Убеждение — психология

Как психологические установки формируют ваши взгляды и убеждения

Автор: Николай Ивaнoвич Сeмeчкин, кандидат философских наук, заведующий кафедрой психологии Дaльнeвoстoчнoго государственного университета.

Каждый человек по-своему, индивидуально воспринимает и переживает как внешние по отношению к нему, так и внутренние процессы. У разных людей формируются различные потребности. Следовательно, их установки тоже различаются. Поэтому один и тот же стимул или ситуация воздействуют на разных людей неодинаково.

Нагляднее всего это прослеживается на примере коммерческой рекламы. По данным специалистов в области массовых коммуникаций, ее эффективность считается высокой и даже очень высокой, если достигает от 1 до 10% целевой аудитории (Харрис Р., 2001). Все это означает, что информация, оказывающая влияние на одних людей, совсем не действует на других.

Иными словами, люди имеют такие установки, которые выражают их потребности и способствуют удовлетворению этих потребностей. Новые потребности приводят к формированию новых установок, изменение потребностей приводит к изменению установок.

Все функции установок можно сгруппировать по видам или блокам. Впервые такую классификацию осуществил Д. Кац (1967), выделив пять основных функций установок:

  1. Функция защиты Я.
  2. Ценностно-экспрессивная функция (саморепрезентация).
  3. Социально-регулятивная функция.
  4. Инструментальная (утилитарная) функция.
  5. Познавательная функция.

1. Функция защиты Я

Впервые в истории психологии о механизмах Эго-защиты заговорила теория психоанализа. Самим Зигмундом Фрейдом, и особенно его дочерью Анной Фрейд, выделено и описано достаточно много видов психологических защит (Фрейд А., 1999). Среди них перечисляют следующие: невроз, рационализация, проекция, отрицание, формирование противоположной реакции и т. д.

Наиболее типичным примером механизма защиты Я служит рационализация: человек, побуждаемый каким-либо иррациональным, бессознательным импульсом, совершает поступок, но находит для него вполне рациональное объяснение.

Как правило, тот иррациональный импульс, который мотивирует человека для совершения тех или иных действий, исходит из негативных влечений и чувств человека — зависти, злобы, ненависти, чувства своей неполноценности, никчемности и т. д.

Но в самоатрибуции индивида мотивация его действий приобретает благородный, даже больше — возвышенный смысл.

Сам человек объясняет свои действия исключительно добрыми намерениями: он поступил так во имя добра, справедливости, лучших соображений.

В тех же случаях, когда самосознание человека в определенной мере развито и периодически активизируется, он постоянно прибегает к механизмам Эго-защиты для регулирования самооценки. При этом люди идут по пути поиска самых простых способов решения своих проблем. Легче всего поднять самооценку за счет унижения и принижения других людей — отдельных индивидов или даже целых социальных групп.

Потребность в повышении самооценки, таким образом, приводит к формированию соответствующих установок — ксенофобии, расизма, сексизма, национализма, классовой ненависти и т. д. Страх, зависть, чувство своей ничтожности вызывают к жизни установку стремления к власти, богатству, порождают высокомерие, пренебрежение, чванство (например начальственное, национальное, социальное и т. д.)

Как правило, люди используют не один, а сразу множество механизмов Эго-защит. Рационализация идет бок о бок с проекцией (это не я, а это он такой, первый). Проекция сопровождается отрицанием.

ЕЩЕ СМОТРИТЕ:  Техника защиты от манипуляций: 19 практических приемов

Таким образом, одни люди могут постоянно испытывать потребность в защите Я и иметь соответствующие установки, для других состояние повышенной тревожности и низкой самооценки может быть временным. Третьи могут вообще лишь эпизодически испытывать потребность в защите Эго. и тогда их установки, способствующие ее удовлетворению, также могут быть кратковременными.

2. Ценностно-экспрессивная функция установки

Установки, выражающие ценности человека, обычно удовлетворяют его потребность в саморепрезентации. Проще говоря, посредством этих установок человек заявляет о себе своему социальному окружению. Понятно, что выразить можно только то, что имеешь, чем являешься сам. Поэтому и тип, и уровень ценностей человека определяются уровнем его личностного развития, сложностью его Я-концепции.

Образ и стиль жизни, манера одеваться, тип прически, обладание теми или иными вещами, высказываемые мнение, взгляды, суждения, поведение — всем этим человек выражает свое Я. Так, скажем, создание образа богатого, преуспевающего человека может быть связано с установкой на обогащение и, соответственно, выражать основную ценность индивида.

В другом случае, это может быть создание сексуально-привлекательного образа, что также может быть отражением установок и ценностей. Но, разумеется, индивид может репрезентировать себя и иными способами.

Он может, например, активно выражать свою общественную позицию, участвовать в каких-то гражданских движениях, поддерживать те или иные политические партии.

С позиции функционального подхода можно сказать, что сколько людей, столько и потребностей.

3. Социально-регулятивная функция установки

Взаимодействуя с другими людьми, мы вольно или невольно составляем о них свое представление, иначе говоря, формируем в их отношении установки. Одни люди нам нравятся, другие — нет.

Важно отметить, как наши установки в отношении окружающих помогают или препятствуют нашим социальным взаимоотношениям. Понятно, если у человека общая негативная установка в отношении людей, то его взаимодействия с окружающими будут сведены к минимуму. Да и те станут отличаться напряженностью.

Но в том-то и дело, что люди далеко не всегда заявляют о своих реальных установках в отношении своих знакомых, родственников, соседей, сослуживцев и т. д. Гораздо чаще во взаимоотношениях с ближайшим окружением люди используют вежливость, воспитанность, лесть, то есть демонстрируют некие общепринятые шаблоны поведения.

Но практически в любом (за редким исключением) случае, если человек хочет добиться расположения, симпатии, приязни со стороны других, он демонстрирует свое согласие с ними, общность взглядов, мнений и т. д. Фактор сходства в большинстве случаев усиливает социальную привлекательность.

Конечно, сходство взглядов и установок у людей может быть реальным, а не только манифестируемым. Поэтому мы для установления социальных отношений ищем единомышленников, людей похожих на нас — по возрасту, полу, социальной группе, исходя при этом из того, что у них такие же, как и у нас, установки.

4. Инструментальная (адаптивная, утилитарная) функция

Само название функции указывает на тот аспект поведения, который рассматривают теории научения, а конкретно — принцип инструментального научения. В самом широком смысле суть его сводится к тому, что человек научается достигать желательных результатов (вознаграждения) и избегать нежелательных (наказания).

ЕЩЕ СМОТРИТЕ:  Практические приемы убеждения и аргументации в рекламе

Соответственно, у людей вырабатываются положительные установки в отношении тех объектов, которые могут способствовать удовлетворению их потребностей, желаний, влечений, и негативные к объектам, препятствующим достижению желаемого, вызывающих фрустрацию, а также другие нежелательные последствия.

В этом отношении инструментальная функция способна перекрывать, или вбирать в себя все остальные функции: Эго-защитные, ценностно-экспрессивные, регулятивные и функцию познания. Человек может завоевывать симпатию, восхищение, дружбу, благорасположение, просто выражая свои взгляды, мнения, ценностные приоритеты, словом, посредством выражения своего Я.

Точно так же он может избежать проявления злобы, агрессии, других негативных чувств в отношении себя, используя механизмы Эго-защиты, например, вытеснения, подавления и т. д.

5. Функция познания

Помимо прочих, крайне необходимых функций, установки играют в жизни людей исключительно важную роль в структурировании, организации знаний об окружающем мире и о самих себе. С их помощью мы категоризируем, выстраиваем наши знания в более или менее стройную, логически увязанную систему.

Это не значит, что мир вокруг и мы сами именно такие, какими представлены в наших установках. Роль установок состоит не в поиске истины, а в упорядочивании картины мира в нашем сознании.

Не имея готовых когнитивных схем, в том числе и установок, мы вообще вряд ли смогли бы жить, поскольку все происходящее представлялось бы нам сплошным хаосом.

Установки, таким образом, помогают нам организовать мир, используя принцип экономии мышления и избегая опасностей информационных перегрузок.

Заимствование чужого опыта, мнений, взглядов, установок создает большие социальные проблемы, но попытка отказаться от заимствования с целью создания своей и только своей позиции нереалистична.

В качестве объединяющего основания всех установок любого конкретного индивида выступают базовые ценности, которые он исповедует или которых придерживается.

Чтобы объяснить причину возникновения плюрализма и конфликта ценностей в установочной позиции индивидов, Энтони Пратканис и Энтони Гринвальд (1989) вводят понятия монополярной и биполярной установок.

Они полагают, что неоднозначность установки в отношении какой-то проблемы объясняется тем, что человек может сознательно избегать односторонней информации о ней, стараясь познакомиться с различной и даже противоречащей информацией.

Монополярные установки формируются под влиянием информации, которая однозначно оценивает объект установки. Если, скажем, ваши знания о человеке ограничиваются тем, что он улыбчивый и вежливый, то, разумеется, вы будете настаивать на том, что он очень душевный и славный.

Подавляющее большинство установок людей отличается все же монополярностью. Имея уже сложившуюся установку в отношении определенного объекта, люди чаще всего интерпретируют новую информацию о нем таким образом, чтобы она согласовывалась с имеющимися у них представлениями. Не говоря уже о том, что они могут вообще не замечать, не воспринимать, не слышать сведений, противоречащих их взглядам.

Люди не только охотнее, но и лучше запоминают информацию, подтверждающую их взгляды. Д. Робертс и Натан Мак-Коби (1985), установившие этот факт, полагают, что человек испытывает удовольствие, получая подтверждения правильности своих установок. Ведь это повышает его самооценку.

ЕЩЕ СМОТРИТЕ:  Языковые приемы в убеждающей рекламе

Поэтому мы дружим с теми, кому мы нравимся, как нравимся сами себе, слушаем радио и смотрим телепередачи, подтверждающие наши установки, читаем книги, газеты и журналы, которые согласуются с нашими взглядами на действительность. Все это коротко можно определить как избирательность в подходе к информации.

Пол Суини и Кэти Грубер продемонстрировали эту пристрастность людей на примере Уотергейтского скандала 1972 года. Он возник в связи с тем, что предвыборная команда Ричарда Никсона, победившего на выборах и ставшего президентом США, прибегала к техническому подслушиванию в штаб-квартире соперника Никсона Мак-Говерна во время предвыборной борьбы.

Так вот, сторонники победившего Никсона и проигравшего выборы Мак-Говерна, как оказалось, не в равной мере интересовались разразившимся скандалом: сенатскими слушаниями, сообщениями СМИ и т. д. Если сторонников Мак-Говерна интересовала любая информация, связанная с Уотергейтом, то сторонники Никсона демонстрировали явное отсутствие интереса к этому делу (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).

Установки во многом предопределяют не только наше видение мира, но и настроение, жизненный тонус, общее психологическое состояние.

Если мир кажется человеку опасным и угрожающим, то, конечно же, он будет испытывать постоянное чувство тревоги и неуверенности.

И наоборот: лучезарное мировоззрение будет настраивать человека на легкость и беззаботность. Оптимальный вариант как всегда находится между этими двумя крайностями.

***

Как видим, те или иные функции установок предопределяются личностными особенностями людей. Поэтому прежде чем пытаться изменить установку индивида, необходимо знать и учитывать, чем она характеризуется: определяется ли она личностными особенностями человека или же самим предметом и содержанием?

Любая попытка изменить установку в больших аудиториях, будь это реклама или политическая агитация, станет успешной лишь в отношении некоторой части людей, но не всей аудитории.

Читайте также:  Прикладная психология - психология

Причем здесь столь же важно учитывать и рассчитывать время воздействия, поскольку, большинство потребностей людей носит временный характер и можно оказаться в нелепом положении, пытаясь изменить те установки, которых уже нет.

Функциональные теории объясняют, таким образом, сущность одновременно двух процессов — формирования и изменения установок. Наряду с другими теориями, они дают представление о том, какую роль играют установки в психической жизни людей, какое влияние они оказывают на поведение.

Научитесь лучше понимать себя и других людей изучив эти практические курсы:

Психология мотивации и влияния: практический интерактивный дистанционный курс

Источник: http://www.elitarium.ru/povedenie-chelovek-ustanovki-potrebnost-otnoshenie-cennost-zashchita-samoocenka-chuvstvo-informaciya-predstavlenie-vliyanie-racionalizaciya-znanie/

Психология убедительного влияния

Понятие «убеждение» имеет ряд смысловых значений, которые отличаются друг от друга.

Во-первых, образуя упорядоченную систему взглядов и представлений человека, совокупность убеждений, выступает как его мировоззрение; во-вторых, под убеждением понимают процесс усвоения человеком внешнего мира, что предполагает качественное изменение исходных установок под влиянием жизненного опыта и внешних факторов; в-третьих, о убеждениях говорят как о способе сознательного и организованного воздействия на психику индивида извне, метод воздействия на сознание человека через обращение к его собственному критическому суждению, используемый в коммуникации и взаимодействии.

В этом контексте речь пойдет именно о третьем смысловом значении понятия убеждения. Убеждение, как способ психологического воздействия, направлено на снятие своеобразных фильтров на пути информации до сознания и чувств человека, оно используется для того, чтобы превратить информацию, которая сообщается, в систему установок и принципов индивида.

При таких условиях убеждение ведет к восприятию и вводу новых сведений в системе взглядов человека, его мировоззрении. Этот способ воздействия основывается на сознательном отношении индивида к информации, ее анализе и оценке. Его эффективность зависит от многих факторов, в том числе от мастерства субъекта убеждения.

Коммуникатор, выдвигая систему аргументов, должен соблюдать по крайней мере, следующие правила: аргументы должны быть логичными, правдивыми, правдивость — очевидна, а их количество — достаточным для доказательства основного тезиса.

Хотя тому, кто воспринимает систему логических и аргументированных доказательств, необходимо сознательно отнестись к процессу формирования убеждений, это вовсе не означает, что сам акт убедительного влияния не имеет элемента неосознанного.

Еще Платон в свое время доказывал, что убеждать людей можно не только путем логических доказательств истинности нового знания, но и путем внушения. Считается, что наиболее благоприятными условиями для убеждения является дискуссия, групповая полемика, спор. Мнение, что сложилось в таких условиях, гораздо глубже, чем то, которое возникло в результате пассивного восприятия информации.

Поэтому можно утверждать, что убеждения, влияя не только на разум, но и на чувства человека, относятся к такому способу психологического воздействия одного человека на другого или группу людей, который действует на рациональное и эмоциональное начало индивида, формируя при этом новые взгляды, отношения, отвечающие общественным требованиям и межличностным нормам.

Обычно различают прямой и косвенный (опосредованный) способы убеждения.

Прямой способ убеждения имеет место тогда, когда тот, кто слушает (или слушают), заинтересован в информации и сосредоточил все свое внимание на логических, благоприятных, правдивых, очевидных аргументах.

Косвенный способ убеждения характеризуется тем, что люди, которые подвергаются воздействию средствами убеждения, подвержены случайным факторам, в частности, таким как привлекательность коммуникатора.

Считается, что прямой способ убеждения является аналитическим, прочнее и менее этапным. Он также с большей вероятностью способен повлиять на установки и поведение индивида.

В социальной психологии совокупность определенных мероприятий, направленных на повышение эффективности речевого воздействия, получила название «убедительная коммуникация».

На ее основе осуществляются прикладные исследования особенностей коммуникативного воздействия, разрабатывается экспериментальная риторика, т.е. искусство красноречия, выделяют и анализируют основные и вспомогательные элементы убеждения, составляющие убедительное коммуникативное воздействие.

В свое время американский журналист Г. Лассуел предложил модель коммуникативного процесса для изучения убедительного влияния, которое включает пять элементов:

  • кто передает сообщение (коммуникатор);
  • что передается (сообщение, текст);
  • как осуществляется передача (канал);
  • кому направлено сообщение (аудитория);
  • с каким результатом отправлено сообщение (эффективность воздействия).

Каждый из названных элементов детально разрабатывается в исследованиях. Так, собрано немало экспериментальных данных по изучению характеристик коммуникатора.

Осуществлен комплексный анализ составляющих коммуникативного потенциала личности, задействованных в процессе общения в целом, и в коммуникативном, связанном с взаимовлиянием (Л. Орбан-Лембрик).

Специальные составляющие коммуникативно-личностного потенциала индивида, который осуществляет коммуникативное влияние: легкость и навыки общения, адаптивность, уверенность, активная позиция во взаимодействии, мотив достижения, аффилиация, понимание собеседника, социальный интеллект (В. Погольша).

Доказано, что кредитный (тот, который может убедительно доказывать свою правоту), компетентный, надежный, привлекательный коммуникатор воспринимается как такой, который заслуживает доверия, как эффективный эксперт.

Проанализировано много других качеств, необходимых в общении и значимых для коммуникативного воздействия, таких как коммуникабельность (мера стремление личности к общению), контактность (овладение способами общения) и т.

д.

Выявлены типы позиции коммуникатора во время коммуникативного процесса:

  • открытая (коммуникатор открыто излагает свой взгляд, оценивает факты, которые его подтверждают);
  • закрытая (коммуникатор умалчивает свою точку зрения, даже использует определенные приемы, чтобы ее скрыть);
  • отстраненная (коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет противоположные мнения).

Достаточно изученными являются способы повышения воздействия текста сообщения, на особенности восприятия его аудиторией.

В ходе экспериментов было доказано, что важным фактором, который влияет на восприятие информации аудиторией, является взаимодействие информации и установок аудитории.

Немало теоретических и прикладных исследований касаются изучения и анализа составляющих убедительного влияния в профессиональной деятельности (А. Деркач, А. Харашиме, В. Шепель и др.).

Так, А.

Панасюк характеризует убедительное влияние, как специфический вид психологического воздействия, который отличается от других видов не только характером ситуации, которая детерминирует необходимость в этом воздействии, но и психологическим состоянием партнеров в процессе коммуникации: осознанностью ими самого акта влияния, возможностью критической оценки каждого эпизода общения, коммуникативной автономности в выборе реципиентом заключительного решения, моральным характером содержания и целей воздействия.

То есть автор исследует убедительное влияние одновременно и как психологический феномен (с позиций его структуры, функций), и как коммуникативный процесс (с позиций его динамики, условий, факторов, закономерностей, механизмов проявления) для разработки целостной системы регуляции поведения в условиях профессионального общения специалистов системы «человек — человек» в отношении конкретного вида деятельности — юридической, управленческой и др.

Как психологический феномен убедительное влияние является системным образованием, что имеет собственную структуру, основная функция которой — регуляция поведения реципиента с последующей саморегуляцией его деятельности.

Структура убедительного влияния состоит из ряда иерархически организованных связей и элементов: «восприятие» — «понимание» — «принятие».

Исследователь утверждает, что систем образовательным фактором структуры является «акцепция» (принятие), поскольку регулирование собственного поведения осуществляется благодаря субъективным ценностям, т.е.

таким, которые «приняты» личностью и которые образовались в результате соотношения ценностей сообщения (внешних ценностей) с собственной системой ценностей .

В конце концов, ученый доказывает необоснованность взгляда относительно центральной роли «понимания» партнерами позиции друг друга как ведущего элемента взаимодействия, поскольку, как отмечает автор, новые знания, приобретенные в процессе понимания, представляют собой внешние ценности и не могут выполнять функцию регулятора поведения. Так «понимание» позиции партнера является не завершающим этапом воздействия, а лишь промежуточным элементом этой структуры — между «восприятием» и «принятием».

Постановка вопроса именно таким образом ведет к изменению акцента в анализе убеждения с когнитивного на акцептный, т.е. от получения знаний к формированию мотивов в виде новых диспозиций и установок.

Убедительное влияние как коммуникативный процесс представлен А. Панасюком в виде структурно-динамической модели коммуникации, которая является реализацией методологического принципа активного и равноправного партнерства коммуникаторов: направленность взаимного влияния партнеров друг на друга воспроизводит диалогический характер коммуникации.

Поскольку каждый из партнеров добивается своей цели в убедительном влиянии, то с целью взаимодействия они находятся в асимметричном положении, хотя при участии их в коммуникации они на уровне.

В ряде исследований показано, что эффективность убедительного коммуникативного воздействия в определенной мере зависит от степени заинтересованности партнеров друг другом, то есть слушатель должен обладать определенным минимумом склонности к восприятию и принятию информации, а коммуникатор — определенным минимумом заинтересованности в том, на кого направлено воздействие .

Выделены ряд требований, которые указывают на эффективность убеждения как метода воздействия, приведем следующие:

  • содержание и форма убеждения должны соответствовать возрастным особенностям личности (в частности, исследователи обнаружили, что установки молодых людей менее стабильны);
  • убедительная коммуникация должна учитывать индивидуальные особенности человека;
  • убеждению следует быть логичным, последовательным, доказательным, аргументированным;
  • убеждая других, необходимо использовать как общие теоретические сведения, так и конкретные факты, примеры;
  • пытаясь убедить других, коммуникатор сам должен верить в то, о чем говорит. Вместе с тем, если человек не желает, чтобы его убеждали, то тут не помогут ни логика, ни привлекательность коммуникатора, ни аргументы, которые он применяет.

Эффекта влияния невозможно достичь, если тот, кто убеждает, пренебрежительно относится к аудитории, или, наоборот, снисходительно, стремится лишь самоутвердиться и не более.

Именно поэтому психологи советуют: чтобы убеждать, следует сначала выделить то общее, что объединяет людей, и установить психологический контакт, а уж потом вместе проанализировать все аргументы обоих партнеров и достичь общего результата.

Источник: http://psyznaiyka.net/socio-obchenie.html?id=24

Психология убеждения: применение в повседневной жизни

Психология убеждения играет важную роль в жизни тех людей, которым приходится сталкиваться с реализацией каких-либо товаров или услуг. Кроме этого, убеждение приходится часто использовать и в повседневной деятельности, для того чтобы добиться желаемого результата.

Психология убеждения любого человека основывается на том, что происходит воздействие на сознание той личности, к которой прилагаются усилия. При этом человек должен обращаться к собственному критическому суждению, для того чтобы получить желаемый результат.

Суть психологии убеждения

Смысл психологического воздействия с целью убеждения заключается в том, чтобы разъяснять человеку, на которого оказывается воздействие, смысл явления, отношений и причинно-следственных связей, выделять личную и социальную значимость решения определенного вопроса. Психология убеждения достигнет своих целей лишь в том случае, если человек сможет самостоятельно обосновать принятое им решение и оценить при этом его отрицательные и положительные стороны.

При использовании психологии убеждения, человек апеллирует в первую очередь к аналитическому мышлению, в котором, как известно, отдается предпочтение логике, доказанности и убедительности приведенных доводов.

При использовании психологии убеждения, у человека должно создаваться впечатление полной правоты другого и собственная уверенность в том, что принимаемое решение окажется единственным верным.

Только так человек поймет, что он действует по своей воле и без принуждения извне.

Роль говорящего и психология убеждения

То, каким образом человек будет воспринимать информацию, зависит от того, кто ее преподносит и в какой мере к такому источнику информации имеется доверие.

Читайте также:  Внимание - психология

Понятие доверия подразумевает под собой восприятие источника информации как надежного и компетентного.

Также психологические приемы убеждения должны позволять человеку создать впечатление своей компетентности, для чего могут использоваться 3 основных способа:

  • начинать беседу с тех суждений, с которыми заведомо слушатели согласятся. Благодаря такому приему создается впечатление о вас как об умном человеке;
  • вас предварительно должны представить как профессионала в данной области;
  • говорить следует твердо, уверенно и без капли сомнения.

Надежность убеждения будет зависеть, прежде всего, от манеры самого убеждающего разговаривать. 

Психологические приемы убеждения являются мощным оружием против окружающих  людей, но для этого следует, прежде всего, обучиться подобным приемам, выбрать тактику действий. Если и после этого у вас не отпадет желание заниматься психологией убеждения, значит, данное направление будет для вас интересным и наверняка полезным.

Источник: http://VitaPortal.ru/psihologiya/psihologiya-ubezhdeniya-primenenie-v-povsednevnoj-zhizni.html

Убеждение: что это такое?

Автор Татьяна в 23/05/2014. Опубликовано Социальная психология

Что первым делом приходит Вам на ум, когда Вы думаете об убеждении? Кто-то вспоминает рекламу, кто-то — предвыборную кампанию политика. Убеждение — мощная сила в повседневной жизни, да и на общество в целом оно оказывает большое влияние. Политика, новости и реклама влияют на наши решения и на наш выбор. Иногда мы хотели бы верить в то, что застрахованы от убеждения.

Что мы, естественно, способны где угодно разглядеть коммерческую составляющую, найти подлинный смысл ситуации и прийти к правильным выводам самостоятельно. В некоторых случаях так оно и есть, но убеждение не всегда столь явно, как в случае с назойливым продавцом или телевизионной рекламой.

Убеждение может быть незаметным, и то, как мы реагируем на него, может зависеть от целого ряда факторов.

Кстати, убеждение может быть использовано не только в корыстных целях, но и в качестве позитивной силы. Примером тому служит социальная реклама, призывающая людей к переработке мусора или отказу от курения.

Что такое убеждение?

По словам Ричарда М. Перлоффа (2003), убеждение можно определить как «…символический процесс, в котором участники коммуникации пытаются склонить друг друга к смене своего отношения или поведения в отношении конкретного вопроса посредством передачи сообщений в атмосфере свободного выбора». Ключевые элементы этого определения заключаются в том, что согласно ему:

  • убеждение символично, оно использует слова, изображения, звуки и т.д.;
  • оно включает в себя сознательную попытку влияния на других;
  • самоубеждение является ключевым фактором; людей не принуждают, они свободны в своём выборе;
  • передача убедительных сообщений может происходить в различных формах — через телевидение, радио, Интернет или при личной беседе.

Чем особенно убеждение сегодня?

Несмотря на то, что наука и искусство убеждения интересовали ещё древних греков, между тем, как убеждение происходит сегодня, и тем, как это делалось в прошлом, есть существенные различия.
В своей книге «Динамика убеждения: общение и отношение в XXI веке», Ричард М. Перлофф излагает пять основных отличий современного процесса убеждения:

  • Количество сообщений выросло в несколько раз. Задумайтесь на минуту о том, сколько объявлений Вы встречаете ежедневно. По данным различных исследований, среднестатистический американец воспринимает в день от 300 до более чем 3000 рекламных сообщений.
  • Коммуникация, целью своей имеющая убеждение, стала распространяться гораздо быстрее. Телевидение, радио и Интернет помогают распространить подобные сообщения очень быстро.
  • Убеждение это большой бизнес. Помимо компаний, которые находятся в сфере бизнеса исключительно для убеждения (например, рекламных агентств, маркетинговых фирм или занимающихся связями с общественностью компаний), от убеждения зависят и компании, которые стремятся продавать свои товары и услуги.
  • Современное убеждение носит гораздо более тонкий характер. Конечно, есть много объявлений, использующих очевидные стратегии убеждения, но большинство сообщений всё же гораздо незаметней. Например, предприятия иногда тщательно прорабатывают конкретный образ, предназначая его для призыва купить продукты или услуги — намекая, что таким образом потребители смогут достичь такого образа жизни.
  • Убеждение носит и более сложный характер. Потребители разнообразны и имеют более широкий спектр вкусов и мнений, поэтому маркетологи должны проявлять больше смекалки, когда дело доходит до выбора средств и сообщений убеждения.

Источник: http://aboutyourself.ru/socpsixologiya/ubezhdenie-chto-eto-takoe.html

Убеждения человека – сны разума

Эта статья – одна из самых значимых за последнее время. Давно обещал ее клиентам, долго собирался с мыслями, и все равно есть ощущение, что многое недосказано.

Тема проекций, убеждений и ментальных программ проходит красной нитью по всем текстам, к которым приложился. Бывали периоды, когда казалось, что больше тут говорить не о чем, а потом вскрывались такие вещи, от которых волосы на голове шевелились.

И возможно, способы, которыми реальность себя презентует в наших глазах – вообще, не имеют какой-либо точки конечного понимания.

Обычно мы не замечаем, как именно жизнь меняет свои качества, даже когда это случается буквально на глазах. Только что все было хорошо, и вдруг это «все» испортилось… А спустя еще полчаса опять расцвело и засияло.

И уверенность в каждом новом восприятии – почти стопроцентная, будто жизнь реально вот так кардинально меняется, причем каждый раз всерьез и надолго. Сделалось хорошо – и будущее на десятки лет вперед осветилось лучами успеха.

Через пять минут испортилось настроение – и картинка перевернулась – будущее вдруг стало трагичной дорогой во мрак. Весь комизм ситуации – в том, насколько самозабвенно мы покупаемся на эти сны разума, принимая шаткую иллюзию очередного убеждения за реальное положение дел, протянутое на годы вперед.

При этом упорно не хотим замечать собственной вопиющей непоследовательности. Ну не может реальность ежечасно менять свои планы на десятилетия вперед! Это не жизнь такая капризно переменчивая, а наше восприятие. Все проблемы и радости – в голове.

Проблемы

Хочется повысить качество жизни? Можно вечно гоняться за внешними горизонтами, пока внимание не направится на истинную проблему – иллюзии, на которые мы ведемся, каждый раз принимая их за нерушимую реальность. Этот реализм мыслей – их самая коварная черта.

В плохом настроении человек не видит причин работать со своим восприятием, потому что колдовская сила его состояния рисует для него иллюзию проблемной реальности в самых насыщенных живых ощущениях.

То есть, когда жизнь кажется хреновой, то в голову не приходит, что все дело – в личных ментальных проекциях, потому что сами эти проекции виртуозно убеждают в существовании неких реальных проблем.

Убеждения – это такие мысленные пузырьки. Их главное свойство – при помощи своего радужного сияния убеждать нас в той реальности, которую эти пузырьки рисуют. Всплывает убеждение, и сознание тут же погружается в виртуальный мир, убежденно веруя в его реальность.

Конечно, существуют физические события. Например, если человек упал в лужу, чтобы вернуться в комфортное состояние, надо встать, сходить в душ и переодеться.

А проблемой такое событие становится, когда начинается ментальная пробуксовка, блокирующая прямые действия по налаживанию своей ситуации.

По этой теме в сети гуляет популярный мем о мотивации человека, который хочет пописать, но начинает оправдываться – дескать он не может себе этого позволить, потому что занят, или слишком устал, потерял надежду, остановился из-за депрессии, или его кто-то отвлек.

Бывают и такие события, которые в текущих условиях изменить действительно нереально, и с ними остается мириться.

Злая ведьма не может в тот же день стать добродушной и святой, дурак – умным, рядовой – генералом, старый – молодым.

Точно также, когда нет соответствующей мотивации, невозможно чему-то научиться, наладить с кем-то отношения, заняться здоровьем, разбогатеть. И это совершенно нормально.

Но мы привыкли думать, что надо быть трудолюбивыми, дружелюбными, способными, гармоничными – просто потому что надо. А кто не может – тот виноват и должен стыдиться.

Как будто есть какие-то реальные жизненные законы, исходя из которых человеку запрещено мириться с собой, принимать себя и свою жизнь – как есть.

Поэтому в нашем обществе принято себя ломать, искривляясь в идеальную позу, либо мучиться от угрызений совести и унижений.

Далай Ламе приписывают классную фразу: «Eсли проблему можно решить, то не стоит о ней беспокоиться, если ее решить нельзя, то беспокоиться о ней бесполезно». И все. В этой реальности нет ни одной достойной причины для беспокойств. Можешь и хочешь что-то сделать – делай. Не можешь или не хочешь – живи дальше.

Убеждения

Вот и получается, что истинные проблемы – не в событиях, а исключительно в переживаниях. Но сколько не говори о бесполезности беспокойств, ум от таких увещеваний медитативным не становится, потому что убеждения продолжают убеждать, а тело всю жизнь гоняется за призрачными горизонтами, в попытках как-то наладить и обустроить…

Убеждения – это все те же ментальные проекции. Их отличие от общего потока мышления в том, что именно эти мысли без всяких сомнений мы послушно принимаем за чистую монету, словно некую основательную опору самой жизни.

Если человек убежден, что счастье заключается в огромном количестве денег, он никогда не будет счастлив дольше пяти минут. Слишком быстро новый уровень жизни становится нормальным и будничным, прекращая доставлять ожидаемый вечный кайф.

А главное, что при этом то самое изначальное убеждение, из-за которого и началась вся эта суета, никуда не уходит, а все также коварно влияет и убеждает, что счастья в привычной повседневности нет, потому что оно – в чем-то таком, что эту повседневность превосходит.

Вот и получается с каждым новым апгрейдом жизни – все то же самое, только в десять раз дороже. Когда убеждение снова и снова подгоняет к новым все более шикарным условиям, погоня не утихает. Такие цели – это охота за вечным «завтра», которое по своей природе не может быть здесь и сейчас.

Когда у человека есть убеждение, что он никому не нужен, срабатывают сразу две установки. Первая – можно быть счастливым, только когда ты кому-то нужен.

Вторая – если не нужен, значит – ты какой-то некачественный, и должен стыдиться своего присутствия в этой реальности. С таким убеждением «счастье» постоянно меняется местами с тревогой и депрессией.

Приближение к значимым людям приносит кайф, любая угроза отдаления – страдание.

Если человек убежден, что его не за что любить, сама жизнь будет восприниматься, как нечто враждебно строгое и проблемное. И сколько бы ты ни достигал, и как бы тебя ни ценила общественность, любая похвала будет восприниматься как нечто абсурдно ложное, а критика – как заслуженная кара.

Если человек убежден, что свою работу надо выполнять безупречно, он становится перфекционистом – заложником совершенства. С одной стороны такое убеждение может привести к впечатляющим результатам, с другой – чревато невротичным самобичеванием за ошибки, а порой и вовсе блокирует любые начинания, чтобы не ощущать унизительного осознания собственного несовершенства.

Человек может быть ошибочно убежден в своей низкой ценности, непривлекательности, никчемности, неадекватности, в какой-то внешней угрозе, в фатальных наказаниях за незначительные ошибки, в запрете на проявление своих мыслей и чувств, эгоизме окружающих, в необходимости тотального самоконтроля, в том, что у людей – перед ним какие-то обязательства.

Таких вот ментальных пузырей может быть сколько угодно. Иногда в сознании одного человека они сплетаются в такие комбинации, что сама жизнь начинает казаться беспробудно мрачным депрессивным безвыходным лабиринтом.

Читайте также:  Работа гештальт-терапевта глазами гештальт-терапевтов - психология

Картинки на экране

Все наши проблемы – это такие понимания. Вот, понял человек, что все – «плохо», и ему тут же становится плохо. Энергетика проекции, в которую поверил, как в реальность, мгновенно заряжает пространство сознания соответствующим настроением.

Проекции – это «колдовская» сила, которая может внушить все, что угодно, и даже в сознании вполне адекватного человека, святым убеждением может стать какая-нибудь абсурдная чепуха. Чем сильней мы верим в свои проекции, тем мощней их влияние на жизнь.

Каждый человек – это такой потенциал проекций. Любое событие побуждает нашу психику развертываться в определенном направлении. В нашей власти – принимать это самораскрытие за чистую монету, или начать сомневаться хотя бы в тех убеждениях, которые очевидно мешают жить.

Иногда, чтобы проблема перестала беспокоить, достаточно в нее вглядеться и как-то для себя озвучить. При этом нечто размыто негативное становится ясным, и перестает пугать, или вовсе растворяется в понимании, что никакой проблемы вообще нет.

Вдобавок, конкретизация «проблемы», позволяет от нее отделиться, и взглянуть на происходящее со стороны. Это происходит буквально. Только что сознание было захвачено проекцией и отождествлялось с тем сном, который проекция навевала, и тут же эта вуаль либо спадает, либо стягивается до крохотной идеи, в отношении которой применимы конкретные действия.

Точно также, когда покупаешься на позитивное мышление, заряжаешься хорошим настроем. Но мои сторонние наблюдения показывают, что всевозможные визуализации и аффирмации не могут дать устойчивого эффекта, потому что они несоизмеримо слабей укоренившихся убеждений.

Как бы человек себя не гипнотизировал, глубинные проекции будут брать верх над поверхностными, и все позитивные установки растворяются с таким неприятным осадком, будто позитивная сторона жизни – обман, а негативная – истина. Такой взгляд может стать очередным ложным негативным убеждением. Сама реальность рушит все ложное, поэтому изначально стоит опираться на истину. А негативные и позитивные искажения – непродуктивны.

К счастью, почти все дурные убеждения о жизни – насквозь иллюзорны. Все самые страшные понимания про себя и свою жизнь, вся тяжесть сансары – в мыслях. Судя по всему, даже физическая боль без мыслей не причиняет страданий, потому что страдать при таком раскладе некому. Все проблемы – от ума, они – наши маленькие фантазии.

Не зря у Кастанеды одна из главных практик – остановка внутреннего диалога.

И восточные учения пропагандируют медитацию, потому что именно благодаря этой практике можно отвлечься от беспробудного сна, в котором мы увлеченно смакуем мелодраматичные грезы ума.

В этом же направлении вполне успешно копает и современная психология – в частности, когнитивные психотерапевты работают конкретно с убеждениями.

Сны разума

Плохое настроение – это такой негативный самогипноз, который в запущенной стадии приводит к депрессии. Иммунный опыт депрессивных состояний полезен, когда начинаешь обращать сознательное внимание на свои автоматические реакции. В этом смысле в депрессию погружаются по неопытности, когда еще не наработан навык ловить собственные негативные проекции за хвост.

Поначалу такой отлов начинается в запущенной стадии – когда негативное состояние уже полностью захватило.

На следующей стадии проекции еще успевают создать свой морок, но срабатывает заранее установленный психический «будильник» с напоминанием о коварной природе проекций.

На продвинутой стадии – мысли не захватывают, а спокойно проносятся, не развиваясь до уровня иллюзорных драм. Это, разумеется, – сильно упрощенный взгляд на процесс. На практике здесь – море нюансов.

Мы сами себя гипнотизируем и загоняем в такие рамки, когда счастье начинает зависеть от условий. Убеждение, что счастье не может быть просто так, а является следствием обладания чем-либо – причина всех возможных болезненных зависимостей.

Жизнь – это такая увлекательная игра. Но как только в этой игре возникают ставки, приходят проблемы. Чем сильней убеждение, что счастье является следствием обладания определенным доходом, набором вещей, чьим-то обществом, тем сильней в такое счастье примешивается страх лишиться всех этих условий.

Считать, что счастье необходимо заслужить – ошибочное убеждение, повергающее в кармические жернова причин и следствий. Какой бы тяжкой ни казалась карма – это всего лишь набор убеждений, которые в свою очередь притягивают эмоции и настроения.

Иными словами костяк всей этой двойственной сансарной махины, в которой мы так увлеченно увязаем, – иллюзия – всего лишь шаткая еле уловимая мысль без каких-либо реальных оснований. Но силой нашей веры в реалистичность мысли, она воспринимается как истинная реальность.

Полезно уметь сомневаться в своих убеждениях. Искренне. Мы не знаем, что такое жизнь. Никто не знает. Полезно уметь понимать и принимать этот факт, а не строить из себя уставших от мира зазнаек. Не бывает усталости от жизни, она возникает только от заезженных иллюзий.

Психологическое консультирование в идеале основывается как раз на отлове таких вот, искажающих чистое восприятие иллюзий, и поверке всех этих глюков на реалистичность. О проекциях на progressman.ru сказано немало, но чем глубже копаю эту тему, тем больше убеждаюсь в том, насколько всеохватывающе она пронизывают всю нашу жизнь.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

Источник: http://ProgressMan.ru/2013/12/belief/

Убеждение

Убеждение — это коммуникационный процесс между людьми (и результат этого процесса), в ходе которого пропонент (убеждающий) передаёт оппоненту (убеждаемому) некоторую значимую информацию с целью породить у него веру в её истинность. Убеждение при этом не способно само по себе служить доказательством истинности передаваемой информации.

Однако в ходе процесса убеждения часто используются те или иные формы доказательства в рамках аргументации (см. Аргументация). В этом смысле убеждение понимается как способ вербального влияния, который включает в себя систему доводов (аргументов), выстроенных по законам формальной логики (см. Логика формальная) и обосновывающих (см.

 Обоснование) выдвигаемое пропонентом утверждение (тезис).

Цель убеждения как коммуникационного процесса достигнута, если оппонент понял пропонента и поверил ему.

Чаще всего она достигается двумя способами: монологом, когда пропонент говорит, а оппонент его слушает, воспринимая передаваемую информацию, и диалогом, когда оппонент имеет возможность не только задавать вопросы, но и критиковать пропонента, анализируя его утверждения.

Успешное убеждение ведёт к принятию оппонентом новых сведений и последующему их включению в сложившуюся у него систему взглядов и убеждений, а следовательно, и к изменению мотивационной основы его поведения.

Поэтому в некоторых социальных практиках убеждение рассматривается как метод воздействия на мышление и поведение человека. При этом, отличие от такого распространённого метода воздействия на сознание, как внушение, убеждение основано на осмысленном (но не всегда рациональном) принятии индивидом передаваемых ему сведений, на их анализе и последующей оценке.

Результат убеждения (то есть убеждение как результат) может быть представлен как устойчивая осознанная потребность индивида, побуждающая его мыслить и действовать согласно новым ценностным ориентациям. Содержание таких потребностей, выступающих в форме убеждений, отражает определённую картину мира индивида, в правильность которой он верит и на основе которой он действует.

Образуя упорядоченную систему взглядов, совокупность убеждений выступает как мировоззрение (см. Мировоззрение). Убеждение как процесс и убеждение как результат не всегда соотносятся однозначно. Отдельного объяснения требует тот факт, что индивид способен не только формировать своё мировоззрение и действовать на основе убеждений, но в ряде ситуаций готов отдать за них жизнь.

В интеллектуальной традиции со времён Платона и Аристотеля различают два метода убеждения: диалектический и эристический.

Пропонент-диалектик сообщает оппоненту ту информацию, в которую верит сам, и приводит в её защиту те аргументы, которые убедили его самого.

Пропонент-эрист менее щепетилен: он стремится убедить пропонента в правильности той информации, вера в которую выгодна ему или его заказчикам.

В простейшем случае пропонент-диалектик просто воспроизводит тезис и те аргументы в его защиту, которые убедили его самого. Этого вполне достаточно, когда пропонент и оппонент находятся на одном социальном, интеллектуальном и профессиональном уровне. Но, например, для политика, борющегося за президентский пост, такая тактика убеждения обречена на провал.

Процесс убеждения протекает в сознании оппонента, который верит лишь в то, что вытекает из уже имеющихся у него убеждений, причём по правилам, которые также не вызывают у него сомнения. Вот почему самое добросовестное обоснование тезиса может вызвать у него неприятие, а совокупность демагогических приёмов — восторг.

Поэтому условием успешного убеждающего воздействия является способность поставить себя на место пропонента, «взглянуть на мир его глазами». Психологи называют эту способность эмпатией. Пропонент, обладающий ею, выдвигает только те тезисы, которые оппонент способен понять, и приводит в их защиту только те аргументы, которые он способен принять.

Уже античные мыслители хорошо сознавали, что процесс убеждения не ограничивается только рациональными доводами и основанными на них логическими рассуждениями, хотя последние и являются сильными его средствами.

Ещё Аристотель в своей «Риторике» указывал, что убеждение достигается, во-первых, характером и поведением оратора; во-вторых, эмоциональным воздействием на слушателей, умением вызывать у них соответствующие обстановке чувства и настроения; в-третьих, содержанием логических доказательств.

В дальнейшем эти компоненты убеждения, совместно изучавшиеся в античной риторике, стали предметом обособленного исследования в философии, логике и психологии, а сама риторика превратилась в отрасль филологии, изучавшую довольно искусственные формы построения ораторской речи.

Каждое убеждение, как правило, состоит из двух частей: описывающей и предписывающей.

Эти две части обуславливают два направления процесса убеждение: пропонент сначала обосновывает истинность сообщаемых им описаний, а затем создаёт веру в рациональность сформулированных на их основе предписаний. Это разные процедуры.

Убеждая оппонента в истинности описания, пропонент показывает, что оно соответствует своему предмету, а убеждая его в рациональности предписания, следующего из этого описания, он показывает его соответствие, во-первых, потребностям убеждаемого; во-вторых, законам объективного мира; в-третьих, тем или иным возможностям воплотить его в жизнь. Отсюда следует, что среди факторов, влияющих на результат убеждения, наиболее важное место занимают интересы убеждаемого. Без их учёта ни убедить, ни переубедить его невозможно.

Часто в политике, юриспруденции, этике и других социальных практиках возникают ситуации, когда низкий образовательный уровень (см. Образование) оппонента не позволяет убедить его в истинности тезиса теми аргументами, которые действительно доказывают его. Из этой ситуации выходят двумя способами.

Нередко пропонент-диалектик, например адвокат, убеждающий присяжных заседателей в правильности предлагаемого им решения, использует эристическое доказательство, то есть становится диалектиком по целям и эристом по средствам.

Но рано или поздно оппонент понимает, что ему «морочили голову», и «вместе с водой выплескивает ребёнка» — отказывается от правильных убеждений, порождённых эристическими приёмами. Второй выход заключается просто в том, что непрофессионалы не допускаются к решению проблем, в которых они некомпетентны, а эта работа передаётся заслуживающим их доверия специалистам.

Так, именно с этой целью в ряде случаев сознательно ограничивают всеобщее избирательное право. Тем самым сфера «лжи во спасение» сужается. И наоборот: эристы часто сознательно расширяют крут людей, принимающих решение, чтобы мнением некомпетентного большинства подавить мнение специалистов. Эрист никогда не защищает явную ложь.

Его искусство основано на том поразительном факте, что ложь часто больше похожа на правду, чем сама правда. Эристические методы убеждения тщательно описываются, исследуются и критикуются со времён Аристотеля. Но их арсенал постоянно пополняется, и их успех у непрофессионалов не уменьшается.

Помимо указанных значений термина «убеждение» в общеупотребительном смысле, в научно-ориентированных дискурсах, в частности в аналитической эпистемологии (см. Эпистемология) и методологии науки (см.

 Методология науки) он нередко используется как термин «убеждение» (belief) в определении термина «знание» (knowledge): «знание есть оправданное убеждение»; или же им вообще заменяется термин «знание» с тем, чтобы снять вопрос об его оценке на истинность.

Источник: http://gtmarket.ru/concepts/7231

Ссылка на основную публикацию