Позиция непричастности — психология

Психологические позиции!»Вы — о’кей» ?

Позиция непричастности - психология

Автор Татьяна Мамай в 25 Август 2011. Опубликовано Психологические аспекты личности, Сам себе режиссер

В одном из своих постов http://sdelkassoboi.com/pouprazhnyajtesvdrug-prigoditsya/#more-1355, я предлагала Вам, мои дорогие читатели, посмотреть на варианты основных позиций, с которых мы смотрим на мир и действуем.

В сегодняшнем посте, предлагаю более расширенный вариант основных позиций, в иной «аранжировке». И, небольшие примеры, с помощью которых можно понять, в каких ситуациях просматривается расщепление личности.

Психологические позиции.

Занимая определённую психологическую позицию, люди, относительно себя, решают:

Я остроумный. Я глупый. Я сильный. Я ненормальный.Я славный. Я ужасный. Я ангел. Я дьявол.

Я все делаю неправильно. Я никогда не ошибаюсь.

Я лучше всех. Я не заслуживаю того, чтобы жить.

Когда люди занимают психологические  позиции  относительно других, они решают:

-Люди дадут мне все, что я захочу. Люди чудесны;

-Никто мне ничего не даст. У людей и в мыслях нет делать добро;

-Кто-нибудь мне поможет, когда возникнет необходимость;

-Когда мне что-нибудь  понадобится, никого не будет рядом;

-Меня все любят;

-Меня никто не любит;

-Люди симпатичны;

-Каждый человек ничтожен.

В основном, вышеприведенные позиции являются  позициями «Я — о’кей» или«Я — не о’кей»,  и «Вы — о’кей» или «Вы —  не о’кей».

Эти психологические позиции, принимаемые относительно себя и других,  образуют  четыре  основных типа  позиций.

Первая позиция: «Я  — о’кей, Вы — о’кей» —  психологически  здоровая позиция.   Люди  с  такой  позицией,   относительно  себя   и  других,   могут конструктивно решать свои проблемы. Их ожидания, вероятно, будут  адекватны.

Они признают значимость других. Но даже люди этой позиции, могут  изредка  испытывать чувства,  сходные с остальными тремя типами позиций.

Вторая,  или проективная, позиция: «Я — о’кей, Вы — не о’кей» —  это позиция людей, которые чувствуют себя обманутыми или преследуемыми, и поэтому обманывают  или  преследуют других.  Они  упрекают других  в  своих ошибках.

Аферисты   и  преступники,  часто  имеют   эту  позицию,  принимающую   форму параноидного поведения, которое в крайних своих проявлениях, может привести к убийству.

Третья, или  интроективная, позиция: «Я —  не о’кей, Вы  —  о’кей» — позиция  людей,  чувствующих  свое бессилие,  когда  они  сравнивают себя  с другими. Эта позиция приводит их к отдалению от людей, депрессии, и в крайних случаях, к самоубийству.

Четвертая, или позиция тщетности: «Я —  не о’кей,  Вы  — не о’кей» — позиция тех, кто теряет интерес к жизни, проявляет шизоидное поведение, и кто в крайних случаях совершает самоубийство или убийство.

Лозунг людей  с  первой позицией : «Жизнь  стоит того, чтобы жить».

На второй  позиции иные чувства:  «Ваша  жизнь немногого стоит».

На третьей позиции: «Моя жизнь немногого стоит».

И, с четвертой позицией: «Жизнь вообще ничего не стоит».

Пол и психологические позиции.

Психологические   позиции  зависят  также  от  пола.  При  формировании идентичности, личность  принимает две  позиции  или оценки себя, одна  из них является общей, а  другая  —  половой.  Иногда  эти позиции сходны, иногда различны. Например, некоторые принимают относительно  своей профессиональной деятельности  позицию о’кей, но как мужчины или женщины — позицию не о’кей.

Когда это происходит, они могут играть в такие половые игры, как «Насильник» или  «Катись отсюда».

Некоторые женщины говорят, что достигли профессиональных успехов, но не чувствуют себя женщинами.

Многие высказывания, отражают психологическую позицию по отношению к определенному полу.

Например:

-Я никогда не смогу понять мужчину/женщину;

-Я никогда не стану настоящим мужчиной/женщиной;

-Я красивый(красивая);

-Женщинам доверять нельзя;

— Женщины — это тираны;

— Мужчины — это тираны;

-Женщины милы и нежны;

— Мужчины защитят меня.

Некоторые люди принимают  психологическую позицию, считая, что один пол — о’кей, а другой — не о’кей.

— Мужчины умны, а женщины глупы;

-Мужчины порочны, а женщины чисты.

Приняв психологическую  позицию, личность старается укрепить её, чтобы сохранить  свое  восприятие  окружающего мира. Она  становится её  жизненной позицией, с которой  играют в  игры, и осуществляют  жизненный сценарий.  Чем резче  выражена  патология, тем  сильнее потребность  в  подкреплении  своей психологической позиции. Этот процесс можно изобразить следующим образом:

ПереживанияРешения-Психологические позиции-Сценарий, подкрепляющий Поведение.

А какая Ваша позиция?

Источник: http://sdelkassoboi.com/psixologicheskie-poziciivy-okej/

Н. А. Перепёлкина. Причастность или непричастность: некоторые особенности проведения СПФИ с людьми, находящимися в состоянии, близком к психическому истощению

Подробности Опубликовано: 21 Январь 2014 Просмотров: 1017

Причастность или непричастность:

некоторые особенности проведения СПФИ с людьми,

находящимися в состоянии, близком к психическому истощению

Н. А. Перепёлкина

ГУВД по Нижегородской области

В настоящее время чаще всего опрос с использованием полиграфа применяется при расследовании тяжких преступлений против личности. Использование полиграфа в расследовании подобных дел может помочь сузить круг подозреваемых лиц, определить лицо, причастное к совершению преступлению, исключить человека из категории подозреваемых, выбрать иное направление расследования.

Из практики работы полиграфологов ГУВД по Нижегородской обл. за последний период можно заметить, что выводы специалистов подчас становятся чуть ли не единственной возможностью человека доказать свою непричастность к совершению тяжкого преступления против личности, а для лиц, расследующих преступление, стимулом для рассмотрения иных направлений в деле.

Мы на практике всё чаще сталкиваемся с тем, что оперативные работники и следователи обращаются к нам уже тогда, когда проведены все возможные на тот момент оперативно-следственные мероприятия, но желаемого результата они не дали, более того, человека могут уже какое-то время содержать под стражей по подозрению в совершении преступления.

А бывает и так, что по роковому стечению обстоятельств против человека есть уже достаточно большой арсенал фактов, уличающих его в преступлении и в этом случае цель инициатора, при обращении к специалисту-полиграфологу, с его помощью получить признание от подозреваемого. В связи с этим показателен следующий пример: 13.11.2006 г. в кв. 412, д. 30 по ул. Мира г. Н.

Новгорода был обнаружен труп гр-ки К. с признаками насильственной смерти в виде проникающего ножевого ранения в область сердца, также из квартиры пропал сотовый телефон и золотые украшения убитой. В процессе расследования выяснилось, что убитая занималась проституцией, а квартиру, в которой произошло преступление, она снимала вместе со своей приятельницей гр-ой В. для встреч с клиентами.

Из показаний гр-ки В. стало известно, что в день убийства к ним пришёл клиент имени которого В. не знала, но ранее он уже неоднократно звонил и пользовался услугами гр. К. и В. В результате проведённых оперативно-разыскных мероприятий сотрудники милиции вышли на гр. П. Оперативным путём было установлено, что в тот период, когда предположительно произошло убийство гр-ки К., гр. П.

отсутствовал на работе и находился в районе совершения преступления, его автомобиль видели неподалёку от дома, где было совершено убийство. Также, гр-ка В. опознала гр. П. по фотографии как человека, который приходил в тот день к гр-ке К. Всё это для оперативно-следственной группы стало серьёзным основанием для подозрения гр. П. в убийстве гр-ки К.

, и следователи прокуратуры уже были готовы предъявить ему обвинение, о чём и сообщили гр. П. От специалистов-полиграфологов оперативники ждали только подтверждения уже полученных против гр. П. доказательств, а от самого гр. П. признания в убийстве гр-ки К. Работа с гр. П. была достаточно длительная.

Большую часть времени занимала именно предтестовая беседа, где основное внимание уделялось установлению ровного, спокойного контакта с гр. П. и сглаживанию сильнейшей эмоциональной реакции на вопросы, связанные с убийством гр-ки К. По результатам тестирования специалистом был сделан вывод о непричастности гр. П. к совершению этого убийства.

В итоге это дало возможность оперативно-следственной группе более глубоко проработать другие возможные версии и, соответственно, иных возможных участников преступления. Через несколько дней следствие вышло на другого человека, у которого было найдено похищенное имущество гр-ки К. и который практически сразу после задержания признался в убийстве гр-ки К.

На основании п.п. «а», п. 3.10 Инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан утверждённой Приказом МВД РФ № 437 от 28.12.1994 г. нам запрещено работать с людьми, находящимися в состоянии физического или психического истощения.

Но тут возникает вопрос о самом понятии «психическое истощение», которое совершенно не раскрыто в Инструкции, в связи с чем обоснованно использовать этот пункт на практике очень затруднительно.

Не вызывает никаких сомнений, что лица, уже содержащиеся под стражей по подозрению в совершении тяжкого преступления или те, которым предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления уже, как правило, находятся в стрессовом, подавленном психологическом состоянии.

Является ли это тем самым психическим истощением? По нашему мнению, является, так как в процессе реагирования человека на экстремальное воздействие (а встреча с нашей правоохранительной системой, тем более по такому поводу таковым и является) наблюдается и стадия тревоги, выражающаяся в резком падении сопротивляемости организма, и стадия сопротивления, характеризующаяся актуализацией адаптивных возможностей, и стадия истощения, для которой характерно стойкое снижение резервов организма. Психологические и поведенческие проявления такого состояния у человека могут быть весьма разнообразными. Наиболее типичными проявлениями являются изменения в протекании различных психических процессов (восприятия, внимания, памяти, мышления), в эмоциональных реакциях, изменения в мотивационной структуре деятельности, а также возможно нарушение двигательного и речевого поведения. Естественно, наблюдаются изменения в протекании физиологических процессов в организме человека1.

Конечно, оценивая все объективные факторы, мы как специалисты, должны отказываться от проведения тестирования в отношении таких лиц или переносить опрос на другое время, потому что высока вероятность получения неопределённого результата. Ведь основное наше требование, предъявляемое к опрашиваемому, – это отсутствие абсолютных и относительных психофизиологических противопоказаний.

Читайте также:  Мужчина стремится возбудиться - психология

Но реалии таковы, что мы подчас вынуждены работать с людьми чьё эмоциональное состояние на момент опроса очень близко, на наш взгляд, к психическому истощению.

И тут мы сталкиваемся с другой проблемой – с тем, кем нас хотят видеть в системе МВД? К сожалению, многие работники органов внутренних дел и прокуратуры, а в их число входят и люди, занимающие руководящие посты, как раз и видят в нашей процедуре только лишь «психологический допрос с пристрастием»2. Увы, но это до сих пор так.

И каково же бывает удивление сотрудников, когда мы сообщаем о непричастности человека, которая в последствии подтверждается конкретными фактами. Но каких усилий стоит нам работа с человеком, находящимся в очень сложном психоэмоциональном состоянии и как подчас высока цена нашей ошибки.

Но вернёмся к некоторым практическим аспектам нашей работы, к тому, что приходится нам как практикам применять в своей работе для того, чтобы добиться максимальной эффективности от тестирования даже в таких непростых ситуациях, когда общее психоэмоциональное состояние опрашиваемого оставляет желать лучшего.

При работе с такими людьми возникает целый ряд трудностей, в первую очередь, связанных с проведением предтестовой беседы. Среди основных, на наш взгляд, проблем можно назвать следующие:

  • общее подавленное психологическое состояние испытуемого, близкое к истощению;
  • сильное эмоциональное реагирование на любое упоминание о событии преступления и соответственно изначально «накрученные» проверочные вопросы.

Перечисленные выше трудности специалист должен решить на этапе предтестовой беседы с опрашиваемым. Ведь именно предтестовое интервью является наиболее психологически насыщенным этапом обследования, а в рассматриваемых нами случаях – той основной базой, которая обеспечит результат самого тестирования.

Работая с такими людьми, главной целью на первом этапе беседы является установление с ними доверительного контакта. Важно убедить опрашиваемого в том, что основная задача специалиста – помочь доказать его непричастность.

В этой связи используются приёмы, направленные на демонстрацию уважительного отношения к личности опрашиваемого, понимание и принятие проблем этого человека с целью добиться последующего взаимопонимания.

Всем нам хорошо известно, что установить взаимопонимание и в дальнейшем поддерживать его можно с помощью правильной расшифровки невербальных сигналов и демонстрировать то же или отражать их словно в зеркале.

Телесная зеркальность и совпадение в целях установления взаимопонимания относятся к самым первым и наиболее широко известным приёмам НЛП. Совпадение – это процесс наблюдения за человеком и последующего копирования его поведения (например, принятие той же позы или повторение жестов)3.

Тут очень важно не «перегнуть палку», копируя жесты другого человека. Вот несколько типов совпадения, которые чаще всего используются в ходе беседы: копирование наклона головы и разворота плеч, совпадение жестов, совпадение движений верхней или нижней частей тела, копирование темпа и характера движений собеседника.

Хорошо понять и оценить информацию, полученную от собеседника, помогают приёмы активного слушания. Кроме этого, использование приёмов активного слушания может побудить собеседника к ответам, направить беседу в нужное русло. Целью использования этих приёмов является получение максимально полной и точной информации для принятия верного решения.

Среди основных приёмов, используемых при активном слушании, можно выделить следующие:

  • поощрение собеседника («Да–да», «Очень интересно», «Я Вас слушаю» и т. п.);
  • уточнение («Что вы имеете в виду, говоря о…?», «Что значит…?» и т. п.);
  • дословное или почти дословное повторение слов собеседника («Если я Вас правильно понял, Вы…?», «То есть Вы считаете, что…?» и т. п.);
  • выражение сопереживания, понимание чувств собеседника («Я понимаю Ваше состояние», «Ваше возмущение можно понять» и т. п.);
  • выдвижение гипотез и подведение итогов, позволяющие уточнить, насколько верно были поняты слова собеседника («Таким образом, можно сделать вывод о том, что….», «Вы хотите сказать, что….» и т. д.).

Таким образом, основная цель на первом этапе работы с опрашиваемым – добиться мотивации сотрудничества, а это станет ценной основой для решения последующих задач.

Невиновный подозреваемый почти всегда испытывает страх (из-за обвинения в тяжком преступлении, содержания под стражей, страха за свою будущую судьбу и репутацию, боязни, что на него «повесят» все преступления), а тот, кто испытывает генерализованный страх, может сильнее реагировать на значимые вопросы, чем на контрольные. В связи с этим на следующем этапе предтествой беседы необходимо очень серьёзное внимание уделить обсуждению значимой и контрольной тематики, причём основные усилия направляются на сглаживание сильной эмоциональной реакции, связанной с произошедшим событием, смещение установки испытуемого на контрольную тему.

В процессе беседы сначала выясняется степень осведомлённости опрашиваемого о совершённом преступлении. В подавляющем большинстве случаев человек знает все основные детали преступления, в связи с этим применение тестов методики выявления скрываемой информации затруднено. Опрашиваемому предлагается рассказать всё, что ему известно о совершённом преступлении.

Естественно, специалист постоянно контролирует рассказ человека, задавая уточняющие вопросы, выясняя отношение опрашиваемого к этому преступлению, обсуждая его версии и возможные подозрения по данному делу. Также подводится промежуточный итог в беседе, резюмируется то, что рассказал опрашиваемый, затем происходит переход к обсуждению контрольной тематики.

Конечно, у каждого специалиста есть свои приёмы перехода от проверочных вопросов к контрольным. Нам хотелось бы рассказать об одном из таких приёмов, неоднократно и успешно используемом именно при опросе лиц, которые испытывают сильный страх и волнение из-за подозрения его в совершении тяжкого преступления.

Приступая к обсуждению контрольной темы, опрашиваемому задаётся общий (открытый) вопрос для выяснения точки зрения опрашиваемого относительно причины проведения тестирования именно в отношении его (например: «Как Вы думаете, почему сотрудники милиции высказывают Вам своё недоверие и решили проверить Ваши объяснения с использованием полиграфа?») После ответа на этот вопрос опрашиваемому сообщается «истинная» цель тестирования – возможное участие его в преступлениях в прошлом, о чём у сотрудников милиции, якобы, есть информация. В связи с этим очень показательным был следующий случай. В марте 2007 г. в гаражном массиве одного из районов Н. Новгорода был обнаружен труп девушки, которая в последствии была опознана как гр-ка С., с признаками насильственной смерти в виде асфиксии. Подруга убитой сообщила, что гр-ка С. вечером на улице села в автомашину ВАЗ предположительно 2105, в которой находилось трое мужчин и уехала с ними в неизвестном направлении, после этого живой гр-ку С. уже никто не видел. По подозрению в совершении этого преступления был задержан один из сотрудников ППС гр. Н. Подруга потерпевшей опознала его по фотографии как человека, находящегося в том автомобиле, в котором уехала убитая. После этого гр. Н. был задержан по ст. 91 УПК РФ и к моменту проведения тестирования уже два дня содержался в ИВС. В начале беседы гр. Н был очень сильно подавлен, физически утомлён, во время разговора о преступлении его больше всего волновало то, как его задержание скажется на работе и репутации. Но, когда специалист перешёл к обсуждению контрольной тематики, затрагивающей вопросы о его возможном совершении преступлений в прошлом, в частности преступления, связанные с исполнением им служебных обязанностей, являясь сотрудником ППС, произошло явное изменение в поведении опрашиваемого. Именно после обсуждения с гр. Н. контрольной тематики и тех признаний, которые он сделал на этом этапе беседы, у специалиста появились серьёзные сомнения в том, что он причастен к расследуемому убийству, а результаты непосредственно тестирования (тестирование проводилось по тестам методики контрольных вопросов, потому что «добросовестная» работа оперативных сотрудников свела к минимуму возможность применения тестов МВСИ) показали непричастность гр. Н. к убийству девушки. В последствии дальнейшая работа следственно-оперативной группы, подтвердила непричастность гр. Н. к совершению этого преступления и он был освобождён из ИВС.

Приведённые выше примеры и способы работы – это лишь малая часть того, с чем мы каждый день сталкиваемся на практике. От нас, как правило, ждут причастного заключения и именно этот результат в отчётах считается показателем эффективной работы полиграфолога. Но как же важен подчас обратный результат – какую ценность может иметь непричастное заключение.

В завершение хотелось бы отметить, что, с одной стороны, мы работаем в очень хорошее время – масса новых приборов, большие возможности для повышения квалификации, потребность в нашей работе высока.

Но, с другой стороны, есть устаревшая и очень скудная законодательная база, регулирующая нашу деятельность, неверное понимание возможностей тестирования со стороны работников милиции и прокуратуры.

Ведь для того, чтобы результат тестирования был максимально эффективен недостаточно только хорошего прибора и профессионального специалиста, необходимо, чтобы физическое и, что очень важно, психическое состояние опрашиваемого было оптимальным, а это в первую очередь зависит от следователей и оперативных работников. Также много времени тратится на то, чтобы донести до работников прокуратуры и некоторых работников милиции, что полиграф – это не просто прибор для выявления лжи, а специалист – не просто оператор, нажимающий на кнопки.

Источник: http://xn--h1anfn.xn--p1ai/publikatsii/n-a-perepjolkina-prichastnost-ili-neprichastnost-nekotorye-osobennosti-provedeniya-spfi-s-lyudmi-nakhodyashchimisya-v-sostoyanii-blizkom-k-psikhicheskomu-istoshcheniyu

Жизненная позиция

Всё то, о чем человек мыслит, думает, делает, представляет его жизненную позицию. На первый взгляд, кажется, что может быть общего между отношением к окружающему миру и нравственностью? Оказывается, всё в этой жизни взаимосвязано.

Жизненная позиция помогает нам преодолевать трудности жизни, взлёты и падения. Она выражается во всех областях деятельности: трудовой, этической, внутренней, общественной, политической.

Люди начинают формировать жизненную позицию с самого рождения. Как будет развиваться ребёнок, в большей степени зависит от близкого окружения. Это родители, бабушки, дедушки, воспитатели, учителя. На данном этапе закладывается фундамент жизни в социальной сфере. От гармоничных отношений в семье, школе, на работе формируется личность.

Читайте также:  Мышление - психология

В чём отличие жизненных позиций

Главным секретом самореализации личности является активная жизненная позиция. Смелость, инициатива – вот та небольшая толика, формирующая к намеченной цели. Такие люди часто становятся лидерами в коллективе и среди друзей. Пассивные личности только следуют за ними, хотя имеют свою точку зрения, но не желают ее отстаивать.

Видовые особенности активной жизненной позиции

Негативная
Люди с негативной жизненной позицией направляют энергию на отрицательные поступки. Они причиняют окружающим массу неприятностей. Их жизненное кредо – навязать обществу своё мнение, конкретные цели, которых наносят колоссальный вред, а не пользу. Зачастую такие люди являются главарями бандитских групп и формирований.

Позитивная
Высокая нравственность человека, позитивный образ жизни, неприемлемость ко злу.

Пассивные люди ведут инертный образ жизни. Они равнодушны к нашей действительности. Пессимисты никогда не участвуют в решении трудных вопросов, проблемы общества обходят стороной. За свои слова никогда не отвечают, пообещав что-то, часто обманывают. Поведение людей напоминает нам страуса со спрятанной головой. По их мнению, это наиболее удобный способ огородить себя от ненужных ему проблем.

Пассивность и отрицательные жизненные цели, практически, идентичные понятия. От бездействия и нежелания помочь в трудную минуту случается много различных преступлений и выплеска несправедливости.

Виды пассивной жизненной позиции

  • Покорность;
  • Полнейшая инертность;
  • Разрушительное поведение;
  • Возбуждение.

Люди первой категории никогда адекватно не реагируют на возникшие проблемы. Они встают на позицию выжидания и ждут, когда другие разрешат проблему или опасную ситуацию.

Покорный человек будет до конца своей жизни идти по «проторенной» кем-то дороге. Он четко соблюдает правила, не задумываясь об их потребности и соответствия.

Третья категория людей склонна к интенсивной жизненной позиции, которая направлена не туда, куда нужно. Всплеск эмоций, суета, шум, лишённый конструктивных целей, никогда не приводят к положительному результату.

Последняя категория пессимистов не менее серьезна для общества. Все свои беды, неудачи, злость они выплёскивают на посторонних, совершенно непричастных к их проблемам, людей. Например, море негатива выплёскивает мать на своих детей, неудачно вышедшая замуж. Ни в чём не повинные существа расплачиваются за нерадивых родителей. Подобных примеров можно привести массу.

Жизненная позиция начинает формироваться с раннего детства и продолжает укрепляться или ослабевать во время продолжения жизненного цикла. Посмотрите на себя со стороны, оцените свои поступки. Возможно, что-то вы делаете не так. Если результаты вас не впечатляют, то постарайтесь изменить себя. У вас ещё есть на это время!

тэги: личностный рост, развитие личности

Источник: http://anima-vita.ru/2015/04/zhiznennaja-pozicija/

Что такое проксемика в психологии, невербальные коммуникации

Что такое проксемика в психологии, невербальные коммуникации

Человек является социальным существом и не может жить без общения и взаимодействия с другими людьми. Но каждый индивид имеет свое личное физическое пространство, которое он в общении с одними людьми сокращает, а с другими, наоборот, увеличивает. Это зависит от типа взаимоотношений.

Психологи давно изучают особенности пространственных отношений между людьми. Этим занимается определенная область психологии, которая называется проксемика. Давайте рассмотрим, что же изучает эта наука.

Как зародилась проксемика?

Американский психолог и антрополог Эдвард Холл был одним из первых, кто начал изучать такую сферу психологии, как пространственные отношения между людьми. Он утверждал, что каждый человек стремится иметь свое личное физическое пространство и самостоятельно организовывать его. Это является его биологической потребностью.

Изучая особенности пространственных отношений между людьми, Эдвард Холл в 1969 году написал книгу «Молчаливый Язык», в которой и осветил вопросы, посвященные пространственным отношениям. Также он ввел в психологию термин «проксемика», обозначив им физическую дистанцию, которую соблюдают люди в процессе общения.

Таким образом, проксемика – это область психологии, изучающая пространственные условия общения людей.

Существуют и другие науки, изучающие особенности невербальной коммуникации, например, кинесика и такесика. Первая исследует жесты, мимику и пантомимику человека, вторая – невербальное общение людей, осуществляемое с помощью прикосновений друг к другу.

Виды дистанций во время общения

Эдвард Холл выделял четыре типа дистанций, которые соблюдают собеседники в процессе коммуникации: интимная, личная, социальная и публичная дистанция. Рассмотрим каждую из них более подробно.

Интимная дистанция

Интимную дистанцию человек соблюдает только в общении с самыми близкими людьми – членами семьи, возлюбленными. Близкие друзья тоже зачастую используют при общении интимную дистанцию. Она составляет от 15 до 50 см. Чем более близкие отношения между собеседниками, тем короче их дистанция. Например, влюбленные пары часто стремятся сократить свою дистанцию до минимума.

Психологи подметили, что размер интимной дистанции варьируется у представителей разных стран. Это связано с особенностями культуры и традиций каждого народа.

Находясь в интимной зоне, собеседники имеют возможность прикасаться друг к другу. Недостаточно коммуникабельные люди стараются расширить свою интимную дистанцию, особенно при общении с малознакомыми людьми. Как правило, они избегают толпы и общественного транспорта, где пассажиры вынуждены буквально прижиматься друг к другу.

Индивиды, склонные к агрессии, неосознанно стремятся увеличить свою интимную дистанцию. Для этого они могут сидеть, развалившись на стуле, размахивать руками во время беседы, широко расставлять ноги. Проникновение другого человека в их интимную зону зачастую вызывает агрессию и недовольство.

Люди, которые симпатизируют друг другу, стараются держаться на близком расстоянии. Если же человек испытывает к своему собеседнику неприязнь, он неосознанно стремится отодвинуться от него подальше. Любящие супруги имеют очень короткую интимную дистанцию. Супружеские пары, которые недовольны своими отношениями, наоборот, увеличивают свою интимную зону.

Личная дистанция

Личная зона используется в дружеском и деловом общении. Ее расстояние составляет от 50 до 120 см. Личную дистанцию также можно разделить на ближнюю и дальнюю. Ближняя предназначена для общения с друзьями и родственниками, а дальняя – для коллег и деловых партнеров.

На размеры личной дистанции влияют и национальные особенности. Например, в России принято находиться к собеседнику гораздо ближе, нежели в США. Американцы предпочитают общаться друг с другом на более далеком расстоянии, а россияне такое положение вещей могут воспринять, как неуважение или высокомерие. Поэтому люди, приезжающие в чужую страну, нередко испытывают дискомфорт.

Кроме национальных особенностей, на личную дистанцию влияют и индивидуальные характеристики человека. Например, экстраверты, оптимисты, коммуникабельные и уверенные в себе люди стараются держаться поближе к собеседнику. А вот интроверты, люди, имеющие негативное мировосприятие, неуверенные в себе и страдающие комплексами, наоборот, стремятся увеличить расстояние между собой и собеседником.

На личную дистанцию влияют и возрастные факторы. Дети и пожилые люди любят находиться на близком расстоянии, а молодежь и люди среднего возраста располагаются подальше от собеседника. Это объясняется степенью уверенности в себе и личной защищенностью.

Социальная дистанция

Расстояние, предназначенное для общения с малознакомыми и незнакомыми людьми, а также деловыми партнерами, пересекаться с которыми приходится не очень часто, называется социальной дистанцией. Ее величина составляет 120–350 см. Именно на таком расстоянии обычно держатся люди, которые незнакомы друг с другом.

Социальная дистанция позволяет отвести взгляд от собеседника, если общаться с ним не хочется, и тем самым показать ему свою незаинтересованность в предмете беседы.

Публичная дистанция

Эта дистанция предназначена для выступлений перед аудиторией. Ее величина составляет от 350 до 750 см. Именно на таком расстоянии обычно располагается человек, выступающий перед группой.

В маленьких помещениях лектор, оратор или артист располагается на более близкой дистанции к зрителям, а в больших залах – на более дальней.

Публичная дистанция не предназначена для знакомства, а только для выступлений.

Пространственное расположение собеседников

Проксемика изучает не только расстояние, на котором держатся собеседники, но и особенности их ориентации в пространстве по отношению друг к другу.

Специалисты по бизнес-тренингам знают, что успех деловых переговоров во многом зависит от атмосферы, которая царит в кабинете.

Поэтому они рекомендуют руководителям рассаживать деловых партнеров таким образом, чтобы они были психологически настроены на конструктивное общение.

Очень часто во время делового или дружеского общения собеседники сидят за столом. Исходя из этого, психологи выделяют четыре вида позиций, которые участники общения могут занимать.

  • Угловое расположение. В этом случае собеседники размещаются по диагонали, разделяемые углом стола. Обычно так общаются друзья, родственники и хорошие приятели. В такой позиции хорошо видно собеседника, и можно свободно наблюдать за его жестами и пантомимикой. Угол стола выступает в качестве небольшого разделительного барьера, необходимо для поддержания психологического комфорта индивида. В угловом расположении нет разделения стола на территории.
  • Позиция делового общения. В этом случае собеседники располагаются рядом, по одной стороне стола. Такое расположение обычно занимают люди, которые выполняют совместную работу. В этой позиции очень удобно вместе просматривать документы.
  • Конкурирующе-оборонительная позиция. В этом случае собеседники сидят друг напротив друга по разные стороны стола. Такую позицию занимают оппоненты, каждый из которых имеет свой взгляд на обсуждаемую проблему. Именно такое расположение партнеров часто можно увидеть на деловых переговорах. Собеседники, находящиеся в конкурирующе-оборонительной позиции, разделены столом, а это не способствует созданию атмосферы доверительной, непринужденной беседы. Если партнеры желают найти решение проблемы, которое устроит обе стороны, им желательно занять другую позицию, например угловую.
  • Независимая позиция. В этом случае люди располагаются по разные стороны стола подальше друг от друга, а если они сидят на скамейке, то стараются отодвинуться. Такое расположение свидетельствует о том, что они не заинтересованы в общении друг с другом. Людей, сидящих таким образом, можно увидеть в читальном зале библиотеки, в кафе или на скамейке в парке.
Читайте также:  Иждивенец - психология

Недаром руководители многих фирм стараются проводить деловые переговоры не за прямоугольным, а за круглым столом. Стол, лишенный углов, подсознательно настраивает партнеров на миролюбивую беседу. Собеседники, сидящие за круглым столом, чувствуют себя в одинаковом положении, поэтому больше склонны к компромиссам.

Подводя итог, можно сказать, что проксемика является нужной и полезной областью психологии. Изучая особенности пространственных отношений между людьми, можно понять характер любого собеседника или делового партнера и найти к нему подход.

Источник: http://YaPsiholog.ru/proksemika/

Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии

Привлечение к уголовной ответственности связано с резким изменением в жизнедеятельности человека, вызывая у одних людей повышенный уровень тревожности, чувство обреченности, отчаяния, безысходности, полной зависимости от лиц, осуществляющих правосудие, у других — чувство озлобленности, агрессивности, активного противодействия правосудию.

Особенно драматично психическое состояние привлеченного к уголовной ответственности невиновного лица.

Внезапно свалившееся на него несчастье резко дезорганизует его психику, порождает неадекватные поведенческие поступки, которые могут быть интерпретированы малоопытным следователем как улики поведения.

Резкое снижение защитных возможностей повышает неадекватность действий обвиняемого по самозащите. Стремясь положить конец неопределенности, невиновный может прибегнуть даже к самооговору.

Допрос обвиняемого и подозреваемого содержит много общих сторон, однако в допросе этих лиц есть и существенные различия. Они обусловлены прежде всего их различным процессуальным положением.

Допрос подозреваемого осуществляется немедленно (или не позднее 24 часов) после его задержания или взятия под стражу в условиях, когда в отношении его собраны данные, недостаточные для предъявления обвинения.

Либо следователь еще не располагает достаточными доказательствами для его изобличения, либо доказательства еще не проверены, что обязывает следователя использовать в отношении подозреваемого осторожную и многовариантную тактику допроса.

Поскольку в материалах дела нет достаточных сведений о личности подозреваемого, допрос проводится на ограниченной исходной информационной базе и всегда в условиях острого дефицита времени на его подготовку.

Однако допрос подозреваемого сразу же после его задержания или ареста имеет и некоторое Преимущество.

В отличие от обвиняемого, который может тщательно подготовиться к допросу, подозреваемый не в состоянии детально обдумать, всесторонне обосновать ложную версию, его ложные показания обычно содержат явные противоречия.

В процессе допроса подозреваемому задаются прежде всего те вопросы, ответы на которые уже известны следователю. При этом выясняется позиция подозреваемого в отношении правосудия.

Существенную роль при допросе подозреваемого играет адекватная интерпретация динамики его текущих эмоционально-волевых состояний. Известно, что проявления эмоционального состояния человека не имеют доказательственного значения.

Однако эмоциональное состояние может иметь оперативно-ориентирующее значение. Так, постоянное волнение при определенных вопросах, уход от каких-то тем должны побудить следователя к более тщательному выявлению причин такого поведения.

При допросе подозреваемого следователь должен проявлять большую осторожность в использовании фактического материала, ибо малейшие неточности в его использовании резко ослабляют позиции следователя.

Следователь должен всегда помнить, что подозрения в отношении лица могут возникнуть в силу неблагоприятного стечения обстоятельств, ошибки, заблуждения, оговора.

Основная задача следователя — получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию.

При этом необходимо четко выделить такие обстоятельства, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление. Особое внимание следует обратить на сокрытие фактов, известных следствию.

Большую роль в допросе подозреваемых имеет метод косвенных вопросов — вопросов, существенных для расследования, но маскируемых среди внешне безопасных, как бы далеких от расследования тем.

При этом анализируется осведомленность подозреваемого об участниках расследуемого события, о времени и месте его совершения, орудиях и способах преступления, других обстоятельствах преступления.

Следует своевременно блокировать возможные ложные утверждения подозреваемого, ослабляющие значение имеющихся доказательств. (Так, найденная при обыске у подозреваемого ценная вещь, принадлежащая убитому, может быть объяснена подозреваемым как купленная им у неизвестных лиц.

Если же вначале будет задан вопрос о покупках подозреваемого в последнее время и в перечне покупок данная вещь не будет указана, то такой косвенный вопрос предупредит его возможное ложное утверждение.)

При допросе подозреваемого следователь еще не располагает всеми доказательствами: повышенным односторонним интересом к отдельным вопросам следователь может выдать подозреваемому информацию о дефиците доказательств. Поэтому косвенные, второстепенные вопросы уместны и как средство маскировки подлинных устремлений следователя.

Исходя из своей гиперзащитной позиции, подозреваемый ориентируется на информацию о возможностях получения следователем изобличающих доказательств.

В связи с этим избирательно-психологическое воздействие оказывает на подозреваемого демонстрация следователем возможности криминалистической экспертизы.

Отдельные факты, которые могут укреплять запирательство подозреваемого, предпочтительно скрывать (например, факт гибели жертвы).

В ряде случаев допрос сочетается с другими следственными действиями (проверка показаний на месте, следственный эксперимент, предъявление для опознавания, очная ставка), результаты которых изобличают ложность показаний подозреваемого, усиливают у него чувство неотвратимости наказания.

Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу дать ложные объяснения.

Следователь должен предъявить все то, что может повысить изобличающую силу доказательств, предварительно нейтрализовав возможные аргументы допрашиваемого лица, способные опорочить эти доказательства.

Сила предъявляемых доказательств психологически повышается при объяснении логики их взаимосвязи.

При допросе нескольких подозреваемых по делам о групповых преступлениях следователь использует психологические феномены межличностного взаимодействия — различие интересов членов группы, соперничество, антагонизм — все то, что нарушает согласованность групповых позиций. Используется стремление отдельных членов группы преуменьшить свою роль в совершенном преступлении.

В случае отказа подозреваемого от показаний (психологически наиболее сложная ситуация допроса) следователь в благожелательном тоне разъясняет, что подозреваемый упускает возможность самозащиты, раскрытия смягчающих ответственность обстоятельств.

Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи, следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания, формирует у него чувство неизбежности установления истины и целесообразности чистосердечного раскаяния.

Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. Однако детальный допрос в этих случаях выявляет незнание подозреваемым обстоятельств, относящихся к месту якобы его пребывания. (Так, подозреваемый утверждает: «сидел дома, смотрел телевизор», «был в театре», но не в состоянии ответить на вопрос следователя о названии и содержании увиденного.)

Детальная проработка легенды также обнаруживает ложность алиби, поскольку детали второстепенных обстоятельств люди обычно не запоминают. Однако не следует спешить с изобличением всех противоречий и ложных утверждений подозреваемого. Это может насторожить подозреваемого, повысить его самоконтроль или привести к отказу от дачи показаний.

Коммуникативный контакт может быть нарушен и крайним недоверием следователя к показаниям подозреваемого, удовлетворением, вызванным незначительными противоречиями подозреваемого. Кроме того, это косвенно свидетельствует об отсутствии у следователя других веских доказательств виновности подозреваемого.

При допросе подозреваемого обычно широко используются так называемые улики поведения — его повышенный интерес к месту происшествия и результатам осмотра, состоянию здоровья потерпевших, действия, направленные на избежание ареста, и т. п.

Особенно детально следует вести допрос подозреваемого по обстоятельствам, хорошо известным следователю. При этом тактически целесообразно направлять, детализировать показания, расходящиеся с истиной, что создаст у подозреваемого впечатление о хорошей осведомленности следователя.

Сложной тактической ситуацией является самооговор, который в большинстве случаев связан с психическими сдвигами в личностных ориентациях, вызываемых в результате тактических просчетов следователя, ошибочных подозрений и обвинений, нарушений прав личности. Возможен самооговор и с целью скрыть другое, более тяжкое преступление, содействовать уклонению от ответственности ближайших родственников и т. п.

Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачения других ложных показаний: детальный повторный допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия показаний имеющимся доказательствам. Признаком самооговора могут быть частые, навязчивые уверения в честности признания, схематичность, заученность показаний, неспособность лица сообщить факты, которые должны быть известны лицу, совершившему преступление.

Допрос обвиняемого проводится по пунктам предъявляемого ему обвинения. Своими объяснениями обвиняемый подтверждает или отрицает свою вину — личную причастность или непричастность к расследуемому событию.

Обвиняемый, подозреваемый не несут уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний, поскольку всегда заинтересованы в благоприятном для себя исходе дела. Закон не обязывает их действовать в ущерб своим интересам. Принуждение обвиняемого к даче показаний карается законом.

Признание обвиняемым своей вины не является исключительным, наиболее сильным доказательством; оно не имеет преимущественного значения и, как все другие доказательства, подлежит проверке и оценке. Признание может быть положено в основу обвинения лишь в случае его подтверждения совокупностью доказательств.

Правдивость показаний обвиняемого в определенной мере стимулируется четким и доступным разъяснением ему значения чистосердечного раскаяния как обстоятельства, смягчающего его ответственность. Акцент должен делаться не на признании вины, а на раскаянии, существенной стороной которого является всемерное содействие следствию в полном и всестороннем расследовании преступления.

Психология bookap

Обвиняемому следует разъяснить, чем его ложная позиция может повредить ему. (Так, невозвращение похищенных им материальных ценностей может привести к конфискации имущества, предъявлению гражданского иска.

) Иногда можно указать обвиняемому на то, что от его правдивости зависит судьба невиновных людей, на которых может пасть ложное подозрение.

Однако повышенный интерес к получению признания вины может создать у обвиняемого впечатление, что следствие не располагает достаточными доказательствами его виновности.

В случае правдивого признания допрос обвиняемого также должен отвечать ряду тактических требований: вопросы следователя должны обеспечивать полноту показаний, по всем существенным для дела обстоятельствам должны быть получены исчерпывающие показания., Должны быть особенно тщательно выявлены те стороны обстоятельств, достоверность которых может быть проверена; причины, приведшие обвиняемого к преступлению; данные о личности обвиняемого, сведения о соучастниках.

Источник: http://bookap.info/book/enikeev_yuridicheskaya_psihologiya_s_osnovami_obshchey_i_sotsialnoy_psihologii/gl88.shtm

Ссылка на основную публикацию