Развитие эмоциональной сферы шизоида — психология

Симптомы и методы лечения нарушений эмоциональной сферы

Развитие эмоциональной сферы шизоида - психология

Любое событие или происходящая ситуация в жизни человека сопровождаются определёнными эмоциями. Каждый из нас хотя бы раз в жизни ощущал неимоверное состояние эйфории, необъяснимую грусть, радость встречи с близкими и любимыми или же полную опустошённость.

Проявление безграничного спектра эмоций напрямую зависит от нашего психического состояния и окружения, которое часто диктует конкретные поведенческие и эмоциональные рамки. Ведь далеко не каждый человек способен на нестандартные, иногда граничащие с безумием, поступки.

Вы смогли бы встать посреди улицы и, не обращая ни на кого внимания, крикнуть во весь голос «Я счастлив(а)»? Или же любую другую фразу? Думаю, что вряд ли, ибо в Вас, как и во многих других людях, заложены социальные модели поведения и проявления эмоций, которые не предусматривают подобных эксцентричных поступков.

Таким образом, личностные стереотипы и ограничения скапливают внутри нас огромное количество невыраженных эмоций, будь то нечаянная радость или ощущение грусти. Эмоциональное напряжение с каждым днём растёт всё больше, погружая нас в состояние психического расстройства.

Со временем, даже при большом желании, эмоции не будут иметь свободный выход, так как очень долгое время человек содержал их в себе и попросту разучился их выражать.

Образуется нарушение эмоциональной сферы, которое влечёт за собой разлад всей психофизической системы организма.

Значение эмоций и настроения в жизни человека

Эмоция – это настолько тонкое и неосязаемое чувство, постоянно лабильное и зависящее от бесчисленного количества имманентных и внешних факторов, что нуждается в тщательной проработке и осознании со стороны индивида.

Эмоции регулируют психическую и телесную жизнедеятельность организма, задействуя при необходимости способы психологической защиты и адаптации к создавшейся ситуации. Они направлены на чёткое выражение нашего внутреннего душевного состояния, способны высказать больше, чем обычные слова.

Если убрать эмоциональную экспрессию с каждого выговариваемого слова, получится монотонный, неинтересный, лишённый всякого смысла текст. Эмоциональная окраска речи, действий, поступков делает нашу жизнь ярче и осмысленнее, даёт возможность лучше понять имманентное состояние собеседника и найти с ним общие точки соприкосновения.

Проявление эмоций очень характерно в различных душевных песнях, кинофильмах, театральных выступлениях. Без эмоционального выражения искусство потеряло бы всякий смысл.

Фактор настроения также напрямую зависит от эмоций, и наоборот. При хорошем, позитивном настрое индивид выражает доброжелательные, искренние эмоции, тогда как в угнетённом состоянии духа наши эмоции меняют свою окраску на противоположную.

Смена настроения сказывается на изменении эмоций, что может повлечь за собой конфликты с окружением, психологический разлад внутри семьи или коллектива, ссору с близким человеком.

Особенно это касается нарушений эмоциональной сферы, где человек часто бросается из одной крайности в другую, становясь впоследствии эмоциональным импотентом и приобретая различные формы психических расстройств.

Способы исследования эмоций

Мимика лица и речевая окраска играют огромную роль в распознавании и исследовании эмоций. Ещё во времена СССР были разработаны методики для определения стандартного набора эмоций, таких, как гнев, печаль, радость, страх, отвращение, удивление.

Существуют физические и психологические показатели выражения эмоциональной сферы человека. К физиологическим признакам можно отнести колебания сердцебиения, артериального давления, кожно-гальваническую реакцию, температуру кожи на кончиках пальцев, психомоторные показатели.

При волнении и ощущении страха у человека данные могут повышаться или понижаться, в зависимости от типа характера личности. В середине двадцатого века была разработана электромиографическая методика распознавания эмоций по мимике и выражению лица.

По данным исследований было обнаружено, что при отрицательных эмоциях у человека задействуется 41% лицевых мышц.

Психологи и физиологи до сих пор расходятся во мнении, верно ли интерпретировать нарушения эмоциональной сферы при помощи физиогномики, так как некоторые мимические жесты могут навязываться социумом или быть контролируемыми самим человеком.

Психологические методы направлены на определение имманентного состояния человека и выявление нарушений его эмоциональной сферы.

Сюда входит комплекс тестов и опросников, выявляющих эмоциональные особенности человека, также портретные методы (испытуемым показывают портрет человека, давая ему определённую характеристику, и далее испытуемый должен описать своё впечатление об изображённом человеке).

Эффективным методом определения эмоциональных нарушений является дневник эмоций, куда человек должен записывать все эмоции, проявленные в течение дня, чтобы после их проанализировать. Определение эмоций по графическому эталону помогает выявить психическую реакцию человека и состояние его эмоциональной сферы.

При нарушении эмоциональной сферы физиологические и психологические данные будут иметь неудовлетворительные показатели. В состоянии эмоционального разлада человек не способен давать объективную оценку предлагаемым ситуациям или людям, он концентрируется исключительно на внутренних ощущениях, может впадать в истеричное состояние.

Симптомы эмоциональной нестабильности

Симптоматика проявления нарушений эмоциональной сферы довольно обширна.

Эмоциональные колебания вызывают неблагоприятные стрессовые ситуации, действия, имеющие продолжительный срок и наносящие непоправимый вред психике человека.

Изменение общего эмоционального фона может быть первым сигналом развивающейся душевной болезни. За возникновение и реализацию эмоций отвечают кора головного мозга, вегетативная и двигательная системы.

Нарушения эмоциональной сферы могут быть вызваны как сбоем в функционировании организма, так и влиянием внешних факторов, усугубляющих психическое напряжение человека. Вследствие этого возникают синдромы, способствующие дальнейшему разладу эмоциональной сферы.

  • Депрессия определяется стойким угнетённым состоянием личности, негативными мыслями, тоской и беспричинной грустью. Больной воспринимает все события с чувством безысходности, что может привести к дальнейшему самоубийству. Депрессия может возникнуть при гипертонической болезни или гепатите.
  • Мания (маниакальный синдром) проявляется в повышенном настроении, двигательном и психическом возбуждении, выражающемся быстрой моторикой речи и жестов. Характерно преобладание низших эмоций (неумеренная тяга к еде, сексуальным удовольствиям), повышенной самооценки вплоть до мании величия.
  • Дисфория несёт в себе ежедневный агрессивный настрой к окружающему миру, выражается в угрюмом настроении, вспышках гнева, беспричинном раздражении, недовольстве, часто сопровождается проявлениями ярости с разрушительными действиями. Дисфория проявляется при височной эпилепсии.
  • Эйфория является антиподом дисфории. Выражается в безмятежном, полном счастья состоянии духа, пассивном отношении к проблемам и заботам, ощущении благополучия при наличии неприятностей. Человек видит окружающий мир сквозь розовые очки, воспринимает все, даже самые трагичные ситуации, с оптимизмом и даже радостью.
  • Экстаз понимается как высшая степень проявления восторга, восхищения, имеет положительную окраску. Это особое состояние сознания, где стираются границы между телесным и духовным миром, и появляется чувство восторженности, своего рода вхождение в нирвану.
  • Тревога обуславливается моральным беспокойством, ожиданием трагичной или катастрофической ситуации, которая может случиться с самим человеком или его близкими. Состояние тревоги бывает обусловленным накрученной жизненной ситуацией или диффузным, не имеющим отношения к реальным фактам и событиям. Проявляется в соматических и невротических нарушениях, является одной из причин депрессии.
  • Эмоциональная лабильность выражается неустойчивостью настроения. Индивид в течение пяти минут может перейти от смеха к плачу или же от злости к радости и умилению. Человек очень сентиментален, чувствителен к малейшим проявлениям эмоций со стороны окружения. Слабодушие является одним из признаков сосудистых и органических заболеваний головного мозга, астении.
  • Недержание аффекта проявляется в неконтролируемом внешнем выражении эмоций, нарушениях аффективных реакций при воспоминаниях событий из прошлого, принятии личных впечатлений, сентиментальности. Этот вид нарушения эмоциональной сферы можно отнести к индивидуальным особенностям восприятия окружающего мира. Чаще всего человек сам осознаёт свою излишнюю эмоциональность и старается скрыть её от других. Недержание аффекта характерно при перенесённом энцефалите, церебральном атеросклерозе, других проявлениях патологии мозга.

Признаки эмоциональных нарушений у детей

Эмоциональная сфера у человека развивается с момента его рождения.

Маленький ребёнок обладает намного большей восприимчивостью, чем взрослые люди, поэтому признаки нарушения эмоциональной сферы у него могут проявляться более интенсивно.

Однако очень часто родители не замечают общей подавленности детей, списывая их неконтролируемое поведение или нежелание выполнять домашнее задание в школе на особенности характера и лень.

Эмоциональная нестабильность у взрослого человека выражается стандартно в лабильности настроения, ощущениях грусти, тоски, печали, немотивированной радости или напряжённости. У детей же эти проявления носят скрытый характер, чаще всего обуславливаясь вегетативными нарушениями.

Это могут быть расстройства аппетита, проблемы с желудочно-кишечным трактом, постоянно чередующиеся болезни, снижение иммунитета, потеря в весе, торможение психического развития, ослабление памяти, расстройства сна, изменение состояния кожи, потливость.

Нарушения эмоциональной сферы у дошкольников выражаются в гневе, немотивированной агрессии, болезненных страхах и т.д.

Биологический показатель в виде органического поражения головного мозга плода во время беременности, родов или в первые несколько лет жизни ребёнка создаёт необратимые нарушения эмоционально личностной сферы.

Генетической основой развития эмоциональной сферы у детей выступают темперамент, уравновешенность, подвижность, адаптация психических процессов.

Ребёнок наиболее подвержен процессу социализации и психологическим установкам – словам или действиям, присущим другим детям и влияющим на поведение и развитие ребёнка. Дети обычно стремятся быть друг на друга похожими, разделять общие интересы, взгляды, быть схожими внешне.

Подобный психологический процесс является нормальным для растущих детей, однако следует всегда наблюдать за тем, не становится ли ребёнок конформистом.

Классификация нарушений эмоциональной сферы определяет два основных типа реакций:

  • патологические – личностные психические реакции, выражающиеся в изменениях поведения у детей, ведущие к нарушению социальной адаптации. Проявляются в невротических расстройствах. Огромную роль здесь играют поведенческие и психологические факторы: семейные конфликты, неправильное воспитание, непедагогичное поведение со стороны школьных учителей, эмоциональная депривация. Симптомы выражаются в постоянном выявлении нарушений эмоциональной сферы.
  • характерологические – обусловленное влиянием определённой микросреды изменение поведения у детей, имеющее точную направленность, не нарушающее социальную адаптацию и не сопровождающееся физиологическими расстройствами организма.

Нарушения эмоциональной сферы ребёнка влекут за собой впоследствии ментальные отклонения. Они выражаются в низкой самооценке, эмоциональной незрелости, нарушениях в познавательной и речевой сферах, общей интеллектуальной недоразвитости. Неврологическая симптоматика также указывает на наличие психических и эмоциональных отклонений у детей.

Методы коррекции эмоций

Особенности коррекции эмоциональной сферы у детей и взрослых заложены в нескольких эффективных подходах, способных нормализовать эмоциональное состояние личности.

В деятельностном подходе актуальной является игровая терапия для детей. Очень часто дети с эмоциональными отклонениями имеют недостачу игрового процесса, что сильно тормозит их ментальное и психическое развитие.

Постоянный двигательный и речевой фактор в игре даст возможность раскрыться ребёнку, ощутить радостные эмоции от процесса игры.

Прорабатывание различных жизненных ситуаций в игровой терапии поможет ребёнку быстрее адаптироваться к реальным условиям жизни.

Психодинамический подход основывается на принципах и методах психоанализа, направлен на разрешение внутреннего конфликта человека, понимание себя и своих потребностей, осознание уже полученного жизненного опыта.

Методика включает в себя арттерапию, непрямую игротерапию, сказкотерапию. Данные виды будут полезны как взрослым, так и детям, они помогут раскрепоститься, проявить творческую фантазию и представить эмоциональную проблему в определённом образе.

Читайте также:  Любить - значит знать любимого - психология

Психодинамический подход уникален в лёгкости и непринуждённости проведения.

Этнофункциональная психотерапия искусственно создаёт раздвоенность субъекта для того, чтобы пациент мог осознать свои личностные и эмоциональные проблемы, как бы глядя на себя со стороны.

При помощи психотерапевта человек переносит свои эмоциональные переживания на свою этническую проекцию, прорабатывает их, осознаёт, полностью пропускает через себя с целью последующего окончательного избавления от них.

Нарушения эмоциональной сферы являются сегодня распространённой проблемой среди детей и взрослого населения.

Чрезмерное проявление или скрытие эмоций напрямую зависит от внешних социальных и культурных факторов, а также от имманентных индивидуальных особенностей человека.

Комплекс психотерапевтических методов позволит избавиться от навязчивых эмоциональных состояний, сделает жизнь спокойнее и красочнее.

Источник: https://ODepressii.ru/narusheniya/emotsionalnoy-sfery/simptomy-i-metody-lecheniya.html

Фгбну нцпз. ‹‹психопатология. часть i››

Фгбну нцпз. ‹‹психопатология. часть i››

7.1. Психология эмоциональной сферы

В пехлевийских текстах есть поучение: «В страдании тот, у кого нет разума. Несчастен тот, у кого нет жены. Нет имени у того, у кого нет сына. Ничего не стоит тот, у кого нет имущества. Слаб тот, у кого никого нет. Из них всех несчастнее тот, у кого нет души». Внутренний мир человека немного бы стоил без души, эмоций, без переживания происходящего.

Эмоции (от emovere — возбуждаю, волную, побуждаю) — особый тип реакции животных и человека на внешние и внутренние стимулы. Это реакции, в которых выражается отношение индивидуума к различным явлениям жизни.

Эмоции — источник информации о том, насколько важны для нас те или иные события, адекватны или нет обстоятельства жизни нашим потребностям.

Попытки игнорировать, подавлять эмоции, а тем более искусственно манипулировать ими, например, средствами химии, оборачиваются поэтому невосполнимыми потерями для личности.

Существует множество различных эмоций. Наш язык, пригодный для описания внешних впечатлений, слишком несовершенен для того, чтобы выразить чувства. В одни и те же слова вкладывается различный смысл. И гуманист и каннибал одинаково горячо любят людей, но делают это они каждый по-своему. И все же без описания эмоций, какой-то их классификации не обойтись.

Принято разграничивать эмоции по знаку, модальности, по степени и характеру активации физиологических процессов, по интенсивности и продолжительности, по уровню развития.

По знаку различают положительные и отрицательные эмоции. Первые желанны для субъекта, он к ним стремится, а вторые — неприятны, он их избегает. Это деление сразу указывает на мотивационную роль эмоций.

Положительные эмоции возникают в ситуациях, сулящих успех, достижение цели, удовлетворение потребности. Ясно, что не всегда сама ситуация порождает такую эмоцию.

Положительной эмоциональная реакция будет и в том случае, если мы знаем, как действовать, каким путем в данной ситуации достичь желаемого. Положительные эмоции, таким образом, являются сигналом собственной поведенческой компетентности.

Если же успех достигается за счет удачной находки, нового подхода, то положительная эмоция способствует их закреплению и поощрению. Даже если успех этот мнимый, а способ действий деструктивный.

Отрицательные эмоции возникают в ситуации фрустрации, то есть при появлении препятствий на пути к цели. В повседневной жизни эти препятствия часто бывают мнимыми и преувеличенными.

Еще Эпиктет заметил, что людей чаще страшат не дела, а мнения об этих делах.

Отрицательные эмоции связаны также с некомпетентностью, потерями, боязнью ответственности, а также эгоцентризмом, порождающим несбыточные ожидания, будто мир создан специально для наших желаний и прихотей.

Отрицательные эмоции позволяют увидеть проблемы и направления личностного роста. Эти эмоции блокируют неэффективные стратегии поведения. Они стимулируют наше развитие, только если принимать их, а не стремиться их подавлять. Негативные эмоции, кроме того, активируют механизмы психологической защиты, благодаря которым мы не замечаем многого, что могло бы вконец отравить нашу жизнь.

Существуют различные модальности эмоций: тоска, тревога, страх, обида, вина, разочарование, скука, радость, удовольствие, гнев и другие. Тоска — переживание потери, траурное чувство. Обычно сопровождается ощущением тяжести и душевной боли. Тревога — беспредметное чувство близкого несчастья, предощущение беды.

Сочетается с ощущением напряжения, беспокойством. Страх — переживание опасности для жизни, здоровья, благополучия. Страх обычно связан с конкретными ситуациями, объектами, людьми. Обида — чувство недовольства со стремлением обвинить другого, переложить на него ответственность за неудачу.

Вина — переживание личной ответственности с упреками и осуждением самого себя. Это чувство противоположно обиде. Разочарование — чувство, сопровождающее утрату ценностных представлений, потерю веры в то, что ранее составляло смысл существования.

Скука — переживание пустоты жизни, отсутствия стремлений и интересов. Радость — предчувствие или переживание успеха. Удовольствие — чувство приятного от сделанного или удовлетворения физиологической потребности.

Гнев — бурное проявление недовольства, не обязательно сочетающееся с враждебным отношением и агрессией. Этот перечень модальностей отнюдь не исчерпывает чувства человека и может быть продолжен.

Эмоции имеют непосредственное отношение к активации организма. Некоторые из них повышают уровень активации, например, гнев. Это стенические эмоции. Другие, напротив, снижают уровень активации, демобилизуют. Например, тоска. Такие эмоции называют астеническими.

Различают также эмоции покоя и эмоции ожидания.

Первые сопровождаются ощущением расслабления и возникают, если цель достигнута или стало ясно, что она недостижима. Это, к примеру, умиротворенность, разочарование. Эмоции ожидания сочетаются с чувством напряжения, которое возрастает по мере приближения к цели или возникает в амбивалентной ситуации, при столкновении полярных желаний, перед развязкой или окончательным решением.

В целом можно принять, что характер эмоциональной реакции зависит от количества и качества информации, от того, какой она ожидалась и в какой момент была получена.

Важно, разумеется и то, как индивидуум интерпретирует информацию. Так, У. Джеймс упоминает об американце, который в войну потерял все свое имущество.

От радости он будто бы катался по земле и говорил, что никогда еще не был так счастлив, как теперь.

Любая эмоция состоит из трех компонентов. Это во-первых, непосредственное переживание — сумма органических ощущений (легкость, стеснение, напряжение, удушье и т. п.), которую, собственно, мы и называем эмоцией, настроением. Во-вторых, любая эмоция включает то или иное побуждение к деятельности.

В условиях дефицита информации совершаемые при этом действия в конечном счете могут оказаться полезными. Известна притча о двух лягушках, попавших в крынку со сметаной. Одна вскоре прекратила сопротивление и погибла. Другая барахталась, пока не сбила комок масла и тем самым спаслась.

Эмоция, таким образом, как бы восполняет дефицит информации — это когнитивный компонент эмоции.

Выделяют несколько форм проявления эмоций: аффекты, страсти, настроения и ситуативные реакции.

Аффект — сильное и короткое проявление эмоции, связанное с неожиданным и резким изменением жизненно важных обстоятельств. Аффект характеризуют:

— связь с наличной ситуацией — отдаленные, воображаемые и вероятные события аффектом не сопровождаются;

— обобщенность — основной раздражитель «сплавляется» в единый комплекс с сопутствующими, так что последние только поддерживают аффект. Поэтому успокоить разъяренного человека трудно, этим его можно только «подхлестнуть». Аффект ужаса может поддерживаться случайными вещами, отчего в панике человек мечется в разные стороны;

— высокая, предельная интенсивность эмоции, признаком чего могут служить резкие физиологические сдвиги и расстройства (спазмы сосудов, эпилептический припадок и т. п.);

— изменение состояния сознания — обычно наблюдается выраженное в разной степени «сужение» сознания. Разграничивают физиологический и патологический варианты аффекта. Часто считают, будто аффекты лишены адаптивного значения.

Между тем существует мнение, что опыт аффекта полезен в том плане, что позволяет заранее, распознать аффектогенные ситуации, приготовиться к ним или во время «выйти из игры». Известна «очистительная» сила аффектов.

Аффекты способствуют, кроме того, развитию самоосознавания через осмысление последствий поступков, совершаемых во время эмоционального взрыва.

Страсть — сильное и стойкое чувство с концентрацией внимания, мыслей и действий на объекте, с которым связано это чувство. Нередко страсть преображает, делает неузнаваемым человека.

Она, по замечанию Ларошфуко, «превращает умного в глупца, но не менее часто наделяет дураков умом». О страстях много писали — поэты, писатели, философы, в основном выражая осторожное, боязливое к ним отношение.

Между тем страсти не бывают ни плохими, ни хорошими, они таковы, каковы сами люди.

Настроение — устойчивое и нерезко выраженное эмоциональное состояние. Определяется физическим состоянием, а также оценкой происходящего с позиций жизненно важных целей. Устойчивое, хорошее настроение — показатель здоровья, интегрированности личности.

Еще в древности писали: «Если придет благо, не радуйся чрезмерно, если придет беда, не огорчайся чрезмерно, ибо благо со временем оборачивается злом, а зло — благом, и нет подъема, перед которым не было бы спуска, и нет спуска, за которым нет подъема».

Настроение с трудом поддается словесному описанию, чаще оценивается в неопределенных выражениях — «хорошее, плохое». В таких оценках воедино сливаются указания на витальное самочувствие, уровень активации, готовность действовать в том или ином направлении.

Если в них включены ясно осознаваемые когнитивные аспекты, то есть тенденция интерпретировать впечатления определенным образом, описание настроения носит более структурированный характер, («печальное, радостное, веселое» и т. п.).

Ситуативные реакции—относительно короткие и мягкие эмоциональные ответы, связаны с текущими впечатлениями. Это могут быть внешние ситуации — что-то сказали, упрекнули, кто-то заболел и т. п.

Любимый человек вызывает чувства гордости, восхищения, благодарности. Ситуативные реакции возникают и в связи с внутренним состоянием. Например, человек чувствует зависть к кому-то, понимая, что это «нехорошо».

Возможно, он почувствует также чувство вины, досаду или разочарование собой.

Эмоции по происхождению — это форма индивидуального и видового опыта: ориентируясь на них, субъект совершает действия, целесообразность которых для него остается иногда скрытой. Ситуации и сигналы, вызывающие эмоции, также не всегда осознаются. Конфликт между осознаваемыми и неосознаваемыми эмоциями является одной из причин развития неврозов.

Развитие эмоций выражается в их дифференциации, в расширении круга объектов, вызывающих душевный отклик, в развитии способности контролировать эмоции, их внешние проявления.

Первичная форма эмоций — эмоциональный тон ощущений — переживание приятного (неприятного) в структуре ощущений, побуждающие движение субъекта к раздражителю или от него. Органические эмоции связаны с физиологическими процессами и инстинктами.

Социальные эмоции возникают в межличностных контактах. Это, к примеру, чувство вины, стыда, обиды, уважения и т. д. Высший уровень развития эмоций у человека — устойчивые предметные чувства к объектам, отвечающим его духовным потребностям (интеллектуальным, эстетическим, нравственным).

Читайте также:  Лабильность - психология

Это обобщенные, надситуативные эмоции, связанные с важнейшими ценностями личности. Эмоции человека являются результатом множества влияний, зачастую весьма противоречивых.

Эмоциональный опыт человека изменяется и обогащается в ходе развития личности в результате сопереживания субъектом душевных состояний других людей на основе идентификации с ними, подражания моторным и аффективным реакциям, стремления понять

Источник: http://ncpz.ru/lib/1/book/91/chapter/8

Характеристика шизоидного расстройства личности

Характеристика шизоидного расстройства личности

  • социальную замкнутость (аутизм),
  • дискомфорт в области человеческих отношений,
  • интравертированность,
  • обращенность к сфере внутренних переживаний,
  • бедность эмоциональных связей с окружающими.

  • Впервые термин «шизоидный» использовал Блейлер, описавший замкнутого, подозрительного, унылого человека, энергия которого направлена внутрь себя, а не на внешний мир. Шизоидными традиционно считались тихие, застенчивые, одинокие люди.

    Существует представление о том, что шизоидное поведение может означать либо хроническую уязвимость к шизофреническому процессу, либо частичное улучшение состояния после шизофрении.

    В DSM-III шизоидный диагноз был отделен от другой диагностической группы – шизотипического личностного расстройства, которое рассматривается как более близкое к шизофреническим расстройствам.

    Аффекты и эмоции при шизоидном расстройстве личности.

    Шизоидное расстройство личности трудно поддается коррекционному лечению.Однако, в клинике Брейн Клиник применяются специальные лечебно-реабилитационные индивидуальные методики, при которых человек хорошо социализируется и адаптируется в обществе и в коллективе (на работе).

    Для этого применяются специальные психотерапевтические методики, разработанные институтом нейрофизиологии Глазго, при которых медикаментозная часть отсутствует.

    Медикаменты, которые применяются крайне редко и только в тяжелых случаях на начальных этапах коррекции шизоидного расстройства личности, подбираются строго индивидуально и носят минимальное значение.

    Недостаточным развитием эмоциональной сферы и психомоторики.

    Есть указания на врожденную сензитивность, подверженность перестимуляции: таких детей угнетает избыток шума, света, движения.

    С другой стороны, говорят о биологических предпосылках, связанных с недостаточностью природно-психических компонентов личности – темперамента, сферы инстинктов и влечений, первичной аффективности и коммуникативности.

    Особенность первичной эмоциональности заключается в склонности к возникновению тревожно-панических реакций при столкновении с непривычными и внезапными внешними воздействиями.

    Если соединить эти положения, то подверженность перестимуляции, склонность к негативным реакциям на шум, свет и т.п. обусловлены не только врожденной повышенной чувствительностью, но и дефицитом систем, связанных с переработкой, принятием стимулов и реагированием на них.

    Таким образом, повышенная чувствительность к стимуляции связана с пониженной возможностью переработки информации и реагирования.

    Отмечается, что в случаях шизоидной психопатии у детей могут возникать страхи темноты, одиночества, отрицательных сказочных персонажей, громких звуков, изменений привычной обстановки; в более старшем возрасте – страх болезни и смерти родственников, опасения за жизнь и здоровье, боязнь бандитов и т.п.

    Эти страхи не сопровождаются психосоматическими расстройствами, психомоторными нарушениями в виде тиков, заикания и др. Т. е., телесный компонент минимально участвует в реакциях ребенка на ситуацию.

    Для таких детей наиболее характерны эмоционально-идеаторные реакции в виде специфического поведения, направленного на избегание новых, потенциально угрожающих впечатлений, на «овладение» ситуацией через сверхценные игры, ритуализацию жизни, определенных фантазий.

    У больных с расстройством личности по шизоидному типу, преобладает мотив «страх отвержения» в ситуациях межличностного общения, стремлении к избеганию контактов.

    Это указывает на отсутствие общей направленности больных на межличностное взаимодействие, чувствительность к опасности, напряженности, которую несет ситуация.

    Соответственно, их представления о межличностном взаимодействии строятся с опорой на признаки, несущие опасность; и недостаточно включают признаки ситуации, указывающие на принятие, безопасность, позитивные моменты взаимодействия.

    У больных с шизоидным расстройством личности недостаточно сформировано представление о какой-либо общей ситуации, общем поле, которое объединяет людей во время взаимодействия, придает ему смысл; у них не развито представление о взаимосвязи между чувствами и поведением людей в процессе межличностного взаимодействия: для них каждый участник взаимодействия, его переживания существуют как бы параллельно. Они не склонны представлять межличностное взаимодействие как последовательные процесс, разворачивающийся во времени, в котором участники активно влияют друг на друга. Больные не улавливают различные нюансы в поведении, эмоциях людей, которые могут изменять смысл взаимодействия; они очень смутно ориентируются в этом процессе и наиболее чувствительны к общему уровню тревоги, которую несет ситуации взаимодействия.

    У больных отсутствует представление о включенности межличностного взаимодействия в контекст социальной ситуации. Вместо того, чтобы объяснять ситуацию исходя из этого контекста, больные привлекают символические, фантастические, субъективно значимые интерпретации.

    Их представления о межличностном взаимодействии недифференцированные, фрагментарные: больные с трудом синтезируют различные элементы ситуации межличностного взаимодействия (невербальные и вербальные проявления, реакции разных участников, их намерения и т. п.).

    У больных с шизоидным расстройством личности существует представление скорее не о взаимодействии людей, а о возможности негативного воздействия на них со стороны окружающих в ситуации общения.

    Для них характерно преувеличенное представление об опасности, которую может нести межличностное взаимодействие, и недостаточно развито представление о позитивном значении общения. У них практически не сформировано представление о собственной возможности активно влиять на других, о собственном вкладе в межличностное взаимодействие.

    В связи с этим общение представляется как влияние другого на них. Собственная же позиция остается пассивной и, в основном, страдательной.

    Можно предположить, что шизоидные больные строят свое представление о межличностном взаимодействии на основе ограниченного числа признаков, отражающих степень опасности ситуации. То есть, в ситуации взаимодействия они направлены на восприятие, улавливание общего уровня напряженности, на признаки негативного отношения к ним.

    Они чувствительны к эмоциональному состоянию собеседника, но также в большей мере улавливают его общие негативные оттенки, не дифференцирую более тонких чувств и переживаний. В меньшей степени шизоидные больные улавливают позитивные моменты межличностного взаимодействия и свое влияние на другого.

    Они воспринимают другого как некоторые отделенный от них объект, от которого можно ожидать негативного воздействия, и на который они сами никак не влияют.

    Как правило, помощь таким пациентам требуется комплексная: медикаментозная терапия и психотерапия.

    Что касается психотерапевтического лечения, то можно использовать различные подходы: гуманистические техники, психоаналитические и когнитивно-бихевиоральные, как правило применяются как индивидуальные сеансы, так и групповая психотерапия.

    Источник: https://brainklinik.ru/rasstroistvo_licznosti_sch/

    Особенности эмоционально-волевой сферы шизоидов

    Особенности эмоционально-волевой сферы шизоидов

     О содержании шизоидной психики говорить вообще очень трудно, во всяком случае, поведение шизоидов не дает о нем никакого представления.

    Вспомним слова Кречмера, что «многие шизоидные люди подобны лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца; однако, в сумерках их внутренних покоев справляются пиры».

    Особенно трудно шизоиду проникнуть в душевный мир других людей, гораздо труднее, чем наоборот, — быть понятым ими: это зависит, между прочим, от отсутствия у большинства шизоидов того, что Кречмер называет «аффективным резонансом» к чужим переживаниям.

    У них часто можно обнаружить тонкое эстетическое чувство, большой пафос и способность к самопожертвованию в вопросах принципиальных и общечеловеческих. Они, наконец, могут проявлять много чувствительности и по отношению к людям ими воображаемым, но понять горе и радость людей реальных, их окружающих, им труднее всего.

     Их эмоциональная жизнь вообще имеет очень сложное строение: аффективные разряды протекают у них не по наиболее обычным и естественным путям, а должны преодолевать целый ряд внутренних противодействий, причем самые простые душевные движения, вступая в чрезвычайно запутанные и причудливые ассоциативные сочетания со следами прежних переживаний, могут подвергнуться совершенно непонятным на первый взгляд извращениям. Благодаря этому шизоид, будучи отчужден от действительности, в то же время находится в постоянном и непримиримом внутреннем конфликте с самим собой. Может быть, это и служит причиной того, что непрерывно накапливающееся, но, большей частью, сдерживаемое шизоидом внутреннее напряжение, от времени до времени находит себе исход в совершенно неожиданных аффективных разрядах.

    Таким образом, раздражительность некоторых шизоидов оказывается в противоречии к их эмоциональной жизни, противоречии, всегда держащем их в состоянии неприятного напряжения. Принято говорить о душевной холодности шизоидов. Как видно из изложенного, это положение нельзя принимать без оговорок.

    Кречмер считает, что у большинства шизоидов, только в разных сочетаниях, имеются, несмотря на взаимную полярную противоположность, и гиперэстетические и анэстетические элементы; отношение, в котором эти последние смешаны у того или другого лица, Кречмер называет по аналогии с диатетической пропорцией настроений у циклоидов — психэстетической пропорцией.

    Таким образом, по Кречмеру, у мимозоподобных гиперэстетиков чувствительность соединяется с известной отчужденностью от людей, в эмоциональной тупости холодных анестетиков почти всегда заметен какой-то налет раздражительности и ранимости.

    Хотя, вообще говоря, шизоиды не внушаемы, даже более — упрямы и негативистичны, однако в отдельных случаях они, подобно шизофреникам, обнаруживают поразительно легкую подчиняемость и легковерие; непонятное соединение упрямства и податливости иногда характеризует их поведение.

    Воля их большею частью развита и направлена крайне неравномерно и односторонне.

    Шизоид может целые годы проводить в безразличной пассивной бездеятельности, оставляя в пренебрежении насущнейшие задачи, а, с другой стороны, ничтожнейшие цели, как, например, собирание негодных к употреблению почтовых марок, могут поглощать всю его энергию, не оставляя у него времени ни на что другое.

    В поведении шизоидов вообще обращает на себя внимание непоследовательность и недостаточность связи между отдельными импульсами. Значительную их группу характеризует склонность к чудачествам, неожиданным поступкам и эксцентричным, иной раз кажущимся совершенно нелепыми, выходкам.

    Редко, однако, шизоид чудачит, чтобы обратить на себя внимание, гораздо чаще его странное поведение диктуется ему непосредственными импульсами его не похожей на других природы.

    Так как у шизоидов обыкновенно отсутствует непосредственное чутье действительности, то и в поступках их нередко можно обнаружить недостаток такта и полное неумение считаться с чужими интересами.

    В работе они редко следуют чужим указаниям, упрямо делая все так, как им нравится, руководствуясь иной раз чрезвычайно темными и малопонятными соображениями.

    Hекоторые из них вообще оказываются неспособными к регулярной профессиональной деятельности, особенно к службе под чужим началом. Они часто по ничтожным поводам внезапно отказываются от работы, переходят от одной профессии к другой и т. д.

    Все это чрезвычайно мешает их жизненному успеху и, озлобляя их, еще более усиливает обычно свойственные им замкнутость и подозрительность.

    Несколько слов об аутизме шизоидов. Он вытекает не только из отсутствия у них «аффективного резонанса» к чужим переживаниям, но и из их внутренней противоречивости и парадоксальности, особенности, которые делают их совершенно неспособными передать другим то, что они сами чувствуют.

    От времени до времени и у них, конечно, возникает потребность облегчить себя признанием, поделиться с близким человеком радостью или горем, однако испытываемая ими при этом неспособность высказаться до конца и встречаемое непонимание обыкновенно вызывают еще большую потребность уйти в себя.

    Мимозоподобная замкнутость проистекает не от чрезмерной ранимости, а от неспособности найти адекватный способ общения.

    Читайте также:  Каждый заботится только о себе: правда ли это? - психология

    «Аристократическая» сдержанность, а то и просто чопорность и сухость некоторых шизоидов не всегда является их исконным свойством, в некоторых случаях это выработанное опытом жизни средство держать других людей на расстоянии во избежание разочарований, которые неизбежны при близком соприкосновении с ними.

    Отличаясь вообще недоверчивостью и подозрительностью, шизоиды далеко не ко всем людям относятся одинаково: будучи вообще людьми крайностей, не знающими середины, склонными к преувеличениям, они и в своих симпатиях и антипатиях большей частью проявляют капризную избирательность и чрезмерную пристрастность. По-настоящему шизоиды любят все-таки только себя: будучи эгоистами par excellence они почти всегда держатся чрезвычайно высокого мнения о себе, о своих способностях и редко умеют ценить по-настоящему других людей, даже тех, к кому относятся хорошо.

    Отрицательную социальную роль играют эмоционально-тупые шизоиды. Выше уже было отмечено, что большая или меньшая эмоциональная холодность — общее свойство всех шизоидов; однако можно выделить одну их группу, у которой это свойство выступает на первый план и затемняет все остальные их особенности.

    Чаще всего это ленивые, вялые, безразличные люди с отсутствием всякого интереса к человеческому обществу, которое вызывает у них скуку или отвращение. Hо есть среди них и люди, отличающиеся большой активностью. Эти холодные энергичные натуры иной раз способны к чрезвычайной жестокости не из стремления к причинению мучений, а из безразличия к чужому страданию.

    Hо здесь мы стоим уже на границе, отделяющей шизоидов, с одной стороны, от антисоциальных психопатов, а с другой — от фанатиков.

    Заканчивая описание шизоидных психопатов, мы считаем необходимым отметить, что многие из них представляют кроме специфических для них особенностей еще и разнообразные астенические черты (Кречмер считает «нервность» одной из характерных черт шизоидов). Особенно много родственного можно при внимательном анализе обнаружить между погруженными в свой внутренний мир тонко чувствующими шизоидами и некоторыми психастениками.

    Источник:

    Источник: http://chbn.ucoz.ru/publ/psikhodiagnostika/osobennostiehmocionalno_voevoj_sfery_shizoidov/8-1-0-37

    Особенности эмоционально-волевой сферы при психопатиях. Группа шизоидов (Б. Ганнушкин)

    Больше всего шизоидов характеризуют следующие особенности: аутистическая оторванность от внешнего, реального мира, отсутствие внутреннего единства и

    последовательности во всей сумме психики и причудливая парадоксальность эмоциональной жизни и поведения. Они обыкновенно импонируют как люди

    странные и непонятные, от которых не знаешь, чего ждать.

    О содержании шизоидной психики говорить вообще очень трудно, во всяком случае поведение шизоидов не дает о нем никакого представления. Вспомним

    слова Кречмера, что «многие шизоидные люди подобны лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца; однако, в

    сумерках их внутренних покоев справляются пиры».

    Особенно трудно шизоиду проникнуть в душевный мир других людей, гораздо труднее, чем наоборот, — быть понятым ими: это зависит, между прочим, от

    отсутствия у большинства шизоидов того, что Кречмер называет «аффективным резонансом» к чужим переживаниям. У них часто можно обнаружить тонкое

    эстетическое чувство, большой пафос и способность к самопожертвованию в вопросах принципиальных и общечеловеческих, они, наконец, могут проявлять

    много чувствительности и по отношению к людям ими воображаемым, но понять горе и радость людей реальных, их окружающих, им труднее всего.

    Их эмоциональная жизнь вообще имеет очень сложное строение: аффективные разряды протекают у них не по наиболее обычным и естественным путям, а

    должны преодолевать целый ряд внутренних противодействий, причем самые простые душевные движения, вступая в чрезвычайно запутанные и причудливые

    ассоциативные сочетания со следами прежних переживаний, могут подвергнуться совершенно непонятным на первый взгляд извращениям. Благодаря этому

    шизоид, будучи отчужден от действительности, в то же время находится в постоянном и непримиримом внутреннем конфликте с самим собой. Может быть это

    и служит причиной того, что непрерывно накапливающееся, но, большей частью, сдерживаемое шизоидом внутреннее напряжение, от времени до времени

    находит себе исход в совершенно неожиданных аффективных разрядах. Таким образом, раздражительность некоторых шизоидов оказывается в противоречии

    к их эмоциональной жизни, противоречии, всегда держащем их в состоянии неприятного напряжения.

    Принято говорить о душевной холодности шизоидов. Как видно из изложенного, это положение нельзя принимать без оговорок. Кречмер считает, что у

    большинства шизоидов только в разных сочетаниях, имеются, несмотря на взаимную полярную противоположность, и гиперэстетические и анэстетические

    элементы; отношение, в котором эти последние смешаны у того или другого лица, Кречмер называет по аналогии с диатетической пропорцией настроений у

    циклоидов — психэстетической пропорцией. Таким образом, по Кречмеру, у мимозоподобных гиперэстетиков чувствительность соединяется с известной

    отчужденностью от людей, в эмоциональной тупости холодных анестетиков почти всегда заметен какой-то налет раздражительности и ранимости.

    Хотя, вообще говоря, шизоиды не внушаемы, даже более — упрямы и негативистичны, однако в отдельных случаях они, подобно шизофреникам, обнаруживают

    поразительно легкую подчиняемость и легковерие; непонятное соединение упрямства и податливости иногда характеризует их поведение. Воля их большею

    частью развита и направлена крайне неравномерно и односторонне.

    Шизоид может целые годы проводить в безразличной пассивной бездеятельности, оставляя в пренебрежении насущнейшие задачи, а, с другой стороны,

    ничтожнейшие цели, как, например, собирание негодных к употреблению почтовых марок, могут поглощать всю его энергию, не оставляя у него времени ни на

    что другое. В поведении шизоидов вообще обращает на себя внимание непоследовательность и недостаточность связи между отдельными импульсами.

    Значительную их группу характеризует склонность к чудачествам, неожиданным поступкам и эксцентричным, иной раз кажущимся совершенно нелепыми

    выходкам. Редко, однако, шизоид чудачит, чтобы обратить на себя внимание, гораздо чаще его странное поведение диктуется ему непосредственными

    импульсами его не похожей на других природы.

    Так как у шизоидов обыкновенно отсутствует непосредственное чутье действительности, то и в поступках их нередко можно обнаружить недостаток такта и

    полное неумение считаться с чужими интересами. В работе они редко следуют чужим указаниям, упрямо делая все так, как им нравится, руководствуясь иной

    раз чрезвычайно темными и малопонятными соображениями. Некоторые из них вообще оказываются неспособными к регулярной профессиональной

    деятельности, особенно к службе под чужим началом. Они часто по ничтожным поводам внезапно отказываются от работы, переходят от одной профессии к

    другой и т. д. Все это чрезвычайно мешает их жизненному успеху и, озлобляя их, еще более усиливает обычно свойственные им замкнутость и

    подозрительность.

    Несколько слов об аутизме шизоидов. Он вытекает не только из отсутствия у них «аффективного резонанса» к чужим переживаниям, но и из их внутренней

    противоречивости и парадоксальности, особенности, которые делают их совершенно неспособными передать другим то, что они сами чувствуют. От времени

    до времени и у них, конечно, возникает потребность облегчить себя признанием, поделиться с близким человеком радостью или горем, однако испытываемая

    ими при этом неспособность высказаться до конца и встречаемое непонимание обыкновенно вызывают еще большую потребность уйти в себя,

    мимозоподобная замкнутость не от чрезмерной ранимости, а от неспособности найти адекватный способ общения.

    «Аристократическая» сдержанность, а то и просто чопорность и сухость некоторых шизоидов не всегда является их исконным свойством, в некоторых случаях

    это выработанное опытом жизни средство держать других людей на расстоянии во избежание разочарований, которые неизбежны при близком

    соприкосновении с ними. Отличаясь вообще недоверчивостью и подозрительностью, шизоиды далеко не ко всем людям относятся одинаково: будучи вообще

    людьми крайностей, не знающими середины, склонными к преувеличениям, они и в своих симпатиях и антипатиях большей частью проявляют капризную

    избирательность и чрезмерную пристрастность. По-настоящему шизоиды любят все-таки только себя: будучи эгоистами par excellence (в высшей степени), они

    почти всегда держатся чрезвычайно высокого мнения о себе, о своих способностях и редко умеют ценить по-настоящему других людей, даже тех, к кому

    относятся хорошо.

    Отрицательную социальную роль играют эмоционально-тупые шизоиды. Выше уже было отмечено, что большая или меньшая эмоциональная холодность —

    общее свойство всех шизоидов; однако можно выделить одну их группу, у которой это свойство выступает на первый план и затемняет все остальные их

    особенности. Чаще всего это ленивые, вялые, безразличные люди с отсутствием всякого интереса к человеческому обществу, которое вызывает у них скуку

    или отвращение. Но есть среди них и люди, отличающиеся большой активностью. Эти холодные энергичные натуры иной раз способны к чрезвычайной

    жестокости не из стремления к причинению мучений, а из безразличия к чужому страданию. Но здесь мы стоим уже на границе, отделяющей шизоидов, с

    одной стороны, от антисоциальных психопатов, а с другой — от фанатиков.

    Заканчивая описание шизоидных психопатов, мы считаем необходимым отметить, что многие из них представляют кроме специфических для них особенностей

    еще и разнообразные астенические черты (Кречмер считает «нервность» одной из характерных черт шизоидов) . Особенно много родственного можно при

    внимательном анализе обнаружить между погруженными в свой внутренний мир тонко чувствующими шизоидами и некоторыми психастениками.

    Мечтатели. Это обыкновенно тонко чувствующие, легко ранимые субъекты, со слабой волей, в силу нежности своей психической организации плохо

    переносящие грубое прикосновение действительной жизни; столкновения с последней заставляют их съеживаться и уходить в себя, они погружаются в свои

    мечты и в этих мечтах словно компенсируют себя за испытываемые ими неприятности в реальной жизни. Хрупкость нервной организации роднит мечтателей с

    астениками, а отрешенность от действительности и аутистическое погружение в мечты не дает возможности провести сколько-нибудь резкую границу между

    ними и шизоидами. Сплошь и рядом это люди с повышенной самооценкой, недовольные тем положением, которое они заняли в жизни, но неспособные

    бороться за лучшее. Вялые, «ленивые», бездеятельные — они как бы свысока смотрят на окружающую их действительность и с отвращением выполняют

    обязанности, возлагаемые на них необходимостью заботиться о материальном существовании. Свободное время заполняют они фантазированием. Главное

    содержание фантазии — это исполнение их желаний.

    Источник: Психология эмоций. Под редакцией В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер

    Также читайте:

    Источник: http://www.psyhodic.ru/arc.php?page=439

    __________________________________________
    Ссылка на основную публикацию