Контекстный перевод — психология

Психология восприятия: важность контекста

Контекстный перевод - психология

Начнем немного издалека: калифорнийский психолог, писатель, бывший старший математик американского стратегического исследовательского центра RAND Corporation Ральф Штраух (Ralph Strauch), известный своими работами о взаимосвязи восприятия и реальности («The Reality Illusion», «Реальность/Иллюзия»), описывает приобретение человеком любого опыта как «процесс выделения и соединения воедино частиц информации из непрерывного потока восприятия многомерных образов, что мы используем для экспериментального изучения мира вокруг нас».

Хорошо известный пример оптической иллюзии «лица или ваза?» наглядно демонстрирует, как используя информацию из различных фрагментов потока восприятия, мы можем формировать радикально отличающиеся представления об одном и том же объекте.

Но опыт составления картины реальности включает в себя нечто большее, чем просто выбор части потока восприятия, на использовании которой будет базироваться ваше индивидуальное представление об окружающем мироздании.

Опыт восприятия включает в себя как неотъемлемую часть интерпретацию выбранной информации, осуществляемую в определенном контексте (здесь мы рассматриваем интерпретацию как придание определенных смыслов наблюдаемым образам).

Image source nature.com

Итак, одна и та же информация может быть интерпретирована совершенно по-разному в зависимости от окружающего/сопутствующего контекста. В дальнейшем термин контекст мы будем воспринимать в соответствии с формулировкой краткого толкового психолого-психиатрического словаря как «обстановку, фрейм или процесс, в котором происходят события и обеспечивается значение для содержания (контента)».

  • Визуальное восприятие и применение принципов гештальта в веб-дизайне

Простой пример зависимости интерпретации визуального объекта от контекста

Вот простой пример важности контекста. Центральный графический символ может быть прочитан как буква B или число 13 в зависимости от того, читаем ли мы знаки как столбец сверху вниз или как строку слева направо.

На первый взгляд этот пример похож на упомянутую выше оптическую иллюзию «лица/вазы»: оба графических символа неоднозначны для восприятия и позволяют двойную интерпретацию.

При ближайшем рассмотрении, однако, механизм интерпретации в случае знака «B/13» отличается от способа двойственного толкования фигуры «лица/вазы». Вот почему: «переключение» восприятия буквы B или числа 13 не происходит за счет сборки разных визуальных образов из различных фрагментов потока восприятия.

Буква же B и число 13 «собраны» из одних и тех же одинаково воспринимаемых исходных необработанных данных.

Разница в восприятии знака — число перед нами или буква — определяется окружающим контекстом: когда вы читаете по вертикали, вы интерпретируете символ в контексте расположенных сверху вниз букв А и С и видите букву B.

Когда вы читаете по горизонтали, та же самая отображенная графически информация в контексте чисел 12 и 14 воспринимается как еще одно число — 13.

  • Ошибка восприятия на службе интернет-маркетинга

Принцип организации воспринимаемой информации

«Виртуальный треугольник» иллюстрирует еще один важный принцип восприятия.

Большинство участников семинаров Ральфа Штрауха ясно видели белый треугольник, расположенный над черным треугольником и 3 черными кругами.

Белый треугольник выделяется так четко, что большинство наблюдателей считали, что они могут заметить его белые края на белом фоне — хотя объективно тут никаких краев (сторон треугольника) нет в помине.

Когда Штраух использовал эту иллюстрацию на своих семинарах, случалось так, что слушатели настаивали, что белый треугольник явно имеет другой оттенок белого цвета, отличный от фона, и они на самом деле видят 3 стороны треугольника.

Еще один участник семинаров утверждал, что лектор сперва начертил направляющие для всех трех сторон треугольника, а затем стер их, но этот слушатель своим зорким глазом обнаружил следы подчисток на несуществующих краях треугольника.

😉

Опыт с «виртуальным (воображаемым) треугольником» иллюстрирует принцип организации воспринимаемой информации, присутствовавший и в обоих предыдущих примерах, но не проявлявшийся столь явно.

Мы не воспринимаем и не усваиваем поступающую информацию напрямую. Вместо этого мы формируем из нее образы, знакомые нам из предыдущего опыта. В действительности мы используем наш опыт как набор способов трактовки информации, выбираемой нами из потока восприятия, и мы всегда предпочитаем более простые знакомые интерпретации более сложным объяснениям наблюдаемых образов.

Белый треугольник, расположенный над черным треугольником и 3 черными кругами, предоставляет нам более простое и знакомое объяснение рассматриваемой композиции фигур, чем менее известные по предыдущему опыту странно выглядящие круги с отсутствующим сектором.

В предыдущих примерах «лица/вазы» и «В/13» стереотипные интерпретации воспринимаемых наблюдателем визуальных данных формировали их первичное восприятие в качестве привычных образов.

Гораздо проще подобрать знакомый стереотип, соответствующий получаемой информации, чем воспринять ее как новый уникальный опыт.

Формирование опыта требует от индивида непрестанного бессознательного выбора информации, пригодной для практического использования, и преобразования ее в воспринимаемые и интерпретируемые образы (перцептивные образы), из которых и складывается персональный опыт любого человека. Рассмотренные выше простые и понятные примеры демонстрируют некоторые из основных принципов восприятия, управляющие отбором получаемой информации.

  • Принципы веб-дизайна: визуальный вес и визуальное направление

Эксперимент Брунера-Постмана и его неожиданные результаты

Реальные ситуации, в которых происходит восприятие информации, сильно отличаются в сторону усложнения от описанных выше простых упражнений, поскольку на практике человек подвергается одновременному воздействию множества факторов, влияющих на его когнитивные способности. Ниже представлен пример достаточно сложной для участников ситуации восприятия.

На видео показан классический эксперимент по психологии восприятия, впервые проведенный крупнейшими специалистами в области исследования когнитивных процессов Джеромом Брунером (Jerome Bruner) и Лео Постманом (Leo Postman) в конце 1940-х годов.

Испытуемым в течение коротких, точно отмеренных интервалов времени показывали последовательность сменяющих друг друга игральных карт. Вначале карты менялись слишком быстро, чтобы участники могли уверенно опознать их. Затем время показа увеличилось до тех пор, пока испытуемый не мог надежно определить большинство карт.

К последовательности обычных карт были добавлены «аномальные», «неправильные» карты, например, красная шестерка пик, чей цвет не соответствовал стандартному черному «окрасу» этой карточной масти. Цель эксперимента заключалась в определении того, как участники будут реагировать на «неправильные» карты.

Image source stanford.edu

Полученные результаты эксперимента были, без преувеличения, обескураживающе неожиданными. Когда время показа было достаточно длительным для того, чтобы участники могли идентифицировать большинство карт, но все-таки недостаточным для пристального их рассмотрения, то испытуемые однозначно определяли неправильную карту как «очень похожую на…».

Красная шестерка пик воспринималась либо как шестерка пик, либо как шестерка червей в зависимости от того, какой именно критерий — форма или цвет — являлся определяющим для участника.

Если время показа еще немного увеличивалось, то испытуемые придерживались той же идентификации, что и прежде, но они вдобавок испытывали необъяснимое беспокойство и заявляли исследователям нечто вроде: «Это шестерка червей, и я думаю, что уходя утром из дома, я забыл запереть входную дверь».

Некоторые участники видели то, чего в реальности не существовало: черные контуры вокруг сердец на картах червовой масти или серые значки пик — умы наблюдателей начинали «сбоить», утомленные тщетными попытками сгладить очевидные конфликты между цветом и формой значков незнакомой масти «аномальной» карты. В конце концов, когда время показа карты становилось достаточно долгим, большинство испытуемых примирялось с суровой правдой жизни и видело раздражающе «неправильную» красную шестерку пик.

Однако некоторые участники эксперимента так и оставались на своей точке зрения, отказываясь увидеть «аномальную» карту, точнее, признать ее существование в реальности.

Ответы испытуемых, полученные в ходе эксперимента Брунера и Постмана, отражают все принципы восприятия, проиллюстрированные в первых трех примерах. Как и в случае с «виртуальным треугольником», зрители видят то, что совпадает с их привычными паттернами (стереотипами) восприятия.

Равно как и в кейсе «В/13», контекст эксперимента — показ игральных карт четырех стандартных мастей — определяет, что именно увидят участники.

Как в примере с лицами и вазой, то, что увидят испытуемые, зависит от того, на чем они сосредоточены: те, кто ориентирован на цвет, видят красную шестерку пик как шестерку червей, те, кто концентрируется на форме, видят обычную пиковую шестерку.

Новый элемент, не соответствующий ранее «накопленным» паттернам восприятия, отфильтровывается и отбрасывается зрителем — так мозг стремится избежать когнитивного диссонанса, вызываемого логическим несоответствием наблюдаемого объекта уже существующим концептуальным категориям.

Если вы на самом деле в спокойной обстановке посмотрите на красную шестерку пик, вы не увидите ничего кроме красной шестерки пик. Те из испытуемых, кто в ходе эксперимента видели шестерку червей, подсознательно «отключили» восприятие формы; те, кто увидел шестерку пик, отказался воспринимать настоящий цвет значков масти.

Приняв неправильное решение, некоторые участники будут упорно придерживаться его, даже если у них будет достаточно времени, чтобы рассмотреть объект исследования во всех подробностях.

Ральф Штраух неоднократно повторял эксперимент Брунера-Постмана и убеждался, что некоторые участники настолько «зацикливаются» на первоначальном выборе, что могут держать в руках красную шестерку пик и видеть ее как шестерку червей.

  • Когнитивный диссонанс и интернет-маркетинг

Вместо заключения

Помимо некоей «академической ценности» приведенный нами материал имеет и практическую пользу для веб-маркетологов и дизайнеров: нельзя недооценивать силу контекста, сопутствующего размещаемому в Сети контенту. Равно как и нельзя пренебрегать существующими у целевой аудитории устоявшимися паттернами восприятия: известно, что стереотипные лендинги и сайты конвертируют лучше.

Высоких вам конверсий!

По материалам somatic.com, image source wikiart 

Источник: https://lpgenerator.ru/blog/2015/07/14/psihologiya-vospriyatiya-vazhnost-konteksta/

Некоторые сложности перевода английских текстов по психологии

Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе». Саранск, 16.11.2012 г.

(Язык. Культура. Общество. Выпуск 4. 2012 г.)

Некоторые сложности перевода английских текстов по психологии

Л. М. Лемайкина, О. А. Свяжина

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)

В настоящее время психология интенсивно развивается и становится интересна не только ученым. Все большее внимание ей уделяют люди, не изучающие данную науку. И, как следствие, появляется огромное количество научно-популярных и популярных изданий по психологии, которые необходимо адекватно перевести для широкого круга читателей.

Для того чтобы начать переводить текст по психологии, нужно сначала ознакомиться с особенностями данной науки. Без знаний в данной области перевести текст окажется крайне сложным.

Перевод английских текстов по психологии представляет определенную трудность еще и потому, что существует необходимость поиска и нахождения лексических соответствий для английских слов и словосочетаний.

Во многих случаях точные соответствия для английских слов среди русских лексических единиц отсутствуют, и переводчику всякий раз приходится создавать свой вариант перевода, как бы делая заявку на создание нового термина. Таких «авторских» вариантов перевода огромное множество, причем состав их неоднороден.

Одни и те же слова переводятся по-разному, в зависимости от компетентности автора, его лингвистической подготовленности, фоновых знаний и вкуса.

Когда переводчик имеет дело с научными текстами в определенной области знания, ему, прежде всего, необходимо изучить специальную терминологию, возможные приемы и методы ее перевода с одного языка на другой, а также переводческие трансформации в процессе перевода для достижения адекватного, эквивалентного текста перевода.

Итак, обратимся к терминологии.

Терминология, как система научных терминов, представляет собой подсистему внутри общей лексической системы языка.

Каждая отрасль науки вырабатывает свою терминологию в соответствии с предметом и методом своей работы [1]. Терминология — это ядро научного стиля, последний, самый внутренний круг, ведущий, наиболее существенный признак языка науки. Можно сказать, что термин воплощает в себе основные особенности науч¬ного стиля и предельно соответствует задачам научного общения.

Термин – это слово или словосочетание, точно и однозначно называющее предмет, явление или понятие науки и раскрывающее его содержание; в основе термина лежит научно построенная дефиниция. М. М.

Глушко констатирует, что «термин – это слово или словосочетание для выражения понятий и обозначения предметов, обладающее, благодаря наличию у него строгой и точной дефиниции, четкими семантическими границами и поэтому однозначное в пределах соответствующей классификационной системы» [2].

А.А. Реформатский определяет термины «как однозначные слова, лишенные экспрессивности» [3].

По тем же причинам термин должен быть однозначным и в этом смысле независимым от контекста.

Читайте также:  Карусель состояний - психология

Иначе говоря, он должен иметь свое точное значение, указанное его определением, во всех случаях его употребления в любом тексте, чтобы пользующимся термином не надо было каждый раз решать, в каком из возможных значений он здесь употреблен.

Непосредственно связано с точностью термина и требование, чтобы каждому понятию соответствовал лишь один термин, т.е. чтобы не было терминов-синонимов с совпадающими значениями. Понятно, что точная идентификация объектов и понятий затруднена, когда одно и то же именуется по-разному.

Термин должен быть частью строгой логической системы. Значения терминов и их определения должны подчиняться правилам логической классификации, четко различая объекты и понятия, не допуская неясности или противоречивости.

И, наконец, термин должен быть сугубо объективным наименованием, лишенным каких-либо побочных смыслов, отвлекающих внимание специалиста, привносящих элемент субъективности.

В связи с этим термину «противопоказаны» эмоциональность, метафоричность, наличие каких-либо ассоциаций и т.п.

Основное требование, предъявляемое к термину, — его однозначность. В общетерминологическом плане это требование реализуется двумя путями, так как существуют две категории терминов: 1) общенаучные и общетехнические термины и 2) специальные (номенклатурные) термины.

Общенаучные и общетехнические термины выражают общие понятия науки и техники. Термины существуют не просто в языке, а в составе определенной терминологии.

Специфика терминов как особого лексического разряда слов состоит в том, что они создаются в процессе производственной и научной деятельности и поэтому функционируют лишь среди людей, обладающих соответствующими научными и производственными реалиями, то есть макроконтекстом.

Поэтому в отличие от обычных слов, однозначность которых в речевой коммуникации обеспечивается ситуацией или лингвистическим контекстом, однозначность термина регламентируется экстралингвистическим макроконтекстом или лингвистическим микроконтекстом.

Вторая проблема касается отделения терминов от нетерминов, четкой границы между которыми, как известно, провести нельзя. Наряду с терминами-словами в психологической терминологии много терминов-словосочетаний, состоящих в основном из двух компонентов.

Третья проблема – это проблема отношения к «авторским» терминам. Поскольку психологическая терминология еще находится в стадии становления, многие психологи создают свои термины и даже целые системы терминов. Их перевод и понимание обычно вызывают большие затруднения.

В словарь включены «авторские» термины психологов, взгляды и идеи которых получили значительное распространение, оказали и продолжают оказывать заметное влияние на развитие соответствующих областей психологии. Среди них следует отметить К. Левина, З. Фрейда, К. Юнга и др.

Критерием для включения «авторских» терминов служил факт фиксации их в имеющихся англоязычных толковых психологических словарях. В словарях подобные термины неизменно сопровождаются пояснением, указывающим на их принадлежность конкретному автору.

Четвертая проблема — отношения к «варваризмам». Влияние на английскую и американскую психологию ряда иноязычных психологических школ было и остается столь сильным, что англоязычные авторы продолжают включать без всякого изменения и пояснения такие термины-варваризмы в текст своих работ.

Пятая проблема связана со сложностями перевода включенных в словарь терминов. Поскольку понятийные аппараты отечественной и зарубежной психологии не всегда совпадают, подобрать английскому термину русский эквивалент оказалось не всегда возможным: в тех случаях, когда они в русской психологической терминологии отсутствуют, толкование английского термина дается описательно.

В настоящее время, в период бурного развития психологии, наблюдается ее проникновение в социологию, педагогику, медицину, другие науки и области деятельности.

Находясь на стыке с науками, понятийный аппарат которых разработан гораздо лучше, психология широко использует их терминологию.

В связи с интеграцией наук, их взаимопроникновением выработалась универсальная терминология, что и нашло отражение в издании специального словаря, который содержит около 20 000 терминов, охватывающих различные разделы и области психологии, такие как общая психология (с особым акцентом на историю психологических учений, категории ощущения, восприятия, памяти, мышления), физиологические основы психологии, социальная, педагогическая, инженерная психология, зоопсихология, психофизика, математические и статистические термины. Это огромная помощь переводчику.

1. Арнольд И. В. Стилистика: Современный английский язык. М., 2002.

2. Глушко М. М. и др. Функциональный стиль общественного языка и методы его исследования. М., 1974. С. 33.

3. Реформатский А. А. Введение в языкознание. М., 1955, с. 85

Источник: http://yazik.info/2012-20.php

Контекст это… Что такое контекст?

Порою, мы слышим, как в разговоре звучит слово «контекст» или даже фраза «в контексте».

Что же это значит? Для начала обратимся к определению.

Контекст — это фрагмент речи, который включает в себя информацию, позволяющую трактовать дальнейшие слова и предложения с учетом отсылки на озвученную ранее какую-либо информацию (в том самом начальном фрагменте речи).

Сложно? Давайте попробуем разобрать значение этого слова на примерах.

Примеры:

В контексте прошлой беседы, слово «сладкоежка» принимает иное значение — теперь оно обозначает того самого Сергея, о ком вчера велась речь.

Контекст — это смысловая ситуация. В зависимости от нее, значения слов могут принимать самую разную форму, зачастую им совсем не свойственную.

Развитие социального потенциала — тема довольно обширная, но употребление в заголовке диссертации фразы «в контексте» дает нам понять, что данный аспект будет рассматриваться в рамках игровой деятельности и только. То есть в данном случае, словосочетание «в контексте» ограничивает область исследования.

Удачный пример, который отражает контекстуальность ситуации. Вопрос «сколько» в данном случае трактуется однозначно — сколько стоит килограмм винограда?

Представьте, что контекст ситуации потерян. Покупатель встречает продавца винограда через неделю на автостоянке возле супермаркета и задает вопрос «Сколько?». Как отреагирует продавец (в лицо покупателя он не помнит)? Естественно, он будет озадачен и растерян, так как вопрос задан в отрыве от контекста, в котором он звучал ранее.

 Фраза вырвана из контекста — как это понимать?

Подобная ситуация происходит при ошибочном цитировании или переводе текста с одного языка на другой.

Придумаем фразу, которую вложим в уста воображаемого президента:

Полная фраза совершенно отчетливо дает нам понять, что бывший министр здравоохранения — подлец. А то, что он уже бывший, намекает на последствия, которые наступили после озвучивания данной мысли — министр был уволен и поделом.

Ушлые журналисты вырвали фразу из контекста (а они это очень любят) и опубликовали статью в газете под громким заголовком:

Каков будет резонанс общественности и кого посчитают подлецом? Верно — президента. Вот так важен контекст фразы, который никогда нельзя упускать.

При переводе

В случае с переводом, история примерно та же. К примеру, в английском языке многие слова имеют множество значений, в зависимости от того, в каком контексте оно применяется.

Например, слово «Cut» может быть переведено как «разрез», «подстричь», «кастрированный», «убирать урожай», «кратчайший путь», «засечка».

Очевидно, что переводчик должен сперва вникнуть в значение смысловой ситуации (в контекст) текста, окружающего слово «cut», чтобы подобрать корректный перевод, лексическое значение которого соответствует тому, что хотел сказать автор в оригинале.

Надеюсь, мне удалось доступно объяснить значение этого хитрого слова.

Источник: http://voprosum.ru/kontekst-eto-chto-takoe-kontekst

Контекстный перевод

Контекстный перевод

Контекстный перевод — перевод, обнаруживающий самый правдоподобный смысл для конкретного контекста. Расшифровка значения того или иного высказывания или реплики — это и собственно смысловой перевод, и вероятная личностная характеристика автора высказывания или реплики.

Очень полезно проверить себя, насколько глубоко и с какими особенностями вы делаете переводы того, что говорят вам (и не только вам) окружающие люди.

Посмотрите фрагмент из фильм «Шоколад»: Как вы понимаете смысл этого разговора? Переведите каждую реплику и запишите свои переводы.

Посмотрите следующий видео-фрагмент с занятия группы «Личная жизнь: радость близких отношений» в Синтоне и сравните свои переводы с теми, которые давали другие участники тренинга. Возможный перевод, который предлагает проф. Н.И. Козлов, вы можете увидеть и услышать здесь →

Умение делать переводы того, что говорят люди, полезно в самых разных областях. Житейский опыт подсказывает следующие переводы типовых женских фраз, характерных для ситуации знакомства:

«Я девушка сентиментальная» — у неё неуравновешенный характер, скорее всего росла в неполной семье. «Я девушка романтичная» — почти наверняка ей скучно со сверстниками. «Мне скучно со сверстниками» — мечтает о зрелой личности (то есть о мужике на 10 — 15 лет старше). «Сама не знаю, чего ищу» — то же самое.

«Мечтаю о зрелой личности» — то есть либо хочет, чтобы её хорошо понимали, либо — чтобы хорошо обеспечивали. А по возможности и то, и другое вместе. «Хочу, чтобы меня понимали» — то есть хочет, чтобы слушались. «Хочу, чтобы меня во всём слушались» — скорее всего она не просто деспотична, но и закомплексована.

Гиперкомпенсация, типа. Кроме того, почти наверняка захочет прибрать к рукам весь семейный бюджет. «Не люблю, когда меня анализируют, или хотят переделать» — то есть у неё не только внутренние проблемы, но и недостаток уступчивости. «Хочу, чтобы меня переделали» — то есть хочет, чтобы просто любили.

«Мечтаю о настоящей любви» — очень хочет замуж. «Я давно хочу замуж» — все подруги уже обзавелись семьями. Вот и мама говорит, что давно пора… Сама же она не очень хочет. Иначе — давно бы вышла. Для женщины это куда проще, чем полагают иные, не очень дальновидные люди.

«Я не хочу замуж» — то есть хочет настолько сильно, что даже этого боится. Далее см.→

Не менее любопытно приглядеться к переводам (расшифровке) фраз из женских объявлений:

«Высокообразованная, интеллигентная девушка, 26/176/54» — «Выпускница пединститута, дочитавшая до половины роман Пелевина «Чапаев и Пустота».

«Домашняя, скромная, верная» — «Все выходные и праздники сидит дома, потому что некуда и не с кем пойти».

«Красивая, обаятельная натуральная блондинка» — «На качественную краску для волос и фирменную косметику ежемесячно уходит ползарплаты». Далее см.→

Что касается мужчин, то им важно, чтобы женщины понимали их более адекватно, и они самостоятельно разработали шпаргалку для лучшего понимания мужчин женщинами: «Мужской манифест».

Источник: https://knigarazuma.ru/article/kontekstnyy_perevod

Психологический перевод представляет собой специальный тип переводоведения. Он имеет нюансы, которые свойственны ему. Специалисту, выполняющему именно это задание, надо уметь перевести терминологию по психологии, подобрать значения тех или других терминов, отталкиваясь от контекста, и адаптировать текст под читателя.

Все специалисты должны быть осведомлены в том, какие нововведения переживает их отрасль. Психология – не исключение. Профессиональные психологи, работая в эпоху глобализации, желают беспрепятственно читать иностранную литературу по своей отрасли, общаться, а возможно, и печататься в иностранных изданиях.

Только такой подход позволяет быть на вершине и оставаться одним из лучших специалистов.

Перевод психологических текстов

Перевод психологических текстов – это участие в научном процессе и отображение не только научного, но и культурного уровня, как автора, так и страны, представляющей его. Безусловно, психологическая терминология должна быть знакома переводчику.

Важно и то, чтобы он смог, отталкиваясь от контекста, подобрать самое четкое значение тех или иных терминов, тех или иных фраз.

Бывает и так, что одним словом психологический термин не переведешь, это хорошо известно тем, кто специализируется на психологии и переводах текстов психологической тематики.

Сама психология, является наукой только начавшей свое становление, поэтому авторские термины также часто встречаются во многих специализированных текстах. Опыт, знания тонкостей и желание расти, позволяют переводчику справиться с заданием и своевременно сдать переведенный в отличном качестве текст.

Психологический перевод на английский

Важнейшую роль играет точность и грамотный подбор эквивалентов терминов поданных на языке оригинала. Трактовка текста должна быть объективной. Адаптация текстов — также немаловажное задание. Необходимо подобрать семантические конструкции, которые будут максимально объективно отображать правила того или другого языка.

Полисемия терминов подчеркивает зависимость текста от самого контекста, поэтому умение переводчика вникать в этот контекст и отталкиваться от него весьма значащая. Зачастую, психологический перевод заказывают на английский или с английского, что объясняется популярностью языка и развитием психологии за океаном.

Читайте также:  Как не избаловать любимого ребенка? - психология

Но также не редкими бывают заказы и на перевод психологических текстов с немецкого или других иностранных языков.

Сложность текста по психологии

Психология полна разных терминов и поэтому необходимо быть с ними знакомым, чтобы выполнить четко и правильно перевод этой тематики.

Психолог, не зная досконально иностранного языка, не сможет четко выполнить подобное задание, поэтому ему необходима помощь переводчиков, владеющих терминологией отрасли. Переводчики нашей компании качественно выполнят данный заказ и сдадут его в оговоренные сроки.

При необходимости, мы предоставим текст, сопровождая его комментариями и пояснениями, чтобы психолог, смог не просто уловить суть, но и проникнуться всеми глубокими нюансами и, как говорится, увидеть скрываемый между строк, смысл.

Языковой барьер не сможет помешать вам оставаться на гребне современных психологических приемов, применяемых самыми ведущими школами и институтами психологии в мире.

Источник: http://perekladach.ru/index/psychological-translation

Контекст — это..

Контекст - это..

Контекст (в психологии) [лат. contextus — тесная связь, соединение] — система внутренних и внешних условий поведения и деятельности, влияющая на особенности восприятия, понимания и преобразования субъектом конкретной ситуации, обусловливающая смысл и значение этой ситуации как целого и ее компонентов.

Соответственно, внутренний К. отражает совокупность психофизиологических и личностных особенностей, знаний и опыта действующего субъекта- внешний К. — предметных, социокультурных, пространственно-временных и иных характеристик ситуации. Интеграция множества смыслообразующих К.

в психике, сознании и деятельности человека создает неповторимый образ мира и себя в нем, выступает механизмом порождения человеческих индивидуальностей в процессах жизни, профессиональной деятельности и образования. Термин «К.

» заимствован из языкознания, где означает лингвистическое окружение данной языковой единицы: «Значение знака есть знак, взятый в свете своего контекста» (А.Ф. Лосев).

В психологии механизмы контекстного влияния широко привлекаются для понимания содержания всего круга психических явлений — от бессознательного и иллюзий восприятия до творческого мышления, социально-психологических и патопсихологических феноменов. Обогащение слова интеллектуальным и аффективным смыслом (слово приобретает смысл в К.

абзаца, абзац — в К. книги, книга — в К. творчества автора) составляет, по Л.С. Выготскому, основной закон динамики значений. Даже в форме письменной речи слово остается в плену у ситуации, в К. действия (Л.Ф. Обухова). Выбор нужного смысла из альтернативных обусловлен как практическим (ситуационным), так и речевым К.

— нарушение способности такого выбора служит главным симптомом некоторых форм психических заболеваний (А.Р. Лурия). С помощью К. описывается механизм понимания: как соотнесение данного текста с другими текстами и его переосмысление «в едином К. предшествующего и предвосхищаемого» (М.М. Бахтин)- как дифференцировка, анализ вещей, явлений в соответствующих К. качествах и реализация (синтез) явлений, образующих этот К. (С.Л. Рубинштейн).

Благодаря К. человек знает, что ему следует ожидать, и может осмысленно интерпретировать продукты восприятия- поэтому, перед тем как действовать, он стремится собрать как можно больше контекстной информации- чем лучше известно, что произойдет в будущем, тем легче воспринять то, что происходит в настоящем (П. Линдсей, Д. Норман). Целенаправленное поведение без сохранения в памяти К.

, в котором оно протекает, нарушается, и организм находится во власти мгновенных состояний, которые он не может регулировать (К. Прибрам). Процессы антиципации, предвосхищения будущего предполагают отражение не только отдельных сигналов, но и К., в котором протекает действие (Б.Ф. Ломов, Е.Н. Сурков). Разрешение проблемной ситуации возможно лишь в результате «отвязки» от ситуационного К. (Ф.

Кликс) и прошлого опыта, в котором сложился «широкий репертуар структурированных К. или схем, которые могут быть использованы для характеристики любого знания» (Норман). Предметы и явления даны субъекту не сами по себе, а в том или ином предметном и социальном К., который во многом определяет содержание психического- объяснение любого из них требует изучения как К.

, в котором оно происходит, так и внутренней природы самого явления (Дж. Брунер). Личность с самого начала необходимо рассматривать в системе общественных отношений, т. е. в социальном К. (Г.М. Андреева). Наиболее убедительно влияние К. на содержание отражаемого проявляется в иллюзиях восприятия.

Можно показать рождение любой из них, если на глазах у наблюдателя последовательно изменять окружение воспринимаемой центральной части рисунка. В этом — связь контекстного влияния с тем, которое в гештальтпсихологии обозначается как «фигура и фон», «целое и часть». В психологии выделены семантики, связанные с понятием К.

и влияющие на отражение и анализ человеком мира: физического окружения, ситуативная или функциональная, субъективно-психологическая, индивидуальная (Н.Д. Завалишина, Б.Ф. Ломов, В.Ф. Рубахин, Н.Г. Салмина и др.).

Понятие К. ввиду его фундаментальности приобретает статус психологической категории наряду с такими понятиями, как образ, мотив, установка и др. Смыслообразующее влияние К. значимо и в процессах образования. Предметный и социальный К.

профессионального будущего, задаваемые в вузовском обучении, наполняют познавательную деятельность студентов личностным смыслом, обусловливают развитие не только познавательной, но и профессиональной мотивации.

На этой основе строится теория и практика контекстного обучения.

А.А. Вербицкий

Общая психология. Словарь. Под ред. А.В. Петровского

Контекст (в психолингвистике) [лат. contextus — тесная связь, соединение] — обладающая смысловой завершенностью устная или письменная речь, позволяющая выяснить смысл и значение отдельных входящих в ее состав фрагментов (слов, выражений или отрывков текста). Для отдельного…

Словарь Логики

Контекст(от лат. contextus — сцепление, соединение, связь)  — относительно законченный по смыслу отрывок текста или устной речи, в пределах которого наиболее точно и конкретно выявляется смысл и значение отдельного входящего в него слова, фразы, сово­купности фраз. В логике и…

Философский словарь

(от лат. contextus — сцепление, соединение, связь) — относительно законченный по смыслу отрывок текста или устной речи, в пределах которого наиболее точно и конкретно выявляется смысл и значение отдельного входящего в него слова, фразы, совокупности фраз. В логике и…

Философский словарь

(лат. contextus — соединение, тесная связь) — квазитекстовый феномен, порождаемый эффектом системности текста как экспрессивно-семантической целостности и состоящий в супераддитивности смысла и значения текста по отношению к смыслу и значению суммы составляющих его языковых…

Новейший философский словарь

КОНТЕКСТ (лат contextus — соединение, тесная связь) — квазитекстовый феномен, порождаемый эффектом системности текста как экспрессивно-семантической целостности и состоящий в супераддитивности смысла и значения текста по отношению к смыслу и значению суммы составляющих его…

Психологическая энциклопедия

(англ. context).1. Законченный в смысловом отношении отрывок текста, необходимый для определения смысла отдельного входящего в него слова или фразы. В широком смысле К. включает даже ситуацию, в которой текст создается и/или воспринимается (т. е. К. используется иногда…

Психологическая энциклопедия

1. Вообще – те события и процессы (физические и психические), которые характеризуют конкретную ситуацию и оказывают воздействие на поведениеиндивида (внешнее и внутреннее). 2. Специфические обстоятельства, при которых происходит действие или событие. 3. В лингвистике –…

Психологическая энциклопедия

Контуры отдельного события. Эта контурная рамка часто определяет, как истолковывается переживание или событие.

Психологическая энциклопедия

Влияние фона или окружения на восприятие.

Психологическая энциклопедия

— окружение языковых единиц, слов, выражений, высказываний, влияющее на их «прочтение», смысл. К. обычно делят на лингвистический (речевое окружение) и экстралингвистический — ситуация общения, обстоятельства и статус собеседников, причины тех или иных высказываний и т. п.

Источник: http://insai.ru/slovar/kontekst-0

Психологический взляд (PsyVision) — викторины, учебные материалы, каталог психологов

Приведенные аргументы в пользу смыслообразующей фун­кции контекста имеют весьма важное значение и для психоло­гического консультирования.

Системообразующим основанием выступают личностные контексты клиента, которые определяют смысл и значение конк­ретных ситуаций его жизни и деятельности.

Следовательно, зада­ча психологического консультирования состоит в изменении сис­темы смыслообразующих контекстов клиента, которая приводит к возникновению «болезни», в изменении его образа мира и себя в нём.

В процессе консультирования после «присоединения» к кар­те мира клиента происходит сбор информации или актуализация и осознание смыслообразующих контекстов и заявленной ситуа­ции как их части с целью выявления отношений клиента (или его личностных смыслов), поиска причин их формирования и полу­чения материала, который в дальнейшем позволил бы изменить соотношение между смыслообразующими контекстами или эле­ментами одного смыслообразующего контекста.

Результатом актуализации, осознания и изменения соотноше­ния смыслообразукяцих контекстов является изменение отноше­ния клиента к травмирующей ситуации или самой ситуации, по­зитивные изменения в клиенте (его когнитивных, эмоциональных и поведенческих характеристик).

Изменение отношения субъекта является главной целью интеракционизма и реконструктивной те­рапии, основанной на психологии отношений. Отношение опреде­ляет характер действия или переживания человека по поводу каких- либо обстоятельств и объясняет их.

Смыслообразующий контекст представляет собой совокупность внутренних и внешних условий, влияющих на формирование и изменение системы отношений.

Таким образом, если отношение — это условие действий, т.е. то, что определяет реагирование, то контекст — это условия от­ношений, т.е. то, что его определяет. Изменить действия и пере­живания человека можно, изменив его отношение, а изменить отношение можно — изменив контекст.

Изменение ситуационного контекста может изменить отно­шение или систему отношений субъекта. Влияние ситуационного контекста проявляется в том, что каждый индивид в различных контекстах выполняет различные роли, и в том, что в зависимости от ситуационного контекста изменяется его система отношений и поведение.

Так, человек, имеющий систему отношений к себе как к грамотному специалисту, чувствует себя уверенно среди коллег своего учреждения, однако его отношение к себе может несколько измениться, если он окажется в ситуации выступления перед ав­торитетным научным сообществом. Т.е.

, его система отношений к себе как специалисту может в какой-то мере изменяться в зависи­мости от ситуации, в которой он находится.

Любой подход к изучению человека должен учитывать, что его поведение определяется индивидуальными особенностями, ситуацией и их взаимным влиянием друг на друга.

Контекст и ситуация связаны таким образом, что в ситуацию включаются не только внешние условия, но и сам действующий индивид и другие люди, с которыми он находится в отношениях общения и меж­личностного взаимодействия.

В процессе консультирования, где изменяется, анализ ситуационного контекста и его характеристик (предметных, социокультурных, пространственно-временных и др.) необходим в силу того, что сами характеристики конкретной ситуации влияют на отношение и поведение субъекта.

Понимание между людьми возможно только тогда, когда они общаются в одном контексте: например, если жена обращается к мужу с просьбой, чтобы он больше проводил времени с сыном, который уже достаточно взрослый, чтобы его можно было брать в поездки (жена говорит в контексте матери), муж отвечает, что она хочет за ним следить и для этого приставляет сына (ситуация име­ет для него совершенно иной смысл, поскольку воспринимается в контексте супружеских отношений). Отсутствие необходимой кон­текстуальной информации порождает контекстуальную путаницу: субъект домысливает за другого и, исходя из своей картины мира, делает предположения относительно смысла ситуации, хотя в кар­тине мира другого человека он может быть совершенно иным.

Один из основных вопросов, который встаёт перед психологом- консультантом, — в какой степени учитывать фактор окружения, работать только с личность либо пытаться изменить окружение? Психолог не может непосредственно повлиять на окружение кли­ента, но помощь будет эффективной, если будет учитываться социально-культурный контекст его жизни.

Подход к процессу консуль­тирования с позиций изменения смыслообразующих контекстов предусматривает рассмотрение факторов социальной среды, пос­кольку они являются составляющими контекста, оказывают влия­ние на его формирование и изменение.

Анализ среды так же важен, как анализ индивидуальности клиента; любая проблема в процес­се психологического консультирования должна быть рассмотрена в контексте взаимоотношений личности с окружающим миром.

Социальная ситуация представляет собой исходный момент для всех динамических изменений личности, и через воздействие на внешнюю среду генеральный путь изменения поведения (JI.C. Выготский). Классическая формула — «поведение есть функция личности и окружения» — была сформулирована К. Левиным.

Из­вестно, что отношение к человеку его окружения во многом опре­деляет его развитие. Индивид воспринимает себя как такового не прямо, но посредством частных точек зрения индивидов из той же социальной группы как целого. (М. Мид).

В развитии Я-концепции теория «зеркального-Я» подчеркивает значение оценочных реакций других, имитационная теория — условия, при которых человек усваивает характеристики других как свои собственные.

Читайте также:  Оратор - психология

В ситуации консультирования представление индивида о себе, отношение к себе имеют важное значение, поскольку окружающий мир воспринимается через призму Я-концепции, которая во мно­гом определяет отношение человека к различным сторонам этого мира.

Вероятно, в отношениях к жизни, семье, работе представле­ны не столько реальные характеристики этих объектов (когнитив- иый компонент отношения), сколько их эмоционально- аффектив­ная оценка как продукт собственной деятельности и собственных достижений (эмоциональный компонент отношения).

Поэтому, если отношение к себе не является позитивным, то такими же бу­дут отношения клиента к тем или иным объектам или явлениям, которые в широком смысле могут рассматриваться как результат собственной деятельности и собственных достижений.

Изменение отношения к себе как ведущий внутриличностный механизм психологической коррекции, влияет и на изме­нение других отношений субъекта: к ситуациям, явлениям и предметам внешнего мира.

Существенную роль в психотерапии и консультировании играет также пространственно-временной контекст.

Челове­ческое существование имеет форму исторического бытия, ко­торое в отличие от жизни животных всегда включено в исто­рическое пространство и неотделимо от системы законов и от­ношений, лежащих в основе этого пространства.

Способность или неспособность интегрировать во времени эмоциональное переживание может рассматриваться как мера душевного здо­ровья или болезни (невроз, мания, меланхолия сопровождают­ся нарушением восприятия времени).

Взаимодействие прошлого или будущего с настоящим яв­ляется центром психической жизни человека. Психологические трудности клиента невозможно понять вне истории, всего кон­текста его жизни, как и без опоры на перспективы жизни данно­го человека наметить программу психологической коррекции.

Различные направления психотерапии расставляют разные акценты в этой взаимосвязи.

Психодинамическая терапия ори­ентирована на прошлое — в нём она видит источник проблем субъекта, с прошлым она работает над их решением; единс­твенной реальностью, в которой работает гештальттерапия, является настоящее: прошлого уже нет, а будущее ещё не насту­пило; для логотерапии, значимым является будущее, она видит источник проблем человека в отсутствии смысла жизни, а за­дачу психотерапии в его поисках; то же — для гуманистической психологии с её верой в возможности самоактуализации и раз­витие каждой личности в будущем. Рассмотрение консульти­рования с позиций изменения смыслообразующих контекстов клиента позволяет выявить следующие особенности работы с временным контекстом. Сначала психолог выясняет, какой личностный смысл имеет для клиента заявленная им проблема и каково его отношение к этому в настоящем. Для выявления причин возникновения данного отношения и работы с ними психолог обращается к прошлому клиента. Из контекстов про­шлого и настоящего актуализируются и осознаются состав­ляющие смыслообразующих контекстов, что позволяет затем изменить их соотношение, в результате чего измениться и от­ношение клиента. В конце консультирования психолог может зафиксировать это изменение отношения (его основных ком­понентов: познавательного, эмоционального, поведенческого).

Поскольку это ещё не даёт уверенности в том, что изме­нения у клиента будут иметь место и в его реальной жизни, а именно ради этого проводится консультирование, необходи­мо обращение к будущему клиента.

Психолог, как это делают представители и других подходов к консультированию, вместе с клиентом обсуждает, что тот будет делать, когда и какие конк­ретные шаги предпринимать, как в связи с этим изменится его жизнь, как на эти изменения будет реагировать его окружение.

Это способ помочь человеку принять изменения, действовать в соответствии с ними и быть готовым к последствиям перемен.

Переструктурирование (как непосредственно процесс из­менения контекста или изменения смыслообразующих кон­текстов) изменяет качество восприятия клиентами ситуации их жизни.

Техника переструктурирования (рефрейминг), по­нимаемая как изменение смысла ситуации без изменения ле­жащих в её основе фактов, как конструирование позитивного мировоззрения, использовалась многими выдающимися пси­хотерапевтами — М. Эриксоном, Д. Хейли, В. Сатир, А. Мас- лоу, К. Роджерсом, С. Минухиным, В. Франклом, Д.

Келли — и целыми психологическими направлениями — гуманисти­ческим, адлерианским, логотерапией, нейролингвистическим программированием, когнитивно-бихевиоральным.

Переструктурирование контекста — это изменение самой си­туации или её окружения, при этом изменение ситуации влечет за собой изменение того, что находится вокруг неё, и изменение ок­ружения изменяет ситуацию.

В целом это и есть изменение смыс- лообразующего и личностного контекста, потому что и ситуация и смыслообразующий контекст являются взаимосвязанными и взаимозависимыми частями целого — личностного контекста.

Обобщая всё вышесказанное, можно выделить следующие основные моменты, связанные с контекстным подходом в пси­хологическом консультировании:

  1. Внешний контекст «преломляется» через внутренний (внешние причины действуют через внутренние условия). Смыслообразующие контексты существуют в пространстве внутреннего и внешнего контекстов, они имеют отношение к ситуации (или обобщенному классу ситуаций).
  2. Соотношение контекста и ситуации образуют следующую систему: личностный контекст — смыслообразующий контекст — отношение (установка) — ситуация (явление) — поведение (мышле­ние, состояние). В ситуации психологического консультирования психолог воздействует на внутренние условия, результатом юз- действия является коррекция картины мира клиента, которая уже по-другому будет опосредовать реальность. В психологическом кон­сультировании с позиций контекстного подхода такое воздействие заключается в изменении смыслообразующих контекстов, которые создают в сознании клиента иную субъективную реальность.
  3. В процессе изменения смыслообразующих контекстов можно выделить стадии: актуализации и осознания смыслооб­разующих контекстов (их различных составляющих); измене­ния соотношения смыслообразующих контекстов (или состав­ляющих одного смыслообразуюшего контекста).
  4. Особенностями каждой стадии являются: а) на стадии ак­туализации и осознания смыслообразующих контекстов происхо­дит сбор информации о заявленной клиентом проблеме, её при­чинах, других данных, необходимых в дальнейшем для перест­руктурирования. Фокус-анализ сбора информации и переструк­турирования определяются особенностями психолога, клиента, ситуации, б) на стадии изменения соотношения смыслообразую­щих контекстов происходит переструктурирование информации, изменение соотношения различных составляющих контекстов.
  5. Результатами различных стадий являются:

—           стадии актуализации и осознания смыслообразующих контекстов — выявление отношения (смысла) ситуации для клиента, получение необходимой (чаще всего позитивной) ин­формации для переструктурирования;

—           стадии изменения соотношения смыслообразующих контекстов — изменение отношения (смысла) ситуации для клиента или самой ситуации, следствием чего является измене­ние картины мира клиента, системы его отношений, позитив­ные когнитивные, эмоциональные, поведенческие изменения.

Источник: http://psyvision.ru/help/psikhologiya/38-existpsy/412-existpsy4

Контекстный подход
в зарубежной психологии XX века

Роль культуры в формировании поведения человека исследуется в зарубежной психологии в последние двадцать лет достаточно активно. Особенно это наблюдается в направлениях кросс-культурной психологии, психологической антропологии, этнокультурной психологии.

Культурный контекст во всех перечисленных направлениях исследовался лишь фрагментарно, в форме «отпускных экспедиций» энтузиастов-психологов, выезжающих к аборигенам, затем оформляющих сюжетные зарисовки в любопытных журнальных статьях.

Это выражение сиюминутного интереса без стратегической линии, без претензий на методологические обобщения создало контекстный подход как принцип исследования, где культура выступает в качестве некоторого дескриптора, используемого для характеристики людей.

И кросс-культурная психология, и этнокультурная психология, и психологическая антропология предполагают культуру как контекст психического, на фоне которого присваивается декорация культурного фетиша. Культура понимается весьма ограниченно и в определенной степени утилитарно и прагматично. Человек, по существу, рассматривается как объект культурного воздействия.

Его субъектность же в рамках названных направлений не обсуждается. Культура выступает как контекст с набором орудий. До знакового понимания содержания культуры интерпретации взаимодействия человека и культуры в рамках данных направлений не доводятся. Охарактеризуем вкратце те направления изучения культуры в психологии, которые обозначились в последние годы за рубежом.

Кросс – культурная психология изучает черты сходства и разли­чия в проявлениях человеческого поведения в условиях разных куль­тур.

Интерес к различиям в зависимости от культурного контекста из единичных и фрагментарных исследований превратился в объясни­тельный принцип, при котором культура выступает как дескриптор, используемый для характеристики людей.

Кросс-культурная психоло­гия ориентирована на экспериментальные методы исследования мыш­ления, поведения, личности в сравнительном анализе разных культур.

В рамках кросс-культурных исследований в последние годы обозначается необходимость выработки самостоятельного направления, которое рассматривало бы универсальные тенденции во взаимодействии человека и культуры. Данное направление обозначает себя как культурная психология; на сегодняшний день нет четких дефиниций относительно данного направления.

Миллер отмечает, что культурная психология в отличие от кросс-культурной, предполагает единство культуры и личности, во взаимодействии которых порождается некий единый феномен.

Культурная психология принципиально отлична, по мнению Коула, от кросс-культурной психологии, что выражается в следующих позициях культурной психологии, как начавшегося формироваться направления [5, с. 51]:

– Она придает особое значение рассмотрению опосредованного действия в контексте;

– Она подчеркивает важность широко понимаемого «генетического метода», который включает исторический, онтогенетический и микрогенетический уровни анализа;

– Она полагает, что разум (mind) формируется в совместной опосредованной деятельности людей, следовательно, он является в значительном смысле «совместно выстроенным» и распределенным;

– Она полагает, что личность является активным фактором собственного развития, но, поставленная в определенные условия, не свободна полностью в своем выборе;

– Она отвергает науку, объясняющую явления причиной – следствием или стимулом – реакцией в пользу науки, которая придает первоочередное значение психической деятельности, возникающей в процессе деятельности, и признает центральную роль интерпретации в процессе истолкования явлений;

– Она использует методологию гуманитарных наук наряду с методологией общественных и биологических наук.

Психологическая антропология основана на традициях ортодоксальной антропологии, которая интересуется происхождением человеческого рода.

Онтогенез в культуре является предметом крупномасштабных исследований психологических антропологов. Самым известным из подобных проектов считается Проект шести культур Б. Уайтинг (1975).

Психологическая антропология в настоящее время развивается в американской психологии и является востребованной в смежных с ней областях исследований.

Этнокультурная психология неоднозначно воспринята кросс-культурными психологами, называя ее стремление к регионализации психологии спекуляцией.

Этнокультурная психология предполагает, что ее выводы соотносимы с конкретным контекстом, поэтому научные претензии этнокультурной психологии неоднозначны: с одной стороны, речь идет о получении объективных данных, с другой же стороны, результаты весьма конкретно привязаны к этнокультурному региональному контексту.

В рамках четырех направлений, так или иначе оговаривающих роль феномена культуры для психологии, сохраняется контекстность понимания культуры. Методологические задачи взаимодействия человека и культуры, по существу, не решаются. Исследования приобретают смысл практического ситуативного приложения.

Позитивный момент в формировании кросс-культурного направления в зарубежной психологии заключается в том, что культура дифференцированно вводится в область предметного исследования психологии.

это важный шаг для преодоления методологических проблем современной западной психологии, ставшей порождением академической науки, «греющейся в лучах почтенных, с научной точки зрения, исследований, отмеченных наследием логического позитивизма» [5, c. 42].

Литература

  1. Амонашвили Ш.А. Как живете, дети?: Пособие для учителя.- М.: Просвещение, 1986.
  2. Зощенко М.М. Социальная грусть: рассказы и фельетоны. Сентиментальные повести. Перед восходом солнца.- М.:Школа- Пресс, 1996.
  3. Маслоу Абрахам Г. Мотивация и личность. Перевод с англ. Татлыбаевой А.М. Вступительная статья Чубарь Н.Н.- СПб.: Евразия, 2001.
  4. Оллпорт Гордон В. Личность в психологии.- «КСП+», М.: «Ювента», СПб., 1998.
  5. Психология и культура. / Под ред. Д. Мацумото.- СПб.: Питер, 2003.
  6. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем. / Общ. Ред. Л.Я.Гозмана и Д.А.Леонтьева; вст. ст. Д.А.Леонтьева.- М.: Прогресс, 1990.
  7. Холл Кельвин С., Линдсей Гарднер. Теории личности. Пер. с англ. И.Б.Гриншпун.- М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО- Пресс, 1999.
  8. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности.- СПб. Питер Пресс, 1997.

Вопросы для самостоятельного обсуждения:

    1. В чем диалектичность иерархической соотнесенности потребностей в концепции А. Маслоу? В чем аналогии между иерархичностью потребностей и организацией нормативной системы?
    2. Какова роль социума в формировании «я-концепции» при недирективном взаимодействии ребенка и взрослого?
    3. Как понимается свобода и ответственность в логотерапии В. Франкла?
    4. Какие из зарубежных направлений в психологии рассматривают психические явления и факты в их соотнесенности с феноменом культуры?

Поделитесь с Вашими друзьями:

Источник: http://dogmon.org/lekcii-po-istorii-psihologii-uchebnoe-posobie.html?page=16

Ссылка на основную публикацию