Объяснение — психология

Объяснительная и понимающая психология

Пожалуй, психологи в числе немногих категорий ученых с такой частотой и прилежностью, раз за разом обращаются к методологическим и теоретическим основаниям своей науки. Тому в истории психологии найдется масса подтверждений.

Вечно зеленеющий предмет научной психологии — именно такой эпитет подходит к тому, изучением чего занимаются философы и психологи на протяжении многих столетий.

В частности, в истории нашей науки повторялись попытки выделения двух сопряженных способов познания психического. На чем и остановимся более подробно.

Так, Христиан Вольф различал рациональную и эмпирическую психологию, Теодор Вайц выделял описательную и объяснительную психологию, аргументируя их различие существованием описательных и теоретических наук.

И, наконец, Вильгельм Дильтей говорил о существовании объяснительной и описательной психологии, указывал на ограничения объяснительной психологии в понимании душевной жизни индивида и связывал большие надежды с понимающей психологией.

Давая разные наименования этим «видам психологии», авторы, по сути, высказывали очень близкие идеи, которые являются актуальными и в наше время. Содержанию этих идей или причинам разграничения двух методологических подходов в психологии будет посвящена данная статья.

Итак, рассмотрим различные трактовки объяснительной и понимающей психологии. Заметим при этом, что различение данных видов психологии обусловлено, в частности, и тем, что они опираются на разные исследовательские методы, различные методологические подходы.

Христиан Вольф в своих работах говорил о существовании рациональной и эмпирической психологии. По мнению ученого, эмпирическая психология относится к опытным наукам, задача которой — познание природы человеческой души. Вольф сравнивал ее с экспериментальной физикой, задача которой – опытная проверка и подтверждение теоретических положений, развиваемых психологией.

Таким образом, эмпирическая психология служит опытным обоснованием рациональной (объяснительной) психологии. Примечательно, что Кант указывал на невозможность рациональной психологии.

Тем не менее, в работах Вольфа содержится ценная идея о различении описательного и объяснительного метода, а также положение о том, что описательная психология выступает в качестве основы для психологии объяснительной.

Идеи Вольфа развил в своих работах Теодор Вайц, который указывал на существование и соответственно различие теоретических и описательных наук. Описательная психология, подобно наукам об органической жизни должна заниматься описанием явлений, их анализом, классификацией, сравнением. Диалектика или учение о развитии — также прерогатива описательной науки.

Оригинальный подход к психологии как науке был предложен В. Дильтеем — основателем направления “философия жизни”. Дильтей исходил из разделения наук о природе и наук о духе. По мнению ученого, необходимо разделять описательную и объясниетльную психологию. Первая — ориентируется на науки о духе, а вторая – на науки о природе.

Дильтей указывал на невозможность переноса методов естествознания в психологию, которой необходимы собственные методы исследования. Дильтей отмечал, что понятие причинной связи совершенно не применимо в отношении человеческой души, т.к. этой области знания совершенно нельзя предсказать, как одно душевное состояние сменяет другое.

Этим ученый обосновывал мысль о том, что научная психология должна отказаться от гипотез, то есть всяких попыток причинно-следственного объяснения духовной жизни, а заниматься описанием и анализом душевной жизни через погружение в нее, ставя задачу достижения понимания психических явлений как целостных душевных проявлений.

По мысли Дильтея, такой подход позволит сделать психологию подлинно научной, ведущей дисциплиной среди всех наук о духе и человеке.

Дильтей называл свою психологию описательной, указывал на то, что психология должна стараться понять психическую жизнь субъекта как целое и неделимое.

Он был против ассоцианистов, видя ошибочность их методологии все в том же расчленение психического на элементы и изучение целого как суммы частей.

Дильтей отмечал, что целостность есть неотъемлемое свойство душевных явлений, поэтому и изучать эти явления необходимо в их целостности и неделимости.

Таким образом, основное отличие понимающей психологии от объяснительной заключается в методах исследования, на которые она опирается.

Понимающая психология опирается не на методы естествознания (включая в первую очередь эксперимент), присущие объяснительной психологии, а на свойственный гуманитарным наукам метод понимания, который заключается в том, чтобы «вчувствоваться» в изучаемый объект.

Различение описательной и объяснительной психологии в наши дни не потеряло своей актуальности.

Некоторые психологи в своей работе ориентированы на естествознание, на объективность, на измерение и эксперимент как идеалы научности, в то время как других привлекают качественные методы исследования и методология гуманитарного познания.

Очевидно, что каждый из двух подходов не лишен смысла, так как построен в соответствие со своим назначением и познавательными возможностями. Выбор той или иной методологии обусловлен познавательными задачами, стоящими перед исследователем, а также ценностными предпочтениями психолога.

Источник: https://novainfo.ru/article/3727

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Cтраница 1

Психологические объяснения выводят религию из индивидуальной или групповой психики.  [1]

Вторым затруднением вделе правильного психологического объяснения этого явления следует считать, что явление партиципации недостаточно сближается исследователями со всеми другими связями и отношениями, которые устанавливает примитивное мышление.

Эти связи попадают в поле зрения исследователей главным образом благодаря своей исключительности — тогда, когда они резким образом расходятся с привычным для нас логическим мышлением.

Утверждение бороро, что они являются красными попугаями, кажется настолько нелепым, с нашей обычной точки зрения, что привлекает в первую очередь внимание исследователей.  [2]

Он не приемлет такжепсихологическое объяснение религии как отвечающую разным психическим потребностям проекцию бессознательного. Человек встречает трансцендентное и поклоняется ему, но это трансцендентное заключено в самом обществе, это та социальная почва, из которой вырастает его, индивида, человеческое существование.

Этот религиозный опыт служит человеку источником той энергии, которая расширяет границы его личного опыта и рождает в нем силы любви, самоотверженности и самопожертвования. Религия — встреча человека со священным, и это священное — само общество в его глубочайших основаниях.

Формирующемуся новому обществу должны быть присущи именно ему свойственные религиозный опыт и религиозные символы. Дюркгейм не предлагает ответа на вопрос, как они возникают и какими они будут.

Однако важна сама постановка вопроса: вопрос о будущем религии — это вопрос о ее новых проявлениях, о ее новых обликах в будущем обществе, и подступ к решению этого вопроса заключается в выяснении отношения религии к обществам, существующим в современном мире.  [3]

Постепенно, впрочем, впсихологические объяснения вводятся социальные параметры. Подмечается, что предприниматели относительно чаще являются выходцами из больших семей. Играет роль и характер самой семьи. Например, довольно оригинальный портрет предпринимателя как маргинала и нон-конформиста нарисован в реактивной модели психодинамических сил, складывающих личность предпринимателя.  [4]

Это положение волнового принципа, надо сказать, имеетвесьма убедительное психологическое объяснение.  [5]

Однако самое явление партиципации, думается нам, не получило до сих пордостаточно убедительного психологического объяснения. Это происходит, по нашему мнению, но двум причинам.  [6]

Вводя в психблогическую теорию новые представления об информации и управлении, об операциях и их выполнении и другие, мы ориентировались не только на разработку логически стройной теории, но также на задачупсихологического объяснения огромного материала экспериментальных исследований познавательных и исполнительных действий человека. Успешность продвижения именно в этом направлении является главным практическим критерием истинности теории. Поэтому одна из основных задач книги состояла в том, чтобы применить разработанные в ней теоретические представления при анализе и объяснении результатов экспериментальных исследований познавательных действий, включающих операцию мысленного вращения образов. Поскольку предметом экспериментального изучения являлось кратковременное познавательное действие, то во второй главе дается изложение используемых в работе методов изучения таких действий, основанных на регистрации времени их выполнения в контролируемых условиях.  [7]

С помощью этих пяти правил Хоманс пытается объяснить все социальные процессы: социальную стратификацию, политическую борьбу и пр. Однакопсихологическое объяснение оказывается явно недостаточным при рассмотрении явлений макроуровня, и с этими трудностями сталкивается сам Хоманс.  [8]

Отсюда первый и чрезвычайно важный вывод. Весь процесс воспитания получает своеточное психологическое объяснение. Мы не можем больше представлять себе новорожденного ребенка как tabula rasa, как белый лист бумаги, на котором воспитатель может написать все, что ему угодно.  [9]

Каким образом, однако, при таких условиях свежий повод к аффектам может сводиться к детским переживаниям, чтобы уступить им свое место для объяснения аффекта, я здесь рассматривать не стану. Это относится к психологии, бессознательному мышлению и кпсихологическому объяснению неврозов.  [10]

Забыть все это могут во время переворота отдельные социал-демократы, склонные пасовать перед стихийностью, но не партия в целом. Если бы это было так, тогда, значит, неверна была бы наша программа, тогда она не соответствовала бы ходу вещей: преклоняющиеся перед стихийностью люди как раз и боятся этого, боятся за верность нашей программы.

Но их боязнь (психологическое объяснение которой мы старались наметить в наших фельетонах) неосновательна до последней степени. Именно ход вещей подтвердит ее непременно, и чем дальше, тем больше.

Именно ход вещей навяжет нам безусловную необходимость отчаянной борьбы за республику, именно он практически направит как раз в эту сторону наши силы, силы политически-активного пролетариата.

Именно ход вещей неизбежно навяжет нам при демократическом перевороте такую массу союзников из мелкой буржуазии и крестьянства, реальные потребности которых потребуют как раз проведения про-граммы-минимум, что опасения слишком быстрого перехода к программе-максимум являются прямо смешными.  [11]

Во-вторых, появление психологической концепции гражданско-правовой вины было во многом предопределено господствовавшей в советском обществе идеологией. Ее воплощение применительно к гражданско-правовой вине в работе Г.К. Матвеева можно обнаружить во многих местах.

Например, автор указывает, чтопсихологическое объяснение понятия вины убедительно подтверждает сделанный ранее вывод о том, что вина есть понятие историческое, классовое.

Каждый класс имеет свои представления о праве, нравственности, порождаемые определенными производственными отношениями.

Или в другом месте: Всякое виновное действие, наносящее вред социалистическому обществу и посягающее на его правопорядок, получает у нас не только правовое, но и моральное осуждение. Правовое и моральное осуждение не противоречат, а дополняют друг друга и сочетаются.  [12]

Мы видим, как господин Грюн пытается здесь впервые во всей книге что-то сказать, с фейербахианской точки зрения, по поводу психологии Фурье.

Мы видим также, что за фантазия этот весь человек, который заключается в одном единственном свойстве действительного индивида и объясняется философом из этого свойства; что это вообще за человек, который рассматривается не в своей действительной исторической деятельности и бытии, а может быть выведен из своей собственной ушной мочки или какого-нибудь иного признака, отличающего его от животных. Этот человек заключается в самом себе, как свой собственный нарыв. Что человеческая чувствительность носит человеческий характер, а не животный, — это откровение делает, что и говорить, не только излишней всякую попыткупсихологического объяснения, но является в то же время и критикой всей психологии.  [13]

Правда, Спенсер помещает между биологией и социологией психологию, но это не оказало заметного влияния на его представление об обществе. Спенсер был не согласен с идеей Конта о том, что весь социальный механизм покоится на мнениях и что идеи управляют миром, вносят в мир перевороты.

Мир, — по Спенсеру, — управляется и изменяется через чувства, для которых идеи служат только руководителями. Социальный организм покоится в конце концов не на мнениях, но почти всецело на характерах.

Таким образом, можем отметить, что Спенсер, как и Конт, стоит запсихологическое объяснение социального механизма, хотя это и не вяжется с его аналогией общества с биологическим организмом. Попытка объяснить явления, происходящие в общественной жизни, биологическими аналогиями во многом связана с теорией Дарвина.

Появившись в середине XIX века, она оказала сильное влияние на социологию, породив различные биологизаторские социологические концепции, в том числе и социал-дарвинистские.  [14]

Наташа обладает психологией с более сильной нелинейностью. Тогда ее жизнь может стать достаточно хаотичной ( непредсказуемой), поскольку здесь точка а 1 не является аттрактором. Таким образом, хотя BQ всегда имеет метку 1, метки других парней В…

В этой ситуации ее подсознание непрерывно изучает другие возможности для брака, но эти поиски не имеют видимого успеха, так как метки а…

Этому естьпсихологическое объяснение: BQ преобладает над всеми остальными в пространстве наташиных идей и она не может принять определенное решение относительно остальных.  [15]

Страницы:      1    2

Источник: http://www.ngpedia.ru/id205146p1.html

Способы психологического объяснения поведения людей

К настоящему времени в психологии сложились шесть основных способов описания людей, на которые в той или иной степени опираются попытки объяснения их поведения в особых условиях, включая работу. Речь идет о таких концепциях, как теория личностных черт, бихевиоризм, теория социального научения, психоанализ, когнитивная методология, гештальтпсихология и теория групповой динамики.

1. Поведение в теории личностных черт

Согласно теории личностных черт, наблюдаемую вариативность поведения людей, находящихся в одинаковых условиях, например, участвующих в выполнении общего производственного задания, следует объяснять индивидуальными (врожденными или приобретенными в ходе социализации) чертами.

Читайте также:  Пуповина - психология

Например, если сотрудник не выполняет норму выработки, то приверженец теории личностных черт объяснит этот факт ее врожденной медлительностью.

Согласно известному американскому психологу Г. Олпорту, понимавшему поведение личности как борьбу за реализацию имеющихся у нее возможностей, человек может иметь от двух до десяти главных черт, характеризующих его образ жизни.

Среди них — такие, например, как трудолюбие или склонность к праздности, честность, деловые качества, любовь к музыке и т.п. Другие многочисленные второстепенные черты связаны скорее с его установками в отношении конкретных ситуаций.

2. Бихевиористская модель поведения

Слово «бихевиоризм» (англ. behavior — поведение) обозначает науку или учение о поведении. Методология бихевиоризма — основа теоретической базы современных концепций организационного поведения.

В целом она строится на отказе от объяснения причин поведения с помощью механизмов сознания, чем занималась классическая психология, оперируя такими понятиями, как «сознание», «воля», «мышление» и т.

п.

Бихевиоризм понимает поведение человека достаточно упрощенно, как совокупность двигательных, вербальных и эмоциональных реакций на воздействия (стимулы) внешней среды. При этом субъекты поведения сознательно выбирают такую линию действий, которая позволит избежать негативных санкций и повысить вознаграждение. Таким образом, единица наблюдения — конкретная связь стимула S и реакции R: S >R.

Основатель бихевиоризма Дж. Уотсон («Психология с точки зрения бихевиориста», 1913) разделил все реакции на наследственные (рефлексы, простейшие эмоции) и приобретенные (привычки, мышление, речь, чувства, социальное поведение).

Согласно этой модели, развитие поведения происходит путем приобретения новых реакций на основе имеющегося репертуара наследственных реакций на безусловные стимулы — стимулы, вызывающие строго определенные реакции.

Например, эмоцию страха у младенца вызывают лишь два безусловных стимула — потеря равновесия и громкий звук. В последующем опыте жизни безусловные стимулы соединяются с условными (появляющимися одновременно с безусловными), которые способны вызывать аналогичную реакцию.

Страх у взрослого человека может быть вызван заметно большим числом других, условных, стимулов, возникающих из опыта, например, страха наказания, страха потерн близкого человека, работы и т.д.

В процессе социализации элементарные реакции на разные стимулы связываются друг с другом, образуя сложные системы реагирования.

Кроме того, по критерию доступности для наблюдения реакции делятся на внешние (доступные для простого наблюдения — речь, эмоции, рефлексы) и внутренние (фиксируемые опосредованно с помощью специальных приборов — скрытые мускульные движения, изменения в процессах обмена веществ в организме).

Существенный вклад в развитие бихевиористской концепции применительно к поведению в организации внес Б. Скиннер, разработав концепцию оперантного поведения.

Суть ее состоит в том, что в ответ на определенные стимулы животное или человек научаются производить соответствующие действия, которые либо обеспечивают положительное подкрепление, либо избавляют их от действия болевых травмирующих факторов.

Таким образом, сами по себе эти действия выполняют функцию инструмента, обеспечивающего получение подкрепления (вознаграждение или ненаступление неприятного ощущения).

В развитие концепции оперантного поведения П. Лоуренс и Дж. Лорш сформулировали закон ожидаемого результата.

Этот закон в той или иной модификации используется в практике управления для стимулирования труда подчиненных.

В соответствии с ним, чтобы добиться желательного трудового поведения персонала и обеспечить его устойчивость, необходимо разработать систему постоянно действующих позитивных стимулов (подкреплений).

3. Теория социального научения

Концепция бихевиоризма стала методологической основой теории социального научения.

Согласно ей социальные, и в особенности сексуальные, роли людей, а также большинство форм социального поведения, составляющих основу адаптации к окружению, складываются в результате наблюдений за определенными социальными моделями: такими, как родители, учителя, товарищи по играм или герои романов и телевизионных фильмов.

В итоге получается, что личность — это результат взаимодействия между индивидом (с его способностями, прошлым опытом, ожиданиями и т.д.) и окружающей средой, которую он стремится узнать, чтобы разобраться, в каких ситуациях его поведение окажется адекватным, а в каких неприемлемым в зависимости от связанных с ним поощрений или наказаний.

Теория социального научения объясняет зависимость между изменениями поведения человека и теми последствиями, которые они вызывают в определенных ситуациях.

Она, однако, не позволяет понять личность в целом и те константы, которые характеризуют личность данного индивида.

Особенно мало она пригодна для того, чтобы объяснить тот контроль, которому столь многие люди пытаются подвергнуть свое существование с целью придать ему какой-то смысл. Такую попытку делает когнитивный подход.

4. Психоаналитическое объяснение поведения

Психоаналитическое объяснение поведения является альтернативой бихевиористскому. Психоанализ рассматривает поведение как определенный результат разрешения внутриличностного конфликта между тремя подсистемами психики:

  • подсознанием — id;
  • самосознанием — ego;
  • super-ego, представляющим «социальную» часть психики.

В этом конфликте ведущая роль отводится подсознанию, вследствие чего активность людей понимается как совокупность реакций на действие разных по своей направленности импульсов подсознания, функционирующего по своей собственной, не вполне понятной логике. Таким образом, наблюдаемое поведение людей по своей сути неосознанно и, следовательно, должно анализироваться и описываться как следствие внутренних конфликтов и противоречивых стремлений личности.

5. Когнитивная концепция поведения

Согласно когнитивной (англ. cognitive — познавательный) методологии поведение человека рассматривается не как механическая реакция на тот или иной стимул, а как результат интерпретации им конкретной ситуации, осуществляемой с учетом его знаний и всего совокупного опыта жизни. Человек по своей природе не является пассивным существом, чьи действия полностью зависят от контроля внешней среды.

Характер его реакций на возникающие ситуации и события чаще всего определяется той когнитивной интерпретацией, которую происходящему с ним и вокруг него дает он сам. Соответственно предмет когнитивной психологии составляют процессы и свойства личности, связанные с получением информации: восприятие, создание и распознавание образов, внимание, мышление, речь, воображение, принятие решений и пр.

Когнитивная концепция поведения исходит из приоритетной роли перечисленных психических явлений как факторов поведения.

В соответствии с этим подходом человеческое поведение в организации следует рассматривать не как реакцию человека на объективную рабочую ситуацию, а скорее как реакцию на ее субъективный образ.

Следовательно, предметом управленческого воздействия на поведение персонала должны быть не объективные условия работы, а результаты их восприятия. Хороший управляющий — тот, кто «господствует прежде всего над эмоциональными реакциями подчиненных» (Д. Мак-Грегор).

6. Гештальтпсихология

Приверженцы гештальтпсихологии (нем. gestalt — форма, структура, фигура) видят в поведении человека реализацию его жизненной стратегии, корректируемой с учетом жизненных стратегий других.

В основе такого понимания лежит основной постулат гештальтпсихологов, согласно которому человек воспринимает окружающий его мир в виде целостных образов, а не путем последовательного накопления и суммирования ощущений.

Например: музыкальную мелодию мы воспринимаем целиком, а не отдельными звуками; решение какой-либо задачи появляется одномоментно в целом виде; исполнение различных приемов в спорте, танцах, труде воспринимается в формах слитных плавных движений, а не в виде последовательного ряда перемещений тела и его частей в пространстве.

Человек, который входит в комнату, где находятся другие люди, воспринимает не передвигающиеся пятна цвета и даже не лица и тела по отдельности. Он воспринимает комнату и находящихся в ней люден как некоторое единство, в котором один из элементов, выбранный из многих других, выделяется, в то время как остальные составляют фон.

Согласно методологии гештальта, человеческая природа (если под ней понимать психическую жизнь) организована в виде целостностей и только таким образом может быть воспринята и понята.

Человек взаимодействует с окружающим миром, выделяя в нем актуальные для него в данный момент целостности.

Что же касается поведения людей в организации, то его нужно понимать как одно из проявлений их бытия, переживаемое в виде единого образа.

Этот образ будет индивидуально различным в силу индивидуальности восприятия. Для одного сотрудника помещение, в котором он работает, будет выступать в качестве фигуры, а все остальное (включая сотрудников) — как фон.

Для другого фигурой будет являться личность руководителя, а остальные сотрудники — фоном, и т.д.

Сама же организация, очевидно, не для всех сотрудников будет являться целостным объектом восприятия и отношения, поэтому для гештальтпсихологов, изучающих феномен организационного поведения, описание происходящего «здесь и теперь» будет важнее поиска объяснения его причин.

7. Концепция групповой динамики

Концепция групповой динамики строится на утверждении о прямой обусловленности (детерминированности) поведения человека коллективным поведением группы, в первую очередь малой.

Из такой точки зрения следует, что поведение человека в организации непосредственно связано с коллективной деятельностью, в которой он участвует, и является ее продуктом.

В связи с этим анализировать и прогнозировать поведение людей на работе необходимо в контексте процессов группообразования в организации, внутригруппового взаимодействия и стадий развития группы.

8. Социологические теории, объясняющие особенности и факторы различий организационного поведения

Напомним, что социология изучает главным образом поведенческую активность не отдельных индивидов, а различных объединений людей — социальных общностей. Это отнюдь не означает, что для социологов не представляют интереса конкретные люди.

Напротив, социология личности традиционно является одним из основных направлений социологических исследований и структурных элементов социологических теорий.

В соответствии со своими взглядами на природу человеческой активности социологи объясняют особенности поведения отдельных людей двумя факторами:

  • принадлежностью их к конкретным социальным общностям, отличающимся размерами, культурой, целями, видами деятельности, образом жизни, интересами и пр.;
  • положением, которое эти люди занимают в данных общностях.

В социологии (так же, как и в психологии) пока не сложилось единого целостного представления о собственном предмете исследования — обществе. В частности, существуют два противоположных взгляда на соотношение человека и общества:

  1. Согласно первому взгляду человек, точнее, его личность, — продукт того общества, в котором он появился на свет, рос, воспитывался, учился и работал.
  2. Согласно противоположной точке зрения общество и другие, менее масштабные социальные общности непрерывно создаются деятельностью людей и, таким образом, являются ее результатом.

О разнообразии социологических взглядов на природу поведения человека в организации дает представление следующий краткий обзор основных теоретических концепций, разработанных социологами.

Теория типичности социальных свойств.

Поведение индивидов и групп в организации объясняется наличием у них как субъектов организационных отношений социально типичных свойств, обусловленных принадлежностью к определенной социальной категории (культурной, профессиональной и др.).

Согласно данной логике, факт социальной принадлежности членов группы и группы в целом служит достаточным основанием для объяснения конкретных действий и прогнозирования особенностей их поведения в организации.

Теория социального действия. В соответствии с теорией социального действия (М. Вебер, Т. Парсонс и др.), поведение в организации необходимо рассматривать как следствие в основном рациональных и скоординированных коллективных действий, при которых каждый субъект поведения учитывает интересы, восприятия и ожидания других участников взаимодействия.

В развитие данной теории возникла концепция ограниченной рациональности (Г. Саймон), учитывающая фактический предел возможностей человека в принятии (в условиях известного дефицита времени) полностью рациональных решений, которые требуют учета всей совокупности факторов, от которых зависит его принятие и выполнение.

В условиях реального управления (в силу указанных обстоятельств) возможно принимать лишь условно рациональные решения.

Институциональная теория предполагает рассмотрение организационного поведения в контексте функционирования единой социальной системы и составляющих ее институтов, действие которых в свою очередь обеспечивается набором соответствующих социальных ролей, норм и санкций.

Другими словами, поведение в организации понимается как результат принятия (соблюдения) субъектом установленных в данном социуме ролевых требований и санкций за нестандартные действия.

Все это обеспечивает необходимый уровень социального порядка и предсказуемости поведения персонала.

Функциональная теория объясняет поведение в организации, рассматривая его в качестве функционального элемента единой социальной системы. Другими словами, утверждается, что поведение в организации сводится к выполнению определенной функции или нескольких функций.

При этом предполагается, что взаимодействующим субъектам — индивидам (группам) — свойственно изначальное стремление к сохранению и укреплению целостности данной системы и поэтому все процессы, включая процессы в организациях, осуществляются в целях ее выживания.

Соответственно они направлены на обеспечение интеграции, сотрудничества, равновесия и т.п. Поведение же при таком понимании (в том числе и поведение в организации) удобно анализировать с помощью одномерной шкалы на континууме: функциональное — дисфункциональное.

Ключевые понятия этой теории — «выживание организации», «социальные функции организации», «дисфункции в организации».

Интеракционизм видит предмет социологии в совокупности взаимодействий индивидов в малых группах. Отсюда поведение в организации — это поведение, связанное прежде всего с взаимодействием между сотрудниками формальных структурных подразделений и внутри малых неформальных групп.

Поведение субъектов взаимодействия строится, как правило, исходя из учета фактического состава социальных позиций, ролей, ролевых предписаний и ожиданий.

Соответственно основное внимание при его изучении должно уделяться рассмотрению и описанию процессов взаимодействия, детерминируемых системой ролей и ролевых ожиданий в группах.

Читайте также:  Честность - психология

Теории социального конфликта занимают видное место среди социологических объяснительных моделей поведения в социуме.

Рассматривая поведение в организации, приверженцы данной теории главное внимание уделяют конфликтам, которые в свою очередь объясняют наличием и столкновением противоположных интересов и социальных позиций коллективных субъектов трудового взаимодействия.

Варианты этой теории различаются в зависимости от того, какой именно социальный феномен рассматривается в качестве объекта конфликта (власть, собственность, материальные ресурсы, право на достойное вознаграждение). Теории социального конфликта также стремятся ответить на естественные вопросы о степени его неизбежности и возможных условиях разрешения.

Теории социального обмена основное внимание уделяют механизму поведения индивидов и групп. При этом они видят его пружины в рациональном, взаимовыгодном обмене деятельностями и вознаграждениями.

Выявление и изучение правил, обеспечивающих такого рода обмен, составляет основную задачу ее сторонников.

Нарушение этих правил рассматривается в качестве главной причины часто наблюдаемого распада групп и организаций.

Феноменологический подход к описанию поведения в организации опирается на идеи феноменологической социологии, называемой еще социологией повседневности, интересующейся сознательными аспектами поведения, соотнесением собственного потока сознания и восприятия сознания других.

Ключевое понятие этого подхода — понятие жизненного мира, или мира повседневности, разделяемого многими людьми и вместе с тем содержащего частные, биографически конкретные аспекты.

Соответственно в жизненном мире различаются интимные отношения лицом к лицу (мы-отношения) и сдержанные безличные отношения (они-отношения).

Формирование теории организационного поведения опирается на результаты исследований, относящихся не к одной, а ко многим психологическим и социологическим школам.

Это вполне закономерно, поскольку организационное поведение как объект исследования само по себе достаточно сложно, чтобы его можно было адекватно, без искажения сути явления, описать и объяснить, находясь в узких рамках одной-единственной методологической позиции и концептуальных предпосылок.

Koнcтaнтин Элиacoвич Oкcинoйд — кандидат философских наук, пpoфеccор кафедры управления пepcоналом Госудаpcтвенного унивеpcитета упpaвления (ГУУ), эксперт центра дистанционного образования «Элитариум»

Источник: http://hr-portal.ru/article/sposoby-psihologicheskogo-obyasneniya-povedeniya-lyudey

Шпаргалки по Методологии психологии — 19.Психология описательная и объяснительная

Страница 19 из 25

19.Психология описательная и объяснительная.

Дильтей считал, что описательная психология должна существовать наряду с объяснительной, которая ориентируется на науки о природе, и должна стать основой всех наук о духе. Дильтей высказывался и против позитивизма, против перенесения методов естественных наук в психологию, которая нуждается в собственном методе и собственной методологии.

В своей критике «объяснительной» психологии Дильтей подчеркивал, что понятие причинной связи вообще не применимо в области психического (и исторического), так как здесь в принципе невозможно предсказать, что последует за достигнутым состоянием.

Поскольку дать точное и объективное обоснование полученным при постижении собственных переживаний фактам практически невозможно, психология должна отказаться от попыток объяснения душевной жизни, поставив себе целью описание и анализ психических явлений, стараясь понять отдельные процессы из жизненного целого.

Свою психологию Дильтей называл описательной и расчленяющей, противопоставляя описание — объяснению, расчленение — конструированию схем из ограниченного числа однозначно определяемых элементов.

Вольф — различия между описательным и объяснительным методом, а также признание того, что описательная психология является опытной основой и контрольным органом для психологии объяснительной.

Теодор Вайц — обосновал объяснительную психологию по современному естественнонаучному образцу, он предложил наряду с этой объяснительной психологией план психологии описательной.

Описательная психология, соответственно наукам об органической жизни, располагает следующими методическими вспомогательными средствами: описанием, анализом, классификацией, сравнением и учением о развитии; ей предстоит особо развиться в сторону сравнительной психологии и учения о психическом развитии.

Объяснительная или естественнонаучная психология оперирует материалом, доставляемым ей психологией описательной; на нем она исследует общие законы, управляющие развитием и течением психической жизни, и она же устанавливает отношения зависимости, в которых душевная жизнь находится к своему организму и к внешнему миру; она состоит из объяснительной науки о душевной жизни и из науки о взаимоотношениях между этой жизнью, организмом и внешним миром.

Объяснительная психология возникла из расчленения восприятия и воспоминания.

Ядро ее с самого начала составляли ощущения, представления, чувства удовольствия и неудовольствия, в качестве элементов, а также процессы между этими элементами, в особенности процесс ассоциации, к которому затем присоединялись, в качестве дальнейших объяснительных процессов, апперцепция и слияние. Таким образом, предметом ее вовсе не являлась вся полнота человеческой природы и ее связное содержание.

Источник: http://LibSib.ru/psichologiya/shpargalki-po-metodologii-psichologii/19-psichologiya-opisatelnaya-i-obyasnitelnaya

Какие существуют способы объяснения психических явлений?

⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 30Следующая ⇒

В классических естественных науках достоверными признаются знания, которые получили свое объяснение и воспроизводимы в практике или эксперименте на основе предсказаний, которые дает теория.

В психологии, поми­мо классических форм построения научных объяснений, часто опираются на «методы квазиобъяснений».

Таких ме­тодов трудно избежать в исследовании психических явле­ний, но опора только на них ведет к противоречиям, ис­чезновению объективности в получаемых знаниях и даже мистицизму.

Так, в истории психологии существовали и су­ществуют направления «описательной» «понимающей» пси­хологии, которые отвергают классические объяснительные методы исследования. В настоящее время на «методах по­нимания» (истолкования) основаны многие направления гуманистической психологии (см. курс истории психоло­гии).

Квазиобъяснение способ познания путем интерпрета­ции, истолкования явлений и событий, опирающийся на необоснованные и неподтвержденные объяснительные основания, в которые верит объясняющий явления субъект. Можно выделить два основных типа квазиобъяснений, ко­торые встречаются и в психологической литературе, и в рас­суждениях психологов.

Квазиобъяснение путем идентификации и эмпатии (рацио­ нальное и эмоциональное отождествление, психологиче­ ское понимание). Субъект, строящий объяснение, мыс­ ленно «уподобляется» состояниям, мнениям, пережива­ ниям другого субъекта и на этой основе по аналогии со своим жизненным опытом дает объяснение его психиче­

ским или поведенческим особенностям.

Квазиобъяснение путем интерпретации, истолкования фактов, событий, процессов без опоры на достоверные объективные законы и верифицированные объяснитель­ ные основания (опора на мнения, герменевтический метод познания). Чаще всего интерпретации подвергаются со­ бытия индивидуальной духовной жизни, а также поступки

людей.

Наиболее достоверными в рамках любой науки являются теории, которые опираются на причинно-следственные свя­зи. Вместе с тем, когда исследуются живые объекты, а также социальные или психические явления, причинно-следст­венные объяснения не всегда оказываются достаточными.

Объяснение способ познания явлений и событий путем их подведения под общий закон, теорию, концепцию, кото­рые верифицированы научными методами, а также процес­сы выведения (объяснения) явлений, фактов из общих зако­нов или теорий. В зависимости от расположения связей меж­ду событиями во времени научные теории могут опираться на два типа объяснений:

помологические, или причинно-следственные (каузальные),
объяснения: строятся путем указания на причины явлений в

прошлом к явлениям в настоящем (следствиям) и, далее, от явлений в настоящем к их возможным изменениям в бу­дущем. При этом различают:

— лапласовский, или классический, детерминизм — в основе лежат законы, следствия которых могут быть четко предсказаны и действие которых имеет жест­

кий, необходимый характер;

— вероятностный детерминизм, который опирается на статистические законы, предсказывающие только степень вероятности наступления определенных со­

бытий;

телеологические, финалистские, объяснения: строятся от указания на цели и достижение возможных событий и явлений в будущем к указанию способов организации необходимых для этого условий в настоящем (от цели, отнесенной к будущему, к организации и подчинению событий такой цели).

Помологические объяснения строятся путем предполо­жений о возможных причинах, которые вызывают, опреде­ляют явления, служат их источником. Явления выступают как следствия предполагаемых причин.

Телеологические объяснения предполагают постулиро­вание предположений о таком состоянии явлений или собы­тий в будущем (представление о цели или возможном резуль­тате), которое определяет организацию субъектом событий и явлений, происходящих в настоящем.

В таких объяснениях и теориях заложены предположения, что явления, происходя­щие в настоящем, определяются будущим.

Это могут быть положения о врожденно заложенных в живом организме ме­ханизмах целеполагания-целедостижения, а также положе­ния о наличии у субъекта представлений о целях и результа­тах их достижения в будущем.

Объяснение строится по схе­ме: явление или событие происходит для того, чтобы в будущем был получен или обеспечен определенный резуль­тат; явление или событие происходило в прошлом для того, чтобы обеспечить определенный результат в настоящем. 70

Телеологические объяснения широко используются в пси­хологии и осуществляются путем раскрытия целей, намере­ний, мотивов поведения и деятельности субъекта.

При этом следует заметить, что при построении телеологических объяс­нений происходит постулирование механизмов целеполага-ния и абстрагирование от ответа на вопросе том, как у данно­го организма возникли, сформировались механизмы целепо-лагания и механизмы подчинения собственной активности таким целям, отнесенным в будущее.

Ответ на этот вопрос требует уже использования классических причинно-следст­венных объяснений. Например, причинно-следственные объяснения формирования у человека психологических ме­ханизмов целеполагания и произвольных форм поведения заложены Л. С. Выготским в основу культурно-историче­ской психологии.

Опираясь на культурно-исторический и деятельностный подход к анализу и объяснению психиче­ских явлений, В. А. Иванников дает причинно-следственное объяснение формированию у человека механизмов волевой регуляции (см. ниже).

. Чем характеризуются законы в психологии?

Существуют различные точки зрения на законы в психоло­гии. Можно выделить множество позиций, которые могут за­нимать представители различных естественно-научных, психологических и философских направлений при анализе и объяснении психических явлений.

• Психология может только описывать то, что дано субъекту в непосредственном опыте (феноменология), и должна

ограничиться этим.

• Психология должна регистрировать и классифицировать психические явления; объяснять же психические явления следует на основе законов биологии, физиологии, социо­

логии.

• Психические явления реально существуют и подчиняются специфическим психологическим законам, которые мож­

но изучать объективными методами.

• Психология выявляет и изучает не только объективные природно-предустановленные законы, но и активно уста­ навливаемые законы, которые выступают продуктом куль­ турно-исторического развития человеческой деятельности и способов организации социальных отношений и носят

нормативно-конвенциональный характер.

В современной мировой научной психологии преобла­дает третья из указанных позиций. В отечественной психо­логии широко распространена последняя позиция, которая во многом зарождалась в контексте культурно-историче­ского подхода к анализу и объяснению психических явле­ний Л. С. Выготского (см. ниже).

Законы в психологии представляет собой выявление и обобщенное определение причинно-следственных отноше­ний, которые устанавливаются как:

• эмпирически измеряемые и регистрируемые причины (факторы, условия, взаимодействия с другими субъектами, особенности предметно-практических воздействий субъ­ екта на предметный мир), которые предопределяют фор­ мирование различных психических функций у живых ор­ ганизмов в процессах взаимодействия с окружающим ми­

ром;

• ненаблюдаемые психические функции, механизмы ориен­ тировки в мире и организации поведения, которые в опре­ деленных условиях необходимо вызывают: а) наблюдае­ мые объективно особенности поведения; б) субъективно фиксируемые в форме феноменов психические явления (у

человека).

В зависимости от способов построения объяснений в психологии, в первом приближении можно выделить четыре типа законов (причинно-следственных связей и зависимо­стей):

• наблюдаемые и регистрируемые эмпирические и феноме­ нологические закономерности (причинно-следственные

зависимости и связи);

• эмпирические и теоретические законы, раскрывающие функциональную динамику психических процессов во времени (функциональные и функционально-структур­

ные «психологические механизмы»);

• эмпирические и теоретические законы формирования, структурирования и развития психических образований и различных уровней психической ориентировки и органи­ зации поведения: способностей, психических свойств

и т. д. (генетические «психологические механизмы»);

• закономерные отношения между разными структурными уровнями организации психических функций (психологи­

ческие функциональные системы).

При характеристике психологических законов наряду с вы­деляемой причинно-следственной связью часто требуется выявить и установить: а) внешние условия, в которых такая связь реализуется; б) внутренние субъективные факторы, которые на нее влияют; мотивационные основания дейст­вий субъекта; особенности целеполагания и саморегуляции субъекта.

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Источник: https://lektsia.com/3x5bad.html

Объяснение и понимание в психологии

^ Объяснение есть обязательный этап каждого научного исследова­ния, и психологическое научное исследование не является здесь исключением, однако у объяснений в науках о психике имеются собственные специфические особенности.

Проблемам исследования, возникающим на этапе объяснения, посвящена обширная литература, которая в настоящее время уже представляет собой органическую часть общей методологии психологического исследования (Пиаже,
Часть 1. Современная психология как постнеклассическая наука1966а; Роговин, 1979; Роговин, Залевский, 1988).

Сложность и объем проблем объяснения велики, а потому здесь мы коснемся лишь воп­росов, непосредственно относящихся к структуре психологического исследования, к психологической природе самого объяснения и его отношения с пониманием.Уточним сначала некоторые понятия и термины, начав с диф­ференциации понятий объяснения и интерпретации.

Интерпрета­ция — это, по существу, тоже объяснение, но, применяя этот термин, мы обычно имеем в виду объяснение, имеющее место непосредственно в ходе исследования (особенно экспериментального) и опирающееся на непосредственно имеющееся, наличное знание. Она представляет собой установление связей и зависимостей внутри данного исследо­вания.

Собственно объяснение — это привлечение более широкого круга знания, теоретических концепций, выходящих за рамки данного исследования. Второе уточнение состоит в том, что объяснение обыч­но определяется как завершающий этап исследования.

На практике объяснение выступает не только в этой функции — ввиду явной мно­жественности объяснения в психологии (об этом подробнее ниже) на уровне современной психологии почти любая тема отражена не в одном, но в серии исследований.

Читайте также:  Разговор о трудных отношениях - психология

Поэтому некоторые из объяснений оказываются не только или не столько окончательным, сколько проме­жуточным этапом,— одним из звеньев всего процесса исследования.Несколько следующих замечаний относятся к психологической природе объяснения, где на первый план выступает его близость и его противопоставление пониманию (Роговин, 1981; Роговин, 1985).

Говоря о психологии объяснения, следует, прежде всего, разли­чать две его стороны — объективную, или собственно объяснение, и субъективную,— понимание, в конечном итоге индивидуально обусловленное. И то, и другое есть мыслительный акт включения изучаемого явления, объекта в ту или иную систему связей.

В идеале обе системы должны совпадать в той мере, в какой они отражают ре­альные связи действительности. Хорошо известно, однако, что в жизни мы нередко имеем дело как с неадекватными объяснениями, так и с неадекватным пониманием. При этом ведущие закономерности этих процессов различны. Понимание может быть чисто внутренним, нераз­вернутым процессом, не нашедшим внешнего словесного выражения, и тогда обычно говорят об (не в терминологическом значении этого слова) интуитивном понимании. Понимание есть, главным образом, акт «присвоения» индивидом внешнего содержания, включения его в индивидуально-своеобразную систему связей.

^ Объяснение и понимание в психологии

В отличие от понимания объяснение — не внутренний, а всегда развернутый процесс, реализующийся, главным образом, коммуни­кативно (даже в тех случаях, когда коммуникация принимает особую' форму, например письменную, или даже когда человек дает объяснение самому себе).

Отсюда ясно, что объяснение в гораздо большей степени, чем понимание, связано с языковой и логической формой выражения, и, следовательно, оно в большей мере характеризуется внепсихологи-ческими закономерностями (логическими, лингвистическими).

Одна­ко формальная сторона объяснения еще не определяет его качества, поскольку главным для него, как и для понимания, является степень, адекватности отражения объективных связей реальности. Не отража­ющее их объяснение таковым, по существу, не является.

Вместе с тем объяснение, оторванное от понимания, не связанное с внутренней сложившейся системой связей, представляет собой односторонний и чисто вербальный акт.

Одной из главных особенностей объяснения как акта мышления, отчетливо проявляющейся на донаучном уровне, является его дву-составность.

В процессе объяснения всегда имеет место логическая дифференциация того, что объясняется, и того, как и с помощью чего объясняется.

Учитывая, что между объясняемым и объясняющим, конечно, должна быть и внешне выражаемая связь, это подчеркивание двусоставности объяснения сближает его, с одной стороны, с простым предложением и со структурой мысли вообще, с другой стороны, делает его как бы наиболее четким логическим воплощением мысли.

{ Конечно, не всякое простое предложение есть объяснение, но струк- » тура простого предложения — это та естественная форма реализации объясняющего мышления, к которой она может быть сведена только в идеале. Ведь еще И.М. Сеченов писал, что научное изучение мыш­ления возможно лишь в том случае, «если все почти бесконечное разнообразие мыслей…

подвести под одну или несколько формул, в которых были бы совмещены все существенные элементы мысли. Это есть трехчленное предложение, состоящее из подлежащего, сказуемо­го и связки… У всех народов всех веков, всех племен и всех ступеней умственного развития словесный образ мыслей в наипростейшем виде сводится на наше трехчленное предложение. Благодаря именно этому мы одинаково легко понимаем мысль древнего человека, оставленную в письменных памятниках, мысль дикаря и мысль современника. Благодаря тому же мы можем утверждать с полной уверенностью, что и те внутренние, скрытые от нас процессы, из которых возникает бессловесная мысль, у всех людей одинаковы и производятся орудда-

Часть 1. Современная психология как постнеклассическая науками, которые действуют неизменно, как звенья какой-нибудь машины» (Сеченов, 1952, с. 411-417).Помимо того, что понимание — это характеристика обращенного' внутрь, а объяснение— обращенного вовне познания, между ними есть еще одно, хотя и менее очевидное, но существенное отличие. Понимание с логической точки зрения всегда есть констатация не­которой связи, утверждение о характере соответствия объективно фиксируемой реальности имеющейся у субъекта системе понятий.' Объяснение как указание на причинную связь только по форме явля­ется утверждением (и в этом случае оно выступает в качестве внешнего выражения понимания), имплицитно же оно есть отрицание, ибо цепь причинно-следственных отношений может содержать нечто скрытое от нас. Поэтому, согласно К. Левину (Lewin, 1936), задача психолога исчерпывается установлением законов, или (что по смыслу, вклады­ваемому здесь Левиным, идентично сказанному) полным описанием отношений между личностью испытуемого как относительно стабиль­ной системой характеристик и ее окружением.Другие авторитетные психологи, такие как, например, Ж. Пиаже, делают упор на то, что в психологии существует множество типов объяснения, причем, к сожалению, их гораздо больше, чем в таких науках, как физика, химия или биология. «Причину этого не следует искать главным образом в расхождениях психологов в вопросе уста­новления фактов или законов; здесь рано или поздно будет достигнуто согласие, хотя существуют еще достаточно обширные области, где некоторые факты принимаются как таковые и рассматриваются как общие до их экспериментальной проверки (например, в клинической психологии); это согласие, в конечном счете, всегда неизбежно имеет место. Различие объяснений несколько больше зависит от дедуктив­ной скоординированности законов не потому, что правила дедукции варьируют от одного автора к другому, а потому, что если некоторые школы предпринимают значительные усилия для достижения дедук­тивной связанности (например, современные американские теории научения), то другие озабочены этим гораздо меньше. Но главную причину множественности форм объяснения следует искать в разно­образии «моделей»» (Пиаже, 1966а, с. 166-167).Несомненно также, что характер объяснения зависит и от других обстоятельств, в первую очередь, от характера проблемы и от объема имеющихся в этой области знаний,— при всем том, что в идеале иссле­дователь всегда стремится вскрыть прямые причинно-следственные связи. Своеобразные сдвиги в характере объяснения наметились,

^ Объяснение и понимание в психологии

например, в современной когнитивной психологии вследствие таких ее особенностей, как: 1) все возрастающая роль эксперимента; 2) ведущая роль информационных процессов в познании внешней реальности; 3) констатация определенной иерархически организованной структуры психического, в которой по-разному кодируется информация о внешней реальности (Роговин, Залевский, 1988).

Когнитивная психология делает шаг в направлении объяснения сложных психических феноменов, при этом особое значение приобретает понятие репрезентативности. Реп­резентативным является тот член класса, которому присущи основные особенности всего класса изучаемых явлений в целом.

В классе, с пози­ций когнитивной психологии, представлен код или совокупность кодов, в которых выражается объект в процессе познания. Прогресс методик исследования обеспечивает репрезентативность их результатов тем или иным классам, а прогресс теории — последующее истолкование резуль­татов кодирования.

Эксперимент позволяет увеличить наши знания о той или иной психической структуре (классе психических явлений), и в то же время — поскольку результаты исследования репрезентатив­ны — позволяет рассматривать их как конкретный случай свойственного данному классу способа кодирования.

Таким образом, понятие репрезентативности еще не обладает объяснительным статусом, но оно позволяет повысить эффективность объяснения, хотя и путем внесения в него дополнительных звеньев. Конечно, степень репрезентативности результатов экспериментально­го исследования может быть различной. Так, в работе Д. Бренсфорда и Д.

Франкса (Bransford, Franks, 1971) испытуемым предъявлялась фраза-прототип (содержащая всю информацию в рамках задания, она предъявлялась лишь для опознания) и фразы, содержащие частичную информацию; последние предъявлялись как для заучивания, так и для опознания.

Была отмечена явная тенденция к предпочтительному вос­произведению фразы-прототипа, хотя испытуемые ее и не заучивали. На основании подобных данных делаются выводы как о структуре запоминания визуально предъявляемой стимуляции, так и о соотноше­нии полного и частичного содержания в процессе запоминания.

Здесь фраза-прототип прямо репрезентирует структуру изучаемого класса психических явлений, но даже в случаях, когда суждение о репре­зентативности в большей мере косвенное, его использование в целях объяснения все же возможно.

Так, о системном характере ретенции можно судить по данным ассоциативного эксперимента в сочетании с хронометрией (Brooks, 1968); предъявление информации в ка­кой-либо одной модальности интерферирует с информацией в той же
Часть 1.

Современная психология как постнеклассическая наука

модальности, хранимой в долговременной памяти, но не затрагивает ее содержание в других модальностях (Morin, DeRosa, 1967); число возможных при решении задач способов действия (стратегий) огра­ничено, в основном, объемом оперативной памяти, и при увеличении трудности задания резко сокращается число используемых испытуе­мым гипотез (Bruner, Goodnow, Austin, 1956) и т.д. ' В тесной связи с отмеченной выше характеристикой объяснения как не только завершающего, но и промежуточного этапа исследова­ния, а также с возможностью множественности объяснения находится еще одна его особенность, на которой следует остановиться особо. Это — структурно-уровневая характеристика объяснения. П. Фресс формулирует это сжато в следующих словах: «Разумеется, виды объ­яснения могут быть весьма различными. Можно дать объяснение на уровне переменных ситуаций; можно определить, объясняется ли ряд результатов действием промежуточных переменных, существование которых постулируется (таким характером обладают факторы) и ста­тус которых изменяется в зависимости от их объяснительной ценности и соответствия другим промежуточным переменным. В самом деле, было бы ошибочным считать, что данному результату соответствует лишь один какой-то способ объяснения. Во всех случаях для каждого явления можно пользоваться различными «решетками для чтения шифра». Для всякого, кто ищет объяснения, основная ошибка будет состоять в том, чтобы принять какую-нибудь частную причину за главную причину» (Фресс, 1966, с. 151).

Мы хотели сделать особый акцент на том, что объяснение имеет структурно-уровневое строение не случайно — оно есть экстраполяция на самый процесс исследования внутренней логической структуры пред­мета психологии. В результате проведенных исследований мы, следуя таким мыслителям, как Аристотель, X. Джексон, П. Жане и Н.А.

Берн-штейн, пришли к заключению о возможности объяснять закономернос­ти многих видов деятельности их структурно-уровневой организацией (Желеско, Роговин, 1985; Залевский, 1976; Роговин, 1969, 1970, 1973, 1974, 1977, 1981, 1985; Роговин, Соловьев, Урванцев, Шотемор, 1977).

Под последней имеется в виду идеализированное соотношение целей и средств деятельности, когда уровень цели выступает как высший, т.е. направляющий и регулирующий, а средства образуют иерархическую структуру, подчиненную этому уровню цели.

Совершаемые человеком (в психологическом исследовании — испытуемым) действия осущест­вляются в рамках этой структуры, но вместе с тем они образуют и иную, уже динамическую (в нашей терминологии) акциональную (от франц.

.,…, ^ Объяснение и понимание в психологии -у>

action — действие; необходимо отличать акциональные уровневые струк­туры от уровневых структур личности, хотя между ними есть и много общего) структуру соответствия самих действий идеализированной структуре целей и средств. Уровни этой акциональной структуры опре­делены многими параметрами (адекватность цели, время, наличие или отсутствие ошибок, легкость выполнения, способ кодирования и т.д.). Следует отметить, что наличие акциональных уровней не очевидно, они являются результатом специально проведенного психологическо­го анализа. Важнейшим экспериментальным условием установления характера акциональных уровней в конкретном виде деятельности является введение неопределенности для решающего ту или иную задачу испытуемого. Как было установлено в работе Л.П. Урванцева (Урванцев, 1974), различные объективно имеющие место в деятельности рентгенолога виды неопределенности преодолеваются в процессе его деятельности определенными действиями: перцептуальная неопре­деленность — визуальным поиском, неопределенность репрезентации и семантическая неопределенность — описанием, концептуальная неопределенность — выдвижением диагностических предположений и установлением их обоснованности. Было показано также, что эти действия образуют иерархическую структуру с высшим уровнем цели. Низший уровень характеризуется самой высокой вариативностью, а наибольшая степень неопределенности типична для стратегии по­иска выделенной и зафиксированной патологии. На уровне описания вариативность значительно меньше, и она еще более уменьшается на уровне диагностических предположений. Связанное с переходом от одного уровня к другому перекодирование последовательно снимает неопределенность, но неполное «исчерпывание» информативности каждого уровня и преждевременный переход на более высокий уровень увеличивают риск ошибки. Более того, меняется характер ошибки суждения рентгенолога: ошибка на более высоком уровне принимает все более детерминированный, обобщенный характер, выражающийся в форме альтернативного выбора, и при этом в какой-то мере изменя­ются возможности ее исправления с помощью действий более низкого уровня. Здесь обнаруживается сложная диалектическая зависимость между действием и собственно познанием.Таким образом, мы констатируем наличие хотя и сложных, опос­редованных, но все же общих формально-смысловых элементов и их отношений в двух структурах — в предмете и в его объяснении, и по­этому рассматриваем этот способ объяснения как один из наиболее эффективных в современной психологии.

^ Объяснение и понимание в психологии j

Источник: http://zadocs.ru/psihologiya/5628/index.html

Ссылка на основную публикацию