Философия аристотеля — психология

б) психология Аристотеля

Атомистический материализм Левкиппа и Демокрита

В своей теории знания Демокрит, не противопоставляя ум ощущению, точно различил их. Но в своей психологии он подчеркнул их общность, их единую основу. Это не противоречие во взглядах Демокрита и не две различные стадии в развитии его взглядов…

Духовная сфера жизни общества

2.3. Общественная психология и идеология

Соотношение между обыденным и теоретическим уровнем сознания по особому трансформируется в соотношении между общественной психологией и идеологией. Общественная психология есть частичный аналог обыденного уровня сознания…

Интуиция в процессе научного познания

1.2 Психология научного познания

Говоря о методологии научного познания нельзя не упомянуть о психологической стороне познания, и здесь необходимо в первую очередь сказать о том, что думают сами ученые по поводу своих научных достижений…

Интуиция и процесс познания

1.2. Психология научного познания

Говоря о методологии научного познания, нельзя не упомянуть психологическую сторону процесса познания, и здесь любопытно обратиться к тому, что думают сами ученые по поводу своих научных достижений…

Концепция личности А.Ф. Лазурского

1. Психология личности

Личность — понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контекстах социальных отношений…

Общественное сознание и его структура

3 Общественная психология и идеология

Общественная психология — это совокупность чувств, эмоций, несистематизированных взглядов, настроений, обычаев, традиций, привычек, складывавшихся под влиянием непосредственного общественного бытия…

Общественное сознание и идеология

2. Общественная психология и идеология как уровни общественного сознания

Категория «массовое сознание» может рассматриваться в тесной связи с категорией «общественное мнение». Общественное мнение — это суждения людей по поводу фактов действительности, оценка состояния жизни в области экономики, политики, морали…

5.Когнитивная психология и аналитическая философия сознания

Эти две связанные между собой области появились почти в одно время: в 70-х годах 20 века. Аналитическая философия сознания развивается в англоговорящем мире, ее истоки лежат в аналитической философии языка…

Тема судьбы России в трудах Н.А. Бердяева

Глава 1. Психология русского народа

Душа России «С давних времен было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия — особенная страна, не похожая ни на какую страну мира. Русская национальная мысль питалась чувством богоизбранности и богоносности России»…

Учение Ницше о человеке и сверхчеловеке

1. Личность фридриха ницше и описательная психология

Немецкий философ Фридрих Ницше родился 15 октября 1844 г. в день рождения прусского короля. Он был серьезным уравновешенным мальчиком. Несмотря на молодые годы, совесть его была чрезвычайно требовательной и боязливой…

В психологии Аристотеля следует различать две части, которые, хотя и соединены в одно целое, тем не менее ясно обнаруживают преобладающее влияние различных точек зрения: это — общая теория животной души, учение о психических процессах…

II. Психология йоги

В системе санкхья-йоги душа считается свободным духом, объединенным с физическим телом и более тесно связанным с тонким телом, состоящим из чувств, ума-манаса, эмпирического я и интеллекта…

Философское учение Аристотеля

3. Этика и психология

Основой этики Аристотеля служит психология. Этика изучает индивидуальное поведение человека, его политику, является по преимуществу социально-политической этикой, т.е. областью знаний, исследующей нравственные задачи гражданина и государства…

Э. Фромм: «Бегство от свободы»

7. Психология нацизма

В научно-популярной литературе имеется две точки зрения на нацизм: 1) фашизм — сугубо экономико-политическое событие, не имеющее никакой связи с психологией и 2) фашизм — чисто психологическая проблема. Согласно первой точке зрения…

Энциклопедическая философия Аристотеля

2. Психология

У Аристотеля обнаруживается подчеркнутое внимание к этике и проблемам государства. Складывается впечатление, что в этике его больше всего интересует весьма популярная у греков норма: во всем они хотели бы соблюдать “золотую середину”…

Источник: http://fil.bobrodobro.ru/9046

Философия Аристотеля — Психологос

Аристотель разделял философию на три части — теоретическую, практическую и творческую, а инструментом, с помощью которого ведется исследование, является логика (греч. «органон» — орудие, инструмент).

Теоретическая философия имеет дело с истиной и целью ее является знание ради самого познания, потому она свободна и «бескорыстна», в отличие от практической философии, нацеленной на совершение добродетельных поступков и оперирующей не с понятиями истина — ложь, а с понятиями добро — зло. Целью творческой философии является творчество (сюда Аристотель относил в первую очередь искусство словесное — риторику и поэтику). Теоретическую философию составляют три дисциплины: физика, математика и первая философия (или теология). Данное деление соответствует делению сущностей, изучаемых каждой из этих наук: физика изучает телесные самостоятельные, но изменяющиеся сущности, математика изучает мыслимые, неподвижные, вечные, но несамостоятельно существующие сущности, первая же философия изучает мыслимые, неподвижные и самостоятельные сущности.

Логика и методология

Логическое учение Аристотеля последовательно рассматривает отдельное имя (Категории), суждение как связь имен (Герменевтика), доказательство как особая связь суждений (Аналитики — научная силлогистика, Софистические опровержения — диалектическая силлогистика).

В первом трактате корпуса Аристотель определяет десять основных категорий (предикатов), с помощью которых происходит описание и выяснение смысла предмета: сущность, количество, качество, место, время, отношение, состояние, обладание, действие, страдание.

Аристотель вошел в историю как создатель научной силлогистической логики. Доказательство — силлогизм — есть специфический метод науки, в отличие от опыта и искусства, основанных преимущественно на наблюдении.

Те первоначала, из которых исходит силлогизм, сами недоказуемы и могут быть даны только в непосредственном умосозерцании или из опыта путем индуктивного обобщения.

Знание связано со знанием первопричин вещи.

Аристотелевское противопоставление «первое для нас» и «первое по природе» связано с противопоставлением вещей, более понятных и очевидных «нам» как познающим субъектам — а таковы вещи единичные, воспринимаемые чувствами, сложные по своему составу — и вещей, менее понятных для нас, но более близких к фундаментальным основам бытия, «первым по природе». По Аристотелю, таково простое, общее, постигаемое разумом, а не чувствами. Таковы начала и причины.

Физика

К физической проблематике у Аристотеля относятся все естественнонаучные вопросы — от теории элементов и движения, структуры космоса, превращении элементов до биологии, зоологии и психологии (учение о душе, ее частях и функциях).

Аристотель исходит из первичности качественных характеристик чувственно-данного сущего по отношению к его количественным описаниям, согласно его теории в основе природных закономерностей лежит фундаментальное взаимодействие двух пар противоположных качеств: горячего — холодного и сухого — влажного, которые образуют т. н. элементы: огонь, воздух, воду и землю, которые могут преобразовываться друг в друга благодаря силам взаимодействия. Четыре элемента образуют весь чувственный космос (подлунный мир). В космических сферах, которые находятся выше Луны (надлунный мир), материя иная, она образована пятым элементом — эфиром (лат. квинтэссенция), вечным и совершающим круговые движения телом. Бесконечной величины не может существовать, потому космос конечен и вечен, его движение концептуально инициировано божественным перводвигателем, который движет все в мире нетелесным образом, но как благо и предмет любви, к которому устремлено все сознательно и бессознательно.

В своих физических трактатах предлагает универсальную схему четырех причин, которая играет важную роль как в физике, так и в метафизике: формальная причина (что это?), материальная причина (из чего состоит?), движущая причина (откуда произошло?), целевая причина (ради чего существует?).

Природа есть причина всего существующего по природе, искусство — причина всех рукотворных вещей; основное отличие сущего по природе в том, что оно существует «для себя», а цель сущего согласно искусству всегда установлена его создателем и, таким образом, является внешним по отношению к его сущности.

Первая философия (метафизика)

Теоретическая философия (или первая философия в отличие от второй — физики) изучает бытие как таковое, т. е. сущность, причем в связи с разделением сущего на природные и искусственные вещи, первую философию интересуют сущности природные, самоцельные и самоценные.

Сущность интерпретируется двояко: как отдельное нечто и как мыслимая суть каждой вещи, последнее значение передается понятием «чтойности» (греч. «то, чем было бытие»). Иерархия сущностей (в первом смысле) выстраивается в зависимости от их способности быть носителями также и сущностного содержания во втором смысле.

Чем меньше в сущности «материального» (возможного, динамического) и чем больше в ней «формального» (действительного, энергийного), тем более мы приближаемся к идеалу, к совпадению сущности и существования.

В неологизме «энтелехия» выражено совпадение формального и телеологического причинного ряда: уже в самом факте деятельности дано осуществление задачи данной деятельности (например, глаз видит уже когда он смотрит, а строитель не сразу построил дом, когда он приступил к его строительству).

Совпадение результата и процесса деятельности имеет место для чистого ума, мыслящего наилучший предмет мысли — себя самого. Этот божественный ум лишен материи и именно поэтому в нем нет ничего возможного — он чистая деятельность созерцания, чистая мысль и, таким образом, полнота бытия.

Этика и политика образуют единую практическую часть философского знания, предметом которой становится благо, осуществимое в поступках: этика рассматривает благо и благополучие отдельного человека, политика — благо гражданского сообщества (государства).

Этическое учение изложено в трех текстах — Никомаховой этике, Евдемовой этике и Большой этике, из которых традиционно бóльшим авторитетом пользуется первая.

Высшее человеческое благо определяется как счастье, однако сам Аристотель указывает, что разные люди по-разному его понимают: то ли счастье заключено в материальных благах, то ли в уважении и почете, то ли в добродетельной жизни.

Строя свою этику на понимании счастья как внутренней жизни (деятельности) души, стремящейся достичь наилучшего состояния как в отношении своего характера и нрава («этические добродетели»), так и в отношении своих умственных способностей («дианоэтические добродетели»), дает определение счастья как деятельности души в полноте добродетелей. Это в первую очередь добродетели души, но учитываются также и телесные блага. Они признаются желательными в той мере, в какой телесное не должно мешать и препятствовать духовному — так, если человек болен, он едва ли сможет упражняться в добродетели, если он беден, он не сможет проявить щедрость и т.д. Применительно к этическим добродетелям развивает учение о середине (напр., мужество есть середина между трусостью и безумной отвагой), но для дианоэтических добродетелей нет ничего противоположного, кроме глупости. Дианоэтические добродетели направлены к познанию истины (нус) или к установлению «правильного логоса», или суждения, устанавливающего добродетельную середину в практических нравственных поступках для каждого отдельного случая. Вообще, Аристотель говорит, что для каждого добродетельная середина своя (как для каждого свое количество съедаемой пищи, необходимое для здоровья), и, например, мужественный поступок для бывалого воина и для неопытного юнца представляет собой не одно и то же поведение.

В Политике излагает теорию государства, исходя из понимания человека как «по природе существа политического», т. е. склонного к общению на разных уровнях от языкового и семейного до высшей формы общения — государственной, определяющей особенностью которого является подчиненность нормам закона.

Аристотель спорит с платоновской идеей упразднения семьи как части упразднения традиционного государства, настаивая на необходимости следовать природе, традиции и мнению большинства в том, что касается общественных институтов.

Связь этики и политики подчеркивается в идее о том, что основной задачей государства является воспитание добродетельного человека и гражданина.

Аристотель представляет свое учение об оптимальном государственном строе, которое он связывает с правлением лучших, и особенностью которого являются различные обязанности граждан в разное время жизни: в молодости — военная служба, в зрелом возрасте — дела государственного управления; земледелие, ремесла и вообще всякий физический труд остается уделом рабов, этнических варваров, не-греков, — рабство существует «от природы» и в смысле рождения, и в смысле особого устройства души, неразвитой умственно и не готовой руководствоваться в своей жизни разумом.

Философия Аристотеля явилась одним из вершинных достижений античной мысли и оказала существенное влияние как на последующую историю философии в античности (от эллинизма до неоплатонизма), так и на философию средневековья (аристотелизм в арабской и западной традиции).

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/filosofiya-aristotelya

Шпаргалки по истории психологии — Психологические воззрения Аристотеля

Page 4 of 53

Психологические воззрения Аристотеля

Аристотель — древнегреческий философ и естествоиспытатель — открыл новую эпоху в понимании души как предмета психологического знания. Источником знания для него стал организм, где телесное и духовное образуют нераздельную целостность.

Его трактат “О душе” стал первым, собственно психологическим, трудом (в рамках донаучной психологии). Аристотель систематизировал предшествовавшие и современные ему идеи относительно души и выдвинул несколько важных положений, нашедших обоснование в его трактате.

Душу, он определил не просто как сущность, а как форму, способ организации живого тела, т. е. как то, что позволяет телу существовать как живому. В его представлениях душа — особый орган, посредством которого тело чувствует, мыслит. Не душа мыслит, но тело мыслит посредством души.

Психологическое учение Аристотеля строилось на обобщении медико-биологических фактов. Но это обобщение привело к преобразованию главных принципов психологии.

По Аристотелю уже сам термин “организм” следует рассматривать в связи с родственным словом “организация”, подчиняющее себе свои части для решения какой — либо задачи; устройство этого целого и его работа (функция) неразделимы; душа организма — это его функция, деятельность. “Если бы глаз был живым существом, его душой было зрение”, — говорил Аристотель.

Трактуя организм как систему, Аристотель выделял в ней различные уровни способностей к деятельности.

Читайте также:  Библиотерапия - психология

Понятие о способности, введенное Аристотелем, было важным новшеством, навсегда вошедшим в основной фонд психологических знаний.

Оно разделяло возможности организма, заложенный в нем психологический ресурс и его практическую реализацию. При этом намечалась иерархия способностей — функций души:

1. вегетативная (имеется у животных, растений и человека);

2. чувственно — двигательная (имеется у животных и у человека);

3. разумная (присущая только человеку).

Функции души — уровни ее развития, располагались в виде “лестницы форм”, где из низшей и на ее основе возникает функция более высокого уровня: вслед за вегетативной формируется способность ощущать, из которой развивается способность мыслить. В отдельном человеке при его превращении из младенца в зрелое существо повторяются те ступени, которые прошел за свою историю весь органический мир. Впоследствии это было названо биогенетическим законом.

Различие между чувственным восприятием и мышлением было одной из первых психологических истин, открытых древними. Аристотель, следуя принципу развития, стремился найти звенья, ведущие от одной ступени к другой.

В своих поисках он открыл особую область психических образов, которые возникают без прямого воздействия предметов на органы чувств. Сейчас эти образы принято называть представлениями памяти и воображения (в терминологии Аристотеля — “фантазии”).

Эти образы починены открытому, опять — таки, Аристотелем механизму ассоциации — связи представлений.

Объясняя закономерности развития характера, Аристотель утверждал, что человек становится тем, что он есть, совершая те или иные поступки. Мысль о формировании характера в реальных поступках, которые у людей всегда предполагают нравственное отношение к ним, ставило психическое развитие человека в причинную, закономерную зависимость от его деятельности.

Изучение органического мира побудило Аристотеля придать новый смысл основному принципу научного объяснения — принципу причинности (детерминизма).

Раскрывая принцип причинности, Аристотель показал, что “природа ничего не делает напрасно”; “нужно видеть то, ради чего совершается действие”.

Он утверждал, что конечный результат процесса (цель) заранее воздействует на его ход; психическая жизнь в данный момент зависит не только от прошлого, но и желаемого будущего (то, что должно произойти, определяется происходящим сейчас).

Аристотель указал и на то, что душа может быть разного рода. Так, Аристотель (кстати, создатель зоологии и автор “лестницы” живых существ — первой, в сущности, биологической систематики) говорил о существовании растительной души (ее свойства — питание и ощущение), животной души (стремление, память и движение) и человеческой души (мышление).

В целом, душа, как сущность живого тела, смертна вместе с телом; однако, часть ее, которую мы могли бы на современном языке назвать абстрактным или теоретическим мышлением (в отличие от обыденного эмпирического мышления) Аристотель считает бессмертной.

Дело в том, что наше восприятие и наш практический ум имеют дело с наглядными и, что важно, с отдельными вещами: с этим столом, этой собакой и т. д. Но с чем, с какой реальностью имеет дело абстрактное мышление? “Человек смертен”, — говорим мы, имея в виду человека вообще. Но существует ли человек вообще? Если нет, то о чем мы говорим? Если да — то возможно ли его увидеть?

По Аристотелю, общие понятия (а речь о них) существуют как реальность (т. е. существует не только индивид, но и вид) и, продвигаясь по уровням абстракций, ум мудреца, приближается к божественному, вечному, абсолютному, становясь и сам его подобием, и — обретает бессмертие.

Аристотель пришел к естественному для того времени выводу о существовании врожденного знания, т. е. о бессмертии и нематериальности разумной души.

Культура является внутренним достоянием души человека, наши знания истинны уже по своему происхождению, как часть бессмертного разума. Эти рассуждения привели к появлению весьма значимого в концепции Аристотеля понятия нус (всеобщий разум). Нус служит хранилищем разумной части души человека после его смерти.

При рождении ребенка часть этого разума, образуя новую разумную часть души, вселяется в тело новорожденного, соединяясь с растительной и животными частями. Так происходит передача опыта, т. к. разумная часть души хранит все знания, существующие в нусе, т. е. всю культуру, накопленную человечеством к моменту рождения данного ребенка.

Эти знания не осознаются человеком, но актуализируются в процессе обучения или рассуждения.

Создал первую в психологии развернутую теорию познания. Ввел понятия общего чувствилища и ассоциаций, как механизмах психической жизни, механизмах познания, которые, по его мнению, представляют собой важный механизм переработки знаний. Первым этапом познания, по Аристотелю, становится ощущение.

Исследуя проблему регуляции поведения, Аристотель пришел к выводу о том, что возможна двойная регуляция — как эмоциями, так и разумом. Он впервые выделил несколько видов эмоций, разделив чувства и аффекты по степени их влияния на поведение.

Исследуя проблему борьбы с аффектом (что необходимо для обретения свободы и разумности поведения), Аристотель пришел к очень важному для психологии выводу о роли катарсиса (очищения).

Т. о., Теория Аристотеля охватывала широкий круг проблем, наиболее актуальных не только для психологии того времени.

Источник: http://spargalki.ru/psyhologiya/111-istoriya-psyhologii.html?start=3

Философия Аристотеля

Все деятельности животной души образуют в человеке материю для  развития свойственной ему формы  – разума.

Последний, являясь уже  не формой тела, а скорее формой души, вполне нематериален; он не смешивается с телом, даже и как задаток; но, как чистая форма, разум прост, неизменяем и не подвержен страданию.

Разум не возникает вместе с телом, как животные функции души, он приходит извне, как нечто высшее, Божественное, и поэтому только он один и переживает смерть тела [4, с 273-276].

Его основная деятельность есть мышление, объектом которого являются те высшие принципы, в которых непосредственно  познаются первые основания всякого  бытия и знания. Разум бывает так  же и практическим.

Но в человеческом индивидууме  разум не есть чистая, а только развивающаяся  форма: поэтому-то и следует в  человеческом уме делать различие между  его способностью и его действительностью, его пассивной материей и активной формой.

Вследствие этого Аристотель, обозначая собственно ум, как деятельный, противопоставляет ему, как его  еще долженствующий осуществиться  задаток, ум страдательный.

Этот задаток  уже заключается в теоретических  функциях животной души, однако только в том смысле, что у человека они могут стать поводом для  усмотрения тех высших непосредственно  известных принципов.

Отсюда постепенное  развитие разума заключается в том, что у человека, вследствие постоянных чувственных впечатлений, возникают  общие представления, а эти последние  путем индуктивного процесса становятся, в конце концов, поводом к появлению познания разума деятельного.

Трудности учения Аристотеля об уме заключаются прежде всего  в том, что «разум», согласно с  обычным способом выражения, рассматривается  и обсуждается, как особенность  человеческой «души», но при этом определяется таким образом, что он не может  более подойти под родовое  понятие души, как «энтелехии тела» [4, с 278-280].

Разумное познание подразделяется Аристотелем на два вида: теоретический  и практический. Первый, как мудрость, ведет к знанию, второй, как практичность – к искусству. Но и практический разум сам по себе есть только теоретическая  деятельность, усмотрение истинных принципов  поступков; и от свободного решения индивидуума зависит, желает ли он им следовать или нет.

3.3 Этика Аристотеля

В особую и притом значительную проблему Аристотель выделяет этику. Учение о нравственной деятельности и о  нравственных доблестях строится у  Аристотеля на основе его объективной  телеологии, охватывающей весь мир  и всю деятельность человека.

Цель, которой люди желают только ради нее  самой, – высшее благо, блаженство, и раскрывает ее высшая руководящая наука – политика. Блаженство не может состоять ни в материальном богатстве, ни в наслаждении, ни даже в одной лишь добродетели.

Дело человека – разумная деятельность, а назначение совершенного человека – в прекрасном выполнении разумной деятельности, в согласии каждого дела с особой характеризующей его добродетелью.

То, что существует в возможности, проявляет свою активность только на деле, и награда достается – как на олимпийских состязаниях – не тому, кто сильнее и красивее всех, а тому, кто победил в состязании [4, с. 362-370, 12, с. 180-190].

Центральное понятие этики  Аристотеля – понятие середины, под которой Аристотель понимает умение верно ориентироваться –  выбрать надлежащий поступок. Добродетель  выбирает среднее между излишеством  и недостатком.

Но в хорошем нельзя видеть просто середину: выбору подлежит не среднее из хорошего, а наилучшее  из всего хорошего. Добродетели Аристотель разделил на два класса: этические, или добродетели характера, и  дианоэтические, или интеллектуальные. Блаженство – подлинная цель человеческой жизни.

Высшей доблестью, наиболее совершенным видом блаженства Аристотель провозглашает научное созерцание, созерцание истины: самодовлеющее, отрешенное от волнений и тревог практической жизни.

Созерцательная деятельность разума, по Аристотелю, существует ради себя самой, не стремится ни к какой внешней цели и заключает в себе ей одной свойственное наслаждение [12, с. 190-195].

4 Практическая философия Аристотеля

Целью всякого человеческого  поступка является благо, осуществляемое посредством деятельности; само же оно есть всегда только средство для  достижения высшей цели – блаженства, ради которого именно желается и все  остальное.

Свойство, при помощи которого человек наисовершеннейшим образом  отправляет присущую ему деятельность, есть добродетель. Из ее применения вытекает, как необходимое следствие совершенной  деятельности, — удовольствие [13, с. 2-5].

Но задача разума двойная; с одной стороны, она состоит  в познании, с другой – в управлении желаниями и поступками посредством  этого самого познания.

Сообразно  с этим, Аристотель различает дианоэтические и этические добродетели, первые суть высшие, в них раскрывается разум, как чистая деятельность формы; они доставляют самое благородное  и совершенное удовольствие; через  них человек получает доступное  для него участие в божественном блаженстве.

Этические же добродетели  имеют свое начало в воле. Этическая  добродетель есть то постоянное свойство воли, благодаря которому практический разум господствует над желаниями. Для выработки ее, кроме задатков к ней и разумного усмотрения, нужно и упражнение, причем направление  воли должно утвердиться посредством  привычки.

Укрощение страстей разумом  состоит только в том, что между  крайностями, к которым стремятся  необузданные страсти, выбирается правильная середина.

Из этого принципа с  тонким знанием жизни и людей  выводит Аристотель отдельные этические  добродетели в восходящем порядке. При этом чисто греческим принципом  является ценность правильной меры [4, с. 234-240].

4.1 Государство, государственное устройство и общество

Человек, как существо, уже  от природы предназначенное для  социальной жизни, может развить  свою «совершенную деятельность» только в общежитии. Естественная первоначальная форма этого общежития есть семья, наиболее совершенная – государство.

Государственное устройство есть такой порядок, в котором  господство исходит от власти, законно  установленной. Поэтому ценность государства  будет зависеть от того, имеет ли в виду господствующая власть общую  государственную цель, или нет.

Но так как господство может принадлежать одному, немногим или множеству, то и существует шесть основных форм действительного государственного устройства, из которых три правильные, а три ложные: монархия, тирания, аристократия, крайняя олигархия, охлократия (власть толпы, крайняя демократия), полития (смесь умеренной олигархии и умеренной демократии).

Из правильных форм государственного устройства Аристотель считает монархию и аристократию, как господство лучшего или лучших, наиболее совершенными, а между ними монархия заслуживала бы предпочтения, если бы можно было надеяться, что когда-нибудь она может соответствовать своему определению, как господство одного человека, превосходящего добродетелью всех остальных людей; в действительности же аристократия представляет большие гарантии. Из форм ложных господство массы является наиболее сносной, а тирания наиболее гнусной формой правления [4, с. 242-246].

Лучшее государство, по Аристотелю, должно было иметь основную форму  народного господства, но при этом управление общественными делами должно было бы быть вручено, по образцу аристократии, наиболее способным лицам.

Это было бы государство мира, а не войны, и его главная задача состояла бы в правильном воспитании всех граждан, которые должны были бы сделаться  годными не только к практической деятельности, но быть также восприимчивыми к прекрасному и, наконец, способными к высшему наслаждению – познанию.

Наилучшее государство –  это такое общество, которое достигается  через посредство среднего элемента (под средним элементом Аристотель имеет в виду «средний» между  рабовладельцами и рабами), и те государства имеют наилучший  строй, где средний элемент представлен  в большем числе, где он имеет  большое значение сравнительно с  обоими крайними элементами. Аристотель отмечал, что, когда в государстве  много лиц лишено политических прав, когда в нем много бедняков, тогда в таком государстве  неизбежно бывают враждебно настроенные  элементы. И в демократиях, и в  олигархиях, и в монархиях, и при  всякого рода другом государственном  строе общим правилом должно служить  следующее: ни одному гражданину не следует  давать возможности чрезмерно увеличивать  свою политическую силу сверх надлежащей меры. Аристотель советовал наблюдать  за правящими лицами, чтобы они  не превращали государственную должность  в источник личного обогащения [14, с. 282-284].

Осуществив грандиозное  обобщение социального и политического  опыта эллинов, Аристотель разработал оригинальное социально-философское  учение. При исследовании социально-политической жизни он исходил из принципа: «Как и всюду, наилучший способ теоретического построения состоял бы в рассмотрении первичного образования предметов».

Таким «образованием» он считал естественное стремление людей к совместной жизни и к политическому общению. По Аристотелю человек – политическое существо, то есть социальное, и он несет в себе инстинктивное стремление к «совместному сожительству» (Аристотель еще не отделял идею общества от идеи государства). Человека отличает способность к интеллектуальной и нравственной жизни.

Только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость. Первым результатом социальной жизни он считал образование семьи – муж и жена, родители и дети…Потребность во взаимном обмене привела к общению семей и селений. Так возникло государство.

Отождествив общество с государством, Аристотель был вынужден заняться поисками элементов государства. Он понимал зависимость целей, интересов и характера деятельности людей от их имущественного положения и использовал этот критерий при характеристике различных слоев общества.

По мысли Аристотеля, бедные и богатые «оказываются в государстве элементами, диаметрально противоположными друг другу, так что в зависимости от перевеса того или иного из элементов устанавливается и соответствующая форма государственного строя». Он выделил три главных слоя граждан: очень зажиточных, крайне неимущих и средних, стоящих между теми и другими.

Аристотель враждебно относился к первым двум социальным группам. Он считал, что в основе жизни людей, обладающих чрезмерным богатством, лежит противоестественный род наживы имущества. В этом, по Аристотелю, проявляется не стремление к «благой жизни», а лишь стремление к жизни вообще. Поскольку жажда жизни неуемна, то неуемно и стремление к средствам утоления этой жажды.

Ставя все на службу чрезмерной личной наживы, «люди первой категории» попирают ногами общественные традиции и законы. Стремясь к власти, они сами не могут подчиняться, нарушая этим спокойствие государственной жизни. Почти все они высокомерны и надменны, склонны к роскоши и хвастовству.

Государство же создается не ради того, чтобы жить вообще, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо. Согласно Аристотелю, государство возникает только тогда, когда создается общение ради благой жизни между семействами и родами, ради совершенной и достаточной для самой себя жизни.

Читайте также:  Зинченко, владимир петрович - психология

Совершенством же человека предполагается совершенный гражданин, а совершенством гражданина, в свою очередь, — совершенность государства. При этом природа государства стоит «впереди» семьи и индивида.

Эта глубокая идея характеризуется так: совершенство гражданина обусловливается качеством общества, которому он принадлежит: кто желает создать совершенных людей, должен создать совершенных граждан, должен создать совершенное государство. Будучи сторонником рабовладельческой системы, Аристотель тесно связывает рабство с вопросом собственности: в самой сути вещей коренится порядок, в силу которого уже с момента рождения некоторые существа предназначены к подчинению, другие же – к властвованию. Это общий закон природы – ему подчинены и одушевленные существа. По Аристотелю, кто по природе принадлежит не самому себе, а другому и при этом все-таки человек, тот по своей природе раб [14, с. 282-284].

4.2 Поэтическая философия

К практической философии  у Аристотеля присоединяется и поэтическая, т.е. наука о творческой деятельности человека. Но она в сохранившихся  научных сочинениях, разработана  в «Поэтике» только по отношению  к изящным искусствам и в особенности  к поэзии.

Всякое искусство, по Аристотелю, есть подражание; поэтому различные  искусства отличаются друг от друга  частью по средствам, частью по предметам  подражания. Средства поэзии суть: речь, ритм и гармония; предметы ее – люди и их поступки.

Трагедия (анализ которой  и составляет, главным образом, дошедший до нас отрывок Поэтики) изображает нам в прекрасных речах какое-нибудь значительное и законченное деяние в непосредственном исполнении различных  действующих лиц [15, с. 46-49].

Цель же искусства возбудить  аффекты человека до такой степени, чтобы он, именно благодаря этому  возбуждению и возвышению, освобождался от их власти и очищался. А это  возможно только потому. Что искусство  изображает не эмпирическую действительность, а лишь то, что могло бы быть возможным  само по себе, а также и потому, что оно возводит конкретное в  общее.

Заключение

Аристотель различает  два уровня философии.

Первая философия  занимается вопросами бытия как  такового, бытия вообще, тогда как  вторая философия, или физика, исследует  бытие сущего, причастного к движению.

Проблема соотношения первой и второй философии,  как показала дальнейшая история мысли, не проста. Эти идеи оказали влияние на характер последующего развития философской мысли, особенно в Новое время.

Эволюция философской  мысли приводит к актуализации проблем, касающихся природы бытия и познания, усложнению постановки вопросов и их решений, характера их взаимодействия.

Философия возникает лишь тогда, когда появляется личность, способная  и имеющая возможность выйти  за пределы непосредственно необходимого и задуматься свободно над непрактичными, но необходимыми для развития личности проблемами.

Аристотель – не только носитель тех или иных истин, но и  воплощение мудрости и личностного  начала.

Аристотель подвел итог развитию философской мысли с ее начала в Древней Греции и до Платона  включительно, он создал дифференцированную систему знания, освоение которой  продолжалось свыше полутора тысяч  лет. Именно Аристотелю принадлежит  систематизация знаний, основанная на двух принципах – предметном и  целевом.

Он делит науки на три  большие группы: теоретические, которые  имеют целью само знание и делятся  первую философию, физику и математику; практические, цель которых – руководство  человеческим поведением и в число  которых входят этика, экономика  и политика, и творческие, имеющие  назначением достижение пользы и  осуществление прекрасного: поэтика, риторика и искусство.

Источник: http://stud24.ru/philosophy/filosofiya-aristotelya/454026-1717740-page3.html

Философия Аристотеля ее основные идеи

Аристотель родился в 384 г. до нашей эры. Юношеские годы Аристотеля пришлись на время начала расцвета Македонии. Аристотель получил греческое образование и был носителем этого языка, он симпатизировал демократическому образу правления, но в то же время он был подданным македонского правителя. Это противоречие сыграет определённую роль в его судьбе.

«Первая философия» Аристотеля содержит учение о 4 основных принципах бытия. Бытие — живая субстанция, характеризующаяся специальными принципами или четырьмя началами (условиями) бытия:

Материя — «то, из чего». Многообразие вещей, существующих объективно; материя вечна, несотворима и неуничтожима; она не может возникнуть из ничего, увеличиться или уменьшиться в своём количестве; она инертна и пассивна. Бесформенная материя представляет собой небытие. Первичнооформленная материя выражена в виде пяти первоэлементов (стихий): воздух, вода, земля и огонь и эфир.

Форма — «то, что». Сущность, стимул, цель, а также причина становления многообразных вещей из однообразной материи. Создает формы разнообразных вещей из материи Бог. Аристотель подходит к идее единичного бытия вещи, явления: оно представляет собою слияние материи и формы.

Действующая причина (начало) — «то, откуда». Началом всех начал является Бог. Существует причинная зависимость явления сущего. Цель — «то, ради чего». Высшей целью является Благо.

Аристотель рассматривал бытие как объективный мир, актуальный принцип вещи, неразрывный с ней, как неподвижный двигатель, божественный ум или нематериальную форму всех форм. Аристотель создал иерархию уровней всего сущего (от материи как возможности к образованию единичных форм бытия и далее):

  • неорганические образования (неорганический мир).
  • мир растений и живых существ.
  • мир различных видов животных.
  • человек.

Познание у Аристотеля имеет своим предметом бытие. Основа опыта — в ощущениях, памяти и привычке. Любое знание начинается с ощущений: оно есть то, что способно принимать форму чувственно воспринимаемых предметов без их материи; разум же усматривает общее в единичном.

Однако с помощью одних только ощущений и восприятий приобрести научное знание нельзя, потому что все вещи имеют изменчивый и переходящий характер. Формами истинно научного знания являются понятия, постигающие сущность вещи. В учении о познании и его видах Аристотель различал «диалектическое» и «аподиктическое» познание.

Отправным пунктом познания являются ощущения, получаемые в результате воздействия внешнего мира на органы чувств, без ощущений нет знаний. Отстаивая это теоретико-познавательное основное положение, «Аристотель вплотную подходит к материализму».

Ощущения Аристотель правильно считал надежными, достоверными свидетельствами о вещах, но оговариваясь добавлял, что сами по себе ощущения обуславливают лишь первую и самую низшую ступень познания, а на высшую ступень человек поднимается благодаря обобщению в мышлении общественной практики.

Аристотель сформулировал логические законы:

  • закон тождества — понятие должно употребляться в одном и том же значении в ходе рассуждений;
  • закон противоречия — «не противоречь сам себе»;
  • закон исключенного третьего — «А или не — А истинно, третьего не дано».

Аристотель выделяет 11 этических добродетелей: мужество, умеренность, щедрость, великолепие, великодушие, честолюбие, ровность, правдивость, любезность, дружелюбие, справедливость. Последняя — самая необходимая для совместной жизни.

  • разумные (добродетели ума) — развиваются в человеке благодаря обучению — мудрость, сообразительность, рассудительность.
  • нравственные (добродетели характера) — рождаются из привычек-нравов: человек действует, приобретает опыт и на основе этого формируются черты его характера.
  • добродетель — представляет собой меру, золотую середину между двумя крайностями: избытком и недостатком.
  • добродетель — она есть «способность поступать наилучшим образом во всём, что касается удовольствий и страданий, а порочность — это её противоположность».
  • добродетель — это внутренний порядок или склад души; порядок обретается человеком в сознательном и целенаправленном усилии.
  • мужество — это середина между безрассудной отвагой и трусостью (в отношении к опасности).
  • благоразумие — это середина между распущенностью и тем, что можно было бы назвать «бесчувственностью» (в отношении к удовольствиям, связаным с чувством осязания и вкуса).
  • щедрость — это середина между мотовством и скупостью (в отношении к материальным благам).
  • величавость — это середина между спесью и приниженностью (в отношении к чести и бесчестию).
  • ровность — середина между гневностью и «безгневливостью».
  • правдивость — середина между хвастовством и притворством.
  • остроумие — середина между шутовством и неотёсанностью.
  • дружелюбие — середина между вздорностью и угодничеством.
  • стыдливость — середина между бесстыдством и робостью.

Нравственный человек, по Аристотелю, тот, кто руководит разумом, сопряженным с добродетелью. Аристотель принимает платоновский идеал созерцания, но ведет к нему деятельность, поскольку человек рожден не только для умопостижения, но и для действия.

Для Аристотеля человек — это прежде всего общественное или политическое существо («политическое животное»), одарённое речью и способное к осознанию таких понятий как добро и зло, справедливость и несправедливость, то есть нравственными качествами.

В «Никомаховой этике» Аристотель отмечал, что «человек по природе существо общественное», а в «Политике» — существо политическое. Он также выдвинул положение, что человек рождается политическим существом и несёт в себе инстинктивное стремление к совместной жизни.

Врождённое неравенство способностей — причина объединения людей в группы, отсюда же различие функций и места людей в обществе. В человеке есть два начала: биологическое и общественное.

Уже с момента своего рождения человек не остаётся наедине с самим собой; он приобщается ко всем свершениям прошлого и настоящего, к мыслям и чувствам всего человечества. Жизнь человека вне общества невозможна.

Аристотель пытался выяснить не только предмет философии, но и предмет математики, отличить предмет математики от предмета философии. При этом Аристотель различает «общую математику» и специальную математику — геометрию, астрономию.

Специальные математические дисциплины занимаются отдельными областями сущего, поэтому они несопоставимы с философией, которая имеет дело со всем сущим, с бытием как таковым. Однако с философией сопоставима «общая математика», ибо «общая математика имеет отношение ко всему».

Такая универсальная математика сопоставима с философией — обе науки имеют дело с сущим во всем его объеме. Надо сказать, что эта мысль Аристотеля не получила у него развития. Он сам математиком не был, математических работ не писал.

Но она позволила в будущем некоторым перипатетикам поставить категорию количества наравне с категорией сущности, а затем и отдать категории количества приоритет перед категорией сущности.

Если предметом «первой философии», или метафизики, являются обособленные от материи (вопреки всем возражениям Аристотеля против Платона) сущности, сути бытия, формы, виды, то объекты математики также неподвижны, но они не существуют обособленно от материи.

Аристотель, разумеется, не знал высшей математики, объекты которой как раз подвижны, поскольку там вводятся переменные величины и их зависимость друг от друга. Математика Аристотеля — статическая математика его эпохи. Ее предмет — натуральные числа, геометрические фигуры.

Она не предназначена для изучения процессов и для открытия законов процессов, что стало делом науки нового времени. Если для античности сущность — это неподвижная форма, то для науки нового времени сущность — это закон изменения явлений, устойчивое в явлениях, в процессах. В этом — одно из принципиальных отличий античного мировоззрения от мировоззрения нового времени, в этом — основной порок античной науки, ее донаучность. Фактически античность не открыла ни одного закона природы, если не считать основного закона гидростатики Архимеда. Это не случайно, ибо ее внимание бло направлено на обособленные сущности, все изменчивое третировалось, оно, как мы видели, отнесено Аристотелем вслед за Платоном к допонятийному уровню бытия.

Итак, математика в представлении Аристотеля имеет дело с объектами неподвижными. Оговорка, что речь идет о «некоторых отраслях» математики, не разъясняется: по-видимому, под другими отраслями имеется в виду исключительно астрономия, изучающая движения небесных тел.

В целом, объявляя предметами математики неподвижные объекты, Аристотель отдает дань ограниченности античности в науке. Более прав он, считая, что объекты математики не существуют отдельно от материи. Проблема того, как и где существуют математические предметы, в центре внимания Аристотеля.

Эту проблему он формулирует так: «Если существуют математические предметы, то они должны либо находиться в чувственных вещах, как утверждают некоторые, либо быть отдельно от чувственных вещей (и это тоже некоторые говорят); а если они не существуют ни тем, ни другим путем, тогда они либо [вообще] не существуют, либо существуют в ином смысле: таким образом (в этом последнем случае) спорным у нас будет [уже] не то, существуют ли они, но каким образом [они существуют] «.

На этот вопрос Аристотель отвечает в том духе, что математические предметы не существуют ни отдельно от чувственных вещей как некие особые сущности, ни как таковые в самих чувственных вещах. Что касается первой возможности, то Аристотель говорит, что «предметы математики нельзя отделять от чувственных вещей, как это утверждают некоторые, и …

начало вещей — не в них». Этими словами, кстати сказать, заканчивается «Метафизика». Но предметы математики как таковые не существуют и в вещах. Решая проблему существования чисел и иных математических предметов, Аристотель совершает своего рода отрицание отрицания. Пифагорейцы не отделяли числа от вещей, а вещи — от чисел.

Напротив, они наивно отождествляли вещи и числа. Для этого они геометризировали тела и сами числа.

Например, напомним, треугольник, каждая сторона которого равна шести единицам измерения, пифагорейцы выражали числом в двадцать одну арифметическую единицу, ибо из стольких телесных монад (единиц) можно сложить эту фигуру (если иметь в виду ее площадь, а не только периметр). Впервые числа от вещей отделили академики.

Именно они, а не пифагорейцы превратили числа в самостоятельные сущности, первичные по отношению к вещам. В последний период деятельности Платон арифметизировал и сами идеи. Он ввел единое и двоицу (большое и малое) как некую материю, из которой рождаются сами идеи через приобщение их к единому, Ясно, что такие идеи становятся уже числами.

Это «большое и малое» Аристотель сравнивает с пифагорейским апейроном. При этом единое и идеи, поскольку они приобщены к вещам, участвуют в них, есть причина добра, а «материя» («двоица», «большое» и «малое») и идеи, поскольку они приобщены к вещам, участвуют в них,- причина зла.

Как уже отмечалось, Аристотель высмеивает эти взгляды: «Все это неразумно и находится в конфликте и само с собой, и с естественным вероятием, и как будто мы здесь имеем ту «словесную канитель», о которой говорит Симонид; получается словесная канитель, как она бывает у рабов, когда в их словах нет ничего дельного. И кажется, что самые элементы — большое и малое — кричат [громким голосом], словно их тащат насильно: они не могут ведь никоим образом породить числа».

Аристотель — пример великой, выдающейся личности не только в истории философии, но и в истории человечества. Он — гений. Значение слова «гений» часто принижают.

Читайте также:  Управление состоянием - психология

Что он собственно означает в данном случае? Он означает, что этот человек обладал такими способностями, которые дали ему возможность выполнить свою миссию философа — раздвинуть границы познания, установленные до него. Термин «гений» включает понятия: выход за пределы, открытие, созидание.

Если философия является искусством жить и если Аристотель сделал попытку конкретно видоизменить это искусство, изменяя людей, не значит ли это, что люди после Аристотеля не будут уже тем, чем они были до него?

Сегодня искренне восхищает основная страсть, горевшая в Аристотеле, чуждая какого бы то ни было анекдотичного оттенка, — это его жажда познать мир в целом и овладев им, познать природу и существа, которые она вмещает себе, проникнуть в смысл природы и передать это другие людям… Светоч науки (какая старая банальная метафора!). Аристотель был одним из первых, кто основал науку, одним из тех, кто с честью пронес по пути человечества светильник знания.

Весь грандиозный путь Аристотеля — хотя исследуемые им пути, направления l раскрываемые области могут показаться лишенными общей внутренней связи — свидетельствует о его страстном желании познавать и распространять знания, а это первостепенный дар каждого ученого и в то же время его последнее свершение. Итак, у Аристотеля логика и биосия, метафизика и этика, психология и теология — не разрозненные завоевания науки как это может показаться на первый взгляд. Аристотель объединяет их в такую стройную систему, что каждая часть не только занимает в рамках целого надлежащее ей место.

Источник: http://www.microarticles.ru/article/filosofija-aristotelja.html

Философия Аристотеля

Автор «Физики» стремится отличить природу как естественное от искусственного, говоря, что «природа есть известное начало и причина движения и покоя, для того, чему она присуща первично, по себе, а не по совпадению».

На первый взгляд такая трактовка природы противоречит вышеназванной физической догме Аристотеля, согласно которой всё, что движется, имеет источник движения вне себя, а в конечном итоге – в неподвижном перводвигателе. В каком то смысле противоречие действительно есть.

Но здесь, по-видимому, Аристотель делает акцент на отличии естественных сущностей, имеющих независимую от человека причину своего возникновения и существования, от искусственных, причина которых заключена в деятельности человека.

В «Физике» Аристотель колеблется в трактовке проблемы природы: ведь, с одной стороны, «она есть первая материя, лежащая в основе каждого из тел, имеющих в себе самом начало движения и изменения», но с другой стороны, «она есть форма и вид согласно понятию». В своих колебаниях Аристотель занимает промежуточную позицию дуализма, говоря, что «природа двояка: она есть форма и материя».

Идеалистическое истолкование природы Аристотелем ещё более отчётливо сказывается в его учении о природной целесообразности.

Цель – это форма, которая ещё должна стать внутренне присущей вещи, а форма – это цель, которая уже стала внутренне присущей вещи. Аристотель рассматривает природу органицистски: это как бы единый живой организм, где «одно возникает ради другого».

Аристотелю известны философы, «которые причиной и нашего неба, и всех миров считают самопроизвольность», философы, у которых «сами собой возникают вихрь и движение, разделяющие и приводящие в данный порядок Вселенную», т. е., по-видимому, Левкипп и Демокрит.

Ему известны, с другой стороны, и мнения, отрицающие случайность.

Об этом сказано в некоем «древнем изречении», об этом же говорят и другие, утверждающие, что ничто не происходит случайно, но что для всего, возникновение чего мы приписываем самопроизвольности и случаю, имеется определённая причина.

Необходимо отметить, что Аристотель совершенно неправомерно отождествляет здесь самопроизвольность и случайность, тогда как это не одно и то же. Ведь то, что возникает самопроизвольно, само собой, из себя, не обязательно бывает случайным. Возможна ведь и внутренняя необходимость.

Аристотель пытается различить два вида причин. Он согласен с теми, кто утверждает, что всё имеет причину. Но причина причине рознь. Есть «причина сама по себе» и есть «причина по совпадению», «причина побочным образом». Причинность второго вида возможна потому, что предмет сложен, что в нём «может совпадать бесконечно многое».

В такой форме это пока верно: во всяком предмете и процессе есть ствол и ветви, и эти ветви касаются ветвей другого ствола, а потому всё время образуются необязательные, случайные связи и взаимодействия, которых могло бы и не быть.

Однако ограниченность Аристотеля связана здесь с суждением возможностей его теории двойной причинности в силу подчинения этого деления целевой причине. Поэтому случайность и самопроизвольность оборачиваются у него непреднамеренностью и оказываются разновидностью целевой причины, тем, что сопровождает осуществление цели, энтелехию.

Хотя сами по себе случайность и самопроизвольность никем не запрограммированы, не задуманы и их нет ни в чьём намерении, они всё же происходят и осуществляются не в вакууме, а в сложной среде.

Итак, случайное и самопроизвольное, будучи подчинены у Аристотеля целевой причине, лишаются права на самостоятельное существование, они не могут быть пятой причиной, и Аристотель остаётся при своих четырёх причинах: «Самопроизвольное и случай есть нечто более второстепенное, чем разум и природа».

4 БИОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ

Аристотель был основателем биологии как науки. Он организовал в своей школе изучение живой природы. В результате появилась, по-видимому, коллективная «История животных», а также «О частях животных», «Движение животных» и «О происхождении животных» — сочинения, связываемые с именем самого Аристотеля.

Биология.

В первой книге «О частях животных» Аристотель утверждает, что живая природа представляет не менее ценный для научного исследования предмет, чем небесные тела, несмотря на то, что первая преходяща, а вторые (как, конечно совершенно неправильно представлялось Аристотелю) не подвержены возникновению и гибели.

Сравнивая астрономию и биологию, Аристотель говорит, что «и то, и другое исследование имеет свою прелесть», но небесные тела даются нам в непосредственном ощущении в гораздо меньшей степени, чем окружающий растительно-животный мир. О животных и растениях «мы имеем большую возможность знать, потому что мы вы растаем с ними» (там же) и находимся в природном с ними родстве.

Изучение живого, замечает философ, не всегда приятно, порой «нельзя без большого отвращения смотреть на то, из чего состав лен человек, как-то: на кровь, кости, жилы и подобные части».

Тем не менее в самом Аристотеле побеждает ученый, для которого высшее наслаждение — в познании независимо от того, каков предмет познания: приятен он непосредствен ному чувству человека или, напротив, противен, «ибо наблюдением даже над теми из них, которые неприятны для чувства, создавшая их природа доставляет все-таки невыразимые наслаждения людям способным к познанию причин и философам по природе». Поэтому изучение живой природы не является низким делом и надо подходить к нему «без всякого отвращения, так как во всех них содержится нечто природное и прекрасное». Аристотель удивляется тому, что созерцание искусственных изображений произведений природы нам более по вкусу, чем созерцание самих этих произведений, тогда как в первом случае мы не можем познать при чины этих произведений природы, а во втором можем, ибо мы имеем перед собой не мертвые их изображения, а их самих. Такое положение вещей Аристотель называет «странным и противоречащим рассудку». Мыслитель подчеркивает, что при изучении произведений природы надо по мере возможности стараться ничего не упускать: «…не следует ребячески пренебрегать изучением незначительных животных, ибо в каждом произведении природы найдется нечто, достойное удивления…». Аристотель вспоминает слова, с которыми обратился Гераклит к прибывшим к нему чужеземцам, когда они замешкались на пороге, удив ленные тем, что застали философа греющимся у очага своей жалкой хижины. Видя их замешательство, Гераклит сказал, что «и здесь существуют боги». По Аристотелю же, эти слова относятся ко всем, пусть самым незначительным, проявлениям живой природы, так что червяк не менее божествен, чем Сириус. Аристотель, конечно, прав: самые, казалось бы, незначительные, ничтожные живые организмы играют порой роль куда более важную, чем звезды.

Психология.

Психология Аристотеля (а ему при надлежит первый в истории науки психологический трактат «О душе», так что Аристотеля можно считать и родоначальником психологии) занимает в мировоззрении этого великого мыслителя в сущности центральное место, поскольку душа, по представлению Стагирита, связана, с одной стороны, с материей, а с другой — с богом. Поэтому психология — и часть физики, и часть теологии (первой философии, метафизики). О психологии как части физики сказано в «Метафизике» так: «…рассмотрение души также в некоторых случаях составляет предмет физики, именно, когда дело идет относительно той души, которая не бывает без материи», ведь, согласно определению Аристотеля, физика «имеет дело с таким бытием, которое способно к движению, и с такой сущностью, которая в преимущественной мере соответствует понятию, однако же не может существовать отдельно от материи. Но не вся душа связана с материей, а только часть ее — если бы было не так, то «тогда, кроме науки о природе, не остается никакой философии…». Физика исследует душу как движущее начало, ведь предмет физики — такая сущность, которая имеет начало движения и покоя в себе самой. Однако это не означает, что все в природе одушевлено; одушевлено лишь живое. По своему предмету психология (в своей физической части) совпадает с биологией. Обе науки изучают живое, но биология изучает его в аспекте формальной и материальной причин, а психология — целевой и движущей, а это и есть душа. Философ отдает предпочтение психологии перед биологией, говоря, что «занимающемуся теоретическим рассмотрением природы следует говорить о душе больше, чем о материи, поскольку материя скорее является природой через душу, чем наоборот».

Определение души.

В трактате «О душе» Аристотель дает три определения души, близких друг другу, но не тождественных. Он говорит, что «душа необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего в возможности жизнью.

Сущность же [как форма] есть энтелехия; стало быть, душа есть энтелехия такого тела»; что «душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего в возможности жизнью»; что «душа же есть суть бытия и форма (логос) не такого тела, 
как топор, а такого естественного тела, которое в самом себе имеет начало движения и покоя».

Виды души.

«Лестнице живых существ» соответствует у Аристотеля и «лестница душ». В «Истории животных» сказано, что «всегда одни имеют больше жизни и движения по сравнению с другими на очень малую величину. И то же самое в от ношении жизненных действий, ибо у растений, кажется, нет иного дела, кроме как производить другие…

равным образом и у некоторых животных, кроме порождения, нельзя найти другого дела, поэтому такого рода действия общи всем. Когда же привходит ощущение, жизнь их получает различие и в отношении совокупления вследствие наслаждения, и в отношении родов и вскармливания детей.

Одни просто, как растения, в известные времена года производят свойственное им размножение, другие заботятся и о пище для детей; когда же вскармливание закончено, они отделяются и не имеют уже с ними никакого общения; некоторые же, более разумные и обладающие памятью, больше и более общественным образом занимаются потомками».

Для нас в этом рассуждении нет ничего психологического, разве только упоминание об ощущениях. Но Аристотель понимает душу очень широко, и для него жизнь, движение (в смысле самодвижения), размножение, ощущение, не говоря уже о памяти и разумности,— все это — дело души. Там, где есть жизнь, там есть и душа. «…

Отправляясь в своем рассмотрении от исходной точки, мы утверждаем,— говорит Аристотель,— что одушевленное отличается от не одушевленного наличием жизни», а «нечто живет и тогда, когда у него наличествует хотя бы один из следующих признаков: ум, ощущение, движение и покой в пространстве, а также движение в смысле питания, упадка и роста».

Поэтому наделены жизнью и одушевлены и растения, которые обладают лишь движением в смысле питания, упадка и роста, и бог, который обладает лишь умом. «И жизнь без сомнения присуща ему,— говорится в «Метафизике» о боге,— ибо деятельность разума есть жизнь…». Все, что между растениями и богом,— а это животные и человек — обладает многими способностями.

По сравнению с растением животное обладает еще и способностью ощущения. Она отличает животное от растения. Но как без растительной способности не может быть способности к ощущению, так и без способности осязания не может быть никакого другого чувства, ибо осязание — основа всех других ощущений. «…Животное впервые появляется благодаря ощущению…».

При этом, чтобы быть животным, достаточно обладать по крайней мере чувством осязания. А кому присуще ощущение, тому присуща также способность испытывать удовольствие и печаль, приятное и тягостное, а кому это присуще, тому присуще желание: ведь желание есть стремление к приятному. Пример желаний — голод и жажда.

Наконец, совсем немного существ обладают способностью рассуждения и размышления. При этом тем смертным существам, которым присуща способность рассуждения, присущи также и все остальные способности, т. е. питание и воспроизведение (растение), ощущение и способность перемещения (животное).

Источник: http://referat.yabotanik.ru/filosofiya/filosofiya-aristotelya/293294/279144/page4.html

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию