Ответственность и вина — психология

Вина и ответственность — в чем между ними разница?

Ответственность и вина - психология

Один из главных рычагов, которым родители пользуются для управления ребенком — это прививание и давление на чувство вины. Кто-то может подумать, что это нормально и естественно, что совесть — это врожденный механизм, который как раз для того и существует, чтобы с его помощью наставлять ребенка на путь истинный. Но это не совсем так. Мягко говоря.

Давление на чувство вины — это форма манипулирования, которая, по определению, носит деструктивный характер для психики. И родители к нему прибегают потому, что сами были воспитаны точно так же и до сих пор не смогли избавиться от вечной собственной виноватости. Другой подход к воспитанию им просто не известен.

До поры, до времени ребенок не способен критически оценивать с ним происходящее, поэтому все поступки родителей он принимает за чистую монету и, вместо того, чтобы воспротивиться разрушительному воздействию родительских манипуляций, послушно им подчиняется — учится чувствовать себя виноватым и, как следствие, должным.

Так в психику ребенка внедряется очень вредная и опасная привычка, которая, однако, всесторонне приветствуется и поощряется обществом в форме воспитанности, способности к сочувствию, человечности и прочих удобных свойств души.

Происходит такое «зомбирование», в основном, неосознанно. Родители обычно не понимают и не видят того, что они делают со своими детьми — им кажется, что они просто «воспитывают», что сущность воспитания в том и состоит, чтобы подготовить нового члена социума — порядочного, полезного и удобного.

А один из побочных эффектов прививания совести можно считать даже забавным, по принципу «за что боролись, на то и напоролись». — В какой-то момент совесть перестает быть движущей силой, а становится замкнутой на саму себя нравственной ценностью, не имеющей никакого продолжения в реальных поступках.

Происходит интересная штука — чувство вины приравнивается к ответственности и подменяет ее. По воспитательному замыслу, предполагается, что, сделав что-то нехорошее, ребенок должен испытать чувство вины и тут же броситься исправлять свою ошибку.

То есть, вина должна быть стимулом или своего рода, кнутом, подстегивающим к конкретным действиям. Вина — это не ответственность. Ответственность — это те действия, которые совершаются для исправления ошибки (это не полное определение ответственности, но для данного случая хватит и такого).

Однако, родительская неосознанность и непоследовательность приводит к путанице в голове ребенка. Он перестает понимать, чего же от него требуют — чувства вины или исправления ошибки, и в итоге вина уравнивается с ответственностью. Ребенку кажется, что испытать и продемонстрировать угрызения совести — это и есть достаточная ответственность за совершенный проступок.

Получается такой вот парадокс. Совесть в психику встраивали для того, чтобы автоматизировать исправление ошибок, но перегнули палку, и теперь вместо исправления ошибок получили один только виноватый вид.

С психологической точки зрения, чувство вины — это форма безответственности, поскольку признание вины предъявляется, как искупление. Сам факт признания вины ничего не меняет — ошибку нужно исправлять или компенсировать. Признания ошибки никогда не бывает достаточно.

Но разговор сейчас не о родителях и не о детях. Вся беда в том, что, взрослея, очень многие люди так и не понимают разницы между виной и ответственностью. Приходилось вам слышать от взрослых уже людей причитания — «Ну, я же признал вину, я извинился — чего вы еще от меня хотите?»

Признания вины хватало родителям, но кого интересует виноватость в реальной взрослой жизни? Какой смысл чувствовать вину за ошибку, совершенную на работе? Кому нужна эта вина? Руководителю, коллегам и предприятию? Нет, им нужно, чтобы ошибка и ее последствия были исправлены — вот это ответственность. Чтобы быть ответственным, вовсе не нужно быть виноватым.

Виноватость, как весомый аргумент, принимают только такие же безответственные люди, которым демонстрация эмоций важнее совершения конкретных практических действий. Больше всего это заметно в любовных отношениях, где партнеры постоянно манипулируют друг другом и, в случае чего, требуют друг от друга именно признания вины — чтобы получить на будущее дополнительный рычаг управления.

А еще больше эта путаница отравляет человека изнутри. Чувство вины, совесть, страх оказаться нехорошим в глазах родителей, друзей, начальства — это здоровенная пробоина, через которую постоянно утекают силы.

Для взрослого человека с нормальной уравновешенной психикой чувства вины не существует. Есть только чувство ответственности за каждый свой шаг в этом мире, за принятые соглашения, за сделанный выбор и за отказ от выбора — за все.

И совершение какой-либо ошибки не приводит его к истощающему внутреннему конфликту, взрослый человек не чувствует себя плохим — он просто исправляет ошибку и живет дальше. А если ошибку исправить нельзя… он все равно живет дальше.

Вина для нормальной жизни не нужна. Чтобы быть ответственным не нужно быть виноватым, а чувствовать вину не достаточно, чтобы быть ответственным.

Понравилась публикация?

Источник: https://satway.ru/blog/guilt-and-responsibility/

Вина и ответственность. Статья. Коммуникативные навыки. Самопознание.ру

Вина и ответственность. Статья. Коммуникативные навыки. Самопознание.ру

Давно хотела развести в разные стороны такие понятия как вина и ответственность, поскольку их часто путают, да и у меня возникали порой трудности с тем, как их различить. Получилось так вот тезисно.

Вину можно переложить.

Ответственность взять.

В первом случае — вектор от себя. Во втором — к себе.

Как только у действия меняется вектор, меняется и характер самого действия.

Ответственность — это «Да, я это сделал. Если тебе не нравится, я готов обсудить это с тобой, и, может быть, мы найдём решение, которое удовлетворит нас обоих».

Вина — «Да, я это сделал, но это ты меня вынудил!». Вектор перенаправлен с себя (я это сделал) на другого (это ты меня вынудил).

Ответственность, переложенная на другого, автоматически становится виной.

Ответственность — это сознательный выбор.

Причины вины, как правило, не выводятся в поле сознания.

Ответственность легка, ну, по крайней мере, подъёмна.

Вина всегда тяжела, она давит.

Ответственность — это про то, что я хороший, и ты хороший, и мы всегда можем договориться.

Вина — я плохой, я делаю ужасные вещи, и это настолько невыносимо, что я сделаю плохим тебя, тогда мне будет немного легче.

Ответственность подразумевает действие, всегда можно что-то сделать, чтобы все стороны остались удовлетворены.

Вина действия не предполагает, она, наоборот, лишает сил и придавливает к земле.

Ответственность можно разделить. Для этого нужно договориться.

Вину разделить невозможно, её перекладывают на другого оптом.

Когда человек не хочет нести ответственность за свои слова или действия, он превращает её в вину и перекладывает на другого.

В ситуации, где каждый готов взять свою ответственность, всегда есть решение.

В ситуации с виной — решения нет и не может быть, потому что каждый перекладывает вину на другого, и это может продолжаться бесконечно. Бег по кругу.

Когда человек берет ответственность на себя, здесь всегда есть момент научения чему-то новому, возможность извлечь урок, получить опыт и применять его потом с пользой для себя и других.

Вину перекидывают друг другу, как мячик, возможность обучения отсутствует, потому что всё время и внимание занято только тем, как бы отбить подачу.

Таким образом, ответственность — это движение вперёд, возможность узнать и присвоить что-то новое и полезное. А вина — это топтание на месте и деградация.

Вина, вообще, чувство искусственно созданное. Природой и эволюцией это чувство не задумано. Его создали люди, чтобы с его помощью управлять и манипулировать друг другом.

Настоящая вина возникает только в одном случае, и она всегда ходит за руку со злым умыслом.

Если человек намеренно причинил вам зло или специально сделал больно, тогда возникает его вина, которая требует искупления, возмещения ущерба и прощения. Все остальное — ошибки, потому как все мы люди, и мы не совершенны.

Есть разница между «быть виноватым» и «чувствовать себя виноватым». В первом случае речь действительно о каких-то злонамеренных действиях, словах или поступках.

Во втором — о внедрённом чувстве вины, которое внушают ребёнку родители, когда он не соответствует их представлениям и ожиданиям.

Тогда бессознательное чувство вины сопровождает уже взрослого человека без реальной причины, оно как бы разлито внутри, и человек чувствует себя виноватым за всё вокруг, от того, что у соседки муж развратник, до глобального потепления. И с этим уже можно работать.

Бывают такие матери или фигуры, их замещающие, которые «очень сильно любят своего ребёнка». Они это активно декларируют, постоянно подчёркивают, и со стороны это выглядит как сахарная рождественская открытка, где мать проводит все свои дни в неустанной заботе о ребёнке. И всё вроде бы хорошо и правильно… Читать дальшеМы рождаемся со встроенной опцией «любить себя». Потом эта кнопка начинает периодически западать, а у кого-то перестаёт работать вообще.Маленький ребёнок ощущает себя частью мира, в первые месяцы жизни мир для него продолжение его самого. Всё крутится вокруг него — описался, мокро, закряхтел — сразу… Читать дальше
Можем ли мы помочь другому человеку, когда видим, что он страдает?Можем ли заставить его измениться, если эти изменения могут прекратить его страдания?Есть ли у нас право настаивать на принятии своей помощи, даже если мы видим, что человек занимается саморазрушением, и наша помощь уж точно пойдёт… Читать дальшеДля начала анекдот.
Очень часто, столкнувшись с тем, что человек находится в состоянии горя, переживает утрату, люди автоматически «уходят» от темы, говоря что-нибудь типа — «О, прости, я не знал, иначе не спросил бы» или «Жаль, ну ничего, жизнь продолжается…». При этом горюющий человек чувствует себя отделённым от других… Читать дальшеСтатья начнётся с довольно резких слов.На мой взгляд, люди в нашей стране очень привыкли к страданиям. Да и как к ним не привыкнуть, если даже обмен документов, регистрация чего-либо, покупка движимости и недвижимости, организация собственного дела, поступление ребёнка в детский сад, школу, институт… Читать дальше
Говорят, что всё в мире относительно. Значит, всему в этом мире отношение придаём мы сами. В зависимости от того, что у человека внутри, так он и относится к тому, что происходит вокруг. Почему бы не обратить внимание на наше отношение и его силу.

Почему у разных людей разное отношение к одному… Читать дальше

В моей практике встречаются клиенты, склонные видеть в различных аспектах своей жизни только крайности. Либо чёрное, либо белое; либо хорошее, либо плохое; либо всё, либо ничего… Им тяжело принять тот факт, что что-то может быть серым, цветным, многогранным.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/vina_i_otvetstvennost/

Психологические аспекты вины и юридической ответственности

Психологические аспекты вины и юридической ответственности⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 13Следующая ⇒

В уголовном праве понятие вины определяется как субъективная сторона преступления, под которой понимается психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им деянию и его последствиям.

Вина определяется как действие (или бездействие) и отсутствие предвидения его общественно опасных последствий.

Таким образом, вина как субъективная сторона преступления сводится к: мотивации, умыслу, желанию наступления последствий деяния или недостаточное предвидение таких последствий. Виновность и невиновность человека, устанавливается согласно тому, является ли он причиной или источником содеянного.

В юриспруденции вина соотносится с предшествующим проступку периодом. Она рассматривается как отношение, которое предшествует и сопровождает совершение противоправного деяния.

Отношение же человека к уже совершенному негативному деянию и его последствиям (раскаяние, сожаление), что является предметом изучения психологии, в понятие вины не входит, а может быть учтено лишь как смягчающее вину обстоятельство.

Психологическое понимание вины сводится к переживанию недовольства собой, связанного с обнаружением человеком рассогласования между собственным поведением и принятыми моральными нормами.

Рассматривая чувство вины, как фактор риска совершения повторных правонарушений, нас, главным образом, интересует можно ли установить связь между определённым уровнем переживания этого чувства, касательно предыдущего правонарушения, и дальнейшего совершения или не совершения аналогичного общественно опасного деяния, в период условного осуждения. Решение данного вопроса необходимо в контексте проблемы выбора направления наиболее эффективных психокоррекционных программ для осужденных условно.

Тема вины в отечественной и зарубежной научной психологической литературе раскрыта достаточно широко и популярно, хотя при этом мнения авторов и подходы к толкованию этого понятия разняться.

Рассмотрим некоторые подходы к описанию понятия вины. В концепции Д. Ангера вина это двукомпонентная эмоция. Первый компонент – вербальнооценочная реакция человека, раскаяние, в основе которых лежит негативное отношение к самому себе.

«Признание своей провинности («неправильного» поступка), неправоты или предательства своих убеждений порождает второй компонент – вегетативновисцеральную реакцию с целой гаммой мучительных и довольно стойких переживаний, преследующих человека: угрызения совести, сожаление о совершенном, неловкость (стыд) перед тем, кого обидел, страх потерять дорогого человека и печаль по этому поводу. Правда, возможно и раскаяние без эмоциональной реакции, чисто формальное, внешнее, неискреннее, вошедшее в привычку, или как рассудочный вывод.

Вина имеет четырехкомпонентное образование: 1) эмоциональный компонент (угнетенность, подавленность), сожаление и раскаяние; 2) когнитивный компонент, который включает осознание и анализ поступка, осознание несоответствия «реального» и «идеального»; 3) мотивационный компонент: желание исправить или изменить сложившуюся ситуацию или поведение; 4) психосоматический компонент, связанный с неприятными физическими ощущениями (головная боль, тяжесть в животе и т. д.).

З. Фрейд рассматривал вину как нравственную разновидность тревоги, как «тревогу совести».

В зарубежной психологии, наблюдается тесная связь вины со страхом, а в некоторых публикациях вообще происходит отождествление вины со страхом перед наказанием.

Такая позиция авторов объясняется тем, что они придерживаются представлений о генезисе вины с позиции теории научения, где наказание является основным фактором.

В отечественной психологии отмечают тот факт, что авторы, придающие большое значение внешнему наказанию и отождествляющие вину и страх, допускают ошибку.

Страх перед наказанием имеется и у преступников, но все ли они испытывают вину за содеянное? Дело не во внешнем наказании и не в страхе, а в том, что переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека. Поэтому более правильным представляется мнение тех ученых, которые считают вину самостоятельным феноменом, помогающим снижать тревогу и избегать серьезных психических расстройств. С этих позиций вина играет положительную роль.

Читайте также:  Состояние и внутреннее состояние - психология

Вина выполняет три функции: 1) выступает в качестве морального регулятора для поддержания норм просоциального поведения; 2) участвует в формировании самоотношения и 3) способствует профилактике психических расстройств.

Однако успешное осуществление этих функций возможно только в том случае, если уровень переживания вины будет у человека не слишком большим, но и не слишком малым, то есть оптимальным.

Иногда чувство вины бывает необоснованным и преувеличенным, нанося человеку вред: вызывает хроническую усталость, или, как крайний вариант, может привести к самоубийству.

Рассматривая вину как фактор риска совершения повторного правонарушения, можно отметить, что наиболее неблагоприятным будет факт полного отсутствия внутренних переживаний осужденного условно.

Согласно теоретическому обзору данного вопроса можно заключить, что чувство вины оказывает значимое влияние на построение дальнейшего поведения. В зависимости от глубины и уровня переживаний этот «фактор» может спровоцировать как позитивное, так негативное поведение.

Таким образом, переживание чувства вины заслуживает должного внимания со стороны психологов работающих в уголовно-исполнительных инспекциях. Кроме того немало важным фактом, является, то, что на формирование чувства вины оказывают влияние некоторые другие чувства.

Отмечается наличие таких чувств, как стыд и страх, которые могут переживаться в совокупности с виной.

Хотя, по мнению Ильина, точка зрения касаемо родства понятий вины и страха наказания, чересчур бихевиоральна, она всё же может быть актуальной, если мы рассматриваем категорию лиц, осужденных условно, которые имеют опасность получить более строгое наказание и отбывать реальный срок лишения свободы, при нарушении режима и совершении повторных правонарушений. Подходить к вопросу диагностики и коррекционной работы с переживанием чувства вины осужденного условно, нужно в комплексе с другими актуальными переживаниями, в том числе, такими как, страх наказания, стыд перед общественным осуждением, повышенная тревожность и др.

Важнейшим фактором, формирующим правопослушное поведение личности является личностная ответственность за собственное поведение в юридически значимых ситуациях.

С точки зрения психологии ответственность представляет из себя подчиненность человека социальным требованиям общества.

Основанием же привлечения лица к уголовной ответственности является наличие в действиях лица состава преступления, предусмотренного уголовным законом, т.е.

наличие в действиях конкретного лица признаков преступления: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления. При отсутствии одного из указанных признаков уголовная ответственность наступить не может.

Юридическая ответственность – это отношения между нарушителями права и органами государства, урегулированные самим правом.

Принципы реализации юридической ответственности:

— Справедливость – наказание всегда должно соответствовать содеянному.

— Целесообразность – строгая индивидуализация наказания.

-Законность – деятельность компетентных государственных органов строится в строгом соответствии с законом.

Основанием уголовной ответственности обязательно является вина, т.е. личная причастность лица, совершившего противоправное общественно опасное деяние, осознающего последствия такого деяния. Закон различает следующие формы вины:

— умышленная — когда лицо осознает степень опасности совершенных им общественно опасных действий или бездействия и сознательно желает их наступления.

— неосторожная — когда лицо осознает характер и степень опасности совершаемых им противоправных действий, но легкомысленно относится к их наступлению.

Рис. 3 Вина, формы и виды вины

Мотивы и цели преступного деяния объединены в юриспруденции в понятии преступного умысла

Но для оценки преступного деяния, его квалификации существенное значение имеют направленность и содержание умысла. Эти понятия часто смешиваются, трактуются неточно.Направленность умысла – планируемый будущий результат (цель) деяния, на достижение которого направлено преступное деяние.

Содержание умысла – отражение в сознании субъекта всех тех обстоятельств, которые связаны с достижением цели.

Так, при совершении хищения направленность преступного умысла выражается в корыстной цели – извлечение преступным путем материальной выгоды Содержание же умысла здесь состоит в понимании субъектом незаконности своих действий и их тайного характера.

Закон предусматривает наступление уголовной ответственности за непосредственное совершение противоправного деяния, за приготовление к нему или покушение на его совершение, а также за соучастие в нем.

Особое внимание закон уделяет условиям наступления уголовной ответственности, к числу которых относится вменяемость лица, т.е.

его способность отдавать отчет в своих действиях, а также достижение возраста, с которого такая ответственность наступает (14 – 16 лет в зависимости от тяжести совершенного преступления.

Признаки, характеризующие интеллектуальный и волевой элементы умысла:

1) сознание субъектом общественной опасности своего действия или бездействия;

2) предвидение его общественно опасных последствий. В совокупности эти два признака образуют интеллектуальный элемент умышленной вины;

3) желание или сознательное допущение субъектом наступления этих последствий либо безразличное к ним отношение (волевой элемент умысла).

Различие видов умысла по волевому элементу.Для прямого умысла характерно желание наступления предвидимых последствий, для косвенного — сознательное допущение субъектом их наступления либо безразличное к ним отношение.

Например, лицо стремится убить своего соседа, который пьяным спит у себя дома, и с этой целью поджигает его дом, который полностью сгорает (лишение жизни — цель, поджог дома — средство).

Как убийство соседа, так и уничтожение его дома совершаются в подобной ситуации с прямым умыслом.

Таблица 3

Источник: https://lektsia.com/4xb111.html

Вина и ответственность

Вина и ответственность

Вина – переживание того, что я совершил дурной поступок, дурной выбор, сделал что-то не так, поступил плохо, не правильно.

Вина формируется впервые в так называемый эдипальный период развития: 3-6 лет. Когда ребенок проживает идентификацию с родителем своего пола, учится социальному поведению, осознает свое место в семейной триаде. В этом возрасте ребенок начинает понимать, что в его семье существуют определенные нормы и правила, которые необходимо соблюдать. Как поступать хорошо, а как – плохо.

Родители учат нас ответственности за свои маленькие детские поступки. Учат, что каждое действие имеет свои последствия. Так мы готовимся к своей будущей адаптации в социуме. Там, где появляется вина, включается наша внутренняя ответственность за тот или иной поступок, выбор, действие, слово, а порой, даже мысль.

Что же происходит с людьми, которые во взрослой жизни слишком часто оказываются в этом непростом и порой труднопереносимом переживании?

К примеру, играет ребенок шумно, бегает по дому, вопит, веселится, а у мамы его – голова болит. Посыл по типу: «Не ори, у меня от тебя голова разболелась. Собери игрушки и сиди тихо» дает ребенку неверные координаты в плане ответственности.

Он теперь знает, что мамина мигрень – плод его шумной деятельности, которая, между прочим, приносит много удовольствия. То есть мама ответственность за неконтролируемый процесс в своем теле переносит на ребенка, который после такой маминой ремарки, скорее всего, притихнет.

И не от взрослого осознания, что надо бы маме посочувствовать и играть потише. На это ребенок пока не способен. А просто потому, что почувствовал вину. В самый возможно приятный для себя момент.

При частом повторении эксперимента и достаточной чувствительности ребенка, эффект «Всегда чувствую вину, когда мне очень весело, и я вот-вот уйду в отрыв» или «если мне хорошо, это может быть кому-то неудобно, неприятно» — как минимум логичен.

Может сопровождать во взрослом возрасте, навязчиво подгаживая жизнь. Откуда взялось – далеко не сразу удается вспомнить. Кому с весельем повезло, тому может ничего не делать и бить баклуши – по жизни нельзя.

Или, например, о себе рассказывать, хвастаться, привлекать к себе внимание. Главное, чтобы ответственность за чувства других людей, их настроение, цвет лица и регулярность стула вы несли почаще и в полном объеме.

У виноватых людей часто бывает привычка – обвинять кого-то еще. Чтобы снять с себя часть своей неподъемной ноши, переложив на товарища. Но некоторые несут ее с честью самостоятельно, не расплескивая так сказать. Ответственные за все отношения в своей жизни, за высокие должности, за успех, честь и престиж любой идеи. Чем больше лишней ответственности, тем меньше внутренней свободы.

Гиперответственность в свою очередь привлекает к таким людям всевозможных манипуляторов, нахлебников и паразитов. Они – наступили на больную мозоль, человеку стало виновато, там, где он привык, что все зависит от него, и вот он уже пошел исправлять ситуацию. Сам. Его даже просить не надо. Очень нелегко живется, когда отвечаешь за слишком многое.

Как этого избегать? Когда замечаете, что испытываете перед кем-то вину, прежде чем кидаться в извинения или исправления, спросите себя: а моя ли это зона ответственности? Взяли ли вы ее добровольно, или вам ее пытаются навязать? И если взяли, а нести трудно – можете ли от нее спокойно отказаться?

Свобода вашего выбора в этом месте – лучший критерий. Если ваша ответственность добровольна и не мешает вам жить – честь вам и хвала. На ответственных людях многое в этом мире держится.

Источник: https://econet.ru/blogs/213-psihoterapiya-sozavisimosti/posts/1893-vina-i-otvetstvennost

Ответственность и вина

Родительские вожжи управления детьми
это моральное давление своим непоколебимым авторитетом и прививание чувства вины.

Большинство ошибочно считают это совестью, моралью и уважением старших. Мягко говоря, это не совсем так.

«Как тебе не стыдно» — это извращённая форма манипулирования, разрушающая психику и характер ребёнка. Это порочный круг, по которому поколениями воспитываются покорные, боящиеся всего люди.

Родители воспитывают детей так, как воспитывали их. Кто-то считает, что так правильно, кто-то просто не знает, как по-другому.

Подумайте,
до определённого возраста ребёнок не может сам давать оценку своей жизни и тому, что происходит с ним и вокруг него. Он верит и надеется на родителей, на их опыт, не понимая манипуляций. Он хочет быть любим любой ценой, подчиняясь им, чувствуя свою вину и долги перед ними.

Общество именно это называет «воспитанностью». Такая учёба «быть удобным» неосознанно поощряется большинством. Именно такое зомбирование через вину и страх превращает человека в удобного, полезного и порядочного.

В определённый момент чувство вины трансформируется в ответственность, подменяя здоровое больным. И по этому принципу, если ребёнок совершит что-то нехорошее, почувствовав вину, он должен бросить все силы на исправление этого. Именно тут видно, как вина, действуя как кнут, исправляет плохое поведение.

Безграмотность и больные нервы, непоследовательность и подмена понятий сотворяют в голове маленького человека плохую шутку. Чувство вины очень угнетает, да и родители подкрепляют это состояние.

 Ребёнок делает что-то не так, испытывает вину — и, в принципе, этого и достаточно, потому как за исправления обычно не хвалят. То есть на его страхе и угрызениях совести всё заканчивается. Можно ничего дальше не исправлять.

Вместо исправления своих ошибок ребёнок впадает в чувство вины и ничего не делает.

В психологии считают, что чувство вины — это одна из форм безответственности, потому что для многих состояние вины равняется искуплению. Думаю, что сейчас понимаете, что признание вины — это ещё не конец. Нужна ответственность — исправление сложившегося положения.

Многие из нас слышали, а кто-то и узнает себя в таких словах: «Ну, я же извинился/ась, что вам от меня ещё надо?».

А теперь давайте перейдём во взрослую жизнь и попробуем узнать:
кому, кроме родителей, нужна эта ваша вина?

Вы опоздали на работу или сделали в ней ошибку, вы толкнули человека на улице или подбили кого-то на машине, разные бывают ситуации. Так вот, кому тут нужна ваша вина: директору, коллегам, человеку, которому вы нанесли травму? Им не нужна вина, им нужна ответственность — исправление ваших ошибок. Ну а тут всё просто — для исправления своих ошибок совершенно не нужна вина!

Для психологически зрелого человека чувства вины не существует. Вместо этого есть чувство ответственности, уважения чужих границ, личности и труда. Ответственность за каждое своё действие в этом мире, за принятые решения, соглашения, за выбор и отказ от него.

Помните, что совершение ошибок свойственно всем нам, но это не должно истощать нас, конфликтовать в нашей голове с нами. Нам просто нужно ответственно её исправить и жить дальше. Если исправить невозможно — сделать выводы, чтобы не попасть в такую ситуацию снова и опять же жить дальше, руководствуясь этим опытом.

Для того, чтобы быть ответственным, не нужна вина,
а вины для ответственности не достаточно.

Источник: https://www.all-psy.com/stati/detail/6275

Жертвенность, выбор, вина и ответственность

Жертвенность, выбор, вина и ответственность

Еще раз про жертвенность, выбор, вину и ответственность

Читайте также:  Истероид и деньги - психология

Решила ответить отдельным постом на комментарий (к сожалению, не знаю имени автора) к посту о жертвенности: «А не бывает так, что желания для себя любимой вступают в противоречие и приходится выбирать, жертвуя одним из? Например, для одной моей знакомой принципиально (в силу каких-то ее личных обстоятельств) жить в России, а молодой человек уехал в Америку. Она осталась и страшно переживала. Для меня вопроса бы не стояло, я бы поехала с любимым. Она — наоборот, но переживала очень. Получается, что для меня вопроса бы тут не стояло (жертвы бы не было), а для нее по-любому — жертва? Или я что-то не понимаю».

Выбор он потому и выбор, что неизбежно приходится от чего-то отказываться. Зачастую этот отказ может быть весьма болезненным, если выбор совершался между двумя ценными, важными альтернативами.

Ощущение потери, горя, грусти, злости и т.п., является скорее показателем здорового проживания выбора, показателем, что то, от чего отказались было ценно.

Может быть, лишь чуть менее ценно, чем то, в пользу чего выбрали.

В психологическом смысле, вопрос о жертве – это не вопрос того, насколько ценным было то, от чего отказался человек, и насколько сильно он переживает этот отказ. Это также не вопрос фактов биографии.

Например, не имеет значения, выбрала ли женщина отказ от профессиональной самореализации в пользу забот о доме, детях и муже, или она совмещает профессию, хобби, детей, мужа, любовника и бог знает что еще. Разделение на жертву и не-жертву – это вопрос внутренний.

Звучит он примерно так: «Есть ли у меня выбор? Являюсь ли я автором этого выбора?»

Человек с жертвенной позицией обычно «ни при чем», это «все они»: дети, муж/ жена, родители, начальство, правительство, погода… И тогда его выбора, решения, как бы и нет: «А что я мог поделать? Вы же понимаете – дети!». Нет присвоения авторства – «это мой выбор». И нет представления, что то, от чего он отказался – тоже его выбор. А когда нет авторства, когда все «из-за них», то кого обвинять в последствиях? «Их», конечно!

Так что внутренние картины жертвы и не-жертвы разные: в не-жертвенной позиции есть выбор, есть автор выбора (я сам) и есть ответственность (то есть моя возможность ответить на жизненный вопрос), а в жертвенной позиции – выбора и ответственности как бы и нет, автора тоже нет, зато есть «игры» в поиск виноватого.

И не важно, кто будет в итоге назначен виноватым: окружающие или он сам. Позиция «я сам во всем виноват, я это заслужил!» не менее жертвенная, чем позиция «это они во всем виноваты».

(Очень, к тому же, удобная для манипуляций: сам себя повиноватил, сам себя обругал… Что остается делать человеку рядом? Жалеть, разубеждать, доказывать — в общем, играть роль Спасателя).

Маленькое отступление. Мы как-то путаем часто ответственность, вину, наказания – все в одну кучу.

Ребенок совершил какое-то нехорошее действие – часто ли реакция родителей будет: «Твой поступок привел к таким-то последствиям, давай подумаем как это исправить»? Скорее ограничиваемся констатацией «плохости» поступка, или даже всего ребенка (вместо «не поздоровался» говорим «не вежливый»), или наказываем.

Так и подменяем ответственность виной и наказаниями. Хотя вина и ответственность, зачастую, противоположны: если вина направлена в прошлое или воображаемое будущее, на «плохость» поступка, то ответственность направлена в будущее реальное, на исправления.

Возвращаюсь к жертвам и не-жертвам.

При отказе от жертвенной позиции чувство вины сменяют сожаление, грусть, боль, смирение и принятие прошлого: «Что-то из того, что со мной произошло, было не в моей власти.

Что-то я, тогдашний, мог прожить только так: в то время это был наилучший для меня путь. Я могу сожалеть об этом. Я могу сожалеть о том вреде, что причинил себе и другим людям».

Когда человек не придавлен виной, ему гораздо легче взять ответственность за то, как теперь обращаться с данностями его жизни: «Со мной это случилось, как я теперь могу обойтись с этим?». В общем, быть Автором, а не Жертвой.

katya_boydek

Источник: https://znaxar.com/articles/21560-esche-raz-pro-zhertvennost-vybor-vinu-i-otvetstvennost.html

Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии

Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии

Ответственность — подчиненность человека социальным требованиям. Специфика юридической ответственности состоит в том, что эти требования определены правовыми нормами и их исполнение обеспечивается принудительной силой государства.

Основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лиц состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Во всех преступлениях выделяется, как известно, единая четырехкомпонентная структура признаков состава преступления: объект, субъект, субъективная и объективная стороны преступления.

При отсутствии хотя бы одной из сторон состава преступления юридическая ответственность не наступает.

Ограничение оснований ответственности составом преступления — важнейшее достижение правового общества: человеку может быть вменено, поставлено в вину лишь такое действие (или бездействие), система признаков которого точно описана в законе.

Юридическая ответственность — урегулированное правом отношение между нарушителем права и государством в лице его правомочных органов. Целью юридической ответственности является не только охрана существующего правопорядка, но и ресоциализирующее воздействие на личность правонарушителя, его перевоспитание и исправление.

Принципы реализации юридической ответственности — законность, справедливость, целесообразность, неотвратимость и быстрота реализации.

Справедливость юридической ответственности расчленяется на ряд требований: нельзя использовать меры наказания, унижающие человеческое достоинство; нельзя придавать закону обратную силу.

При обратимом характере причиненного правонарушителем вреда ответственность состоит в его возмещении: если причиненный вред необратим, наказание виновного должно соответствовать тяжести совершенного правонарушения; за одно правонарушение возможно лишь одно наказание.

Целесообразность юридической ответственности — соответствие избираемой меры воздействия целям юридической ответственности, строгая индивидуализация наказания.

Справедливость и целесообразность обусловлены главенствующим принципом реализации юридической ответственности — законностью и обоснованностью. Законным основанием возникновения юридической ответственности является вина, виновность дееспособного правонарушителя.

В праве и юридической доктрине принято следующее определение вины: «Вина — психическое отношение лица к своему противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (понимание) лицом недопустимости (противоправности) своего поведения и связанных с ним результатов»63.

63 Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 39.

Понятие вины является базовой категорией уголовного права. Однако в вышеприведенном определении на передний план выдвигается понимание лицом противоправности своего поведения.

И это имплицитно исключает из категории вины всю сферу импульсивно совершаемых преступлений. В существующем определении вины не просматривается личностная причастность лица к совершенному социально вредному деянию.

Непонимание лицом недопустимости, противоправности своего поведения как бы делает его невиновным.

Существующее аморфное определение вины требует кардинального пересмотра64.

64 См.: Еникеев М. И. Психолого-юридическая сущность вины и вменяемости // Советское государство и право. 1989. № 12.

В конструкцию понятия вины вместо терминов «осознание», «понимание» следовало бы включить понятие «личностная причастность к противоправной сущности деяния» — отношение всей личностной сферы (сознания и подсознания) к совершенному деянию. Формы вины должны быть соотнесены со структурой противоправного деяния.

Умышленная форма вины — вина, характеризующаяся преступной целью, способами и результатом противоправного деяния.

Неосторожная форма вины — вина, характеризующаяся преступным способом и результатом противоправного деяния.

Юридически и психологически корректным можно признать следующее определение вины: вина — личностная причастность дееспособного лица к совершенному им социально вредному, противоправному деянию и его последствиям.

Уголовный кодекс РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием обвиняемого (ст. 75). Однако в законе отсутствует четкая регламентация понятия «деятельное раскаяние», указаны лишь общие его признаки: явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба.

Как показывает практика65, в большинстве расследуемых дел при применении ст. 75 УК РФ способствование раскрытию преступления обвиняемым (подозреваемым) сводится в основном лишь к даче правдивых показаний.

В уголовных делах, как правило, отсутствуют сведения о доказывании подлинности деятельного раскаяния, не выясняются причины и мотивы деятельного раскаяния; перед обвиняемым (подозреваемым) не ставится вопрос о признании им своей вины.

Между тем без выяснения всех этих обстоятельств реализация указанной статьи невозможна. С психологической точки зрения деятельное раскаяние невозможно без признания лицом своей вины.

65 См.: Савкин А. В. Проблемы правового регулирования института деятельного раскаяния в уголовном законодательстве // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2002. № 2.

Признание вины и означает психическое отношение лица к содеянному, осознание противопоправности совершенного им деяния, проявление сожаления по поводу содеянного, намерение загладить причиненный вред и отказ от совершения впредь такого деяния.

Способствование лица раскрытию преступления должно выразиться в конкретных его действиях — деятельное участие в проведении оперативно-следственных действий по отысканию следов, предметов и орудий преступления, установление и изобличение соучастников.

Психология bookap

Возмещение причиненного вреда должно состоять в полном возмещении причиненного материального ущерба и иных действиях по заглаживанию нанесенного вреда (вызов врача потерпевшему, попытки предотвратить причиненные преступлением негативные последствия).

Позитивные действия обвиняемого (Подозреваемого) могут проявиться в добровольной сдаче оружия, наркотических средств, психотропных веществ, сообщении о даче взятки, добровольном заявлении о даче ложных показаний.

Все содействующие расследованию действия обвиняемого (подозреваемого) должны носить добровольный, а не принудительный характер.

Для признания деятельного раскаяния основанием освобождения от уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления в законе должны быть указаны конкретные признаки позитивного постпреступного поведения обвиняемого. Процессуальной формой оформления оснований прекращения уголовного дела или уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является протокол, составленный с соблюдением требований ст. 166 УПК РФ.

Источник: http://bookap.info/book/enikeev_yuridicheskaya_psihologiya_s_osnovami_obshchey_i_sotsialnoy_psihologii/gl74.shtm

О чувстве вины | психолог наталия холина

Автор: admin | Дата: 25 Август 2010 · Прокомментировать 

Отличная статья о том, что такое чувсвто вины, каковы запускающие его механизмы и для чего люди им пользуются, а еще о разнице между «быть виноватым» и «чувствовать себя виноватым»; о разнице между деструктивным ощущением «виновности» и конструктивным переживанием совести и ответственности, а так же о телесных и невротических проявлениях чувства вины…
Автор статьи – Елена Лопухина.

Разобраться с тем, что это такое – чувство вины – совсем не просто. Одни считают его социально полезным и даже необходимым внутренним регулятором поведения, а другие утверждают, что это болезненный комплекс.

Само слово «вина» часто используется как синоним чувства вины, в то время как первоначальный смысл этого слова иной. «Вина – провинность, проступок, прегрешение, грех, всякий недозволенный, предосудительный поступок».

(Толковый словарь русского языка» В.Даля).

Изначально слово вина означало либо сам реально нанесенный ущерб, либо материальное возмещение нанесенного ущерба. Виновный – тот, кто нарушил законы или договоренности и должен возместить нанесенный ущерб.

Есть большая разница между – «быть виноватым» и «чувствовать себя виноватым». Человек виновен, когда он заранее знает, что может действием или словом навредить или причинить зло кому-то или самому себе и, тем не менее, делает это. Вину обычно признают за тем, кто нанес ущерб намеренно или в силу преступной халатности.

Есть немало людей, которым свойственно считать себя виноватыми, хотя реально нанесенного преднамеренного ущерба не было в действительности. Они решают, что виноваты, так как прислушиваются к тому «внутреннему голосу», который осуждает и обвиняет их, основываясь на тех, часто ложных, убеждениях и верованиях, которые, как правило, были усвоены еще в детстве.

Чувство вины – непродуктивная и даже разрушительная эмоциональная реакция человека на самообвинение и самоосуждение. Чувство вины, по сути, это агрессия, направленная на самих себя, – это самоуничижение, самобичевание, стремление к самонаказанию.

Под влиянием голоса «внутреннего Прокурора», который выносит приговор « это все из-за тебя» такие люди упускают из виду, что намерения причинить зло в действительности у них не было, и кстати «забывают» выяснить был ли ими нанесен ущерб вообще.

Чувство вины человек испытывает гораздо чаще за то, что не совершил или не мог изменить, чем за то, что совершил или мог изменить и не сделал этого. Накопления ни на чем не основанного ненужного и деструктивного чувства вины можно и нужно избегать.

От невротической вины нужно и можно избавляться.

Но даже когда проступок действительно имел место, чувство вины остается деструктивным.
Между тем в результате осознания факта реально нанесенного ущерба люди способны испытывать различные переживания.

Альтернативой чувству вины является переживание совести и ответственности. Различие между виной с одной стороны и совестью и ответственностью с другой на наш взгляд – кардинально.

И хотя это принципиально разные вещи, многие люди не видят и не понимают разницы между ними и нередко путают эти понятия между собой.

Читайте также:  Подход к нарушениям межличностного и межгруппового общения - психология

Совесть – внутренняя инстанция, осуществляющая нравственный самоконтроль и оценку собственных взглядов, чувств, совершаемых поступков, их соответствия его своей самоидентичности, своим базовым жизненным ценностям и целям.

Совесть проявляется как внутренний, часто бессознательный запрет на неодобряемые действия (включая внутренние), а также как чувство внутренней боли, которое сигнализирует человеку о протесте внутренней нравственной инстанции против совершенных действий, противоречащих собственной глубинной системе ценностей и самоидентичности.

Муки, «угрызения» совести касаются ситуации, когда человек в силу каких-то причин нарушил свой собственный нравственный принцип и призваны удержать его от аналогичных действий в будущем.
Совесть тесно связана с чувством ответственности. Совесть вызывает мощное внутреннее побуждение к выполнению нравственных норм, в том числе норм ответственности.

Ответственность – это искреннее и добровольное признание необходимости заботиться о себе и о других.

Чувство ответственности – это стремление выполнять взятые на себя обязательства и, если они не выполнены, готовность признать ошибку и возместить нанесенный ущерб, совершить те действия, которые нужны для исправления ошибки. Причем ответственность обычно признается независимо от намеренности: кто сделал – тот и отвечает.

Испытывая чувство вины, человек говорит себе: «Я плохой, я заслуживаю наказания, нет мне прощения, у меня опускаются руки». Метафорически оно описывается как «тяжелый груз» или как «то, что гложет».

Когда человек погружается в свою виноватость, ругает себя за совершенные ошибки ему очень трудно – фактически невозможно – анализировать свои ошибки, думать, как улучшить положение, найти правильное решение, что-то реально сделать, чтобы исправить ситуацию.
Посыпая голову пеплом («Если бы я не сделал этого или сделал вот это …. то все было бы по-другому»), он смотрит в прошлое и застревает там. В то время как ответственность направляет взгляд в будущее и побуждает движение вперед.

Принятие позиции ответственности – необходимая предпосылка развития личности. Чем более высокий у человека уровень развития личности, тем менее ему свойственно пользоваться таким негативным регулятором поведения, как чувство вины.

Чувство вины наносит человеку глубочайший вред. Чувство вины, в отличие от чувства ответственности, нереалистично, неконкретно, размыто.

Оно жестоко и несправедливо, лишает человека уверенности в себе, снижает самооценку. Приносит ощущение тяжести и боли, вызывает дискомфорт, напряженность, страхи, растерянность разочарование, уныние, пессимизм, тоску.

Вина опустошает и отнимает энергию, обессиливает, уменьшает активность человека.

Переживание вины сопровождается тягостным ощущением собственной неправоты по отношению к другому человеку и в целом своей «плохости».

Хроническая вина превращается в способ восприятия мира, что отражается даже и на телесном уровне, буквально изменяя тело, и в первую очередь осанку. У таких людей понурая поза, согбенные плечи, как будто они несут привычный «груз» на своем «горбу». Заболевания позвоночника в зоне седьмого шейного позвонка во многих случаях (кроме явных травм) связаны с хроническим чувством вины.

Людям, несущим в себе с детства хроническую вину, как будто хотят занять меньше места, у них особенная скованная походка, у них никогда не бывает широкого легкого шага, свободной жестикуляции, громкого голоса.

Им часто трудно посмотреть человеку в глаза, они постоянно низко склоняют голову и опускают взгляд, а на лице – маска виноватости.
Для нравственно зрелого и психологически здорового человека чувства вины не существует.

Есть только совесть и чувство ответственности за каждый свой шаг в этом мире, за принятые соглашения, за сделанный выбор и за отказ от выбора.

Негативные переживания, связанные с совестью и ответственностью прекращаются с устранением вызвавшей их причиной.

И совершение какой-либо ошибки не приводит такого человека к истощающему внутреннему конфликту, он не чувствует себя «плохим» — просто исправляет ошибку и живет дальше.

А если конкретную ошибку исправить нельзя, извлекает урок на будущее и память о ней помогает ему подобных ошибок не совершать.

Хочется подчеркнуть, что чувство вины, базирующееся на самонаказании и самоуничижении, – направлено на самого себя. Человеку, поглощенному чувством вины и самобичеванием не до действительных чувств и потребностей другого.

В то время как переживания, вызываемые совестью, включают сожаление о содеянном и сопереживание пострадавшему. Они, по своей сути, ориентированны на состояние другого человека, – «во мне болит его боль».

Готовность признать свою реальную вину – один из показателей ответственности, но недостаточный сам по себе. Чувство вины тоже может (хоть и не всегда) побуждать ее признание. Однако сам факт признания своей виноватости часто предъявляется, как достаточное искупление.

Нередко можно услышать недоумение: — «Ну, я же признал, что виноват и извинился — чего вы еще от меня хотите?». Но пострадавшему этого, как правило, не бывает достаточно, а если он не чувствует в этом внутренней правды и вовсе не нужно.

Он хочет услышать про конкретные меры по исправлению ошибки или компенсации нанесенного ущерба. Еще в большей мере необходимо, особенно если исправить ее невозможно, искренне выразить другому сопереживание и свое сожаление, также (если действие было преднамеренным) еще и честное раскаяние.

Все это не только нужно пострадавшему, но и тому, кто нанес реальный ущерб, приносит облегчение.

Откуда же берется наше чувство вины, и почему, несмотря на деструктивность, оно так широко распространено?  Почему люди так держатся за самообвинение в ситуациях, когда они ни в чём не виноваты? Дело в том, что вина прикрывает беспомощность.

Чувство вины закладывается в раннем детстве под влиянием особенностей психического развития ребенка с одной стороны и родительских воздействий с другой.

Возраст 3-5 лет – это тот возраст, когда может сформироваться стойкое чувство вины как негативный внутренний регулятор поведения, так как именно в этом возрасте у ребенка возникает сама способность его испытывать, что его родители быстро обнаруживают и используют.

Этот возрастной период предоставляет для этого подходящую почву. «Творческая инициатива или вина» – так называет Эрик Эриксон этот период и соответствующую главную дилемму детского развития.

Чувство вины естественно возникает у ребенка в этом возрасте как психологическая защита от ужасающего чувства беспомощности и стыда, связанного с переживаемым им в этот период крахом чувства своего всемогущества.

Ребенок бессознательно выбирает вину, как меньшее из двух зол. Как если бы он бессознательно говорил себе «Я уже чувствую, что не все могу, это невыносимо, нет, это просто в этот раз не получилось, а вообще-то я это могу. Я мог, но не сделал. Значит – я виноват.

Я помучаюсь, и в следующий раз получится, если я постараюсь».

При благоприятных воздействиях родителей ребенок постепенно принимает свое невсемогущество, преодолевает чувство вины, и дилемма решается в пользу успешного развития творческой инициативы.

При неблагоприятных воздействиях родителей у ребенка на долгие годы, а порой и на всю оставшуюся жизнь остается склонность испытывать чувство вины и ограничения на проявление творческой инициативы. «Груз» вины, который человек носит на себе с детства, и во взрослом возрасте продолжает мешать ему жить и общаться с людьми.

Заметим, что хотя истоки хронического чувства вины лежат в основном в возрасте 3-5 лет, склонность испытывать чувство вины как защитный механизм может включаться и во взрослом возрасте, даже при относительно благоприятном детстве.

Так, чувство вины является одной из обязательных форм проявления фазы протеста в процессе переживания значимой потери, в том числе серьезной болезни и смерти близких.

Протестуя против чудовищности случившегося, прежде чем смириться со случившимся, принять свою беспомощность и начать горестное оплакивание, люди винят себя в том, что не сделали чего-то для спасения, несмотря на то, что это было объективно абсолютно невозможно.

При благоприятном детстве такое чувство вины вскоре проходит. При наличии у человека детского комплекса вины, несуществующая вина за потерю может оставаться в душе человека на много лет, а процесс переживания травмы потери не завершается.

Таким образом, вместо того, чтобы испытывать беспомощность и стыд в ситуациях, когда мы слабы и ничего не можем изменить, люди «предпочитают» чувство вины, которая является иллюзорной надеждой на то, что всё ещё можно исправить.

Те неблагоприятные воздействия родителей, которые индуцируют и формируют постоянное чувство вины, фактически сводятся к прямым обвинениям и порицаниям, а также к упрекам и укорам.

Подобное давление на чувство вины — это один из главных рычагов, которым родители пользуются как для формирования у него внутреннего регулятора поведения (который они путают с совестью и ответственностью), так и для быстрого управления ребенком в конкретных ситуациях.

Индуцируемая вина становится своего рода кнутом, подстегивающим к действиям, к которым стремятся побудить ребенка родители, причем кнутом, подменяющим воспитание чувства ответственности. И родители к нему прибегают, как правило, потому, что сами были воспитаны точно так же и до сих пор не смогли избавиться от вечной собственной виноватости.

Винить ребенка, по сути, неправильно. Он в принципе не может быть виноват в том, в чём его обвиняют родители, потому что он вообще не несёт ответственности за свои деяния и не способен ее нести. И взрослые легко перекладывают свою ответственность на ребенка.

Например: ребёнка ругают или укоряют за то, что он разбил хрустальную вазу. Однако, очевидно, что когда в доме маленький ребёнок, родители должны убирать ценные предметы, это их ответственность.

Если кто и отвечает за разбитую вазу, то родители, так как ребёнок еще не может соизмерять свои усилия, управлять своей моторикой, своими чувствами и побуждениями и, конечно же, не способен пока отслеживать причинно-следственные связи и последствия своих действий.

Взрослые люди, непонимающие психологических особенности ребенка сначала приписывают ему способности, которых у него нет, а потом винят его за действия, совершенные из-за отсутствия, как за якобы преднамеренные.

Например: «Ты нарочно не засыпаешь и не жалеешь меня, не даешь мне отдохнуть, а я так устала» или «Неужели ты не мог играть на улице аккуратно, теперь мне придется стирать твою куртку, а я и так устала».

Хуже того часто родители и другие взрослые предъявляют ребенку несправедливый ультиматум: «Если ты не признаешь, свою вину, я с тобой не буду разговаривать». И ребенок вынужден признавать несуществующую вину под угрозой бойкота (который для ребенка невыносим) или под страхом физического наказания.

Давление на чувство вины — это манипулятивное воздействие, которое носит, безусловно, деструктивный характер для психики.

До поры, до времени ребенок не способен критически оценивать то, что с ним происходит, поэтому все поступки родителей он принимает за чистую монету и, вместо того, чтобы воспротивиться разрушительному воздействию родительских манипуляций, послушно им подчиняется.

И в результате всего этого он научается верить, что виноват, чувствовать свою вину за несуществующие прегрешения и, как следствие, ощущать себя всегда и всем должным.

Такое необоснованное, как правило, неосознанное и непоследовательное давление родителей и других значимых взрослых на чувство вины приводит к путанице в голове ребенка. Он перестает понимать, чего же от него требуют — чувства вины или исправления ошибки.

И хотя по воспитательному замыслу, предполагается, что, сделав что-то нехорошее, ребенок должен испытать чувство вины и тут же броситься исправлять свою ошибку, ребенок, напротив, усваивает, что испытать и продемонстрировать свою виноватость — это и есть достаточная плата за совершенный проступок. И теперь вместо исправления ошибок родители получают лишь виноватый вид, мольбу о прощении – «Ну, пожалуйста, прости меня, я больше так не буду» – и его тяжелые, мучительные, самоуничтожающие переживания своей виноватости. И чувство вины, таким образом, подменяет ответственность.

Формировать совесть и ответственность гораздо труднее, чем чувство вины и требует не ситуативных, а стратегических усилий.

Укоры и порицания – «как тебе не совестно!» «Как ты могла, это безответственно!» – способны вызывать только чувство вины.

Совесть и ответственность требуют не порицаний, а терпеливого и сочувственного объяснения ребенку неизбежных последствий для окружающих и для него самого его действительно неправильных действий.

В том числе с одной стороны про их боль, пробуждая не вину, а сопереживание, и с другой стороны, про неизбежное эмоциональное отдаление от него других людей, если он в дальнейшем будет так себя вести.

И конечно не должно быть несправедливой критики ребенка за то, что он не мог контролировать.

Источники: http://budurada.livejournal.com/72496.html, http://budurada.livejournal.com/72440.html

Источник: http://kholina.ru/?p=704

Ссылка на основную публикацию