Происхождение и особенности употребления понятия «секта» — психология

Современная религиозная ситуация в мире. Основные Секты и направления

Происхождение и особенности употребления понятия

Секта (от лат. secta — учение, направление, школа) — религиозная группа, община или другая подгруппа, отколовшаяся от господствующего религиозного направления.

Особенности употребления понятия

Понятие секта в русском языке используется в двух значениях, исторически связанных, но существенно различных.

Тем не менее эти значения не всегда четко различаются, и отрицательная коннотация, присущая одному из значений («тоталитарная секта»), переносится на секты в целом.

Следует помнить, что это слово, как правило, обозначает не само учение, а организацию, его представляющую.

В большинстве случаев религиозные организации не приветствуют употребления по отношению к ним термина «секта», предпочитая называться религией, церковью, конфессией или деноминацией.

Само слово «секта» – не нейтральное, оно заключает в себе глубокий исторически обусловленный подтекст и в русском языке часто носит уничижительный оттенок.

Косвенным подтверждением этому являются производные от этого термина слова «сектант», «сектантство» и «сектантский», которые вызывает негативные ассоциации и обычно используется полемически или уничижительно.

Происхождение понятия

Уже в латыни слово secta имело следующие значения:

  1. путь, правило, образ действия, мыслей или жизни;
  2. учение, направление, школа;
  3. ересь, ложное учение;
  4. шайка;

Этимологически слово секта происходит от лат. secta от sequī — «следовать за кем-то, повиноваться»; при этом довольно рано это слово стало ассоциироваться со словом лат. sector и другими производными от seco — «резать, разделять, отсекать».

Слово «секта» изначально было нейтральным термином для описания отдельных политических, философских и религиозных групп, и употреблялось в полемическом контексте еще в дохристианскую эпоху.

Уже в раннехристианскую эпоху оно стало обозначать ложное учение, отколовшееся от основной общины, используясь для перевода др.-гр. αἱρέϭις (которое тоже сначала значило просто «учение, школа, направление», а затем сузилось до понятия «ложное учение, ересь»). Эти два слова вплоть до Нового времени употреблялись на латинском Западе как синонимы.

После Реформации установилось разграничение значений терминов: слово – “секта” стало обозначать организацию или группу людей, а “ересь” – неортодоксальное учение, содержащееся сектой или деноминацией, причем это правило словоупотребления было обращено и в прошлое христианства (таким образом, можно, например, сказать, что секта севериан исповедовала монофизитскую ересь). Такое различение названных понятий было воспринято отечественной богословской наукой в синодальный период истории Русской Православной Церкви. В греческом же богословии до сегодня в обоих значениях употребляется только слово αἱρέϭις.

Отличия от других типов религиозных организаций

В (англоязычной) типологии церковных организаций секта противопоставляется деноминации и церкви. См. об этом подробнее в англ. статье Church-sect typology.

В то же время в русском языке понятие деноминация чаще используется как общее слово для любых подразделений внутри отдельной религии (в том числе для секты и церкви), а церквями обычно именуются основные традиционные деноминации (Православная Церковь и отдельные автокефальные церкви, Католическая церковь, древневосточные церкви, Англиканская церковь и некоторые другие).

Основные особенности

Основной особенностью сект по сравнению с другими религиозными организациями является ее молодой возраст. Как правило, со временем секты или исчезают, или превращаются в полноценные деноминации или отдельные религии. Понятие «секта» редко приложимо к религиозным организациям, существующим более 100-200 лет.

В то же время надо помнить, что такое разделение характерно прежде всего для христианства, за пределами которого понятие церковь, как правило, не используется.

Вероучительные особенности: Для сект характерен более или менее выраженный доктринальный конфликт с исходной конфессией, себя они рассматривают, как единственно верный способ ко спасению. Также для сект (особенно возникших в рамках христианства) характерны обвинения исходной конфессии в искажении вероучения и призывы к возврату к первоначальным истокам.

Различные группы, вышедшие из Православия в XVII-XVIII вв. (духоборы, молокане, скопцы, хлысты и др.

) именуются сектами, поскольку отвергают многие доктринальные положения православия, в то же время отдельные автокефальные православные Церкви и даже неканонические православные юрисдикции никогда не именуются сектами, поскольку вероучительно ничем не отличаются от других православных церквей.

Временная компактность и наличие выдающегося лидера: если само христианство возникло как секта в рамках ветхозаветной религии (см.

например, слова первосвященника Анании об апостоле Павле: «Нашедши сего человека… представителем Назорейской ереси» (в других переводах – секты) Деян.

24:5), то основные христианские направления нельзя назвать сектами, так как они как правило формировались в течение долгого времени (хотя формальное разделение часто можно точно локализовать во времени), а не были сформированы за несколько лет вокруг определенного лидера.

То же самое касается автокефальных православных церквей и самостоятельных древневосточных церквей. В то же время многие протестантские деноминации возникли именно как секты (баптизм, методизм, меннонизм, квакеры), поэтому этот термин долгое время употреблялся по отношении к многим или даже всем протестантским направлениям (но не к самому протестантизму, как целому).

Отношение секты и исходной религиозной организации

Можно выделить несколько вариантов развития взаимоотношений секты с исходной религией:

  1. Секта считает себя частью исходной религии, что признается остальной частью этой религии –
  2. Секта считает себя частью исходной религии, однако это отвергается остальной частью этой религии (как правило на основе серьезных вероучительных разногласий) – например, мормоны считают себя христианами, однако не признаются таковыми остальными христианскими деноминациями.
  3. Секта лишь по происхождению связана с исходной религией, но считает(ся) отдельной религией – например, бахаисты.
  4. Секта изначально возникла независимо от других религий или на основе сочетания элементов разных религий

Классические секты

Секта — религиозная группа или община, сформировавшая, как правило, в рамках определенной религии вокруг выдающегося лидера (пророка, проповедника, ….) или лидеров и склонная к отгораживанию от и противопоставлению себя исходной конфессии.

Основной особенностью сект по сравнению с другими религиозными организациями является ее молодой возраст. Как правило, со временем секты или исчезают, или превращаются в полноценные деноминации, отдельные религии, а то и входят в мейнстрим в своей деноминации (напр.

хасидизм в иудаизме).

В качестве причины индифферентного или враждебного отношения сект к окружающему обществу и культуре выделяется присущий сектам приоритет внутригрупповых отношений и ценностей перед государственными и общественными.

Для сект характерны заметные вероучительные особенности, которые, как правило, рассматриваются остальной частью исходной религиозной группы как ложные. Поскольку секта возникает в течение короткого времени благодаря деятельности одного или нескольких человек изначально она является небольшой.

Однако впоследствии она может развиться в крупное направление (деноминацию) в соответствующей религии или даже стать отдельной религией.

В частности в начале своего возникновения сектами можно назвать многие крупные религии, в том числе христианство (рассматривавшееся иудеями первого века как типичная секта), ислам, буддизм, сикхизм, джайнизм.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: http://zdamsam.ru/b20377.html

К вопросу о проблеме использования термина «секта»

К вопросу о проблеме использования термина

ФИЛОСОФИЯ

УДК 2-79

ББК 86.391

А 86

М.Н. Артюхов,

аспирант Донецкого национального университета, г. Донецк, e-mail: art-73@inboх.ru

К вопросу о проблеме использования термина «секта»

(Рецензирована)

Аннотация. Статья рассматривает содержание понятия «секта», которое получает все более широкое распространение в социологии, юриспруденции, психологии и в других сферах для обозначения новых религиозных движений (НРД).

Автор пытается показать, что термин «секта» из сравнительного богословия, перейдя в другие науки, не избавился от негативного восприятия, что препятствует его объективному исследованию.

Особое внимание уделяется критическому анализу православных источников о деструктивной деятельности новых религий, а именно некорректное использование таких понятий, как «промывание мозгов», «манипуляция сознанием», «психический терроризм» по отношению ко всем НРД.

Ключевые слова: религия, секта, ересь, новые религиозные движения, манипуляция сознанием, религиозная безопасность, свобода вероисповедания.

M.N. Artyukhov,

Post-graduate student of Donetsk National University, Donetsk, e-mail: art- 73@inboх . ru On the problem of the use of the term «sect»

Abstract. The article examines the concept of «sect» , which is becoming more widely used in sociology, law, psychology and other fields to refer to new religious movements (NRMs).

The author tries to show that the term «sect» taken from comparative theology, by going to the other sciences, didn’t get rid of the negative perception that prevents from its objective study.

Particular attention is paid to the critical analysis of the Orthodox sources of destructive activities of the new religions, namely the incorrect use of concepts such as «brainwashing», «manipulation of consciousness» and «mental terrorism» against all NSDs.

Keywords: religion, sect, heresy, new religious movements, manipulation of consciousness, religious security, religious freedom.

Религия, как одна из форм духовной жизни, постоянно привлекает внимание к себе разных исследователей. Ведь люди всегда искали, и будут искать, ответы на такие вопросы, как, например: «Каково происхождение человека? В чем цель его жизни?» Что такое добро и зло. Поэтому незнание религий лишает человека важнейшего измерения в понимании всего человечества и его опыта.

Но религия имеет также и обратную сторону. Так как вера является одним из краеугольных камней духовности, то есть опасность подчинения религиозным лидерам, даже если они ведут образ жизни, не соответствующий духовному сану.

Иногда религиозные движения используют психологическое давление, которое подрывает способность принимать самостоятельные решения. Некоторые авторы, например А. Дворкин, С. Хассен, П. Сидоров, данное действие называют «контролем над сознанием», а такие религиозные движения -сектой [1].

В СМИ все чаще можно встретить подобные заметки, а в научных журналах публикуются статьи соответствующего содержания [2]. Данная тематика, которая, как

правило, освещается в СМИ в негативном свете, вызывает беспокойство, так как не всегда адекватно отражает действительность. Эту тенденцию отмечают многие исследователи, например И. Кантеров [3], А. Погасий [4].

В данной статье рассматривается термин «секта», который часто используется касательно новых религиозных движений (НРД).

Находясь на положении религиозных меньшинств, по отношению к доминирующей религии, НРД постоянно ощущают давление со стороны не только СМИ, что ставит их в неравные отношения в исповедании своей веры.

Объективному исследованию термина «секта» препятствует его негативное восприятие как на обыденном уровне, так и в ряде публикациях. Поэтому в научных исследованиях лучше употреблять нейтральные термины: «религиозные организации», «религиозные

объединения», «культ».

Одним из первых исследователей понятия «церковь-секта» были немецкий социолог М. Вебер и теолог Э. Трёльч. Так, М. Вебер считает, что «Церковь — это община верующих, спасающихся. Секта же — это общество спасённых, стремящихся отделиться и отгородиться от внешнего мира» [5].

Одно из существенных различий этих двух понятий, по М. Веберу, это дисциплина внутри сект, которая более сурова, чем дисциплина в церкви. Э. Трельча считают соавтором теории «церковь-секта», который идентифицировал церковь и секту как дихотомические формы религиозной организации.

Среди современных исследователей можно отметить работу Е. Васильевой «Теория «церковь-секта»: от М.

Вебера до наших дней» [6], в которой автор приходит к выводу, что понятие «секта» нуждается в коренном пересмотре в связи с происшедшим в XX веке радикальным изменением религиозной ситуации в мире.

Действительно, в конце 50-х годов ХХ века во многих странах возникло большое количество групп и течений оккультного, эзотерического и синкретического характера.

Многие люди, которые утратили доверие к церкви, стали приверженцами рациональной или новой версии христианства. Стали появляться новые религиозные движения, которые постепенно распространяли свое учение в другие регионы.

Во всем мире к таким религиозным объединениям неоднозначное отношение.

Новые религиозные движения, которые стали активно заполнять духовный вакуум постсоветского пространства, сначала были широко приняты не только простыми людьми, но и православным духовенством, которое сначала не видело большой опасности для себя в духовном плюрализме.

Под влиянием перестройки в обществе присутствовала идея духовного возрождения, согласно которой религиозное разнообразие являлось наглядным примером демократии. Поэтому Православная Церковь и первые лица государства открыто встречались с руководителями новых религиозных объединений.

Например, в 1989 году во время проведения конференции в Москве Советом Мировых Религий (CWR), по особому приглашению РПЦ была организована аудиенция представителя Церкви Объединения (ЦО) у митрополита Филарета. В апреле 1990 г. во время проведения Всемирной конференции средств массовой информации М.С.

Горбачев пригласил основателя ЦО Мун Сан Мена в Кремль, где у них состоялась частная беседа.

Однако Православная Церковь, обретя возможность беспрепятственно проводить богослужения, открывать духовные учебные заведения и т.д., со временем изменило свое отношение к новым религиозным движениям.

Активная миссионерская деятельность нетрадиционных религий на всем постсоветском пространстве привела к пересмотру идеи духовного разнообразия. В дальнейшем благодаря православным апологетам (например трудам А.

Дворкина) в СМИ все чаще стали использовать термин «секта» по отношению ко всем НРД.

Относительно терминологии новых религиозных объединений как за рубежом, так и у нас нет единого мнения.

Термин НРД охватывает широкий круг движений, начиная с тех, которые основаны на новых подходах к религии и духовности и заканчивая общинными организациями.

Читайте также:  Проблемы с учителем (подросток) - психология

Отсутствие терминологического аппарата привело к тому, что каждый стал толковать эти понятия по собственному усмотрению, исходя из своей мировоззренческой

позиции. Некоторые авторы [2] имеют представление о НРД как о сектах, которые применяют недопустимые приемы для привлечения новых членов. На наш взгляд, подобное мнение существенно препятствует объективному исследованию данного феномена.

Влияние на восприятие новых религиозных движений в большей мере оказывают СМИ. В прессе очень сложно найти объективную информацию о нетрадиционных религиях.

Намного проще заинтересовать читателя рассказами о злодеяниях сект, образе жизни их последователей, тем самым поднимая рейтинг своего издания. Как справедливо отмечает И. Кантеров, «…делается ставка не на размышления, поиски и сомнения, а на готовые ответы…» [3].

В результате отношение к новым религиозным объединениям чаще основывается на выводах средств массовой информации и в незначительной степени учитывается точка зрения специалистов.

Поэтому вызывают сомнения выводы, что все новые религиозные организации, названные «тоталитарными», непременно практикуют «промывание мозгов», «манипуляции сознанием» или используют «психический терроризм» [2].

Трудно согласиться с мнением И. Воробьевой [7], которая считает, что понятие «секта» уже давно сложилось как научное, что позволяет его использовать как социологический термин.

Судебные разбирательства [8] о правомерности использования этого понятия в юриспруденции и других сферах деятельности позволяют утверждать, что эта проблема является достаточно дискуссионной, так как не имеет однозначного ответа.

Изучая происхождение термина «секта», можно увидеть разное его понимание. Так, в словаре иностранных слов этот термин происходит от латинского<\p>

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-probleme-ispolzovaniya-termina-sekta

Психология сектантства

Психология сектантства

Секта, в переводе с латыни означает одновременно: «путь, правило, направление, учение, образ мыслей, ложное учение». Некоторые из этих значений довольно точно характеризуют то, что по определению представляют собой современные секты. Вступая в ряды секты, человек редко осознает, куда именно он попал.

Секта — не просто религиозная община, которая из-за несогласия с господствующей церковью решила от неё отколоться. Это не просто люди, которые обособились от общества и занимаются поиском себя. Секта — источник взглядов, делающих зависимыми от себя психику и жизнь её членов. Цель секты — не духовный рост, успокоение её членов, а решение задач её организаторов.

Первое время, большинство завербованных адептов секты переживают обретение нового смысла, эйфорию, иллюзию роста, движения и ощущение причастности к «тайному» и высоко-продвинутому обществу.

Если до этого жизнь была невзрачной, а теперь стала осмысленной, совершенно очевидно, почему сектанту так сложно протрезветь. «Трезвый пьяному не товарищ».

Слишком сложно поверить, что новые смыслы – это всего лишь продолжением той иллюзии, которой жил мирской человек.

Перед новоиспеченным сектантом маячат заоблачные перспективы, которые ему красочно обрисовывают наставники, их лекции и книги. Новичок на этом этапе может взахлеб рассказывать своим друзьям о «школе».

Он будет пытаться их привлечь и завербовать. Он будет пестовать иллюзии о собственной скорой божественной реализации, о «спасении» и о процветании учения с его немаловажным участием в этом процессе.

Методы привлечения в секту

Психологи, часто сталкивающиеся с ситуациями, когда человека нужно буквально спасать от деструктивного влияния сект, отмечают, что чаще всего под влияние идей этих организаций попадают одинокие люди, подростки, а также те, кто пережил тяжелую физическую или психологическую травму и замкнулся в себе.

Однако в практике спасения от влияния сект встречаются случаи, когда вполне здоровые и психически устойчивые люди попадали под тотальное воздействие религиозных или общественных организаций-сект.

Способы затягивания человека в секту достаточно разнообразны и изощрённы. Однако, не смотря на это многообразие манипуляций, существуют общие принципы, которым следуют сектанты, вылавливая новые жертвы. Обычно Вам предлагают:

— то что Вы очень сильно хотите получить (манипуляция на насущных потребностях);

— утверждают, что Вы можете получить это только в одном месте (манипуляция на избранности);

— все услуги бесплатны, без определенных условий (манипуляция на вере в волшебное спасение).

Конкретно это проявляется следующим образом:

  1. Вам вручают бесплатные, красиво оформленные брошюры, буклеты с рекламной информацией о секте.
  2. Вам предлагают бесплатную консультацию, семинар, тестирование, анализ вашей жизни и ваших проблем.
  3. Вам предлагают принять участие в собрании членов данной организации или в презентации. Собрание может иметь благородные цели типа «Развитие личности!», «Научись решать свои проблемы», «За чистоту природы нашей планеты» и т.д.
  4. Вам предлагают бесплатно посетить интересный концерт, спектакль, приглашают в поездку.

Главное, на чём настаивают люди, стремящиеся вовлечь Вас в секту — то, что Вам просто нужно прийти к ним один раз и забрать нечто совершенно даром.

В таких ситуациях задумайтесь о том, зачем некие люди, которых Вы совершенно не знаете, пытаются Вас облагодетельствовать? В чём их заинтересованность? Помните, что цель вербовщика — сократить до минимума Ваши пути к отступлению, сделать так, чтобы Вы проявили любопытство и пришли в секту.

Вероятность попадания под влияние секты сильно увеличивается, если человек:

— Не имеет сформировавшейся жизненной позиции, представления о своём месте в мире;

— Не находит своего места в мире и не испытывает удовлетворения от приемлемых для большинства жизненных целей и устремлений;

— Предпочитает представлять себя как «необычную личность», имеет потребность в отделении от большинства;

— Склонен к получению необычных переживаний и острых ощущений, которые для него определяют качество жизни;

— Недавно пережил индивидуально значимую психологическую травму (смерть или тяжёлая болезнь близкого человека, развод, банкротство и т.д.) или серию неудач, которые трактует как ситуацию, неразрешимую доступными ему средствами;

— Испытывает одиночество.

К сожалению, подобное внутреннее состояние — сегодня не редкость, а почти норма для многих людей, с которыми мы живём рядом. Ситуация настороженности и недоверия по отношению к психологам делает извилистым путь за профессиональной помощью для людей, имеющих психологические проблемы.

В то же время, такие люди доверчиво откликаются на действия профессионально обученных, хладнокровных вербовщиков сект.

Если на кого-нибудь из ваших близких, находящихся в подобной ситуации, обратили внимание какие — либо сомнительные организации — постарайтесь довести до них эту информацию! Получите более подробную информацию у психологов, занимающихся проблемами зависимости, посоветуйте сделать то же самое вашим близким, попавшим в критическую ситуацию!

Как распознать секту по идеям, идущим от ее последователей

Какое бы название не носило объединение, какие бы взгляды не пропагандировало, психологи рекомендуют воздерживаться от контакта с представителями организации, если она:

  • показывает фанатичную, страстную, преданность чему-либо (вещи, идее, учению) или кому-либо (человеку, животному);
  • использует для убеждения в своей правоте давление;
  • внушает, что ее идеям следует следовать безропотно и слепо;
  • формирует боязнь покинуть секту; внушает, что существует зависимость человека от коллектива секты, внушает, что между ним и сектой есть взаимосвязь, которую под страхом (даже смерти или физического насилия) нельзя прервать;
  • призывает отречься от родных, близких знакомых, ограничивает другие контакты, поощряет уход с работы и уход от привычного образа жизни, лишает любой возможности свободно проводить время;
  • не терпит критического высказывания в адрес своих лидеров, сомнения в целях и идеях ими поставленных и провозглашенных.

Если кому-то знакома такая проблема, не ждите помощи свыше, идите за ней к психологам и боритесь за свою свободу от уз рабства чьих-то всеразрушающих, утопических идей.

К сожалению, в одной статье невозможно ответить на все вопросы, поэтому продолжим разговор на эту тему на следующей неделе. 

Источник: http://www.courier-ufa.ru/kabinet_psichologa/psixologiya-sektantstva.html

Лекция 1. Определения терминов «секта» и «культ». Подходы к пониманию проблемы сектантства

Лекция 1. Определения терминов

Лекция № 1

 Предмет сектоведения

Изучение сектантства сегодня представляется крайне непростой задачей. Её сложность состоит уже в том, что многими светскими религиоведами отрицается наличие самого предмета исследования, то есть сект.

По распространённому в секулярных и либерально-религиозных кругах мнению, понятие «секта» искусственно, оно является лишь обидным ярлыком, приклеиваемым крупными традиционными религиями мелким оппозиционным группам.

Разница между ними усматривается вышеназванными кругами лишь в продолжительности существования и количестве последователей. Таким образом, и Русская Православная Церковь, и «Белое братство», и группа последователей какого-нибудь индийского гуру оказываются явлениями одного ряда – просто религиозными организациями.

Следовательно, сектоведение уже изначально, в рамках данного мировоззрения, воспринимается как лженаука, основанная на тенденциозном разделении религиозных общин на «хорошие» (традиционные) и «плохие» (сектантские).

Исходя из этого, первейшей задачей сектоведения становится отстаивание  права на собственное существование, то есть доказательство того, что секты являются религиозными сообществами «особого рода», имеющими ярко выраженную религиозную и социально-психологическую специфику и требующими отдельного рассмотрения. Только после этого можно переходить к таким вопросам, как происхождение и типология сектантства, а затем и к оценке этого явления с точки зрения его влияния на личность и общество.

Христианская апологетика и проблема предвзятости

Светские религиоведы (учитывая, что многие религиоведы представлены в нашей стране бывшими преподавателями марксизма-ленинизма, их антипатия к Церкви и защита «угнетаемых» сектантов понятны.

Не последнюю роль в поддержке столь пламенной любви к сектам среди части религиоведов играет то обстоятельство, что секты, особенно западные, очень состоятельны и по достоинству оценивают (в том числе материально) посвященные им панегирики) и философы, имеющие мировоззренческую позицию, отличную от христианской, часто упрекают христианских апологетов («Апологетика (греч.

apologia – защита, оправдание, заступничество; речь, сказанная или написанная в защиту кого-либо; apologemai – защищаться, оправдываться, приводить, говорить что-либо в свою защиту) в общем смысле – это любая защита христианства от обвинений и критики со стороны его противников; в специальном – раздел богословия, имеющий целью такое раскрытие и обоснование истин христианской веры, которое должно дать ответ каждому вопрошающему, а также опровержение  неверных религиозных, философских и иных мировоззренческих взглядов, противостоящих христианству». Осипов А.И.  Путь разума в поисках истины. М., Изд. Сретенского монастыря.2002. С.5.) в  «предвзятом» и «тенденциозном» (Фролова И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.40.) отношении к сектам.Некоторые защитники сект утверждают, что «предвзятость» христиан не даёт им возможности объективно оценивать феномен сектантства (в основном, такие сторонники религиозного плюрализма обосновывают свою позицию необходимостью веротерпимости. При этом под веротерпимостью они понимают утверждение: все религии равны и одинаково приемлемы, все религии ведут к одному и тому же Богу. Такая позиция по своей сути не научна, а представляет собой идеологию. Христианство утверждает, что Бог един, т.е. исповедует монотеизм, индуизм проповедует политеизм и пантеизм. Согласно логическому закону непротиворечия, эти три утверждения могут быть одновременно ложны, но никак не могут быть одновременно истинны. О какой науке могут говорить люди, отвергающие один из её фундаментов, то есть логику? (подробнее см.: Сэмплс Кеннет Р. Проблема религиозного плюрализма, Центр Апологетических Исследований)), причём корень этой «предвзятости» видится в самой принадлежности апологетов к христианству. Возможна ли такая постановка вопроса? Попытаемся разобраться.

Как известно, наука ставит своей задачей выработку объективных, систематизированных и обоснованных знаний о мире (Фролова И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.352.). Наука  накапливает, систематизирует знания об окружающем мире и стремится его преобразовать, мировоззрение выражает восприятие этого мира.

Именно поэтому учёные, имеющие разные мировоззренческие позиции, могут заниматься одними и теми же научными дисциплинами. Один учёный не может обвинить в предвзятости другого ученого только на основании того, что последний придерживается мировоззренческой системы, отличной от его собственной, для этого он должен доказать несостоятельность его научной аргументации.

Никому не придёт в голову обвинить физика в профессиональной несостоятельности на том основании, что он христианин, почему же за христианскими апологетами отвергают право на научный анализ сектантства только потому, что они христиане? И если эта логика верна, почему те же «объективные» религиоведы и прочие защитники сектантства не отрицают за сектантами право оценивать  христианство на том основании, что они не христиане? Нет ли тут логики двойных стандартов?

Сектантство – это, прежде всего, проблема мировоззренческого характера. И любой образованный человек путём сравнительного богословского или религиоведческого исследования христианского вероучения и учений сект, имеет полное право (статья 29 п.2: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Конституция Российской Федерации. Ростов-на-Дону. Феникс. 2005. С.

10) делать самостоятельные выводы о том, насколько они соотносятся друг с другом. Сама возможность констатации отличий христианства и сект ещё не несет в себе предвзятости. Например, если христианин утверждает, что ересь арианства, которую  разделяют «Свидетели Иеговы», была отвергнута еще на I Вселенском Соборе, то это исторический факт, а не предвзятое суждение.

Если христианин утверждает, что толкование теософами догмата о Пресвятой Троице не имеет никакого отношения к христианству, то это тоже факт, констатация которого не несёт в себе ничего антинаучного.

И если на основании данных фактов делается вывод, что те же теософы или «Свидетели Иеговы» не имеют никакого отношения к христианству, то в чём же здесь вина христиан?

В Священном Писании сказано: «… [будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15). Это означает, что христианин должен знать христианское вероучение и уметь его отстаивать.

Апостол Павел призывал христиан: «Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии» (1Тим.4:7). Чтобы отвращаться от «бабьих басен» и отделять «плевелы» от «доброго семени» (Мф.13:37-38), тоже  необходимо знать собственную веру.

Поэтому, если христианский апологет в своей деятельности не нарушает такие научные принципы, как объективность рассмотрения предмета, принцип конкретности, принцип всесторонности рассмотрения и принцип историзма, то его подход не менее научен, чем подход любого другого человека, не придерживающегося христианского мировоззрения. Если светский религиовед или любой человек, не исповедующий христианство, обвиняет конкретного христианского апологета в его научной несостоятельности и предвзятости, он должен доказать это с помощью реальных фактов. Почти в каждом случае обобщения от отдельных примеров к общим утверждениям являются логически некорректными. Даже если в апологетических работах отдельных христиан обнаруживаются отдельные ошибки в изложении ими учения и истории отдельных сект, то это не является достаточным условием для вывода, утверждающего патологическую неспособность христиан к объективности в оценке феномена сект. Несогласие христиан с сектантами тоже не может являться признаком научной несостоятельности христианских апологетических исследований, так как критический анализ всегда лежал и лежит в основе науки. Если сектанты имеют право на критический анализ традиционного христианства, то такое же право имеют и христиане. И проблема заключается только в том, насколько грамотно и научно корректно они реализуют это право.  Христиане же придерживались и будут придерживаться призыва: «Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак.3:13).

Определения терминов «секта», «культ», «нетрадиционное религиозное движение»

К сожалению, до сих пор не существует единого определения такого понятия, как «секта»  (sequi  (лат.) – идти вслед за кем-либо; secare  (лат.) – срезать, отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя князя Александра Невского. 2000. С.35), правильнее будет сказать, что существуют многие десятки определений.

Это связано главным образом с тем, что каждый специалист определяет данное явление, исходя из своей собственной мировоззренческой позиции, так как сектоведение не относится к тем наукам, которые носят экспериментальный характер. Поэтому в сектоведении, как в философии и религиоведении,  огромное значение имеет позиция автора определения, его отношение к данной проблеме.

Наиболее популярными подходами к пониманию проблемы сектантства можно назвать следующие:

— подход внеконфессионального религиоведения (атеистического по своей сути)

— подход конфессионального богословия (православного, католического, протестантского)

— психологический и социологический секулярные  подходы.

Подход внеконфессионального религиоведения

Так сложилось, что в большинстве вузов нашей, в недалёком ещё прошлом, общей страны  религиоведение преподают  бывшие специалисты в области марксизма-ленинизма, после крушения советской идеологии быстро перепрофилировавшиеся на преподавание нового для них предмета.

В их подходе чувствуется влияние коммунистических представлений о «классовой борьбе» между традиционными Церквями и сектами: «Секта возникает как оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным направлениям» («Основы религиоведения». М., ВШ, 1994. С.

60).

Данное определение страдает излишней обобщённостью. Приняв его, можно было бы отнести к числу сект все протестантские конфессии. Практического значения, с точки зрения православного богословия, данное определение не имеет.

Подход конфессионального богословия (теологический подход)

В западном протестантизме используется два термина – «секта» и «культ».

Термин «секта» не имеет на Западе негативного значения и ряд ответвлений протестантизма (например, некоторые баптисты) называют себя сектантами открыто, вкладывая в этот термин положительный смысл, в то время как понятие «культ» там имеет сейчас ярко выраженную негативную окраску: «Понятие «секты» обычно относится к группам диссидентов, отделившихся от другой, как правило, традиционной, религии (зачастую они объявляют о своем намерении возродить верования или обычаи, которые, по их мнению, некогда присутствовали в конфессии, но от которых конфессия впоследствии отошла), в то время как «культ» – это маленькая, ревностная группа, связи которой с традиционной религией и культурой менее очевидны, которая зачастую исповедует вероучение, не основанное на христианстве и иудаизме, и которая часто находится под непосредственным руководством единого харизматического лидера» (Timoty Miller. Introduction. America’s Alternative Religions, ed. 1995. Albany, NY: State University New York Press, P.1)

Большой популярностью среди протестантских апологетов пользуется известный протестантский богослов Уолтер Мартин.

В своей книге «Царство культов» он приводит следующее определение понятия «культ», дополняя определение этого термина доктора Чарльза Брэйдена: «Культ — 1) это религиозная группа, которая значительно отличается от религиозных групп, считающихся общепринятыми в нашей культуре, по одному или более аспектов исповедания или обрядов; 2) это сообщество людей, объединившихся вокруг определенного человека или истолкования Библии»(Уолтер Мартин. Царство культов. СПб., Логос, 1992. С. 11).

Использование термина «культ» в православном сектоведении представляется нежелательным, так как в его рамках данный термин имеет другое  значение и почти не несёт негативного смысла.

В католической литературе можно встретить два понятия: «секта»(может быть христианского и нехристианского происхождения) и НРД – «нетрадиционное религиозное движение». К сектам (правда, к разным типам сект) относят как баптистов, так и Свидетелей Иеговы, что представляется не совсем корректным. Под «нетрадиционными религиозными движениями» понимаются группы с синкретическим учением.

В современном Православии (подробно позиция РПЦ и подходы к решению проблемы сектантства будут рассмотрены далее) чаще всего используют понятие «тоталитарная секта», которое ввёл профессор церковной истории  А.Л.

Дворкин: «Тоталитарная секта — это авторитарная организация, главным смыслом существования которой являются власть и деньги, для получения которых секта прикрывается псевдорелигиозными, псевдокультуроведческими и другими псевдоцелями.

Многочисленные психокульты также относятся к тоталитарным сектам» (http://www.religio.ru/news/6789.html)

Сейчас в Православии предмет сектоведения находится в стадии становления, идёт  процесс изучения современного сектантства и выработки его богословской оценки.

Вот что, в частности,  пишет о сектах современный православный богослов протодиакон Андрей Кураев в своей книге «Сатанизм для интеллигенции»: «Сектантской… является любая религиозная деятельность, осуществляемая вне Церкви и в противостоянии ей.

При этом нужно сделать два уточнения:

Первое: нужно уточнить, что чётких границ Церкви не может провести, пожалуй, ни один богослов или иерарх. Церковь есть жизнь в Боге, жизнь во Христе. …

Второе необходимое уточнение: не являются сектой буддизм или индуизм, возникшие до Евангелия и не в противостоянии ему. Однако являются сектами необуддизм и неоиндуизм, пытающиеся в западном мире возродить неевангельскую религиозность и утверждающие себя уже в очевидной и неизбежной полемике с христианством…

Ещё один признак, позволяющий отличить секту от нормальной религиозной традиции (сам по себе достаточный, хотя и не необходимый), это наличие «скрытых» учений или обрядов, которые религиозная группа не считает нужным публично раскрывать»  (Диакон Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. М., Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Отчий Дом, 1997. Т.1. С. 70).

Можно ли православным богословам вместо термина «секта» использовать термин «ересь»? Термин «ересь» отражает лжехристианское вероучение группы, в то время как понятие «секта» имеет более широкое значение.

В него входит и структура организации, и методы психологического воздействия на людей, применяемые в ней, и тип восприятия жизни.

Поэтому будет более корректно использовать эти два термина одновременно в тех случаях, когда мы говорим о вероучениях псевдохристианских сект, и не использовать понятие «ересь» вообще, если разбираем языческие направления сектантства.

Психологический подход

Психологический подход характеризуется оценкой влияния секты на психологическое здоровье личности. С её точки зрения, важны не верования секты, а методы вовлечения,  удержания и последствия пребывания в секте для психологического и психического состояния адепта.

Знаменитый исследователь культов, в прошлом последователь секты Муна, психолог Стивен Хассен, предложил следующую трактовку термина «культ»: «Деструктивный культ (здесь термин «культ» употребляется как синоним слова «секта») – это любая авторитарная иерархическая организация, которая практикует: 1) обманную вербовку; 2) прибегает к использованию контроля сознания (далее теория контроля сознания будет разобрана подробно), чтобы сохранить своих последователей зависимыми и покорными лидеру и доктрине»(«Контроль сознания и методы подавления личности». Хрестоматия. Минск- Москва, Харвест АСТ, 2001. С. 444).

Сегодня на Западе пользуется большой популярностью определение, предложенное психологом, адъюнкт-профессором Университета Калифорнии в Беркли Маргарет Тейлер Сингер.

В своем определении она исходит из понятия культовых отношений: «Культовые отношения – это отношения между людьми, в процессе которых один человек намеренно склоняет другого к полной или почти полной зависимости от него практически во всех главных жизненных решениях и порождает в этом человеке веру в свой особый талант, дар или способности»(Singer Margaret Thaler  and Lalich Janja. Cults in our mindst. San-Francisco, Jossey-Bass Publishers, 1995. Р. 7).

В практике православного сектоведения психологический подход может иметь только ознакомительное и вспомогательное значение, так как имеет  слабые стороны.  Цель жизни православного христианина – обожение, жизнь в Боге, спасение души. Западная психология, светская по своей сути, не затрагивает этих вопросов.

Для православного христианина главный вопрос заключается не в том, что сектант нарушает принятые социальные нормы общества, а в том, что он губит свою душу, исповедуя сектантские лжеучения.

Поэтому задача, стоящая перед православным миссионером, заключается не только в том, чтобы вызволить человека из секты, но и в том, чтобы помочь ему прийти к Богу.

Социологический подход

Определения термина «секта» в рамках социологического подхода основаны, главным образом, на той роли, которую секты играют в социуме.

В 1966 году Томас О’Ди (Rodney Stark and William Sims Bainbridge. The future of religion/ Berkeley Los Angeles. University of California Press, 1985. Р. 21) предложил следующее разграничение между понятиями «церковь» и «секта»:

ЦерковьСекта
Членство по праву рождения.Членство – результат обращения. Добровольное членство.
Формализованные средства благодати, церковная иерархия, догмы.Дух возрождения.
Открытая социальная структура, часто основанная на национальном или этническом принципе.Закрытая социальная структура.
             Стремление обратить всех.Отмежевание от общества в целом и удаление от скверн мира, его ценностей и институтов.
Стремление приспособиться к обществу, его институтам и ценностям.Строгая, часто аскетическая этика.
Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc

Источник: http://sev-orth-univ.ucoz.ru/publ/lekcii/sektovedenie/sektovedenie_lekcija_1_opredelenija_terminov_quot_sekta_quot_i_quot_kult_quot_podkhody_k_ponimaniju_problemy_sektantstva/13-1-0-139

СЕКТА. Критический анализ понятия «секта»: философско-религиоведческий аспект

iov75

О содержании понятия «секта» и о природе сектантства, как общего понятия, написано и пишется очень много. Эта тема остаётся для современного научного религиоведения и обыденного религиозного сознания одной из наиболее дискуссионных. Во многих СМИ, особенно в интернете, граждане и общественные, религиозные деятели активно включены в дискуссии вокруг этого понятия. Уровень информации большинства источников, однако, чаще всего остаётся за гранью научных представлений. Обычно это понятие активно используется в идеологической борьбе различных религиозных организаций и в основном выполняет роль оскорбительного ярлыка, призванного дискредитировать в глазах обывателя своего идеологического оппонента.

Изначальная латинская этимология термина, вероятно, не имела негативной экспрессии. Понятие являлось производным от sequor и использовалось в обозначении различных группировок, не обязательно религиозных.

В последствии оно стало ассоциироваться с производным от secare и также в римской практике не имело негативного смысла. Раннехристианская церковь нередко обозначалась этим термином. Исследуя использование этого понятия в Вульгате, А. М. Прилуцкий и А. Г. Погасий приводят пример из Нового Завета – Деян.

28:22, где им обозначены приверженцы христианства. Они резюмируют, что «в латинском перево­де Библии лексема «секта» употребляется в различных контекстах — как нейтральных, так и экспрессивных». При этом использование лексемы в нейтральном значении соответствует религиозному учению, которое разделяет часть общества.

Негативная экспрессия этого понятия в Вульгате применяется для оценки содержания тождественного понятию «ересь», как «лжеучения», а не противопоставления чему-либо.

Отождествление понятия «секта» с понятием «ересь», произошло при переводе греческих текстов Нового Завета с греческого на латынь.

Источником такого подхода к понятию они называют унаследование восточно-византийской традиции, в которой сектантство ассоциируется с диссидентством, а общество ложно отождествляется с государством.

Таким образом, в социальном неприятии «сектантства» «как права на религиозное инакомыслие, коренится свойственное восточ­ной ментальности предпочтение общественного частному, коллективных ценностей — индивидуальным».

Долгое время секта понималась, как религиозная группа, отколовшаяся от господствующей церкви. Смотрите например, именно такое определение секты в Вики (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E5%EA%F2%E0)Само обоснование понятия «секта» в зависимости от таких предикатов, как «отколоться» и «господствующая церковь» очень уязвимы и по сути, страдает исторической хромотой. Например, мы знаем, что в нашей стране только себя РПЦ МП называет церковью. Однако, её противники говорят о том, что как православная, она откололась от господствующей Всемирной (католической) церкви в 1054 году (так называемая «великая схизма»). Впоследствии, говорят оппоненты, её последователи учинили ещё, как минимум, один раскол, отделившись от традиционного православия в лице старообрядчества, в 1666-1667 гг. И если следовать этой историософской логике, то следует признать, что православная церковь и особенно РПЦ МП является подлинной сектой. Как видим, данное определение («отколоться» и «господствующая церковь»), как и остальные подобные, поверхностно, нелогично и не соответствует действительности.

В русской религиозной философии понятие «сектант» чаще всего отождествляется с понятием «фанатик». Это отождествление не религиоведческое и не церковно-догматическое, а скорее всего психологическое.

Оно не привязывает эти понятия к конкретным деноминациям, а к отдельным личностям, живущим узкими, корпоративными интересами, противопоставляющим членов корпорации чужакам (дихотомия «свой-чужой»). Описывая тождество «фанатик = сектант», известный деятель РПЦ за рубежом архиеп.

Сан-Франциский Иоанн (Шаховский) подчёркивал, что признаки психологии и этологии «сектантской ограниченности» (фанатизм, догматизм, рациональная узость и т.п.) часто очень характерны для православного, традиционно рассматривающего себя, как не сектанта.

Ограниченность, о которой здесь говорится, надо понимать как исключительный корпоративный эгоизм и фанатизм, описанный в статье Шаховского, который противопоставляя православие сектантству, говорит о православии не о доминационном, а духовно-нравственном, «внутреннем». Создавая образ подобного «сектанта», о.

Иоанн перечисляет черты фанатика – узко мыслящего, агрессивного, надменного человека. Он фактически признаёт, что Церковью можно называть лишь всемирную христианскую церковь, а ксенофобию следует относить к признакам сектантства. Также и В. С.

Соловьёвым признавал, что Христианская церковь — есть единый или общий духовный организм, который должен образовать вселенскую теократию, а отдельные конфессии именуются церквями номинально. Соловьёв не имеет склонности к частому использованию понятия «секта» или использования его в негативно-эмоциональным смысле. Н. А.

Бердяев тоже обращается к этой проблеме в ряде статей с общехристианских позиций. Он пишет, что есть различие между православием, которое является вселенской церковью и православием, как конфессией, «на которой неизбежно лежит печать человеческой ограниченности».

Желание принадлежать к конкретной конфессии не должно препятствовать критичному взгляду на её недостатки или преступления. Он также разделял идею о том, что Церковью является Вселенская, объединяющая всех христиан, независимо от конфессии, и даже там, где он называет её «православной», подразумевает под этим не конфессию, как таковую, а мировое христианство, соединяющее верующих мистически. Философские работы вышеупомянутых русских философов не содержат таких выражений, как «католическая ересь» или «лютеранская секта». Недостатком такого понимания Церкви как Вселенской Христианской, а сект, как отдельных деноминаций, следует считать его узкую применимость. Он применим только к христианству и привязан к экуменизму, как к идеологии.

Во многих западных источниках принято заменять понятие «секта» понятием «культ». Это косвенно подтверждает, что применение понятия «секта» сопряжено с негативно-оценочным отношением. Но всё же механическая замена терминов не приведёт к изменению отношения к предмету.

В действительности, сегодня в англоязычной научной литературе понятие «культ» постепенно вытесняется новым, более нейтральным понятием «New Religious Movement» (NRM). Аналогичные процессы проходят и в отечественном религиоведении, где понятие «секта» замещается российским аналогом понятия NRM – «новые религиозные движения» (НРД).

Многие из таких движений не могут быть отнесены к понятию «секта» по причине того, что не вмещаются в рамки предлагаемых определений. В создание новых религиозных идеологий сейчас включаются самые различные источники, и часто такие классические, как откровение, мистика, магия и т. д. отходят на второй план.

Появляются религии порождённые наркотиками (религиозно-этическая эклектика движения хиппи и др.), музыкой (религия почитателей «пророческого дара» Боба Марли – «Джа» и др.), «наукой» («Христианская наука», Сайентология, уфология и др.

), и даже более экзотические сосредоточенные около целей политики, произведений литературы, кумиров театра и кино, известных спортсменов и т.д. Подобные изменения делают традиционную типологию бессмысленной и однобокой. Применение термина секта становится больше делом привычки, чем целесообразности.

Идем далее.Для некоторых классических религий, таких как буддизм, индуизм и др. использование термина «секта» в рассматриваемом контексте (секта = раскол, ересь) не приемлемо.

Индуизм не представляет собой единой религиозной организации с унифицированным учением: различные религиозные учения, основанные на почитании Вед, но трактующих их со своими особенностями, имеют общую цель – достижение мокши. Термин «секта» в индуизме и буддизме не имеет негативного подтекста.

Ещё до того, как буддийский канон был письменно зафиксирован, в буддизме возникают различные школы и направления, которые, как пишет Андросов, «стремились к созданию собственных канонов, в которых Законоучение запечатлевалось в их исполнении».

Таким образом, изначально буддизму была присуща свобода в толковании Дхармы, что весьма благоприятствовало появлению различных толкований общей традиции, из которых невозможно выделить единственно «ортодоксальное». Он же упоминает и о правителе Харшавардхане, который в VII в.

укрепил и расширил Наланду (известный буддийский монастырь-университет), где различных буддистских сект трёх направлений «жили в монастырском комплексе совместно, преподавая и Абхидхарму, и Праджня-парамиту, и логику, и тантру и другие учения как специальные дисциплины буддийского знания».

Этот исторический факт подчёркивает, что буддизму издавна была присуща интеллектуальная свобода, расширяющая рамки трактовки религиозной доктрины и практики. Всё это также обязывает ограничивать использование понятия «секта» в современной науке.

Современное отечественное религиоведение в отношении понятия «секта» имеет два подхода:Секта – понятие, обозначающее этап формирования религиозной организации.Секта – ненаучное, а идеологическое понятие, носит негативистскую уничижительную окраску; необходимо избегать его употребления.

Оба подхода допускают применение данного понятия для обозначения некоторых исторических религиозных течений, в настоящее время полностью исчезнувших. Эти подходы не противоречат друг другу, имеют общее понимание недопустимости современного бытового контекста понятия.

Наиболее целесообразным и научным является применение типологии по принципу конфессия – деноминация — конгрегация или, по крайней мере, религиозная организация и религиозная группа.Сущность первого подхода была разработана философом и культурологом Р. Нибуром и продекларирована, в частности, в статье проф. А. И. Артемьева, в которой он сравнивает исторические определения «сект» М.

Вебера (секта как общину избранных) и Э. Трёлъча (религиозная оппозиция миру, выражающая неприятельское отношение к нему, обществу и государству, отчуждённая от мира). Сравнив обе парадигмы, Артемьев утверждает, что секты возникают именно как оппозиционные течения внутри церкви, постепенно преобразуясь в «объединения единомышленников».

При этом необходимо отметить, что такое узкое понимание феномена «сект», будто бы вытекающее из сочинений Э. Трёлъча не совсем корректно. Е. Н. Васильева в своём диссертационном исследовании отмечает «множество характеристик «секты» и «церкви», из которых критики выводят до 16 типологических критериев» в работах Трёлъча.

Кроме того, из его работы не вытекает непременная враждебность сект обществу и государству. Также совершенно не определяется в чём именно и до какой степени выражается данная оппозиционность. Сам Э. Трёлъч говорит об оппозиции, выраженной в аскетизме, догматике или принципах общежития сект, но все эти трактовки на практике носят весьма условно-обобщающий характер.

Оппозиционность друг другу – естественное состояние религий и идеологий. Она присуща всем идеологиям без исключения. Может быть единомыслие только внутри организации – и даже это не обязательно. Далее Артемьев пишет: «Но как только оппозиция сформирует своё вероучение, свою культовую и организационную практику, она перестаёт быть сектой».

Признавая общую резонность этого положения, всё же необходимо принимать его не догматично. Отношения между религиями и внутри их очень сложны и многообразны и не могут всегда проходить по одному шаблону.Дихотомия «церковь – секта» рассматривается М. Вебером в работе «Протестантские секты и дух капитализма».

Сравнивая эти понятия, Вебер фактически низводит секту до уровня экономического объединения, цехового типа с узко корпоративной этикой, направленной на решение конкретно-жизненных задач. Сектой правит квалификация, к которой можно отнести и религиозную избранность. Церковь здесь выступает, как нечто более «одухотворённое» и «нравственно возвышенное», нежели секта.

Не следует считать, что генезис сект чем-то кардинально отличается от процесса становления церкви, как общественного института. Оставаясь во всё той же «системе координат» (членство по-рождению или членство по-убеждению), Вебер становится заложником собственного субъективизма, предписывающего наличие в данной дихотомии какого-то достаточного критерия оценки.

В отношении же той же социально-экономической определяющей, то и она не может быть абсолютной. Нельзя считать, что все протестантские «секты» привязаны в своей практике к производству или торговле. В их собственной идеологии находится немало примеров осуждения служения «материальным идолам», тем более, в ущерб духовной жизни и «труду для Бога».

Куда более ценным в этом вопросе представляется утверждение Вебера о «избранности», как об определяющей черте сектантов. «Где требование «чистой» церкви в виде общины возрожденных, утвердившихся в своем спасении, не было последовательно проведено и не привело к образованию сект, наблюдались различные попытки преобразования церковного устройства».

Фактически, этим он признаёт единый характер формирования и церквей, и сект. Сейчас, скорее было бы более точно говорить о тождестве понятий «религиозная организация» и «секта». При этом вряд ли когда-либо негативная маска презрения будет снята с понятия «секта».

Наиболее целесообразным и научным является применение типологии по принципу конфессия – деноминация — конгрегация или, по крайней мере, религиозная организация и религиозная группа. Искоренение негативного оттенка при применении термина «секта» — очень сложная задача. Это усугубляется ещё и тем, что всегда есть соблазн эмоционально окрасить данное применение.

Частое использование этого термина не желательно ещё и потому, что им нельзя объяснить всю многосложность различных типов религиозных организаций и их взаимоотношений. Например, используя этот термин, совершенно невозможно объяснить, почему РПЦ МП не является сектой?Второй подход к понятию «секта» доминирует, в частности, в работе А. Булгакова «Святая инквизиция» в России до 1917 года».

Книга опирается на представление о том, что понятие «секта» не несёт в себе никакого юридического или научного содержания и является продуктом религиозной нетерпимости.

В доказательство своих суждений он берёт обширный исторический материал о государственно-конфессиональных отношениях начала XX века, в основном архивный, пытаясь в своей книге разрушить один из социальных мифов о деструктивности т. н. «сектантской морали» и этим доказать спекулятивность понятия «секта».

По его мнению, использование понятия «секта» «отражает низкий уровень нашего правового сознания».Заключение о неприменимости понятий «секта» и «тоталитарная секта» в юридической практике в 1996 г. дал Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций.

Судебной палатой по информационным спорам при Президенте РФ подчёркивается, что законодательство РФ не применяет понятие «секта», а также что это понятие «в силу сложившихся в обществе представлений несёт безусловно негативную смысловую нагрузку» и употреблять его не рекомендует. А. М. Прилуцкий и А. Г.

Погасий так же указывают, что «объективных критериев для определения понятия «секта» так и не выработано. На основании анализа понятия в различных словарях, авторы объясняют это положение логической несостоятельностью данного термина, его неопределённостью и субъективным характером. Ими приводится ссылка на заключение проф. П. А.

Николаева по данному термину, который подчёркивает, что «всегда, изначально слово «секта» имело отрицательную коннота­цию». По его мнению, предпочтительнее использовать «религиозная организация», «религиозное объединение» и «член религиоз­ной организации», как имеющих нейтральный смысл. Бытовое применение понятия, а тем более использование его в СМИ, должно учитывать не только языковую широту русского или какого-либо иного языка, но культуру речи, речевой этикет, точную семантику слов, что требует более аккуратного использования терминологии. Их глубокий филологический и семантический анализ понятия позволяет подчеркнуть недопустимость применения омонимов. Этот важнейший аргумент даёт основания для отказа от противоречивых трактовок понятия, встречающихся в т. н. сектоведении.Трагическая судьба религиозного инакомыслия всех времён является одним из определяющих оснований для включения его в сферу свободы совести. Современное международное законодательство в сфере защиты основных прав и свобод человека подчёркивает, что отношение к инакомыслию и признание мировоззренческого многообразия – важнейшие индикаторы состояния свободы совести. Религиозные меньшинства всегда первые попадают под удар репрессивных нападок многочисленных недругов. Не только само понятие «секта», но и названия различных малых групп часто становится объектом оскорбительных замечаний. Оленич Т. С., несмотря на агрессивно-критическую оценку «сектантства» в своей диссертации, признаёт, что ««сектонимы» — чаше давались внешними и враждебными наблюдателями и несли оскорбительное значение».Секта, как группа людей, объединённых какой-либо идеей или личностью, противопоставляющая себя каким-либо широко распространённым представлениям или другой влиятельной группе может пребывать в таком состоянии лишь исторически небольшой промежуток времени. Обычно он сопоставим с жизнью одного поколения или меньше, потому, что при смене поколений самосохранение группы требует изменений или закреплений, принятых группой идей или норм поведения. Появляются уникальные традиции – сакральные ценности группы. Эта самоидентификация делает группу ничем, кроме численности, не отличной от других религий. Религиозное однообразие лишь формально консолидирует общество и не способствует развитию творческих сил народа, а напротив усиливает закрепощение мысли.

Окончание следует…

по материалам:

http://www.religiopolis.org/religiovedenie/7313-sekta-strasti-i-argumenty.html

http://www.religiopolis.org/religiovedenie/7321-sekta-strasti-i-argumenty-prodolzhenie.html
http://www.religiopolis.org/religiovedenie/7326-sekta-strasti-i-argumenty-prodolzhenie.html

Источник: https://iov75.livejournal.com/2883824.html

Ссылка на основную публикацию