Рассказ молодого врача — психология

Рассказ молодого врача о нашей медицине

Рассказ молодого врача - психология

Я сама медик. Врач — психолог. Правда, проработала недолго, ушла в декрет. Рожая сына, от души порадовалась тому, что несмотря на то, что находилась в частной клинике, там были медики, знавшие меня и нашу семью лично.

А насчет медицины скажу просто. Это отрасль, как и многие другие, отражает как в кривом зеркале, циничное отношение в нашем правительстве к людям. Пусть многие ругают СССР. Но разве взятки, халатность, отсутствие профессионализма, уважения к больным, и наоборот, были повсеместным явлением.

Я сама из медицинской семьи. Мой отец являл собой (вот такие люди и уходят раньше времени, а хирурги — особенно) пример беззаветного служения людям. Окончив мед. Институт с красным дипломом, он САМ поехал, «распределился» добровольно в Сибирь.

А там, в небольшом шахтерском городке, ему пришлось быть и просто хирургом, и акушером, и нейрохирургом, и реаниматологом. Он не просто научился блестяще оперировать, он ВЫХАЖИВАЛ каждого больного. У него не было выходных, он шел сам лично перевязывать больных, он оставлял свои координаты, телефоны, чтобы коллеги его могли найти.

В случае форс мажора. И уж, разумеется, ни о «каких борзых щенятах» речи быть просто не могло. Мы переехали на Кавказ и что? На папу, еще в советские годы стали смотреть, как на белую ворону. А когда тяжело, смертельно заболел он сам (уже при торжестве демократии), то его, Заслуженного Врача РСФСР, профессора, отправили в Москву.

Но поездку семья оплатила ПОЛНОСТЬЮ. 6 кресел туда и столько, же обратно (носилки в самолете иначе не разместятся). А наркотические обезволивающие в последние недели его жизни мы получали опять же благодаря знакомым папы на СП. Зато наши министры — экономисты быстро научились делать так, что из врачей вынули все.

Стаж, % за вредность, повышения квалификации (за свой счет и у себя). Никаких льгот, никаких РЕАЛЬНО ХОРОШИХ путевок. А зарплата 6 тыс. рублей.

Кто сейчас идет во врачи, имея такие перспективы. Или деляги от медицины, или «будущие главные врачи». И экзамены сдаются тоже за деньги. На Кавказе даже отличники и зубрилы, не имея щита в виде влиятельной родни, «благодарят» за каждый экзамен. Нет у нас медицины! Как нет и тех, кто за нее отвечает.

Как нет и тех, кто отвечает за отвечающих. Девиз наших новоявленных небожителей — «После нас хоть потоп». Им есть куда и на что поехать полечиться и отдохнуть.

Автор Ellini                                                                                                                                

http://bloguseful.ru/post203764023/

Источник: https://16vik09.livejournal.com/157367.html

Любовная история про больничную любовь

Любовная история про больничную любовь

Люди встречают друг друга в разных местах, и не всегда это выглядит мило и романтично. Предлагаем прочитать историю нашей читательницы Анны, которую она сама назвала – «больничная любовь».

Начало истории

Однажды после того, как в студенческом походе я переела мяса на костру, я попала в тот же день в больницу. Не буду рассказывать про свои болезни, но срок мне назначили 2 недели.

Когда привезли в больницу, меня осматривал молодой врач Алексей Юрьевич… Леша… На внешность довольно привлекательный, из-за этого я смущалась отвечать на его вопросы, так как все они касались моего пищеварения. Он смотрел на меня с таким серьезным взглядом, а вопросы совсем не подходящие, как мне показалось, к месту. «Вот бы мы встретились в другой обстановке» — думала я.

Всю ночь он приходил ко мне в палату и проверял меня, мне это льстило, и каждый раз я пыталась изобразить на лице и красоту, и непринужденность, хотя на самом деле было плохо. Утром мне разрешили прогуляться по корпусу, что я с удовольствием сделала. Помню, как сильно хотелось кофе. Пить, конечно, нельзя было, но вот вдохнуть аромат жуть как хотелось.

На самом верхнем этаже практически никого не было, вот я и побрела в дальний угол к кофе-машине. Там сидел мужчина со стаканчиком и смотрел в окно. Он даже не двигался. Приблизившись, я узнала в нем моего врача. «Как-то неловко получилось» — подумала я. Пришлось поздороваться. А он даже не отреагировал.

Ну что же, не хочет здороваться — не надо. Я села на скамейку и погрузилась в свои мысли. Украдкой я поглядывала на него. Видимо у него были проблемы, так как взгляд был каменным, и кофе оставалось в руках, он к нему даже не прикоснулся.

Он так простоял минуть двадцать. Потом развернулся, хотел уходить, но, увидев меня, остановился.

— Извините, я Вас не заметил.

— Ничего страшного, даже лучше, что не заметили, я сегодня не в ударе.

Он усмехнулся и я увидела улыбку на его лице. Не могу объяснить, что мной подвигло, но я сразу проговорила:

— Посидите со мной.

В тот момент я раз десять пожалела о сказанном. А он взял и сел рядом. Но мы молчали. В этом не было ничего напряженного, мне даже понравилась находиться с ним. Потом он поблагодарил меня, и предложил завтра здесь вместе посидеть.

Фото — Парень и девушка сидят рядом

Наверно, для многих это кажется абсурдным – просто сидеть рядом двум незнакомым людям, но нам было хорошо, просто хорошо на душе.

На следующий день я увидела его на том же месте и просто присела рядом. Он думал о своем – я о своем. Так мы приходили на наше место несколько дней и вместе молчали. За это время я привыкла к нему, хотя мы даже не разговаривали.

По истечению недели на нашем месте мы впервые заговорили. Начал он. Он рассказал, что недавно расстался с девушкой, вернее она его бросила. Переносит это тяжело и ни с кем не хотел разговаривать. Мы разговаривали как друзья, не как девушка с парнем. Возможно, он меня не воспринимал всерьез из-за разницы в возрасте, он старше на 6 лет, да и я студентка.

Так проговорили целый час, потом ему нужно было идти на осмотр больных. Почти каждый день мы встречались и рассказывали друг другу истории из жизни. Мы и плакали и смеялись – делились всем накипевшим.

Поворотный момент

В последний вечер в больнице мне захотелось на прощание увидеть своего врача и я начала подниматься на последний этаж. Вдруг я услышала, как двое человек ругаются.

Из-за любопытства и отсутствия развлечений целых двух недель в больнице, я стала подниматься медленнее. И тут я поняла, что слышен Лёшин голос. Он разговаривал к какой-то девушкой на повышенных тонах.

Она его поливала грязью, что он никчемный и не на что не способен. Мне стало обидно за него. Не выдержав, я зашла на этаж и, глядя ей в лицо, сказала:

— Вы глупая женщина, и не смейте даже голос повышать на Лешу!

— Ты кто такая? – очень злостно спросила она.

— Я его девушка.

Фото — Парень и девушка вместе

Сама не ожидала от себя такого. Произнеся слова, я подошла к врачу и взяла его за руку, как будто мы вместе. Очень боялась, что он отстраниться, и я буду выглядеть глупо.

На душе кошки скребли, зачем я влезла, шла бы своей дорогой, и было бы все хорошо. А он не отстранился, а еще крепче взял меня за руку. Та девушка обомлела. Сказав на прощание гадостей, она ушла.

А мы так и остались стоять молча, держась за руки. Он только мне проговорил «спасибо».

Было поздно, и на этажах горел свет только в некоторых частях. Мы пошли на наше место, где было темно и проговорили несколько часов. Под утро он проводил меня в палату, но я так не заснула.

Окончание — начало нового

Выписавшись, мне было тяже от того, что больше не могу с ним общаться, а я так привыкла к нему.

Через пару дней мне позвонил незнакомый номер, оказалось, что Леша нашел в карте мои данные. Мы встретились и больше не расстаемся. Он пригласил меня в парк, мы целый день катались на каруселях, ели вату и были счастливы, как дети.

Вечером, гуляя вдоль реки, он меня поцеловал. Мне были приятны его прикосновения губ, я чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Мы не стали долго ждать и сразу съехались жить вместе. Он оказался очень заботлив, что я очень ценю в нем.

Надеюсь, у нас все получится в будущем.

ОЦЕНИ СТАТЬЮ:(3

Источник: https://www.LadyWow.ru/lyubovnye-istorii-iz-zhizni/bolnichnaya-lyubov.html

Сочинение по повести «Записки юного врача» Булгакова

Сочинение по повести «Записки юного врача» Булгакова

Сегодня я прочитала повесть Булгакова Записки юного врача. Данная работа представляет собой цикл из семи рассказов, которые в целом знакомят нас с жизнью молодого доктора. А сейчас мы напишем сочинение по повести Записки юного врача, сделав ее краткий анализ.

Булгаков Записки юного врача краткий анализ произведения

Начав чтение первых страниц работы Булгакова, которая относится к ранним произведениям писателя, понимаешь, что невозможно остановиться. Хочется до конца пройти нелегкий путь молодого доктора, который после университета попал в одну деревенскую больницу и приступил к своим обязанностям.

Рассказы Булгакова знакомят с молодым человеком, который решил полностью себя посвятить медицине. Это врач Бомгард, для которого не существовало времени суток и плохой погоды, если кто-то нуждался в его помощи. Он тут час же мчался к пациентам, независимо старик это или маленький ребенок. Все что для него в этот момент важно, это успеть помочь, спасти, и у него это неплохо получается.

Так, в рассказе Полотенце с петухом, Бомгард впервые проводит сложную операцию в виде ампутации ноги. Она прошла успешно, чему несказанно рад не только доктор, но и пациентка.

Успешно заканчивается операция и в рассказе Крещение поворотом, где молодой врач прислушиваясь к советам опытной акушерки, помог деревенской роженице. Успешно оказал помощь доктор и маленькой девочке, проведя операцию трахеотомию в рассказе Стальное горло.

Читая Записки юного врача Михаила Булгакова, мы видим, как сильно переживает доктор, понимая свою роль, ту ответственность за пациента, что на него ложится.

Бомгард очень сильно переживает неудачи и потери, как в случае с женщиной, что разбила голову, упав с лошади. Это произошло в рассказе Вьюга. Доктор бросился на вызов, но не успел.

И это будет не первая потеря, ведь потеряет он и своего коллегу доктора Полякова. Однако это жизнь, а медицинский работник не всесильный и это мы должны прекрасно понимать.

Несмотря на все, герой рассказов не уходит от проблем, наоборот, он старается много читать, чтобы как можно точнее ставить диагнозы и назначать корректное лечение. Ему не важен карьерный рост, для него главное спасти очередного больного.

Записки юного врача главные герои

Главный герой Записок юного врача Булгакова — доктор Бомгард. Он является образцом самоотверженности, что может стать аргументом к сочинению на экзамене. Это человек, который столкнулся с тяжелыми реалиями жизни, увидел человеческое невежество, столкнулся со страшными болезнями и даже со смертью.

Но не испугался, а продолжил идти по выбранному пути. Он все равно ведет борьбу за жизнь своих пациентов, постоянно самосовершенствуется, не щадит себя. Да, он бывает не уверен в себе и своих силах, не уверен и в знаниях, но как только приключается беда с человеком, профессионализм берет свое.

Хотелось бы, чтобы большинство врачей были похожими на героя повести Булгакова.

Записки юного врача — замечательная работа, которую читаешь с удовольствием.

На этой странице искали :

  • герои булгакова -медики сочинение
  • записки юного врача краткое содержание
  • сочинение по произведению булгакова трудности и радости в работе молодого врача

Оцените пожалуйста «Сочинение по повести «Записки юного врача» Булгакова», мы старались!

(1 голос, в среднем: 1 из 5)

Источник: http://sochinyshka.ru/sochinenie-po-povesti-zapiski-yunogo-vracha-bulgakova.html

Любовь на грани

Любовь на грани

Лариса Ракитина о том, к чему приводят романы с пациентами

Наш ­­эксперт

Анна Танакова (Новосибирск) — арт-гештальт-терапевт, психолог Центра психолого-педагогической поддержки молодежи «Апрель»

В 2006 году британский гинеколог Ангус Томсон был обвинен пациенткой в сексуальном домогательстве. Бывшая модель Биби Джайлз утверждала, что врач за полторы минуты осмотра дважды «заставил» ее испытать оргазм, делал ей неподобающие комплименты, склонял к интрижке, а в последующие полгода однажды ­поцеловал.

Судебное разбирательство длилось три года. Для доктора это было тяжелым испытанием, отец троих детей чуть не лишился карьеры и семьи. В результате все обвинения с него были сняты.

Выяснилось, что миссис Джайлз сама в течение шести месяцев засыпала врача телефонными звонками и непристойными предложениями, а доктор Уильям Доули, ранее лечивший пациентку, рассказал следствию, что тоже страдал от ее ­домогательств.

Биби Джайлз пришлось оплатить судебные издержки в размере 50 тысяч евро, не говоря уже о том, что она испортила свою репутацию, — вот на какие жертвы толкает людей любовь.

Однако если бы врач на самом деле воспылал страстью к Биби, он рисковал бы еще больше, ведь этические комиссии медицинских ассоциаций и правосудие западных стран чрезвычайно бдительно следят за соблюдением жестких правил относительно интимных связей врача и ­пациента.

Этика vs Природа

Любовная связь между больным и доктором не приветствовалась во все времена, и этому есть объяснение. Отношения «врач — пациент» изначально неравные. Врач более компетентен, авторитетен, и больной так или иначе от него зависит. Роберт Вич, один из крупнейших мировых экспертов в области медицинской этики, возглавлявший Институт этики им.

Кеннеди Джорджтаунского университета, отмечал, что самая древняя модель взаимодействия «врач — пациент» — патерналистская, то есть «родитель — ребенок», и она же поныне господствует в медицине.

В таком контексте романтические отношения неизбежно приобретают оттенок инцеста; видимо, поэтому они и воспринимаются многими как нарушение профессиональной ­этики.

Читайте также:  Этнопсихология - психология

Несмотря на негативное отношение общества к подобным эксцессам, а в США и странах Западной Европы — еще и высокому риску дисциплинарных, репутационных и юридических последствий, пациенты и врачи продолжают влюбляться.

И хотя комиссии по этике равно осуждают всякие интимные отношения, следует признать, что их спектр очень широк: от неприглядной интрижки до настоящей любви и долгого счастливого брака. Любовные истории многовариантны и разнообразны, но тем не менее в их развитии есть определенные закономерности.

Как сохранить баланс на грани профессиональной этики и личного счастья и каких ошибок стоит остерегаться — рассмотрим на примерах из ­жизни.

История № 1. Навязчивая пациентка

Один из моих коллег, молодой хирург, назовем его Сергей, оперировал аккуратно, перевязывал не больно, был внимателен, остроумен, а женщинам делал комплименты. Неудивительно, что одна из пациенток влюбилась в него.

Пока лежала в больнице, она ежедневно караулила доктора у дверей отделения, а после выписки ни одно его дежурство не проходило без ее визита. Сергей был завален романтическими подарками, от которых отказывался как мог.

Дежурная смена регулярно пила чай с тортами, пирожками и конфетами, которые приносила ­воздыхательница.

Но, хотя доктор не был женат, его отношение к пациентке за рамки профессиональных интересов не выходило, а повышенное внимание со временем стало тяготить. Однажды, стараясь избежать очередной встречи, он попытался покинуть ординаторскую через окно по пожарной лестнице, упал и сломал руку. Смеялась вся больница, зато мучительница, наконец, оставила его в ­покое.

Взгляд ­психолога:

Влюбленность в своего спасителя присуща эмоционально неустойчивым невротичным личностям, — тем, кто имеет серьезные неразрешенные внутренние конфликты.

Такие люди, как правило, чувствуют себя одинокими, испытывают гипертрофированную потребность в любви и одобрении со стороны окружающих.

«Всемогущий», внимательный и заботливый врач для такого пациента (чаще пациентки) становится своего рода заменителем родительской фигуры, по которой он так ­тоскует.

Героиня этой истории в силу своей психологической незрелости не могла реально оценить происходящее: она не замечала, что участливое поведение доктор демонстрирует и по отношению к другим больным, а также тактично дает ей понять, что не желает выходить за рамки отношений «врач — ­пациент».

Взгляд ­врача:

Чаще всего в лечащего врача влюбляются молодые женщины, а лидируют среди объектов привязанности врачи хирургических специальностей. Знаю множество историй, как пациентки не давали прохода хирургу, а вот о том, что больная прониклась глубоким чувством к гельминтологу, мне слышать не ­приходилось.

Специальность, героическая в глазах пациентки, придает ее обладателю особый шарм. А доктор — тоже человек, влюбленные взгляды и знаки внимания пациенток согревают ему душу и повышают самооценку, ведь приятно чувствовать себя не только медицинским светилом, но и неотразимым сердцеедом, так сказать, Пироговым и Дон Жуаном в одном ­лице.

Однако в большинстве случаев пациентки принимают желаемое за действительное: у доктора уже есть жена и дети, а влюбленная пациентка так и останется для врача «больной ­N».

Если говорить о конкретной ситуации, врач поступил, на мой взгляд, неэтично. Дальновиднее было бы с первого дня корректно и вежливо объясниться с больной, а не принимать от нее ­подарки.

История № 2. Хрестоматийный пример

Главный герой романа американского писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Ночь нежна» молодой талантливый психиатр Ричард Дайвер принимает участие в лечении от шизофрении дочери миллионера по имени Николь. В какой‑то момент он перестает воспринимать ее как пациентку.

Вопреки советам друзей и доводам рассудка, он женится на Николь. Доктору Дайверу 26 лет, он стажировался у Фрейда и подает большие надежды как врач. Психиатр прекрасно понимает, что шизофрения неизлечима, и в будущем возможны рецидивы болезни.

Поначалу супруги счастливы, однако мечты доктора о служении науке не выдерживают столкновения с мироощущением и образом жизни Николь, а шизофрения опять наступает.

Уже не разобрать, где необходимая для врача дистанция между ним и пациенткой, а где — нарастающее отчуждение, вытесняющее ­любовь.

В конце концов, героиня полностью исцеляется и Дайвер ей больше не нужен. После развода она выходит замуж за своего любовника, а психиатр падает во всех смыслах: блестящая карьера не состоялась, жизнь потеряла ­смысл.

Взгляд ­психолога:

Идеализация врача, невротическая зависимость от психотерапевта противоположного пола в психоанализе описаны очень подробно и получили название «эротизированный перенос». Бывают случаи, когда у психотерапевта может появиться контрперенос по отношению к клиенту.

Это может выглядеть как ответное чувство влюбленности, желание стать надежным оплотом и покровителем для чувствительного и беззащитного перед жизненными невзгодами человека. Как правило, ни к чему хорошему это не приводит — ни в психотерапевтическом, ни в личном плане.

В данном примере психиатр преступил черту профессионального долга, за что и поплатился в конечном ­итоге.

Взгляд ­врача:

Психиатрия — особая область медицины, но даже благие намерения не делают поступок доктора Дайвера ­этичным.

Конечно, изображенная Фицджеральдом шизофрения больше смахивает на невроз, дочки миллионеров среди пациентов встречаются редко, а замуж за врачей они выходят еще реже.

Конечно, история эта — художественный вымысел, и, хоть она и содержит автобиографические элементы, Фицджеральд не был врачом, а его жена Зельда, прообраз Николь, — его пациенткой.

Но каждая сказка, как известно, содержит намек, а еще дает повод подумать о том, как неудачный шаг может разрушить не только карьеру, но и ­жизнь.

История № 3. Останемся друзьями

Моя подруга Наташа работала эндокринологом в поликлинике. У ее пациента Игоря был диффузный токсический зоб, процесс обследования и подбора терапии оказался непростым и местами даже драматичным.

Наташа переживала за пациента, потратила немало времени и душевных сил, чтобы уговорить его на хирургическое лечение (а Игорь сначала был категорически против), даже навестила после операции в больнице.

Игорь проникся симпатией к заботливому доктору, и в день закрытия больничного листа пригласил ее на свидание. Потом у них были совместные путешествия, цветы, подарки, ревность, размолвки, примирения и прочие атрибуты настоящего романа.

До свадьбы, правда, так и не дошло. Сейчас у каждого уже есть своя семья, но они тепло вспоминают тот период своей жизни, не жалеют о нем и поддерживают хорошие ­отношения.

Взгляд ­психолога:

Врач в этой истории, сама того не осознавая, сыграла роль матери, способной защитить и позаботиться о своем чаде, а пациент — роль ребенка.

Когда подобные отношения складываются между врачом и пациентом, они становятся более доверительными и эмоционально-теплыми, а тут и до романтического контекста недалеко.

Впрочем, финал этих отношений тоже предсказуем — в какой‑то момент мужчине хочется чувствовать себя сильным и мужественным, а женщине быть просто женщиной, а не «матерью» собственного ­любовника.

Взгляд ­врача:

C этической точки зрения поступок врача мне кажется нейтральным. Это одна из многих жизненных историй, закончившихся взаимной привязанностью.

Если между врачом и пациентом возникает симпатия, коммуникация из врачебной сферы переходит в сферу человеческую, отношения развиваются так же, как и у всех остальных людей, и брак может быть счастливым и не очень.

А то, что вначале мужчина и женщина были врачом и пациентом, иногда не только не мешают зарождению романа, но и, напротив, вносит в него определенную ­изюминку.

История № 4. Герой-любовник

Клинический ординатор второго года Игорь регулярно обхаживал молодых пациенток, спасенных им от аппендицита. С яркой девушкой Любой и «тихой мышкой» Таней роман завязался одновременно. Однажды Люба приехала к Игорю без звонка и нашла там Таню, еще не убывшую с утра домой.

Они попили на кухне кофе, разобрались в ситуации и хором Игоря бросили. Тот попереживал, а потом прооперировал Катю и быстренько на ней женился. Затем уехал в Мурманскую область, где ему предложили хорошее место, и живет там припеваючи уже лет 15 с Катей и двумя их ­детьми.

Взгляд ­психолога:

Роль «спасителя» может быть весьма привлекательной для некоторых мужчин, а профессия врача отлично подходит под это амплуа. Эксплуатируя эту роль, достаточно легко завязать отношения — «сильный, умный, внимательный мужчина» просто не может не покорить «слабую, нуждающуюся в помощи женщину».

Если любвеобильный врач использует свое положение для завязывания новых отношений, то серия романов с пациентками — вполне ожидаемый результат. Таким мужчинам, скорее всего, в глубине души страшно вступать в отношения с равным партнером, не обремененным чувством благодарности и психологической зависимостью от доктора.

Рядом с благодарной женщиной он чувствует себя уверенным и ­значимым.

Взгляд ­врача:

Полагаю, Игорь всегда был ориентирован на семью с патриархальным укладом и искал девушку с такой же ориентацией.

Но в наше время в большом городе найти девушку, совершенно свободную от феминистских установок, довольно сложно, вот и пришлось долго выбирать.

А среди пациенток он искал по одной простой причине — круг общения у врача, проводящего много времени на работе, не столь широк, и выбор ограничивается теми, кто находится ­рядом.

История № 5. Долго и счастливо

Милый немолодой вдовец-психотерапевт лечил от депрессии уже не юную женщину, также пережившую личную трагедию. Чтобы увидеть схожесть их судеб, не нужно было углубляться в пучины психоанализа, так что глубокое и искреннее сочувствие было вполне естественным и человеческим.

Помогая пациентке увидеть новые жизненные горизонты, врач внезапно понял, что он и сам обретает второе дыхание. Возникшее взаимное чувство было вполне органичным, десять лет назад врач и пациентка поженились. Сейчас им около шестидесяти, и они счастливы вместе и по сей ­день.

Комментарий психолога

Такое развитие событий предсказуемо: как несчастной разочарованной женщине не влюбиться в «умного, тонкого, сопереживающего, внимающего каждому ее слову» доктора? Часто подобные пациентки влюбляются скорее в образ психотерапевта, нежели в реального человека. Такие союзы часто распадаются, так как не имеют прочной здоровой ­основы.

Однако, как видим, в каждом правиле есть свои исключения. Подобные отношения развиваются благополучно, когда отношения «пациент — терапевт» окончательно завершены, проблемная ситуация разрешена и в плане профессионального сотрудничества эти люди друг для друга интереса не ­представляют.

Кстати, в западных этических кодексах психотерапевтов личные взаимоотношения возможны не раньше, чем через несколько лет с момента завершения терапевтического ­процесса.

Взгляд врача

Быть лечащим врачом близкого человека трудно, и влюбившийся в пациента врач не может сохранять в отношении него объективность и беспристрастность: не сможет правильно оценить симптоматику, пожалеет его там, где это не нужно. Поэтому мне кажется, что больше перспектив у романа врача с бывшей пациенткой или ­пациентом.

Заключение

Чем бы ни закончилась влюбленность в доктора, рассказывают о ней всегда как о чем‑то важном и дорогом, и помнят всю жизнь. А у романа с пациентом, при всех его возможных минусах, всегда есть один плюс: он напоминает нам, что мы, врачи, точно так же, как и все остальные люди, способны на чувства, что жизнь ярка и разнообразна, и не проходит мимо ­нас.

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/ethics/lyubov_na_grani

Образ врача в отечественной литературе

Образ врача в отечественной литературе

Корсак В.О., Хроменкова Ю.Ю.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра гуманитарных наук, философии и психологии

Врачи — представители одной из сложнейших профессий. В их руках находится жизнь человека. Наиболее ярко сущность профессии врача раскрывается в произведениях классической литературы. Писатели разных эпох нередко делали героями своих произведений врачей.

Более того, немало талантливейших писателей пришло в литературу из медицины: Чехов, Вересаев, Булгаков.

Литературу и медицину сближает глубочайший интерес к человеческой личности, поскольку именно неравнодушное отношение к человеку определяет истинного писателя и истинного врача.  

С древнейших времен главная заповедь врача — «не навреди». Вспомним произведение Астафьева «Людочка». В одном из эпизодов мы встречаемся с парнем, умирающим в больнице. Паренёк простудился на лесосеке, и на виске у него появился фурункул.

Неопытная фельдшерица отругала его за то, что обращается по пустякам, брезгливо помяла пальцами гнойник, а через день она же сопровождала парня, впавшего в беспамятство, в районную больницу. Возможно, при осмотре фельдшерица сама спровоцировала прорыв гнойника, и тот начал оказывать свое разрушительное действие.

В медицине такое явление носит название «ятрогения» — негативное воздействие медицинского работника на пациента, приводящее к неблагоприятным последствиям.  

Для сравнения приведем рассказ Булгакова «Полотенце с петухом». В провинциальной больнице после медицинского университета оказался молодой врач. Его беспокоит отсутствие профессионального опыта, однако он ругает себя за свой страх, ведь медицинский персонал больницы не должен сомневаться в его врачебной состоятельности.

Он испытывает настоящее потрясение, когда на операционном столе оказывается умирающая девушка с раздробленной ногой. Он никогда не проводил ампутаций, но помочь девушке больше некому. Несмотря на то что герою рассказа не чужды человеческие слабости, все личные переживания отступают перед сознанием врачебного долга.

Именно благодаря этому он спасает человеческую жизнь.  

Читайте также:  Время - психология

Проведя анализ данных произведений, выявим качества, которыми должен обладать настоящий врач: самоотверженность, преданность делу, гуманность.

Необходимо быть настоящим профессионалом, ответственно относиться к работе, иначе последствия могут оказаться трагическими.

В любых условиях для врача главное – спасать человеческую жизнь, преодолевая усталость и страх. Именно об этом – великие слова клятвы Гиппократа.

Источник: https://medconfer.com/node/3138

Живая книга

Живая книга

Зловещий термин «распределение после учебы в ВУЗе» много скажет современному читателю.

Каждый владелец диплома поведает немало о том, куда может занести нелегкая судьбина закончившего бюджетное отделение университета. Тем более интересно узнать, каково это было сотню лет назад.

Добавьте сюда медицинскую специфику и время написания – 1917 год, Россия, – и станет ясно, что перед нами интереснейший документ на переломе бурной эпохи.

Художественная литература – жанр, в котором личный опыт автора переплавляется в строки.

Минимум обработки превращает опыт в мемуары, однако для будущего автора «Мастера и Маргариты» банальное «где я был и что я видел» были неинтересны в принципе.

А потому бывший врач Никольской земской больницы Михаил Булгаков описал свою юность в небольшом цикле из 8 рассказов, написанных от первого лица доктором Бомгардом.

Попав в сельскую глушь в качестве единственного врача Мурьевской больницы, принимая за день сотню пациентов, приезжающих со всех окрестных деревень, воочию сталкиваясь со случаями, о которых только читал в медицинской литературе, и с тоской понимая, что полученный «отл.» на экзамене слабо соотносится с тем, что видишь собственными глазами у живого пациента, Бомгард учится принимать решения без оглядки на писаные авторитеты. Только так можно самому стать авторитетом, по-моему…

Сюжеты рассказов, вошедших в цикл «Записки юного врача» незатейливы, но раскрывают как характер автора, так и дают панораму жизни захолустного поселка где-то в Смоленской губернии.

«Полотенце с петухом». Едва приехав на новое место, Бомгард сразу же сталкивается с необходимостью делать ампутацию. Операция заканчивается удачно, старый фельдшер делает сдержанный комплимент и добавляет: судя по всему, доктор имеет солидный опыт в этой области. Бомгард с дрожью отвечает, что делал две и сам упрекает себя за вранье.

«Вьюга». Бомгард отправляется по неотложному вызову в отдаленную деревню и попадает в снежный буран. Мысль автора проста: врачебная этика не позволяет врачу отказать больному, чего бы это врачу не стоило, какие бы препятствия не вставали на его пути.

«Стальное горло». На прием приносят девочку с дифтерией на последней стадии.

Бомгард, взбешенный дремучестью матери и бабушки ребенка, делает трахеотомию и на время вставляет в горло стальную трубку, чтобы маленькая пациентка не умерла от удушья.

Заканчивается история анекдотом: на спасенную девочку приезжают посмотреть со всех окрестных деревень крестьяне, уверенные, что доктор зашил стальную трубку ей в горло.

«Тьма египетская». Тема невежества простых крестьян получает анекдотическое продолжение в случае с мельником, больным малярией. Прописанный курс хинина, рассчитанный на неделю, он принимает зараз, не желая долго ждать выздоровления.

«Морфий». Самый мрачный из рассказов сборника. Фактически это монолог наркомана-морфиниста, коллеги доктора Бомгарда, покончившего с собой.

Тема знакома Булгакову как никому; сам он познал муки зависимости от морфия и нашел в себе силы справиться с болезнью, в отличие от несчастного доктора Полякова.

Пронзительная история, где всего на нескольких страницах показан весь ужас наркомании и её неизбежного результата – распада личности, потери близких и друзей, нравственной деградации.

«Крещение поворотом». Здесь Бомгарду приходится принимать сложные роды.

Не имея никакого опыта, перед операцией он лихорадочно вчитывается в некое пособие, но в итоге ему приходится  положиться только на врачебную интуицию.

Благополучно закончив операцию, он снова листает пособие и отмечает, что все места, ранее неясные, теперь абсолютно понятны. Опыт книжный подтвердился опытом практическим.

«Пропавший глаз». Доктор Бомгард подводит итоги своего первого года в Мурьевской больнице, без удивления замечает, что изменился внутренне и внешне, вспоминает курьезные случаи.

Опыт позволяет ему без страха смотреть на каждый новый случай, однако от излишней гордыни спасают случаи, в которых излишняя образованность мешает увидеть простое и очевидное (случай с «пропавшим» глазом).

23-летний доктор констатирует: каждый год будет приносить такие сюрпризы, а учеба не заканчивается никогда.

«Звездная сыпь». Бомгард сталкивается с очагом эпидемии сифилиса и остро понимает, что страшное заболевание носит социальный характер, из-за которого справиться с ним труднее, чем с какой-либо другой болезнью. Доктор начинает долгую и упорную борьбу с сифилисом, но вынужден признать, что требуется система, способная переломить у крестьян страх перед дурной болезнью.

«Я убил». Бомгард пересказывает историю своего коллеги Яшвина, который представился как единственный известный ему хирург не со скальпелем, а с пистолетом. Рассказ Яшвина относится к 1919 году и происходит в Киеве.

Доктора насильно рекрутируют петлюровцы в качестве полкового врача под начало полковника Лещенко. Наблюдая зверские нравы Гражданской войны – убийства, пытки, расправы, – доктор делает свой нравственный выбор. Здесь общечеловеческие ценности становятся выше врачебной этики.

Сложная коллизия, тем более, что она встает перед представителем самой гуманной профессии…

Источник: http://livekniga.ru/zapiski-yunogo-vracha/

6 печальных книг про медицину, написанных врачами

6 печальных книг про медицину, написанных врачами

Ты ведь отлично понимаешь, о чём мы.

Викентий Вересаев. Записки врача

Вересаев был потомственным врачом, военным лекарем на двух войнах — Японской и империалистической. Но еще до них, в 1900 году он написал «Записки врача» – текст, выдержанный в традициях великой русской литературы, довольно многословный, длинный, полный любовного томления и споров о судьбах Родины.

Там не очень много собственно медицины, но полным-полно земской жизни. Крестьяне с искренней злобой относятся к городскому доктору, который приехал их облагодетельствовать, и ненавидят всякий прогресс и вмешательство в свою жизнь. А опытные провинциалы к университетскому энтузиазму относятся со снисходительным презрением: «ничего, пообтешется».

Ну, а медицинские кейсы, изредка попадающиеся в “Записках” поставили бы в тупик даже доктора Хауса. Да не просто поставили в тупик, а заставили бы его плача, бежать.

«Недели две назад позвали за реку доктора Чубарова к старухе одной; оказалась дизентерия. Он прописал ей лекарство, а кроме того — карболки, чтоб вылить в отхожее место.

Старушка-то святая и рассуди: зачем «лекарствие» в такое место выливать? Да стаканчик раствору и хватила. Ну, к вечеру, разумеется, лежала под образами.

Назавтра приезжает доктор, собрался народ, окружил его и начал расправу; били его, били — насилу полиция отняла».

Михаил Булгаков. Записки юного врача

Абсолютно классический текст, идеально выдержанный, лаконичный, эмоциональный, бесконечно юный и умный.

Совсем молодой врач, выпускник университета, приезжает в ужасную глушь – в сельскую больницу, куда больных привозят санным путем (в русской провинции всегда зима, снег, волки и ночь) за сто верст.

Он вынослив, храбр, ну или по крайней мере умеет подавлять свой страх, любознателен и искренне верит в клятву Гиппократа. Но выдержать все это, разумеется, невозможно. Собственно, поэтому следующая за «Записками» книжка — это «Морфий».

«Только на конфетных коробках рисуют таких детей — волосы сами от природы вьются в крупные кольца цвета спелой ржи. Глаза синие, громаднейшие, щеки кукольные. Ангелов так рисовали. Но только странная муть гнездилась на дне ее глаз, и я понял, что это страх, — ей нечем было дышать. «Она умрет через час», — подумал я совершенно уверенно, и сердце мое болезненно сжалось».

Арчибальд Кронин. Цитадель

Знаменитый британский писатель, написавший несколько книг о трудной жизни в межвоенной Англии.

«Цитадель» – книга о враче, которому надо разорваться между необходимостью спасать жизни шахтеров и необходимостью получить постоянную состоятельную клиентуру.

Публикация этого романа послужила одной из причин для создания системы национального здравоохранения — одной, между прочим, из самых эффективных в мире. Но в межвоенные времена все у них было примерно так же, как у нас.

«Вам не мешает знать несколько вещей насчет этого местечка. Вы увидите, что оно не отвечает лучшим романтическим традициям. Здесь нет ни больниц, ни карет скорой помощи, ни рентгеновских лучей – ничего. Когда больному нужна операция, ее делают на кухонном столе, а потом моют руки в посудной».

Юлий Крелин. Хирург

Знаменитый советский врач, написавший несколько романов о медиках и медицине. Книги эти сподвигли тысячи людей поступать на медицинский и посвятить себя этому высокому служению. При этом Крелин-то как раз хотел не служения, а нормы, насколько можно понять из его книг.

Герой повести «Хирург» – заведующий отделением в больнице. Мир в лице парторга, месткома и уездного начальства хочет, чтобы он и все его сотрудники проявляли ежедневный трудовой героизм.

Герой же хочет нормальной ежедневной работы: чтобы хирург резал, медсестра ухаживала за больным, уборщица мыла пол, прачечная стирала белье и всем бы за это платили нормальных денег.

В советские времена — настоящая крамола. Как и сейчас, впрочем.

«Да что это за чертовня какая-то! На совещания никому не нужные гоняют, кислород бегать на улицу самому подключать, дыхательной аппаратуры нет. Да что это за издевательство! В табор уйду. Буду цыган лечить и бродить с ними.

Подсчитайте, сколько у нас совещаний, семинаров, занятий, школ, то кого-то мы должны учить, то по гражданской обороне, то по линии санитарной грамотности, то по черт знает чему! А у меня больной тяжелый на столе лежит».

Максим Осипов. «Грех жаловаться»

Врач-кардиолог Максим Осипов, доучивавшийся в Америке, вернулся в Россию в девяностых и занялся тут издательским бизнесом, а уже в нулевых уехал в уездную больницу в Тарусе, после чего написал несколько нашумевших очерков, вышедших отдельной книгой. Он оказался в очень интересной позиции: провинциальный кардиолог видит весь народ, и богатых, и бедных, и сильнопьющих, и совсем спившихся.

Книга жутковатая, но абсолютно обязательная к прочтению.

«Первое и самое ужасное: у больных, да и у многих врачей сильнее всего выражены два чувства — страх смерти и нелюбовь к жизни. Обдумывать будущее не хотят: пусть все остается по-старому. Не жизнь, а доживание.

По праздникам веселятся, пьют, поют песни, но если заглянуть им в глаза, то никакого веселья вы там не найдете. Критический аортальный стеноз, надо делать операцию или не надо лежать в больнице. — Что же мне — умирать? — Ну да, получается, что умирать.

Нет, умирать не хочет, но и ехать в областной центр, добиваться, суетиться — тоже. — Мне уже 55, я уже пожил (пожила). — Чего же вы хотите? — Инвалидности: на группу хочу».

Максим Малявин. «Записки психиатра или всем галоперидолу за счет заведения»

Единственная по-настоящему оптимистичная книжка в нашем списке.

Психиатр из Самары несколько лет назад начал вести блог, добился большого интереса читателей, издал книжку, да и еще, наверное, издаст, благо материала — прорва. Это, собственно, в чистом виде опубликованный блог.

Маленькие миленькие истории про психов и про то, как готовят психиатров, чтобы они сами не стали пациентами. Чистейший оптимизм, минимум рефлексии, очень смешные анекдоты.

Дескать, не беспокойтесь, граждане: привяжем вас «вязочками» к кровати, сделаем укольчик в попу и все будет очень, очень хорошо.

«Забрав на очередном вызове буйную пациентку, машина взяла курс на дурдом. Всю дорогу санитары предпринимали попытки ограничить метания дамы по салону, потому что вязки не взяли. Для тех, кто не в курсе: вязки — это несколько метров фланелевой ткани, сложенной и простроченной в виде толстого жгута.

Они заменяют такую полезную, но ушедшую в историю вещь, как смирительная рубашка. Фельдшер решил, что без пары кубиков аминазина тут никак, набрал шприц и влился в коллектив. Теперь один из санитаров пытался удержать больную за руки, другой — за ноги, а фельдшер — оголить ей зад и сделать целебный укол.

Игла пронзила мягкие ткани, даму обуяли изумление и душевный трепет, и негодяи мужского пола разлетелись в стороны, аки ласточки».

Источник: https://pics.ru/delo-vrachei

Что думают мужчины гинекологи о своих пациентках?

Опубликовано пользователем сайта

Я тоже был романтиком… пока не стал гинекологом.

Ученые психологи выяснили, что мужчины выбирают специальность гинеколога не случайно. Гинекологов-мужчин можно разделить на две категории.

Первые — это неуверенные в себе люди, которые с помощью близости (пусть хотя бы врачебной) к женщинам, надеются поправить свою личную жизнь: «а вдруг и мне что-то перепадет».

И действительно, через несколько лет работы по выбранной специальности личная жизнь таких врачей существенно налаживается: они уже с легкостью общаются женщинами и чувствуют себя намного раскованнее.

Вторая категория – это, наоборот, мужчины «сексуальные спортсмены», которые привыкли к пристальному внимаю со стороны женщин. Но, по их мнению, хорошего много не бывает.

А Гинекология для них — просто золотое дно, где они могут блеснуть во всей своей сексуальной красе. Но, увы, большинство женщин приходят к врачу не для того, чтобы получить удовольствие, а чтобы лечиться.

Так что  в этом смысле мужчин-врачей ждет разочарование. В дальнейшем они успокаиваются и продолжают просто спокойно работать.

Георгий 32 года, гинеколог, репродуктолог-эмбриолог:
Стать гинекологом мне посоветовал отец. Я всегда хотел быть просто хирургом. Но отец уверил меня, что сам в своё время не решился только потому, что эта профессия обязывает нести ответственность не только за пациента, но и за его ребёнка, т.е.  за двоих.

Со школы я был очень стеснительным и, честно говоря, первое время сопротивлялся уговорам отца. Я думал, как смогу посмотреть в глаза бабушке, когда она спросит:  кем я наконец-то стал. Для кавказского мужчины это вообще позорная тема. Достаточно сказать, что когда я собрался жениться, моя профессия стала одним из камней преткновения для отца моей невесты.

Он ей говорил: ты будешь жить с человеком, которого каждый день будут окружать женщины!

Читайте также:  Друзья наших детей - психология

Но я не пожалел, что выбрал такую специальность. Помогло мне в этом моё чисто академическое и медицинское отношение к выбранной специальности.

Конечно, есть женщины, которые по разным причинам хотели бы попасть на приём именно к гинекологу-мужчине, но большинство из них (слава богу)  всё же испытывают чувство стыда, и если я поведу себя «неправильно», то просто потеряю свой хлеб, свою клиентуру.

За годы работы я уже научился вести себя так с женщинами, что даже те, кто, может быть, и боялись прийти ко мне на приём, после 10 минут разговора успокаиваются на все 100%.

На работе — я не мужчина, я врач — бесполое существо, а иначе лично я не смогу! Моё личное мнение — гинекологи-мужчины, которые испытывают возбуждение к своим пациенткам, не должны вообще допускаться до такой работы.

В таком состоянии голова, мягко говоря, не варит, а, значит, вместо решения проблем, с которыми к нему обратились, этот доктор может помочь лишь в другом вопросе (вопросе, с которым обращаются совсем в другие заведения). Честно скажу,  меня пугали (не врачи), что в такой профессии я стану импотентом. И это меня очень сильно волновало. Я прямо обратился с этим вопросом к знакомым гинекологам- женщинам. Так они мне хором ответили, что большинство гинекологов мужчин-коллег, которых они знают, не просто не импотенты или гомосексуалисты, а даже, по их мнению, наоборот, сексуально гиперактивны. В последствии я прочувствовал это и на себе…

Константин 33 года, акушер-гинеколог:
Почему выбрал такую специальность? Сейчас и не вспомню — давно это было, сама понимаешь, уходит Хрущёв, приходит Брежнев, на завод устроиться сложно, в колхоз никто не берёт, а рядом была сельская больница с курсами подготовки гинекологов, ну и пошел я туда, отучился за 2 месяца и пошел работать….

ну как-то так (Смеется, хитро прищурив глаза). Шучу, конечно. Просто так получилось. Сам себе удивляюсь даже, я ведь такой стеснительный был! Безусловно, специфика профессии  отражается на интимной жизни, но, скорее, в хорошем смысле — не хочется случайных связей, т.к.

много красивых девушек имеют большие проблемы с гинекологией  — в лучшем случае ИППП (инфекции, передающиеся половым путем – прим. автора), в худшем – ВИЧ. А вот в отношении импотенции – вряд ли, импотенцию у мужчин вызывают другие причины.

Ну не было чего-то там такого — типа секса в кабинете гинекологии! Специфика медицины такова, что к тебе приходят БОЛЬНЫЕ люди, которым нужен не секс, а решение их проблем, тест драйвы обсуждают в автосалонах, а не в техцентрах! А так, кто-то нравится по-человечески, кто-то не нравится.

  Даже к красивым девушкам на приеме сильно не испытываешь каких-то не профессиональных чувств. В гинекологическом кабинете романтики нет!  Романы с пациентками у врачей-гинекологов, скорее всего, встречаются реже, чем у врачей других специальностей (еще реже, наверное, только в психиатрии). Оптимальный вариант для знакомств — травматологи…

Юрий 42 года, гинеколог:
Что я чувствую, если приходит на прием красивая женщина? Ничего особенного. Важно разделить профессиональное и личное. Тогда все будет гут.

Вот из небезызвестного Быкова («Интерны») получился бы отличный гинеколог. Мне он – Быков  —  очень близок по духу. Хотя, конечно, в молодости всякое бывало, скрывать не буду. Эх, молодость-молодость… Членом туда, членом сУда…

  С годами пришел профессионализм, который все и расставил на свои места.

Виталий 33 года, акушер-гинеколог:
Какие романы! Профессионализм  прежде всего должен быть. Я столько всего перевидал, что меня трудно чем-то уже удивить. На прием приходит к нам пациент, как женщину мы ее не воспринимаем.

Нет, конечно, мы не бесчувственные болваны… Помню, будучи студентом проходил практику в женской консультации. На прием пришла очень красивая девушка 19 лет. Так она ТАК раздевалась! Судя по всему, специально для меня. Я даже не смог у нее анализы взять, попросил сделать это врача вместо меня.

Почему не смог? Просто мне нельзя было встать… Но это давно было! Я тогда совсем молодой был.

Эдуард 37 лет, гинеколог:
Еще на 2 курсе мединститута меня восхитила сложность и в тоже время хрупкость женской репродуктивной системы. Вот тогда я и решил – это мое! Бывало, конечно, что на прием приходила очень красивая девушка, и я как мужчина, естественно, испытывал к ней не совсем профессиональные чувства.

Бывало, даже, не просто возбуждение или желание, но и большее… Приходили женщины, которые пытались заигрывать со мной, но в таких ситуациях спасает халат. А вообще, со временем становишься ужасно брезгливым, чувствительным к запахам и т.п.

Но с определенным кругом пациенток устанавливаются особые отношения, построенные на взаимной симпатии, уважении, взаимопонимании. Я их выделяю потому, что в чем-то каждая из них необыкновенна. Во мне они находят друга, который их понимает больше других, может помочь советом.

Мы часто беседуем на приеме, и это не мешает часто быть в добрых отношениях с их мужьями. Но видел и ревность ко мне — это когда муж не дотягивал по уровню развития до жены. Короче, ментальный интим был, и мы оба получали очень много от этого общения. До секса я не доводил (пошло).

Отражалась ли моя профессия на семейной жизни? Скажу сразу — не отражалась негативно. Но, во-первых, помогало лучше понять супругу (я ведь тоже всего лишь муж), а во-вторых, я стал предъявлять ужасно высокие требования к,  -м-м-м-м, воображаемому идеалу.

Итак, основываясь на ответах, полученных от мужчин-гинекологов, вот что можно посоветовать. Если хочется возбудить во враче не только профессиональный, но и эротический интерес, то надо выбирать того, кто только начинает свой тернистый путь в гинекологии.

  А если просто есть необходимость попасть к толковому врачу, которому все равно, какого пола его пациент, то лучше идти к гинекологу с большим стажем: он уже столько насмотрелся, что можно быть спокойной за целомудренность его действий,  мыслей и фантазий.

 

Уже заканчивая статью, вдруг вспомнила об одной знакомой паре – он — гинеколог, а она – уролог.  Красивые такие, видные, хорошо всегда вместе смотрелись. Я все думала: а как у них  интимная жизнь после такой работы? Но спросить стеснялась, неудобно все-таки. А недавно узнала, что они развелись – она ушла от мужа к своему пациенту, которого лечила от простатита…

Автор
Гаянэ Валерьева

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/85999_chto-dumayut-muzhchiny-ginekologi-o-svoikh-patcientkakh

Записки юного врача :: Читать книги онлайн

1

Если человек не ездил на лошадях по глухим проселочным дорогам, то рассказывать мне ему об этом нечего: все равно он не поймет. А тому, кто ездил, и напоминать не хочу.

Скажу коротко: сорок верст, отделяющих уездный город Грачевку от Мурьевской больницы, ехали мы с возницей моим ровно сутки.

И даже до курьезного ровно: в два часа дня 16 сентября 1917 года мы были у последнего лабаза, помещающегося на границе этого замечательного города Грачевки, а в два часа пять минут 17 сентября того же 17-го незабываемого года я стоял на битой, умирающей и смякшей от сентябрьского дождика траве во дворе Мурьевской больницы.

Стоял я в таком виде: ноги окостенели, и настолько, что я смутно тут же во дворе мысленно перелистывал страницы учебников, тупо стараясь припомнить, существует ли действительно, или мне это померещилось во вчерашнем сне в деревне Грабиловке, болезнь, при которой у человека окостеневают мышцы? Как ее, проклятую, зовут по-латыни? Каждая из мышц этих болела нестерпимой болью, напоминающей зубную боль. О пальцах на ног говорить не приходится – они уже не шевелились в сапогах, лежали смирно, были похожи на деревянные культяпки. Сознаюсь, что в порыве малодушия я проклинал шепотом медицину и свое заявление, поданное пять лет тому назад ректору университета. Сверху в это время сеяло, как сквозь сито. Пальто мое набухло, как губка. Пальцами правой руки я тщетно пытался ухватиться за ручку чемодана и наконец плюнул на мокрую траву. Пальцы мои ничего не могли хватать, и опять мне, начиненному всякими знаниями из интересных медицинских книжек, вспомнилась болезнь – паралич «Парализис», – отчаянно мысленно и черт знает зачем сказал я себе.

– П… по вашим дорогам, – заговорил я деревянными, синенькими губами, – нужно п… привыкнуть ездить.

И при этом злобно почему-то уставился на возницу, хотя он, собственно, и не был виноват в такой дороге.

– Эх… товарищ доктор, – отозвался возница, тоже еле шевеля губами под светлыми усишками, – пятнадцать годов езжу, а все привыкнуть не могу.

Я содрогнулся, оглянулся тоскливо на белый облупленный двухэтажный корпус, на небеленые бревенчатые стены фельдшерского домика, на свою будущую резиденцию – двухэтажный, очень чистенький дом с гробовыми загадочными окнами, протяжно вздохнул. И тут же мутно мелькнула в голове вместо латинских слов сладкая фраза, которую спел в ошалевших от качки мозгах полный тенор с голубыми ляжками:

– «Привет тебе… при-ют свя-щенный…»

Прощай, прощай надолго, золото-красный Большой театр, Москва, витрины… ах, прощай.

«Я тулуп буду в следующий раз налевать… – в злобном отчаянии думал я и рвал чемодан за ремни негнущимися руками, – я… хотя в следующий раз будет уже октябрь… хоть два тулупа надевай.

А раньше чем через месяц я не поеду, не поеду в Грачевку… Подумайте сами… ведь ночевать пришлось! Двадцать верст сделали и оказались в могильной тьме… ночь… в Грабиловке пришлось ночевать… учитель пустил… А сегодня утром выехали в семь утра… И вот едешь… батюшки-с-светы… медленнее пешехода.

Одно колесо ухает в яму, другое на воздух подымается, чемодан на ноги – бух… потом на бок, потом на другой, потом носом вперед, потом затылком. А сверху сеет и сеет, и стынут кости. Да разве я мог бы поверить, что в середине серенького кислого сентября человек может мерзнуть в поле, как в лютую зиму?! Ан, оказывается, может.

И пока умираешь медленною смертью, валишь одно и то же, одно. Справа горбатое обглоданное поле, слева чахлый перелесок, а возле него серые драные избы, штук пять и шесть. И кажется, что в них нет ни одной живой души. Молчание, молчание кругом».

Чемодан наконец поддался. Возница налег на него животом и выпихнул его прямо на меня. Я хотел удержать его за ремень, но рука отказалась работать, и распухший, осточертевший мой спутник с книжками и всяким барахлом плюхнулся прямо на траву, шарахнув меня по ногам.

– Эх ты, Госпо… – начал возница испуганно, но я никаких претензий не предчявлял – ноги у меня были все равно хоть выбрось их.

– Эй, кто тут? Эй! – закричал возница и захлопал руками, как петух крыльями. – Эй, доктора привез!

Тут в темных стеклах фельдшерского домика показались лица, прилипли к ним, хлопнула дверь, и вот я увидел, как заковылял по траве ко мне человек в рваненьком пальтишке и сапожишках. Он почтительно и торопливо снял картуз, подбежал на два шага ко мне, почему-то улыбнулся стыдливо и хриплым голоском приветствовал меня:

– Здравствуйте, товарищ доктор.

– Кто вы такой? – спросил я.

– Егорыч я, – отрекомендовался человек, – сторож здешний. Уж мы вас ждем, ждем…

И тут же он ухватился за чемодан, вскинул его на плечо и понес. Я захромал за ним, безуспешно пытаясь всунуть руку в карман брюк, чтобы вынуть портмоне.

Человеку, в сущности, очень немного нужно. И прежде всего ему нужен огонь. Направляясь в мурьевскую глушь, я, помнится, еще в Москве давал себе слово держать себя солидно. Мой юный вид отравлял мне существование на первых шагах. Каждому приходилось представляться:

– Доктор такой-то.

И каждый обязательно поднимал брови и спрашивал:

– Неужели? А я-то думал, что вы еще студент.

– Нет, я кончил, – хмуро отвечал я и думал «очки мне нужно завести, вот что». Но очки было заводить не к чему, глаза у меня были здоровые, и ясность их еще не была омрачена житейским опытом.

Не имея возможности защищаться от всегдашних снисходительных и ласковых улыбок при помощи очков, я старался выработать особую, внушающую уважение, повадку.

Говорить пытался размеренно и веско, порывистые движения по возможности сдержать, не бегать, как бегают люди в двадцать три года, окончившие университет, а ходить. Выходило все это, как теперь, по прошествии многих лет, понимаю, очень плохо.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=66370

Ссылка на основную публикацию