мастера и йога сливаются в один негативный фон, заглушающий голос безмолвия.

Чем интенсивнее проходит этот диалог, тем сильнее разобщённость человека со своим внутренним душевным существом. Если вы хотите приблизиться к безмолвию, ищите возможность остановить  внутренний диалог.

Настоящая остановка внутреннего диалога означает синхронизацию работы тела, дыхания, эмоций и ума в единое тонкое ощущение, при котором человек на какое-то время перестаёт воспринимать эти части самого себя как нечто отдельное и живущее само по себе.

Зададим себе вопрос- а зачем в принципе надо останавливать внутренний диалог, для чего нужно затрачивать немалые усилия и что человек получит на выходе?

Как человек, занимающийся медитативной практикой уже 30 лет выскажу свои соображения на это счет.

Что будет с человеком, который не будет заниматься этой практикой и чей ум останется хаотичным?

С ним не будет ровно ничего, он не заболеет и не умрет и необязательно попадет в ад за ментальный хаос. Просто ему будет работать также беспорядочно как работал прежде. А это приведет к тому, что такой человек врядли достигнет чего-то значительного в любой умственной сфере.

Ведь какие-нибудь поэты или художники, которые никогда не занимались медитативной практикой от природы умели впадать в самозабвенный творческий экстаз,  при котором ум на время останавливался и они постигали какие-то великие истины, включали интуицию, запускали творческое воображение.

Но унылый чиновник или исполнитель, живущий «без божества, без вдохновенья» никогда не узнает ничего великого и глубокого, а будет довольствоваться поверхностными, банальными истинами.

Кроме того, человек, не умеющий останавливать свой ум будет лишен избытка жизненной силы, помогающей ему осуществлять серьезные жизненные задачи.

Остановка внутреннего диалога дает человеку большие возможности.

1.Она дисциплинирует ум и мышление, помогая тому, кто это научился делать мыслить гораздо более четко, чем обычный человек.

2.Она помогает человеку видеть себя гораздо более точно и глубоко.

3.Она увеличивает психоэнергетику человека и делает его намного здоровее и сильнее.

4.Она включает в человеке канал интуитивного познания, помогающий понять  свое запутанное внутреннее состояние

5. Она помогает человеку приблизиться в духовному миру.

Потому попробуем понять, как можно остановить внутренний диалог.

 Один из самых эффективных методов остановки внутреннего диалога подсказал мне один опытный последователь Кришнамурти.

У нас состоялся доверительный разговор, во время которого мы делились друг с другом опытом медитации. Я рассказал ему о своих трудностях в остановке внутреннего диалога с помощью воли.

В ответ он посоветовал мне попытаться понять природу ума. — Но я и так знаю, что она неустойчива в непросветлённом состоянии и пустотно-неподвижна в просветлённом, — ответил я. — Как конкретно мне поможет это понимание остановить ум?

Мой собеседник, подумав, ответил, что, вполне возможно, я не понимаю этой причины до конца.

Нужно не просто опустошать ум, но пытаться постичь его природу и устройство, внимательно наблюдая за тем, как рождаются мысли. Когда увидишь, что такое ум, то поймешь, как остановить его работу — то самое жужжание внутреннего диалога, которое мешает безмолвию.

Под влиянием этого разговора я ещё раз перечитал всех авторов, которые говорят об остановке ума. Кришнамурти, Вивекананда, Йогонанда, Ауробиндо, Кастанеда, Рам Дасс…

Помимо них я посмотрел и классику духовного пути — православных старцев, буддийских мастеров, книги Агни Йоги. Из вычитанного понял, что в литературе и духовной практике существует два основных метода остановки ментального диалога.

 Первый предполагает тонкое давление на мысль и постепенное подавление любых видов мыслительной активности с помощью мягкой воли.

Другой основан на методах внимательного исследования ума и отстранённого наблюдения за возникающими в уме мыслями.

Я периодически прибегал к обоим методам, считая и тот, и другой путь весьма эффективным. Совет последователя Кришнамурти предполагал усилить самонаблюдение осознанием того, что ты наблюдаешь.

Когда я более глубоко задумался об этом виде самонаблюдения, то увидел, что оно несколько отличается от большинства методов «осознания без выбора», рекомендуемого многими современными авторами.

На первый взгляд «понимающее наблюдение» менее свободно, нежели рассматривание себя без всякой установки.

 С другой стороны оно весьма близко к гурджиевской идее самовспоминания и отличается от неё лишь смещением акцента с фокусировки внимания на своём «Я» (самовспоминание) на внимательное изучение своих мыслей и порождающего их ума.

Когда я попробовал пронаблюдать поток своего сознания другим, «понимающим» способом, то поразился, насколько разнятся оттенки ощущений.

Во-первых, начинаешь видеть, что внутренний диалог, происходящий между различными частями и структурами самого себя (например, между телесными ощущениями и чувствами) на самом деле происходит в голове.

Именно мозг опознает сигналы, идущие от тела. Если он перестанет это делать, мы просто не сможем их распознавать. Именно голова вешает на любые ощущения ярлык «приятное- неприятное».

 Во-вторых, понимание позволяет понять, что же такое наш ум, и почему он непрерывно порождает мысли.

До тех пор пока я не проделал эту работу, я не понимал слова об уме, которые говорили нам в индийском ашраме. «Ваш ум — это очень-очень древний ум, сущность которого изменчива, и который всегда будет искажать реальность», — объясняли нам монахи, проводившие занятия. Тибетские ламы сравнивают ум с нечестным политиком, который постоянно лжёт.

Мне, человеку с крепким менталом и хорошей логикой, подобные определения ума казались преувеличением.

Однако после того, как я рассмотрел свой ум пристальным понимающим взглядом, я увидел, что за логическими структурами скрывается какая-то неуловимая, летучая, постоянно искажающая реальность основа.

Скользкая, словно медуза, неустойчивая, как ребёнок, который учится ходить, эта основа ума по своей сути является иллюзией.

Природа её такова, что она не может не двигаться, непрерывно порождая волны мыслей. И эта вечная рябь дробит и искажает отражение истины в зеркале сознания.

Как только поймешь и проживешь эту истину, помогающую увидеть, что есть ум, то он начинает успокаиваться.

Хаотический внутренний диалог утихает, возвращается природная целостность сознания, и ты всем своим существом вступаешь в совсем иной диалог с Всевышним, с Божественной Природой, с Космосом.

Даже частичная остановка внутреннего диалога на какое-то весьма ограниченное время уже даёт весьма важные результаты.

У вас появляется способность видеть глубинный ландшафт своего сознания, который всегда был закрыт от вас «серыми тучами» ваших клубящихся мыслей.

Читайте также:  Психастенический тип - психология

Вы начинаете проникать в самого себя, а значит, повышается управляемость всех психических процессов и состояний.

Жизненная энергия, бесплодно теряемая во время внутреннего диалога, нередко проявляющегося как война с собой, начинает накапливаться.

Ваше сознание, до этого напоминавшее российский парламент, с его бесконечными изнуряющими дебатами, становится упругим целостным полем, цветущим царством или монархией духа.

Трудно остановить внутренний диалог полностью — это уже будет остановкой колеса Сансары. Но сделать первые шаги к остановке вполне возможно. Вы быстро оцените преимущество этого состояния.

Фиксация внутренней болтовни

Это упражнение можно принять и в статической, и в динамической медитации. Первое, с чего нужно начать — фиксация внутренней болтовни.

Прислушайтесь к тому, что происходит у вас под черепной коробкой. Когда вы заняты какой-то механической работой, то вы можете не услышать никакого диалога внутри себя.

Это же касается и ситуаций активного вашего общения, когда ваше внимание направлено на собеседников и просто не может ничего слышать.

Тем более, если у вас нет никакого опыта в самонаблюдении. Сделайте небольшое усилие над собой и на некоторое время отключите внимание от внешнего мира. Прислушайтесь к себе и к своему сознанию.

Вы обязательно поймаете себя на внутренней болтовне, которая происходит внутри вас сама по себе, без какого-либо участия в вашей голове. Попробуйте услышать интонацию, с которой в вашем сознании произносятся разные слова и обрывки фраз.

 Кто говорит внутри вас?

Следующий уровень вслушивания во внутренний диалог — определение говорящих внутри вас или персон.

Кому принадлежат эти голоса?

Кто говорит от вашего или от своего имени у вас в голове?

Попытайтесь понять, сколько у вас внутренних собеседников?

О чем они говорят и спорят?

Каковы их позиции?

В какую сторону направлена их воля?

Наблюдайте за собой, слушайте себя и пытайтесь понять, из чего вы состоите?

Постарайтесь уменьшить громкость

Вслушайтесь в себя и определите степень громкости , говорящих внутри вас. Если они говорят очень громко и даже кричат в вашей голове, спросите их — почему они это делают?

Разве другая субличность и часть вас не слышит того, что говорит другая часть? Представьте, что вы слушаете радиоприемник, где идет передача и громко говорят одновременно несколько собеседников.

У вас есть прекрасное средство уменьшить громкость звука — повернуть ручку приемника. Вообразите, что вы и сейчас держите руку на этой ручке и поворачивая её, вы как будто удаляете звук от себя и делаете его тише.

Поверните ручку и уменьшите громкость настолько, что источник звука со всеми голосами как будто бы отдалился на несколько метров от вас.

Настройтесь на ощущение, что внутренний диалог становится все тише, и постепенно голоса сливаются в единый слабый гул, в котором невозможно различить смысл произносимого. Продолжайте уменьшать громкость внутреннего диалога насколько это возможно.

Поймите природу ума

Начните пристально наблюдать за состоянием своего ума. Очертите пространство, где действует ум. Это не только голова, но и область эмоций, идущих из зоны туловища и нижних чакров.

Энергия желаний и эмоций поднимается вверх в область головы и влияет на работу ума. Внимательно пронаблюдайте за тем, как происходит эта работа, стараясь проникать в самую сердцевину ума и его глубинную основу.

Спрашивайте себя, что такое ум? Для ответа на этот вопрос попробуйте остановить сферу эмоций и желаний и сосредоточиться на ментальном пространстве.

Если вы будете последовательны и упорны, то вы не найдете в уме ничего, кроме открытого пустого пространства.

Так, медитируя на уме, вы постепенно откроете знаменитую чаньскую истину — природа ума есть пустота. Это помогает вам лучше остановить внутренний диалог.

Источник: http://www.Kluchnikov.ru/stati-avtorskie/duhovnye-praktiki-i-duhovnye-mastera/1683-vnutrennij-dialog-kak-pobedit-vnutrennij-dialog.html

Диалог как форма психологического воздействия

Федеральное агентство по образованию

Федеральное государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Экономический факультет

Кафедра теории и практики государственного

регулирования экономики

ДОКЛАД

по дисциплине «Психология делового общения»

на тему: «Диалог как форма психологического воздействия»

Студентки

4 курса 9 группы

Борищенко Анны Антоновны

Ростов-на-Дону 2010

Содержание

Введение

1. Диалогическая природа общения

2. Диалог как форма психологического воздействия

3. Структура психологического воздействия

Вывод

Список использованных источников

В реальной психологической практике феномен психологического воздействия выступает как интегральный и отчетливо проявляет себя на разных уровнях, предполагающих эффективное использование конкретных психологических средств и методов, будь то воздействие, опосредованное средствами массовой коммуникации или реализующееся в прямом контакте «лицом к лицу», т.е. диалог, характер и эффективность которых обусловливается конкретными условиями реализации и задачами, определяющими содержание и форму психологических воздействий. В данной работе мы рассмотрим наиболее общие проблемы, связанные с характером и возможностями психологического воздействия одного человека на другого в процессе непосредственного межличностного общения, дадим определение диалога, раскроем его цель, специфику, главное об общении и об его роли в развитии характера и других психических образований в личности каждого человека.

Диалог — естественная форма общения с собеседником, предполагающая наличие двух равноправных участников общения.

При диалоге мало просто слушать, нужно еще и услышать. Мало просто понимать собеседника, нужно еще и принять (пусть на время) его взгляды и ценности. Продуктивный диалог всегда предусматривает двустороннее творчество.

Диалог всегда подразумевает желание собеседников слышать и понимать друг друга. На этом, собственно, построен сам принцип общения. Если разговаривающие слышат только самих себя, — это уже не диалог, а два параллельных монолога, не имеющих никаких точек соприкосновения.

Общение характеризует — взаимодействие людей, в котором они, побуждаемые теми или иными мотивами и пользуясь речевыми или неречевыми средствами, осуществляют свои цели, и одновременно показывается влияние, которое оказывает на наши контакты с другими людьми имеющиеся у нас отношения и, с другой стороны, как ход и результаты самого общения воздействуют на отношения, которые были характерны для его участников. Занимая такое заметное место в структуре личности, отношения оказывают влияние на особенности познавательных процессов человека, когда они обращены на других участников общения, и всегда сказываются на обращении последних друг с другом. Как, впрочем, и результаты по знания, тем более, если они неожиданны, могут более или менее сильно скорректировать характер отношения. Вместе с тем, какой у человека опыт познания людей, насколько хорошо он систематизирован и насколько близко к действительности содержание оценочных эталонов, на которые он опирается в своем общении с другой личностью, от этого в немалой степени зависят полнота и точность расшифровки им внутреннего мира этой личности и выбор способов обращения с этой личностью во время контактов с нею. В предложенной вниманию читателя книге эти зависимости не только прослеживаются, но и объясняются. Общение людей может быть ситуационным (например, обращение одного пассажира автобуса к другому с просьбой прокомпостировать билет или обращение в магазине покупателя к продавцу с вопросом: какой хлеб в продаже — свежий или вчерашний?). Оно может быть деловым и одновременно ярко выраженным ролевым (когда, например, учитель объясняет ученику, как доказывается теорема Пифагора, или когда начальник излагает суть задания, которое должен выполнить подчиненный). И оно может быть межличностным, очень неформальным, когда участники общения стараются до тонкостей учесть индивидуальные особенности друг друга и очень творчески выбрать способы обращения друг с другом.

Поскольку каждый из этих видов общения требует от их участников определенной подготовленности — в одних случаях, прежде всего, профессиональной, в других социально-гражданской, в третьих индивидуально-психологической — не все люди чувствуют себя психологически комфортно, когда включаются в тот или иной вид общения. И по объективным и по субъективным причинам возникают психологические трудности общения.

Акт речевого взаимодействия, соответствующий однократному обмену репликами, акцией и реакцией , мы и будем считать основной единицей диалога. Его связность задается целенаправленностью акции и целесообразностью реакции.

Очевидно, возможны две основные модели акта речевого взаимодействия: одна, фактическая , включающая двух собеседников , обменивающихся взаимонаправленными речевыми действиями , и другая, информативная , содержащая еще и объект их действий, — то, о чем идет речь, предмет речи . Развитие диалога основано на содействии общению, стремлении к взаимопониманию. Если цель общения, которую ставит инициатор диалога, не осуществлена в рамках одного акта, диалог продолжается как сцепление актов, в которых реакция одного акта служит акцией для последующего.

Цель общения задает общую стратегию инициатора диалога — это управление или поиск содействия; ответные стратегии — подчинения, содействия или противодействия. Цели сообщения могут определять тактические ходы участников диалога, характер их речевых действий на основании выбранной стратегии.

В соответствии с этими целями (общения и сообщения) речевые действия могут быть разложены на элементарные составляющие: речевое воздействие , объектом которого является собеседник, и собственно коммуникативное действие , объектом которого является предмет речи.

То, что делается по отношению к нему как к некоторой пропозиции (утверждение, отрицание, предположение, выражение желательности, необходимости, неизбежности некоторого положения дел во внешней ситуации, которая мыслится отличной, отдельной от ситуации общения) и рассматривается как коммуникативное действие.

В языке такие действия фиксируются в глаголах с валентностью на объект речи: доказывать гипотезу, отрицать факт, предсказывать будущее, сомневаться в успехе и т.п.

Речевое воздействие — это то, что является движущей силой диалога: некоторое приглашение к взаимодействию (А.Н. Баранов и Г.Е. Крейдлин обозначают его термином «иллокутивное вынуждение»).

Даже самое обычное высказывание, не содержащее просьбы или вопроса, уже требует ответа самим фактом обращенности к собеседнику. В различных своих формах это может быть просьба и отказ, вопрос и разъяснение, приветствие и извинение.

Для глаголов, выражающих речевое воздействие, характерно наличие актанта — адресата речи: просить кого о чем, разрешать кому что, докладывать кому о чем, благодарить кого.

Речевое воздействие в современных исследованиях (П.Б. Паршин, А.Н. Баранов, А.А. Котов [12; 8]) часто понимается как манипулирование, обман, скрытое внушение. Но само понятие шире и не обязано иметь такой морально-оценочный аспект.

Если исходить из начального представления о речевом воздействии — то это воздействие словом, высказыванием на поведение или образ мыслей собеседника, некоторый способ управления им, стремление подчинить своей воле.

Доречевое воздействие — взглядом, жестом — на уровне психологического контакта — осуществляет порой бессознательное подчинение.

Пара, связанная таким контактом, представляет как бы единый механизм, остатки которого и в речевом общении проявляются в автоматизме, естественности ответа на обращение, отклика на оклик, если только не активизированы силы противодействия общению, препятствующие контакту. Обычно не отвечать труднее, чем ответить.

Первичная форма речи — команда по Ю.В. Кнорозову, интердикция (запрет) по Б.Ф. Поршневу — это управление поведением адресата. Речевое, знаковое воздействие можно поместить где-то между физическим, непосредственным, и психологическим, доречевым. Речевое воздействие усиливается при непосредственном, зрительном контакте (это используется при гипнозе).

Кроме коммуникативного действия и речевого воздействия, в структуре речевого действия можно выделить еще одну элементарную составляющую — речевое самовыражение . У него нет собственного объекта, как и нет обязательной валентности (кроме субъектной) у глаголов, описывающих это действие: шутить, дразниться, грозиться (акцент на субъекте действия).

Все эти элементарные составляющие могут быть заключены в любом речевом действии, однако обычно одна из них активизируется в соответствии с коммуникативным намерением говорящего. При этом адресат может отреагировать на любую другую — и это создает более широкую перспективу ведения диалога, увеличивая число возможных тактических ходов.

Акт речевого взаимодействия может анализироваться на основании языковых особенностей составляющих его реплик, но это само по себе не дает возможности выйти за пределы обычной грамматики. Для более глубокого объяснения диалогических явлений необходимо рассматривать его в ситуации общения.

Необходимыми компонентами ее модели являются:

1. Собеседники, вступающие в общение с определенными целями и в определенных ролях;

2. Наличие общего кода;

3. Контакт, обеспечивающий обмен речевыми действиями.

Источник: http://MirZnanii.com/a/200804/dialog-kak-forma-psikhologicheskogo-vozdeystviya

Куда ведет внутренний диалог. Мифы и реальность

Постоянный внутренний диалог — состояние, когда человек большую часть времени находится внутри себя, перемалывая бесконечный поток хаотично всплывающих в различных уголках сознания мыслей. К постоянному внутреннему диалогу склонны интроверты, предпочитающие свой внутренний мир мыслей миру снаружи. Для них гораздо более свойственно предаваться размышлениям, чем общаться с людьми.

32 23887 16 Июня 2014 в 04:04

Постоянный внутренний диалог — состояние, когда человек большую часть времени находится внутри себя, перемалывая бесконечный поток хаотично всплывающих в различных уголках сознания мыслей. К постоянному внутреннему диалогу склонны интроверты, предпочитающие свой внутренний мир мыслей миру снаружи. Для них гораздо более свойственно предаваться размышлениям, чем общаться с людьми.

Многие люди после тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана говорят о прекращении постоянного внутреннего диалога, который буквально не давал им вдохнуть полной грудью: все, что снаружи, тускнело от непрекращающегося напряжения мысли. Вместе с навязчивым состоянием проходят и головные боли, и бессонница, отступают даже суицидальные мысли.

Из-за чего возникает проблема внутреннего диалога и как с ней справиться — разберемся в этой статье.

У кого возникает проблема внутреннего диалога?

Проблема внутреннего диалога появляется у людей с так называемым звуковым вектором. По своей видовой роли звуковик — ночной охранник стаи.

С незапамятных времен задачей звуковика было сосредоточение на звуках снаружи — только он был способен услышать шорох приближающегося леопарда, пока вся стая спала.

Читайте также:  Решение, поиск и принятие решений - психология

И только он единственный проводил бессонные ночи под звездным куполом неба, один на один с самим собой.

Однажды, сосредоточиваясь на звуках снаружи, звуковик сделал открытие, ставшее началом нового этапа развития человеческого общества. Он первым отделил себя от мира снаружи и задал судьбоносный вопрос: «Кто есть я? Зачем я существую?» По сей день познание себя и мира вокруг, поиск смысла происходящего является основным занятием любого звукового человека, осознает он это или нет.

И сегодня, на пике цивилизации, мы вынуждены признать, что ответ на вопрос о смысле жизни так и не найден. Мы очень много знаем о мире снаружи, но продолжаем блуждать в потемках непонимания и неведения, кто есть мы изнутри, зачем пришли в этот мир и куда уйдем. Прозябая в безысходности и депрессии, звук «отстает», не справляется со своей задачей, скатываясь в кромешную темноту суицида.

В массе своей звуковики находятся в очень плохих состояниях, уходят от решения неразрешимых вопросов в избыточный сон, наркотики, алкоголь, тяжелую музыку.

Навязчивый внутренний диалог также проявление не выполняющего свою задачу звука. От мыслей никуда не спрятаться. Они всегда с человеком, где бы он ни находился, куда бы ни прятался. Не радует ни работа, ни семья, ни развлечения — они иллюзорны, а состояние внутри более чем реально. И оно изматывает.

С точки зрения физиологии интеллектуальная деятельность связана с огромным умственным напряжением, которое обусловлено концентрацией внимания на ограниченном круге объектов и явлений. Это приводит к быстрому утомлению задействованных нервных центров. Работающий мозг потребляет намного больше кислорода, чем другие ткани тела.

Постоянное переутомление, вызванное непрекращающимся, непродуктивным, не приносящим удовлетворения в виде решения конкретных задач мысленным диалогом, приводит к потере интереса к деятельности и окружающей обстановке, повышенной раздражительности, неадекватной реакции на окружающих людей, снижению аппетита, головокружению и головной боли.

По данным доктора психологических наук К. К. Платонова, при выраженном умственном переутомлении наблюдается нарушение сна в 65 % случаев, быстрая утомляемость — в 40 %, повышенная раздражительность — в 32 %, понижение аппетита — в 27 % и головная боль — в 26 %. Портрет звуковика, не правда ли?

Не всегда о смысле жизни, потому что многие звуковики не осознают свою основную потребность — самопознание.

Самые общие вопросы, которые он может пытаться решить внутри себя: «Зачем все это? Кому все это нужно? Зачем суетятся эти глупые людишки? Разве это что-то изменит? Зачем я живу? Все равно никакого смысла в этом нет…» Иногда эти вопросы даже не формулируются, а создают некий негативный фон общей неудовлетворенности жизнью.

В голове прокручиваются мысли, навеянные нехватками и фрустрациями других векторов. Ведь звуковик в своей физической жизни опирается как минимум еще на один — нижний вектор. А в современном мире человек может иметь связку из 3–4 и более векторов.

Стрессующий кожный вектор может подкидывать мысли о том, что денег вечно не хватает, прокручивать какие-то комбинации, как достать, где заработать. При величайшей ненависти звуковика к материальному миру эти мысли могут порождать большие внутренние противоречия: деньги вроде бы нужны, а вроде бы и нет — какой в них смысл, если они все равно не могут унять эту непонятную боль внутри?

Неразвитый и нереализованный зрительный вектор, находящийся в страхах, может давать ипохондрические состояния, когда мысли будут постоянно крутиться вокруг мнимых болезней.

Просыпаясь утром, человек будет первым делом сосредоточиваться на ощущениях в теле: «Опять болит… Наверно, это какая-то страшная болезнь, раз она уже столько времени меня не отпускает (легкое недомогание может длиться всего два дня, но у зрения самое субъективное восприятие времени). Надо пойти к врачу и обследоваться».

Может присутствовать зацикленность на неразделенной любви, с которой человек будет носиться в своих мыслях день и ночь, или бесплодных мечтах, не дающих ничего, кроме еще большего погружения в мир иллюзий.

Но самый тяжелый внутренний диалог может давать сочетание звука с неразвитым, фрустрированным анальным вектором. Видовая роль человека с анальным вектором — сбор и передача информации, накопленной в поколениях.

Это дает ему такую психическую особенность, как обращенность в прошлое, тягу к накоплению опыта. Любого — и негативного в том числе. Обида — самое тяжелое чувство, которое бывает только в анальном векторе.

Обиженный анальный звуковик будет сутками крутить в голове неприятную ситуацию, не в состоянии отпустить ее, простить обидчика.

Фрустрированное состояние анального человека, обусловленное противоположностью его врожденных свойств современной кожной фазе развития человечества, сделает предметом его внутреннего диалога чувство собственной неполноценности, недостаток уважения и оценки его способностей, их невостребованность в обществе. Двойной интроверт, анальный звуковик наиболее склонен к погружению во внутренний диалог, тем более что его медлительность, неповоротливость, трудности при начинании любого нового дела создают максимально благоприятные условия для погружения внутрь и отказа от активных действий.

Пилюля от внутреннего диалога

Проблема постоянного внутреннего диалога всегда была актуальна для определенной части людей. Теперь мы понимаем каких, а именно для носителей звукового вектора. Это вам не лопатой махать. Думать — это потяжелее будет. Поэтому средств от этой напасти предлагалось много.

С незапамятных времен различные духовные учителя предлагали рецепт просветления — остановку внутреннего диалога. То есть внутренний диалог рассматривался как проблема, которая мешает достичь «просветления».

В качестве методов предлагались различные техники медитации, концентрации, дыхания, которые дают кратковременные измененные состояния сознания, выражающиеся в остановке мыслительного процесса.

Например, медитация дает навыки отключения определенных участков головного мозга, ответственных за временные и пространственные характеристики. Во время дыхательных упражнений мозг просто накачивается кислородом. И вот мы уже в «нирване».

Примерно таким же действием (направленным сугубо на мозговую деятельность) обладают и физические нагрузки, к которым советуют прибегать физиологи и медики для снятия умственного переутомления, вызванного интенсивной интеллектуальной работой, к коей можно отнести и непрекращающиеся попытки звуковика решить вечные вопросы внутри себя.

Советы психологов по этому поводу иногда просто умиляют. Например, они советуют проговорить свою проблему. Это, по их словам, не решит ее, но облегчит состояние (хорошее решение проблемы, если учесть, что для этого надо будет найти кого-то, кто будет все время слушать).

«Не идите на поводу у негативного мышления, мыслите позитивно, — говорят они. — Если вы чувствуете, что негативные мысли затягивают вас, переключитесь на что-то конструктивное. Вместо того чтобы думать о проблеме, решайте ее, действуйте».

Хороший совет, если учесть, что физиологи знают о том, что мыслительная деятельность не может быть произвольно прекращена, она может продолжаться даже во сне.

И как переключиться на решение проблемы, если ты даже не знаешь, в чем она заключается? В случае звуковика она слишком абстрактна, пути ее решения не лежат на поверхности.

Получается, что все, что предлагалось до сих пор как средство от постоянного внутреннего диалога, была лишь таблетка, временно снимающая симптомы болезни. О причинах самой болезни можно было лишь догадываться.

Что же такое внутренний диалог и как его преодолеть?

На сегодняшний день причины этого явления осознаны, и уже есть практические результаты этого осознания, о которых говорят люди, прошедшие тренинг Юрия Бурлана.

Мысли не принадлежат нам. Они созданы для того, чтобы обслуживать желания. Совершенно избавиться от мыслей невозможно, как невозможно избавиться от желаний. Человек создан, чтобы получать удовольствие от реализации своих желаний, а не бежать от них. В этом суть, корень человека.

Для звуковика думать — это удовольствие. Он создан для этого. Заставить его перестать думать, все равно что уговорить себя навсегда отказаться от еды. А если учесть, что желание в звуке намного превышает материальные желания в других векторах, то для него это просто невозможно.

Концентрироваться на дыхании, белом свете или мантре с целью остановить поток мыслей бесполезно, потому что мысли все равно вернутся к тому желанию, которое призваны обслуживать, — познанию себя и Вселенной.

Все попытки зрительных гуру подменить поиски смысла жизни различными образами, на которых предлагается сконцентрироваться, не дают звуковику истинного удовлетворения, потому что познание себя и своего предназначения достигается не уходом от мира в замкнутость собственных ощущений и состояний где-то в глубинах «нирваны», а напротив, концентрацией снаружи — на людях и обществе, всей целостности мира и выполнении своей задачи в этом мире.

Звуку нужно выходить наружу. Пытаясь ответить на вопрос «Кто я?» только внутри себя, он никогда не найдет ответа.

Его стремление к мыслительной деятельности нужно направлять в правильное русло — на поиск снаружи, на созидание.

В профессиональной сфере это может быть решение инженерных, изобретательских, программистских, научных задач, внесение интеллектуальной составляющей в любую сферу деятельности.

Однако сила желания в звуковом векторе сейчас настолько сильна, что даже этого будет недостаточно. Современному звуковику мало косвенных наполнителей, сегодня от каждого звуковика требуется выполнение главной задачи — познания самого себя, осознания живущего нами как видом психического.

При правильной концентрации мысли, сосредоточении на главном, а не второстепенном каждый звуковик ощущает невероятное облегчение, начинает в буквальном смысле ощущать жизнь, ее смысл и значение, смысл себя в этом мире.

Параллельно решаются те самые проблемы, к которым мы не знаем, как подступиться, и потому «варим» их внутри себя.

Внутреннему диалогу становится не на чем обосноваться, бесконечный разговор в голове навсегда замолкает, уступая место созидательным, точным и конструктивным мыслям.

Проверить, как это работает, вы можете уже на бесплатных тренингах по системно-векторной психологии.

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии 32 Отправить комментарий

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/kuda_vedet_vnutrennii_dialog_mify_i_realnost

Диалог в психологии — Саморазвитие, успех — Жизнь на все 100%

Рассмотрим такой психологию диалога между и врачом¬-психотерапевтом (В) и женщиной-пациентом (П): Ж. Отныне я живу новой жизнью — теперь буду стараться приходить вовремя. В. Постараюсь вас не подводить. Ж. А мне без разницы, что вы будете делать.

Я планирую начать ради самой себя. Угадайте, сколько я получила по истории. В. Четверку с плюсом. Ж. А откуда вы знаете об этом? В. Потому что вы опасаетесь получить пятерку. Ж.

Да, я сначала написала на пятерку, но затем перечитала свою работу, зачеркнула четыре правильных ответа и вместо них написала неправильные. В. Мне нравится наше общение. В нем практически нет Ничтожества. Ж. Вчера под конец дня я как раз думала о своем прогрессе.

Мне кажется, во мне сейчас Ничтожества не больше семнадцати процентов. В. Ну, а сейчас Ничтожество равняется нулю, так что в другой раз вы можете разрешить себе тридцать четыре процента.

Ж. Это все началось шесть месяцев назад: я взглянула на свой кофейник и неожиданно впервые на самом деле его увидела. А теперь я могу слышать пение птиц, а когда смотрю на какого-то человека, то именно его и вижу! А что самое удивительное, что я сама стала по-настоящему собой.

И не только в общем, я и сейчас, в эту самую минуту, также настоящая. На днях я гуляла по музею, смотрела на экспонаты. Ко мне подошел молодой мужчина и сказал: «Не правда ли Гоген замечателен?» А я в ответ: «Вы мне также понравились».

После музея мы вдвоем зашли что-то перекусить, и он мне показался неплохим парнем.

Этот диалог является свободным от игр и от присутствия Ничтожества между независимыми Взрослыми, и его можно сопроводить некоторыми пояснениями.

«Отныне я живу новой жизнью — теперь буду стараться приходить вовремя». Это заявление сделано было после того, как женщина на самом деле пришла вовремя. Ранее она всегда опаздывала.

Если бы она решила так тренировать силу воли и ее решение быть пунктуальной было бы навязано Ребенку только потому, чтобы быть нарушенным, пациентка сказала бы о нем намного раньше: «Сегодня мое опоздание было последним». Это было бы не больше чем попытка начать эту игру.

Однако заявление такой попыткой не являлось. Это было решение, которое принял Взрослый — не намерение, а проект. Женщина и в дальнейшем оставалась пунктуальной.

«Постараюсь вас не подводить». Эта фраза не являлась ни бодрящим высказыванием, ни первым маневром в игре «Я всего лишь стараюсь вам помочь». Пациентка, как правило, приходила после обеденного перерыва у психотерапевта. Так как она обычно опаздывала, то он также привык не спешить и возвращался в кабинет позже, чем всегда.

Когда она сказала о своем решении, ему стало ясно, что она говорит серьезно, и объявил о своем намерении.

Эта трансакция являлась договором между Взрослыми, которого оба они стали бы в дальнейшем придерживаться, а не высказывания Ребенка, дразнящего Родителя, который из-за жизненной позиции должен быть «добрым отцом» и обещать помощь Ребенку.

«А мне без разницы, что вы будете делать. Такая фраза способна подчеркнуть, что пунктуальность является решением, а не намерением, которым она пытается эксплуатировать как элемент игры псевдопослушания.
«Угадайте, сколько я получила».

И пациентка, и психотерапевт осознавали, что это было времяпрепровождением, и позволили себе слегка поразвлечься.

Врачу не следовало было показывать свою бдительность, указывая при этом пациентке, что это и есть времяпрепровождение: ей и так это было известно; пациентке же не необходимо было воздержаться от участия в подобном времяпрепровождении.

Читайте также:  Стили влияния - психология

«Четверка с плюсом». Психотерапевту стало понятно, что она вполне могла получить лишь такую отметку, и не было ни единой причины ей об этом не сказать. Он не стал делать вид, что не знает: по причине ложной скромности или из страха сделать ошибку. «Откуда вам известно?» Это был вопрос Взрослого, а отнюдь не игра «Ах, вы удивительный!», и он заслуживал достойного ответа.

«Да, у меня возможно была бы пятерка». Это была самая настоящая проверка. Но пациентка не переставала дуться и придумывать оправдания или объяснения, но честно посмотрела в глаза собственному Ребенку.

«Я очарована нашим разговором». Это и следующие немного шутливые реплики выражают такое взаимное Взрослое уважение, с некоторыми времяпрепровождениями уровня Ребенок-Родитель, которое снова-таки было необязательно для обоих и участие в которых было вполне сознательно.

«Я вдруг впервые на самом деле увидела его». Пациентка смогла обрести свой собственный взгляд на окружающий мир, и ей более не нужно воспринимать людей или кофейники так, как ее учили родители.

«Я и сейчас, в данный момент, такая как есть по настоящему» Она больше не живет прошлым или будущим, хотя если необходимо, то и может затронуть и эту тему.

«А я ответила: «Вы тоже мне симпатичны». Нет надобности тратить попусту время, продолжая играть с новым знакомым в игру под названием «Картинная галерея», хотя если захотела бы, то вполне сделала бы это

Что касается психотерапевта, то у него больше нет нужды играть в игру «Психиатрия». У него была пара-тройка случаев, чтобы обговорить с пациенткой проблемы переноса, символической интерпретации, защиты, но он пропустил их, при этом не испытывая какой-либо тревоги.

Однако для дальнейших обсуждениях, наверное, было бы не плохо уточнить, какие ответы она зачеркнула в своем экзаменационном листе.

К сожалению, в дальнейшем, на протяжении часа, которое было отведено на прием, семнадцать процентов Ничтожества в пациентке и восемнадцать процентов того же Ничтожества в психотерапевте время от времени давали себя знать.

Следовательно, можно утверждать, что изложенный выше разговор является деятельностью, расцвеченной некоторым количеством времяпрепровождений.

Источник: http://www.centr-crm.ru/psichologiya/dialog-v-psichologii.html

Враг внутри: чем опасен диалог с самим собой

Внутренний диалог не имеет ничего общего с шизофренией. Голоса в голове есть у всех: это мы сами (наша личность, характер, опыт) говорим с собой, ведь наше Я состоит из нескольких частей, а психика устроена весьма сложно. Мышление и рефлексия невозможны без внутреннего диалога.

Не всегда, впрочем, он оформлен как беседа, и не всегда часть реплик как бы произносят голоса других людей — как правило, родных близких. «Голос в голове» также может звучать как собственный, а может «принадлежать» совсем постороннему человеку: классику литературы, любимому певцу.

С точки зрения психологии внутренний диалог представляет проблему, только если он так активно развивается, что начинает мешать человеку в повседневной жизни: отвлекает его, сбивает с мысли.

Но чаще этот молчаливый разговор «с самим собой» становится материалом для анализа, полем для поиска больных мест и испытательным полигоном для развития редкой и ценной способности — понимать и поддерживать себя самого.

Мне сложно выделить какие-то характеристики внутреннего голоса: оттенки, тембр, интонации. Я понимаю, что это мой голос, но слышу его совсем по-другому, не так, как остальные: он более гулкий, низкий, грубоватый.

Обычно во внутреннем диалоге я представляю себе действующую ролевую модель какой-то ситуации, скрытую прямую речь. Например, — что бы я сказал той или иной публике (притом, что публика может быть очень разной: от случайных прохожих до клиентов моей компании).

Мне их нужно убедить, донести до них свою мысль. Обычно я также проигрываю интонации, эмоции и экспрессию.

В то же время, как таковой дискуссии нет: есть внутренний монолог с размышлениями вроде: «А что, если?». Бывает ли, что я сам называю себя идиотом? Бывает. Но это не осуждение, а, скорее, нечто среднее между досадой и констатацией факта.

Если мне нужно стороннее мнение, я меняю призму: например, стараюсь вообразить, что сказал бы один из классиков социологии. По звучанию голоса классиков ничем не отличаются от моего: я вспоминаю именно логику и «оптику». Ярко чужие голоса я различаю только во сне, и они точно моделируются реальными аналогами.

В моем случае внутренний голос звучит как мой собственный. В основном, он говорит: «Настя, перестань», «Настя, не тупи» и «Насть, ты дура!». Этот голос появляется нечасто: когда я чувствую себя несобранной, когда собственные действия вызывают у меня недовольство. Голос не сердитый — скорее, раздраженный.

Я ни разу не слышала в мыслях ни маминого, ни бабушкиного, ни чьего-либо еще голоса: только свой. Он может меня ругать, но в определенных рамках: без унижений. Этот голос, скорее, как мой тренер: нажимает на кнопки, которые побуждают меня к действию.

То, что я слышу мысленно, не оформлено как голос, однако я опознаю эту личность по строю мыслей: она похожа на мою мать. И даже точнее: это «внутренний редактор», который объясняет, как сделать так, чтобы понравилось матери.

Для меня как для потомственного киношника это нелестное название, поскольку в советские годы для творческого человека (режиссера, писателя, драматурга) редактор — это туповатый ставленник режима, не очень образованный работник цензуры, упивающийся собственной властью.

Неприятно осознавать, что подобный тип в тебе цензурирует мысли и подрезает крылья творчеству во всех областях.

Многие свои комментарии «внутренний редактор» дает по делу. Однако вопрос заключается в цели этого «дела». Он, если резюмировать, говорит: «Будь как все и не высовывайся». Он кормит внутреннего труса. «Нужно быть отличником», потому что это избавляет от проблем.

Это всем нравится. Он мешает понять, чего хочу я сам, нашептывает, что комфорт — это хорошо, а остальное потом. Этот редактор на самом деле не дает мне быть взрослым в хорошем смысле этого слова.

Не в смысле унылости и отсутствия пространства игры, а в смысле зрелости личности.

Я слышу внутренний голос, в основном, в ситуациях, которые напоминают мне о детстве, или когда необходимо прямое проявление творческой составляющей и фантазии. Иногда я поддаюсь «редактору», а иногда нет. Самое главное — вовремя распознать его вмешательство.

Потому что он хорошо маскируется, прикрываясь псевдологичными умозаключениями, которые на самом деле не имеют смысла. Если я его опознал, то пытаюсь понять, в чем проблема, чего хочу я сам и где правда на самом деле.

Когда этот голос, например, мешает мне в творчестве, я стараюсь остановиться и выйти в пространство «полной пустоты», начав все с начала. Сложность заключается в том, что «редактора» бывает сложно отличить от простого здравого смысла.

Чтобы сделать это, нужно послушать интуицию, отойти от смысла слов и понятий. Часто это помогает.

Мой внутренний диалог оформлен как голоса бабушки и подруги Маши. Это люди, которых я считала близкими и важными: у бабушки я жила в детстве, а Маша оказалась рядом в сложное для меня время. Бабушкин голос говорит, что у меня кривые руки и что я неумеха.

А голос Маши повторяет разные вещи: что я снова связалась не с теми людьми, веду неправильный образ жизни и занимаюсь не тем, чем нужно. Они обе всегда осуждают меня.

При этом голоса появляются в разные моменты: когда у меня что-то не получается — «говорит» бабушка, а когда у меня все получается и мне хорошо — Маша.

Я реагирую на появление этих агрессивно: стараюсь заставить их умолкнуть, мысленно спорю с ними. Я говорю им в ответ, что лучше знаю, что и как делать со своей жизнью. Чаще всего у меня получается переспорить внутренний голос. Но если нет, я чувствую себя провинившейся, и мне плохо.

Мысленно я иногда слышу голос матери, который осуждает меня и обесценивает мои достижения, сомневается во мне. Этот голос всегда бывает мною недоволен и говорит: «Да ты что! Ты в своем уме? Займись лучше прибыльным делом: ты должна зарабатывать». Или: «Ты должна жить, как все». Или: «У тебя ничего не получится: ты никто».

Он появляется, если мне предстоит совершить смелый шаг или пойти на риск. В таких ситуациях внутренний голос как бы пытается за счет манипуляции («мама расстроена») склонить меня к максимально безопасному и максимально непримечательному образу действий.

Чтобы он был доволен, я должна быть незаметной, старательной, и всем нравиться.

Также я слышу и свой собственный голос: он называет меня не по имени, а прозвищем, которое придумали мои друзья. Обычно он звучит немного раздраженно, но дружелюбно, и говорит: «Так. Прекрати», «Ну что ты, детка» или «Все, давай». Он побуждает меня сосредоточиться или начать действовать.

психолог-консультант, ведущий специалист «Психологического центра на Волхонке»

Вся эта подборка говорит о том, о чем психологи хорошо знают: у большинства из нас очень силен внутренний критик. Мы общаемся сами с собой в основном на языке негатива и грубых слова, методом кнута, и навыков самоподдержки у нас практически нет.

В комментарии Романа мне понравился прием, который я бы даже назвал психотехникой: «Если мне нужно стороннее мнение, я стараюсь вообразить, что сказал бы один из классиков социологии». Этот прием могут использовать люди разных профессий.

В восточных практиках даже существует понятие «внутреннего учителя» — глубинного мудрого внутреннего знания, к которому можно обращаться, когда тебе трудно. У профессионала за плечами обычно есть та или иная школа или авторитетные фигуры.

Представить себе одну из них и спросить, что бы сказал или сделал он, — это продуктивный подход.

Наглядная иллюстрация к общей теме — это комментарий Анастасии. Голос, который звучит, как собственный, и говорит: «Настя, ты дура! Не тупи. Перестань», — это, конечно, по Эрику Берну, Критикующий Родитель.

Особенно плохо, что голос появляется, когда она чувствует себя «несобранной», если собственные действия вызывают недовольство, — то есть, когда, по идее, человека как раз надо поддержать. А голос вместо этого утаптывает в землю… И хотя Анастасия пишет, что он действует без унижений, это небольшое утешение.

Может, как «тренер» он нажимает не на те кнопки, и побуждать себя к действиям стоит не пинками, не упреками, не оскорблениями? Но, повторюсь, такое взаимодействие с собой — это, к сожалению, типично.

Побудить себя к действию можно, сначала убрав страхи, сказав себе: «Настя, все в порядке. Ничего страшного, мы сейчас разберемся». Или: «Вот, смотри: получилось хорошо». «Да ты молодец, ты справишься!». «А вспомни, как тогда ты здорово все сделала?». Такой метод подойдет любому человеку, который склонен себя критиковать.

В тексте Ивана важен последний абзац: здесь описывается психологический алгоритм борьбы с внутренним критиком. Пункт первый: «Распознать вмешательство».

Такая проблема возникает часто: нечто негативное маскируется, прикрываясь полезными утверждениями, проникает человеку в душу и наводит там свои порядки. Дальше включается аналитик, пытаясь понять, в чем проблема. По Эрику Берну, это взрослая часть психики, рациональная.

У Ивана даже есть авторские приемы: «выйти в пространство полной пустоты», «послушать интуицию», «отойти от смысла слов и все понять». Отлично, так и нужно! На основе общих правил и общего понимания о том, что происходит, необходимо находить свой подход к происходящему.

Как психолог я аплодирую Ивану: он хорошо научился говорить с собой. Ну, а то, с чем он борется, — классика: внутренний редактор — это все тот же критик.

У Ивана есть и еще одно интересное наблюдение: «Нужно не высовываться и быть отличником». То же самое отмечает и Кира. Ее внутренний голос также говорит, что она должна быть незаметной и всем нравиться.

Но этот голос вводит свою, альтернативную логику, поскольку, можно либо быть самым лучшим, либо не высовываться.

Однако такие утверждения взяты не из реальности: все это внутренние программы, психологические установки из разных источников.

Установка «не высовываться» (как и большинство других) берется из воспитания: в детском и подростковом возрасте человек делает выводы о том, как ему жить, дает себе инструкции на основе того, что слышит от родителей, воспитателей, учителей.

В этой связи печально выглядит пример Ирины. Близкие и важные люди — бабушка и подруга — говорят ей: «У тебя кривые руки, и ты неумеха», «ты неправильно живешь».

Возникает замкнутый круг: бабушка осуждает ее, когда что-то не получается, а подруга — когда все хорошо. Тотальная критика! Ни когда хорошо, ни когда плохо, нет никакой поддержки и утешения.

Всегда минус, всегда негатив: или ты неумеха, или с тобой еще что-нибудь не так.

Но Ирина молодец, она ведет себя как боец: заставляет голоса умолкнуть или спорит с ними. Так и надо действовать: власть критика, кем бы он ни был, нужно ослаблять.

Ирина говорит, что чаще всего голоса получает переспорить, — по этой фразе можно предположить, что соперник сильный.

И в этом плане я бы предложил ей попробовать другие способы: во-первых (поскольку она слышит это как голос), представить себе, что он исходит из радио, и она поворачивает ручку громкости в сторону минимума, так что голос затихает, его становится хуже слышно.

Тогда, вероятно, его власть ослабеет, и его станет легче переспорить, — или даже просто отмахнуться от него. Ведь такая внутренняя борьба создает довольно большое напряжение. Тем более, Ирина пишет в конце, что чувствует себя провинившейся, если не получается переспорить.

Негативные представления глубоко проникают в нашу психику на ранних этапах ее развития, особенно легко — в детстве, когда они исходят от больших авторитетных фигур, с которыми, по сути, спорить невозможно. Ребенок маленький, а вокруг него — огромные, важные, сильные хозяева этого мира — взрослые, от которых зависит его жизнь. Тут особенно не поспоришь.

В подростковом возрасте мы также решаем сложные задачи: хочется показать себе и другим, что ты уже взрослый, а не маленький, хотя на самом деле в глубине души понимаешь, что это не совсем так. Многие подростки становятся ранимыми, хотя внешне выглядят колючими.

В это время утверждения о себе, о своей внешности, о том, кто ты и какой, западают в душу и позже становятся недовольными внутренними голосами, которые ругают и критикуют. Мы разговариваем с собой так плохо, так гадко, как никогда не стали бы говорить с другими людьми.

Другу ты ни за что не скажешь ничего подобного, — а в твоей голове твои голоса по отношению к тебе запросто себе это позволяют.

Чтобы корректировать их, прежде всего, нужно осознать: «Не всегда то, что звучит в моей голове, — это дельные мысли. Там могут оказаться мнения и суждения, просто усвоенные когда-то.

Они мне не помогают, мне это не полезно, и ни к чему хорошему их советы не ведут».

Нужно научиться их распознавать и разобраться с ними: опровергнуть, приглушить или другим способом убрать из себя внутреннего критика, заменив его на внутреннего друга, оказывающего поддержку, особенно, когда плохо или трудно.

В школе нас обучают извлекать квадратные корни и проводить химические реакции, но вот нормально общаться с самим собой не учат нигде. А нужно культивировать в себе вместо самокритики здоровую самоподдержку. Конечно, рисовать вокруг собственной головы нимб святости не нужно.

Нужно, когда сложно, уметь себя подбодрить, поддержать, похвалить, напомнить себе об успехах, достижениях и сильных сторонах. Не унижать себя как личность. Говорить себе: «В конкретной области, в конкретный момент я могу сделать ошибку. Но к моему человеческому достоинству это не имеет отношения.

Мое достоинство, мое положительное отношение к себе как к человеку — это незыблемый фундамент. А ошибки — это нормально и даже хорошо: я извлеку из них урок, буду развиваться и двигаться дальше».

Иконки: Justin Alexander from the Noun Project

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/11187-inner-voice

Ссылка на основную публикацию