Кризис идентичности — психология

Кризис идентичности

Кризис идентичности - психология

Кризис идентичности

Кризис идентичности — это сложный период более или менее резкого изменения образа себя.

Представление человека о том, какой он, формируется лет до 20-25 и впоследствии меняется еще несколько раз. Кризис идентичности — это момент пересмотра старых представлений о себе и поиск и ассимиляция нового образа себя.

Иногда так бывает, что человек в течение многих лет думает и говорит, что он обладает такими-то чертами характера, относится к такой-то группе людей, занимающихся или увлекающихся тем-то и тем-то, и в какой-то момент понимает, что это уже давно не так, что он говорит это только в силу привычки.

Если представления человека о себе меняются постоянно и понемногу, с изменением его деятельности и социального статуса, то никакого кризиса идентичности не происходит, так как образ себя меняется постепенно, как кожа на нашем теле. Если же человек не часто думает о том, какой он, и называет для себя и других свои личные качества и интересы, то внезапное понимание, что он уже не тот, что прежде, может застать его врасплох.

Примером жесткого кризиса идентичности является момент выхода на пенсию человека, который всю жизнь посвятил работе. Он привык воспринимать себя ценным, незаменимым работником, трудоголиком или предпринимателем, начальником и т.д., и вдруг обнаруживает себя в совершенно другой социальной группе, вынужденным искать какие-то другие интересы в жизни.

Насколько сложным может оказаться этот период показано в драме-комедии норвежского режиссера Бента Хамера «О’Хортен». Машинист Одд Хортен жил размеренной и степенной жизнью, подчиненной расписанию, и вдруг, с выходом на пенсию, в его жизнь ворвался новый для него, хаотичный мир.

Одд даже пытается прятаться от звонков и друзей в доме, не в силах понять, как ему теперь реагировать на происходящее вокруг.

Однако персонаж фильма оказался на редкость гибким человеком, в конце концов он принимает свою новую идентичность и начинает новую жизнь пенсионера, в которой есть место вещам, недоступным ранее.

Как пережить кризис идентичности? Если смена образа себя происходит очень болезненно, то, возможно, настала пора разобраться с некоторыми убеждениями, мешающими вам жить и делающими вас менее гибким. Мы все вынесли из детства множество интроектов, часть из которых должны быть выброшены за ненадобностью, потому что не подходят нам.

Дайте себе время, пробуйте новые занятия, все то, чем вы когда-то или даже всю жизнь хотели заняться, но почему-то откладывали. Сейчас эти новые занятия помогут построить новое Я.

Если вас сильнее всего беспокоит, как окружающие воспримут ваши изменения, то, возможно, пришло время изменить ваши отношения с близкими людьми, так как они устроены таким образом, что мешают вашим изменениям. К сожалению, то, что стоит на пути прогресса, часто отбрасывается, хотя в самих отношениях еще может быть много ценного для вас.

Чтобы не разрушить отношения, которые вам все еще дороги, нужно подумать, как изменить их. Может быть, стоит начать говорить «нет» и делать выбор в пользу себя и своих интересов. Или начать прислушиваться к детям и супругу, поскольку они тоже чувствуют назревающие изменения и их мнение может дать вам много полезного.

Если вам сложно преодолеть кризис идентичности самостоятельно, обратитесь к психологу, и это сложное время пройдет для вас быстрее и легче.

Психолог, психотерапевт Григорьева Елена http://grigorieva-elena.ru

Источник: http://psychologiya.grigorieva-elena.ru/krizis-identichnosti/

Психологическая идентичность и кризис идентичности

Психологическая идентичность и кризис идентичности

Антон – очень счастливый и успешный человек. Он получает отличную зарплату, его жена любит его и он добился всего, чего он хотел добиться в жизни. Всё в жизни Антона было прекрасным, и это находило своё отражение в том, как он ходит, говорит и в его уверенном настрое.

Однажды по пути к дому он получил телефонный звонок от своей жены, которая сказала ему: «Я больше не хочу, чтобы ты был в моей жизни. Я знаю, что это сюрприз для тебя, но это мое окончательное решение».

Его жена повесила трубку, и он вдруг почувствовал себя никчемным. Он чувствовал, что вся его уверенность и счастье были утеряны. С того дня он стал несчастным, отчаянным человеком.

Что с ним случилось? Что случилось с его уверенным и сильным характером?

Дело в том, что звонок жены заставил его потерять свою психологическую идентичность.

Что такое психологическая идентичность

Идентичность это наша способность к саморефлексии и осознанию. Люди обычно приобретают свою идентичность через задачи, которые они выполняют, и объекты, с которыми они идентифицируют себя.

Например, если вы спросите кого-то: «Кто ты?» и он ответит: «Я шеф-повар ресторана», то это может означать, что этот человек идентифицирует себя со своей работой и думает о себе как о шеф-поваре, а не как о Пете или Васе.

Вот некоторые примеры людей, идентифицирующих с другими объектами или другими людьми в жизни:

Дети, которые стараются подражать своим родителям, делают так, потому что они пытаются идентифицировать себя с родителями.

Идентификация с работой

Человек, который с гордостью говорит о своей профессии и, отвечая на вопрос «Кто ты?» называя свою должность это человек, который отождествляет себя со своей работой.

Идентификация с объектом

Некоторые люди отождествляют себя с драгоценными предметами и даже местами. Человек, который гордо водит свой большой автомобиль, может быть, отождествляет себя со своим автомобилем. Он хвастается, показывая, что он богат, он думает о себе как «Владелец дорогого автомобиля».

Это обычно тот человек, который будет идти с опущенной головой, когда он страдает от финансового кризиса, который заставит заменить свой автомобиль на меньший. Это происходит потому, что он отождествлял себя со своим автомобилем и поэтому, когда машины не станет, он окажется без психологической идентичности.

Он привык быть «Владельцем дорогого автомобиля», а теперь он ничто.

Психологическая идентичность Антона

Теперь давайте вернемся к Антону. Он идентифицировал себя как «успешный человек», который имеет отличную карьеру и любящую жену. Если спросить его «Кто ты?» он бы ответил, говоря: «Я успешный инженер».

Так в чем же была проблема Антона и почему его уверенность в себе опустела? Проблема заключалась в том, что он отождествлял себя со смертным объектом, а именно с успехом, так что, как только объект был потерян, он потерял свою психологическую идентичность и чувствовал себя никчемным.

Кризис психологической идентичности

Кризис идентичности – это психологический термин, который описывает человека, находящегося в постоянном состоянии поиска своей идентичности. Таким образом, кризис идентичности не относится к реальному кризису, а просто описывает нормальный этап развития личности. Реальная проблема возникает, когда человек не находит подходящую идентичность или обрушивается его хрупкая имеющаяся.

Как только человек, который не нашел правильной психологической идентичности, сталкивается с большой жизненной проблемой, он, как правило, теряет эту хрупкую идентичность и в конечном итоге ищет новую. Вы никогда не встречали человека, который всегда пытается назваться новой ролью снова и снова и не придерживается ни одной из них?

Обычно это поведение человека, который страдает от кризиса идентичности. Кризис идентичности может дать мощный удар по вашей уверенности в себе и вашему собственному представлению о себе, и поэтому они строят твердую тождественность с чем-то, что сможет сделать их более уверенными и более твердыми, когда они столкнутся с жизненным вызовом.

Некоторые люди могут пойти дальше и идентифицировать себя со своим партнером.

Как избежать психологического кризиса идентичности?

Как мы видели в истории Антона, он отождествлял себя со смертным объектом (его успех в профессиональной и семейной жизни) и это привило к потере его идентичности, когда он потерял этот объект.

Антону следовало отождествлять себя со своими навыками и умениями, а не со своими достижениями, потому что даже если он потеряет свои достижения, то способности и навыки не пропадут. В конце концов, это именно способности и навыки сделали его успешным и, отождествляя себя с ними, он сможет лучше защитить свою самооценку.

Если бы он идентифицировал себя как «стойкий, умный и сильный человек» он бы не столкнулся с кризисом идентичности.

Заключение

Чем больше ваша психологическая идентичность будет зависеть от вашей работы, вашего богатства, любви вашего партнёра или любого внешнего объекта, тем более вероятно, что вы потеряете эту идентичность, когда вы потеряете этот внешний объект.

Источник: http://Pendelson.ru/cognition/articles/relationship/94-articles/person/130-psychological-identity.html

Кризис идентичности и его проявления в юношеском возрасте

Кризис идентичности и его проявления в юношеском возрасте

Каждый человек в течение жизни сталкивается с определенными переломными моментами, когда остро осознает свою беспомощность перед неизведанностью бытия и определением своей роли в нем.

Эти этапы характеризуются переосмыслением ценностей, которые ранее считались незыблемыми, поисками смысла жизни и формированием идей для его достижения.

Кризис идентичности, по мнению психологов, является важной точкой отсчета в процессе утверждения человека в качестве полноценной личности, которая способна противостоять социуму, имея собственные взгляды и убеждения.

Что представляет собой этот личностный кризис, что провоцирует его и как выйти из него победителем, расскажем в этой статье.

Немного определений

Личностный кризис – этап в жизни человека, вызванный некой критической ситуацией, когда реализовать ранее поставленные жизненные цели не представляется возможным. Критическая ситуация может быть вызвана как внешними причинами, так и внутренними предпосылками.

На этом жизненном этапе человек не может быстро решить возникшую проблему. Те способы, которые были приемлемы ранее, уже не работают. Нужны новые решения, к принятию которых человек часто оказывается не готов.

Более того, иногда возникает ощущение, что сделать это невозможно.

Душевный кризис становится этапом, после которого меняется весь ход жизни личности. От того, как человек выйдет из ситуации, которая вначале кажется тупиковой, будет зависеть его дальнейшее существование.

В психологии выделяют несколько стадий, которые человек проходит во время этого этапа.

  1. Появление критической ситуации. В жизни возникают обстоятельства, которые вызывают фрустрацию, то есть невозможность реализовать жизненные замыслы, ощущение краха и обмана. Такое состояние воспринимается в качестве утраты, восполнить которую нет возможности, вызова или угрозы.
  2. Стрессовое состояние. Человек испытывает сильнейшее эмоциональное напряжение. Предпринимаются попытки разрешить ситуацию старыми испытанными способами.
  3. Ситуация проблемы. В том случае, если попытки нейтрализовать неприятные последствия критическойситуации проверенными способами не увенчались успехом, происходит угнетение психологического состояния. Человек испытывает неконтролируемый гнев, тревогу, возможны депрессивные состояния. Из-за эмоционального напряжения замедляются мыслительные процессы, поэтому становится сложно излагать мысли, формулировать и анализировать сложившуюся ситуацию. Начинаются поиски новых путей решения проблемы.
  4. Кризис. Не найдя выхода из сложившейся ситуации, человек теряет мотивацию, эмоциональное состояние резко ухудшается, создается ощущение тупика. Воспоминания о критической ситуации обостряются, а все события, произошедшие после, воспринимаются в качестве ее продолжения.
  5. Погружение в кризис. Нарушается физическое и психическое здоровье. Эмоциональное состояние неустойчивое. Человек сосредотачивается на своих переживаниях, впадает в глубокую депрессию.
  6. Восстановление. Этап, когда пути для решения проблемы найдены. Человек либо меняет свое отношение к сложившейся ситуации, либо устраняет причины, вызвавшие ее. Улучшается общее физическое состояние, восстанавливается аппетит и сон, начинают работать новые стереотипы поведения.
    Личностный кризис – сложный период, с которым не все люди могут справиться самостоятельно. Поэтому на этом этапе близким людям важно позаботиться о вовремя оказанной психологической помощи.

Личностный кризис может быть вызван несколькими причинами, опираясь на которые выделяют следующие виды переломных этапов:

  • Кризис возрастного развития, который связан с этапами физического и психологического взросления человека;
  • Ситуативный кризис, который вызван определенными трагическими событиями в жизни: развод, болезнь, серьезная травма, смерть, потеря близкого человека.От того, насколько сильна воля человека, зависит длительность и напряженность любого сложного этапа.

Переломные ситуации

При планировании своей жизни лишь небольшое количество людей задумывается о неприятных «сюрпризах», которые она может преподнести.

Увольнение с работы, крах в карьере, неожиданное ухудшение материального благосостояния, измена любимого человека или развод – от таких неприятных событий не застрахован никто.

Человек начинает выяснять причины того, что произошло, и не находит их. Внезапность наступления изменений пугает и заставляет искать причину в себе. Чувство вины оттого, что было сделано не все, чтобы предотвратить ситуацию, не покидает. Человек впадает в глубочайшую депрессию.

Душевный кризис появляется как сопутствующее явление при неразрешенных внутренних конфликтах. Желание разобраться в своих ощущениях и духовных возможностях, переосмысление жизненной позиции в связи с возрастными и ситуационными изменениями являются важными составляющими выработки личностных качеств.

Особенности этих переломных моментов связаны с переживанием не только за собственную жизнь, но и за жизнь других людей.

Возрастные изменения

Возрастные кризисы становления личности являются естественной потребностью психики человека. Они кратковременны и обеспечивают правильный ход развития личности. Каждый из таких периодов связан с изменениями деятельности человека и развитием его психических возможностей.

  • Кризис новорожденных обусловлен изменением в жизнедеятельности вне утробы матери;
  • Переломный этап первого года жизни связан с увеличением потребностей и возможностей ребенка;
  • Три года является точкой отсчета в определении собственного «Я»;
  • В семь лет у малыша начинается новый вид деятельности, связанный с обучением в школе;
  • Подростковый этап связан с процессом полового созревания и физическими изменениями;
  • В 17 лет возникает кризис идентичности, который является необходимостью принятия самостоятельных решений и началом самостоятельной взрослой жизни;
  • В 30 лет переломный период связан с невозможностью реализации жизненных целей, поставленных ранее;
  • У сорокалетних людей перелом характеризуется нерешенностью проблем предыдущего этапа;
  • Уход на пенсию воспринимается как изменение привычного уклада жизни, переосмысления прожитых лет и ощущение ненужности и нереализованности.
  • Правильная реакция человека на возрастные изменения способна не только вывести из затяжной депрессии, но и позволит выйти ему на более качественный уровень развития.

Начало формирования личности

Несмотря на то, что кризису трехлеток предшествуют еще 2 этапа, именно этот возраст принято считать началом становления личности. Это время, когда малыш осознает свою значимость и желает «нащупать» рамки дозволенного, период определения своей роли в жизни общества.

Психологи выделили семизвездие кризиса, которое является важным показателем начала проявления детской независимости. Эти признаки указывают на сложные процессы взросления, которые не стоит путать с непослушанием и своеволием.

Кризис «Я сам» связан с желанием самостоятельно существовать в рамках общества, которое представленосемьей и отношениями в ней. Ребенок начинает требовать самостоятельности, с которой не знает, что делать.

Сложные душевные противоречия выражаются в капризах, непослушании, негативизме и бунте.

При неправильной реакции родителей появляется так называемый кризис доверия, который проявляется в замкнутости или агрессии, низкой самооценке и в нежелании мириться с общепринятыми устоями общественной жизни.

Юношеский этап развития личности

Кризис личности в отрочестве во многом определяет течение других переломных жизненных моментов, связанных не только с возрастом, но и с жизненными обстоятельствами.

Читайте также:  Позиция взрослого - психология

В этом возрасте самоопределение в жизни является главным направлением личностного развития. Смена привычного вида деятельности, желание соответствовать общепринятым нормам, но в то же время обладать индивидуальностью, порождает страх перед новой жизнью.

Кризис идентичности, который появляется в период юношества, указывает или на осознание своего низкого социального статуса, или на отрицание ценности социума.

Этот период связан с повышенным вниманием к своей внешности и достижениям, которые уже удалось свершить. Критичность восприятия действительности приводит к занижению собственных возможностей и психологическому дискомфорту. Желание познавать мир и выбирать собственную нишу в нем отражается на выборе будущей профессии.

Кризис идентичности в юности имеет следующие проявления:

  • Страх сближения с другими людьми;
  • Желание изолироваться от окружающих;
  • Неуверенность в собственных возможностях, которая выражается в категорическом отказе от учебной деятельности или же в проявлении особого усердия к ней;
  • Неумение распределять время;
  • Страх перед будущей жизнью, желание жить «сегодня и сейчас»;
  • Активный поиск идеалов, копирование их стиля и образа жизни.

Если кризис идентичности будет правильно преодолен, он позволит юношам и девушкам переступить через психологические барьеры и создать благоприятные условия для дальнейшего развития.

Кризис самоидентификации пройдет менее болезненно, если родители окажут нужную поддержку развивающейся личности. Нельзя допускать чрезмерную опеку и желание навязать собственное мнение ребенку, даже если оно правильное.

Позвольте ему самостоятельно принимать решения, строить свою судьбу.

Родителям важно понять, что душевный кризис является неотъемлемой частью развития, и от того, как он пройдет в юношеском возрасте, будет зависеть протекание других переломных этапов в жизни взрослеющего человека.

Как выйти из кризиса победителем

Кризисы развития личности – необходимые этапы в жизни каждого человека, которые сопровождают его всю жизнь. Во время кризисного периода важно не замыкаться в себе, отыскивая новые возможности, проявляя стремление двигаться дальше.

Способов, как преодолеть кризис, множество. Главное, не бояться исследовать свой внутренний потенциал и пробовать что-то новое в личных отношениях или карьерной сфере. Умение противостоять жизненным невзгодам позволяет закалить характер, укрепить свою идентичность и добиться новых высот, о которых в спокойном размеренном темпе жизни человек даже не задумывается.

Источник: https://vospitannie.ru/vozrast/krizis-identichnosti.html

MED24INfO

MED24INfO

Особую остроту в ситуации социальной нестабильности приобретает проблема социальной идентичности, в рамках которой строится образ-Я.

По отношению к проблеме социальной идентичности так же часто, как и по отношению к экономической и политической ситуации в нашей стране, употребляется термин «кризис» [57].

Кризис идентичности можно определить как особую ситуацию сознания, когда большинство социальных категорий, посредством которых человек определяет себя и свое место в обществе, кажутся утратившими свои границы и свою ценность.

Как уже отмечалось, в проблеме идентичности интересен не тот факт, к какой социальной группе принадлежит человек объективно, но с какой группой он отождествляет себя. Немаловажное обстоятельство при этом — позитивная оценка группы принадлежности: человеку не просто свойственно отнести себя к какой-то группе, но и наделить эту группу позитивными чертами.

Кризис идентичности может быть поэтому определен не только как трудность в обозначении своей ниши в обществе, но и как утрата позитивных представлений о своей группе.

Это можно проиллюстрировать на примере тех проблем, которые возникают сегодня в России с этнической идентичностью, являющейся разновидностью социальной идентичности.

В течение предшествующего развития нашего общества в массовом сознании под влиянием официальной идеологии сложился образ «советского человека», сформированного новым типом общественных отношений.

(В официальных документах называлась также и «новая историческая общность — советский народ», что предполагало возникновение новых этнических характеристик в противовес традиционным характеристикам различных этносов, проживавших на территории страны.

) «Советский человек» как определенный социалистический тип личности наделялся официальными идеологами рядом специфических черт: принятие целей и принципов коммунистической идеологии, их приоритет перед групповыми и личными интересами, акцент на работу на благо общества как высшего смысла жизни и средства развития индивидуальных способностей, принятие принципов коллективизма, солидарности и интернационализма как основных норм взаимодействия с другими людьми. «Советский народ» в таком случае выступал в качестве той социальной группы, с которой идентифицировал себя «советский человек». Разумеется, это была лишь схема, которая не обязательно работала в каждом конкретном случае.

Тем не менее определение «советский человек» было достаточно укоренено в массовом сознании и в сознании каждого обыденного человека. Оно — особенно во взаимоотношениях с людьми из другого мира — выступало в качестве важнейшей категории идентификации.

Если отвлечься от искусственного социального содержания этой конструкции (т.е. от перечня обязательных социальных характеристик названной группы), то останется весьма серьезное этническое содержание этой категории.

Она констатирует принадлежность человека к «великой державе», «великой нации», признаками которой являются ее независимость, сила, защищенность и т.п. Определение «советский человек» обозначало не только географический или гражданский статус, но и этническую принадлежность человека.

Распад Советского Союза означал разрушение этой важнейшей для нескольких поколений людей социальной категории, и поэтому на примере ее судьбы особенно отчетливо видна природа кризиса идентичности.

Не случайно на бытовом уровне сегодня возникают затруднения с определением национальной и гражданской принадлежности. В условиях многонационального государства с традициями фиксации национальной принадлежности трудно однозначно ответить на вопрос так, чтобы в ответе совпали этническая и гражданская позиции.

Раньше это достигалось употреблением слова «советский».

А теперь? «Русский», поскольку принадлежишь к России, или «якут», «татарин», «чуваш», поскольку именно это твоя национальная группа? Не случайно в средствах массовой информации, в официальных документах все чаще мелькает термин «россияне» для обозначения всех, населяющих Россию.

Введение этого понятия приходит в противоречие с традицией, отличающей русских от всех других национальных групп на территории России. В других многонациональных государствах такой проблемы нет, поскольку, например, в США все — «американцы» без дальнейшего деления по этнической принадлежности [см. 90].

Затруднения, связанные с определением этнической принадлежности, — лишь один пример кризиса идентичности в современном российском обществе. Другой пример связан с такой гранью идентичности, как нравственная оценка категории принадлежности.

Достаточно значимой в нашем обществе в прошлом была принадлежность к коммунистической партии: являлся человек членом коммунистической партии или нет. При этом предполагалась безусловно позитивная оценка такой категории, как «коммунистическая партия».

В первые годы перестройки в период острой критики коммунистического режима среди многих групп населения возникла крайне негативная оценка такой группы, как «коммунисты». В противовес этому обозначилась позитивная оценка группы «демократы».

В средствах массовой информации поляризация была обозначена так четко, что проблема приобрела характер нравственного императива. Это оказалось достаточно сложным для тех коммунистов, которые с первых дней преобразований заняли демократическую позицию.

Кстати, в сегодняшних условиях — в период критики результатов демократических реформ — напротив, в среде определенных слоев общества категория «демократ» приобретает крайне негативную оценку. Все это не может не сказаться на своеобразной дезориентации в определении социальной идентичности.

Хотя утрата идентичности или просто затруднения с ее определением (как на сознательном, так и на бессознательном уровне) затрагивает все население, особенно драматично этот кризис переживают определенные социальные слои. К ним относятся прежде всего пожилые люди, а также некоторые группы молодежи.

Для пожилых людей характерна именно утрата идентичности, что связано с болезненным переживанием бессмысленности прожитой жизни, с крахом идеалов, с утратой привычных жизненных ориентиров. Для многих процесс этот весьма противоречив: он включает часто отрицательную оценку негативных сторон прошлого режима (репрессии, привилегии и пр.

) и вместе с тем сопровождается ностальгией по утраченной «налаженности» и привлекательности стабильной жизни (что, впрочем, часто есть и просто ностальгия по собственной молодости). Отсюда именно со стороны данной группы распространенное неприятие всяких инноваций.

В терминах социального познания это приводит к типичным ошибкам, возникающим при использовании ценностно-нагруженных категорий: сверхвключению в негативные категории («всякий бизнесмен — жулик») и сверхисключению из позитивных категорий («демократ» не может быть справедливым, как коммунист).

Другая группа со специфическими психологическими проблемами идентичности — это молодежь. Здесь фокус проблемы —

выбор социальной группы, с которой выражается готовность идентифицировать себя. Особенно показательна картина формирования социальной идентичности у подростков. Хотя в общетеоретическом плане проблема подробно рассмотрена Э.

Эриксоном, важно выявить специфику процесса формирования идентичности в период радикальных социальных преобразований и на фоне общей социальной нестабильности. Подростки более открыты социальным изменениям, но вместе с тем легче поддаются стрессам, вызванным неопределенностью социальных ориентиров.

К этому нужно добавить традиционный для подростков радикализм суждений и поступков, их общего отношения к миру.

Как уже отмечалось при характеристике роли семьи в формировании образа мира, конфликт или просто противоречия с родителями и в целом с миром взрослых резко обостряются в условиях нестабильности: ценности старшего поколения обесценены, стереотипы на глазах разрушаются так же, как и образцы поведения, перспектива повторения опыта предшествующих поколений не привлекает. Все это не способствует сохранению авторитета взрослых и осложняет процесс формирования социальной идентичности [З].

Конфликт с миром взрослых развивается и в школе, которая сама оказывается в достаточно трудном положении. Будучи относительно консервативным социальным институтом, школа, однако, не может не переживать вместе с обществом радикальных изменений. Это необходимо потому, что на школе в особой степени сказалось влияние норм и стандартов тоталитарного режима.

В литературе неоднократно отмечалось, что полное огосударствление школы привело к ее трансформации в закрытое, фактически режимное учреждение, к ее полной унификации, к ее функционированию в режиме «трех Е»: единообразия, единомыслия и единоначалия [39, с. 53].

Эта закрытость школы сохранялась и в то время, когда в обществе уже начались радикальные преобразования, что обусловило ее оторванность от событий, происходящих вне ее. Естественно, что такая ситуация не могла сохраняться долго.

Сегодня школа ищет новые, нетрадиционные формы организации (гимназии, колледжи, лицеи), а также пытается во многом изменить стиль взаимоотношения с детьми. Но освоение этих новых форм также требует времени, и процесс идет неравномерно.

Кроме этого возникают трудности и в самом процессе преподавания, особенно гуманитарных дисциплин. Несколько лет назад, например, в средних школах России был отменен экзамен по истории.

Старые учебники, написанные под влиянием жестких идеологических установок, во многом фальсифицировали или как минимум упрощали исторический процесс.

Новые учебники еще не были и не могли быть созданы, ибо переосмысление исторического опыта — непростая задача, особенно при крайне противоречивой трактовке сущности происходящих преобразований. Роль школы как агента социального познания в этом случае оказывается весьма проблематичной.

Если к этому добавить еще и проблемы, возникающие во взаимоотношениях школы со средствами массовой информации, с набирающими силу религиозными организациями, в том числе в сфере образования, то становится ясным, что вся структура общественных институтов в условиях социальной нестабильности призвана решать многочисленные вопросы координации своих действий. Ее целью является не построение единой системы взглядов на мир и его унифицированного образа, но такая подготовка подрастающего поколения, которая позволяет адекватно воспринимать предлагаемый плюрализм взглядов, не потеряться в обрушившемся на сознание многообразии представлений.

Так же как и для взрослых, важным проявлением социальной идентичности молодежи является такой показатель, как этническая идентичность. Ее характеристиками могут служить формирующиеся авто- и гетеростереотипы.

Совместно с коллегами из Университета Хельсинки нами проведено исследование особенностей конструирования социального мира молодежью в условиях социальной стабильности и нестабильности.

Фрагмент исследования касается вопроса о том, как русские и финские школьники (старшеклассники) оценивают свою и чужую национальные группы и какое значение это имеет для формирования их этнической идентичности [13а].

Предварительно в русской и финской группах было выделено

по две подгруппы: «стабильные» (условное обозначение тех, кто понимает стабильность общества как ценность) и «нестабильные» (условное обозначение безразличных к проблеме стабильности — нестабильности в обществе).

Каждая из четырех подгрупп давала оценку качествам представителей своей и чужой национальной группы. В целом для русских школьников была характерна весьма высокая (иногда явно завышенная) оценка финнов, что совпадает с результатами аналогичных исследований представлений о немцах и американцах [88].

В нашем исследовании эта оценка более высока у «стабильных» русских, поскольку для них стабильность — ценность, а финское общество воспринимается как стабильное. Поэтому же «стабильные» русские более критичны по отношению к соотечественникам.

Напротив, «нестабильные» русские менее высоко ценят финнов и более снисходительны к своим. Такая картина кажется логичной: те, кто более сенситивен к отсутствию

стабильности в нашем обществе, труднее находят позитивную идентичность со своей национальной группой; более безразличные к этой проблеме испытывают меньше трудностей с позитивной национальной идентификацией.

Что касается финнов, их оценка русских достаточно критична в обеих подгруппах, чего нельзя не связать с общими проблемами Финляндии в связи с распадом Советского Союза (ориентация в прошлом на нашу экономику и значительная потеря рынков в современной России, относительно невысокая конкурентоспособность финских товаров на западных рынках в связи с предшествующей ориентацией на наш рынок и пр.).

Приведенные примеры показывают, что кризис идентичности —

один из показателей противоречивости исторического процесса в период радикальных преобразований. Это период также и острой ломки устоявшегося образа мира. Естественно, что такой важнейший элемент картины социального мира, как образ-Я, подвергается в этот период сложным трансформациям.

Причем эти процессы имеют отношение не только к отдельному познающему индивиду, но свойственны и массовому сознанию, а потому способствуют выработке достаточно распространенных и устойчивых характеристик окружающего мира.

Эти устойчивые характеристики, в свою очередь, детерминируют столь же массовые образцы и стандарты поведения как отдельных личностей, так и разнообразных социальных групп, в частности специфику конструирования ими образа мира. 1.2.

Источник: http://www.med24info.com/books/psihologiya-socialnogo-poznaniya-uchebnoe-posobie-grif-minobr/krizis-identichnosti-14900.html

Эрик Эриксон — развитие идентичности

Эрик Эриксон — развитие идентичности

Идентичность — это тождественность человека самому себе или твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя. Это субъективное вдохновенное ощущение тождества и целостности (Э.Эриксон). Почему важно изучение проблемы идентичности — потому что формирование идентичности младших поколений лежит на нашей совести

Характеристика возрастных стадий

  1. (орально-сенсорная стадия) На первом этапе развития решается вопрос базового доверия или недоверия к миру. Ключевая роль матери в положительном решении задачи возраста. Критерий сформированности доверия к миру — способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения.

  2. Обретение самостоятельности/ неуверенность в себе (до 4 лет) Негативный вариант в случае, когда взрослые сверхтребовательны/ берут на себя лишнее.
  3. (локомоторно-генитальная/эдипова стадия — 4-6 лет) инициатива/ чувство вины
  4. (6-11 лет) Овладение различными умениями, символиками культуры. Формирование чувства умения и компетенции/ неполноценности.

    Решающее значение имеет собственное одобрение деятельности.

  5. (11-20 лет) Ключевая для приобретения идентичности. Идентификация я/ смешанная идентичность. Задача стадии — объединение всего, что подросток знает о себе самом как о сыне, школьнике, спортсмене и т.д. в единое целое. Также он должен осмыслить и связать это с прошлым и спроецировать на будущее.

  6. (21-25 лет) Переход к решению уже собственно взрослых задач на базе сформировавшейся психосоциальной идентичности.
  7. (25/50-60 лет) Стадия противоречия между способностью человека к развитию и личностным застоем (медленный регресс личности в процессе обыденной жизни).

    Награда за овладение способностью к саморазвитию формирование человеческой индивидуальности и неповторимости.

  8. (свыше 60) Обретение покоя/ обречение на безысходное страдание как итог спутанной жизни.

Эпигенетический принцип психического развития. Жизненные циклы

Смысл эпигенетического (от слова генез) принципа развития заключается в том, что человек в своей жизни проходит определенные фазы развития — последовательность новообразований.

 Эпигенетический принцип: все, что развивается имеет исходный план развития, в соответствии с которым появляются отдельные части — каждая из которых имеет свое время доминирования — покуда все эти части не составят способного к функционированию целого. 

Стадии развития идентичности

Каждая последующая стадия есть потенциальный кризис вследствие радикального изменения перспективы. Кризис — момент изменения, критический период повышенной уязвимости и возросших потенций.

Чувство базисного доверия («я есть, то, что, надеюсь, я имею и даю»)

Формирующаяся на основании опыта первого года жизни установка по отношению к миру. Базисное недоверие как альтернатива проявляется  в форме выраженного отчуждения — не могу поладить с другими — ухожу в себя.

Оральная стадия — рот является фокусом самого первого совместного с матерью подхода к жизни. Первая часть. Инкорпоративная (вбирающая стадия), на которой ребенок берет то, что ему предлагают. Взять в этом случае означает — воспринять то, что дается. Закладываются основы для того, чтобы самому стать дающим.

Нарушения в развитии на этой стадии ведут в будущем к нарушению связей с миром в целом, и в особенности со значимыми людьми. Ранняя фрустрация на этой стадии должна быть скомпенсирована. Причем возможна как горизонтальная компенсация, так и лонгитюдная.

На оральной стадии окончательно формируются способности добиваться и получать удовольствие в более активной и определенно направленной деятельности.

Вторая часть. Задача брать и удерживать предметы. Кризис этой стадии состоит в совпадении во времени 3 моментов:

  1. Потребность в активном овладении, приобретении и наблюдении, изменение в оральном механизме (появление зубов)
  2. Растущее осознание себя как отдельной персоны
  3. Постепенный отход матери от ребенка, возвращение ее к своим привычным делам.

Потеря привычной материнской любви может вызвать у ребенка депрессию или хроническое состояние печали.

Именно вопреки всем этим переживаниям. Связанным с депривацией, с покинутостью и формирующим чувство базисного недоверия, должно развиться и установиться чувство базисного доверия. Доверие должно сформироваться не только к жизни, но и к самому себе.

В клинической практике мы говорим об оральном характере, когда пациент имеет нерешенные конфликты этой стадии. Оральный пессимизм, инфантильные страхи быть покинутым, голодным, бесполезным. Может сформироваться качество жадности: жесткая потребность брать, хватать, добывать.

Вкусовые привычки, самообман, алчность — выражение определенной слабости оральной уверенности. Оральность — это нормальный субстрат любого индивида. Она проявляется в наших зависимостях и ностальгии.

Интеграция этой стадии приводит к комбинации веры и реализма, доверчивости и реалистичности.

Степень доверия зависит от качества взаимоотношения ребенка с матерью. Мать должна сочетать тонкую реакцию на потребности младенца и демонстрировать полную уверенность в контексте взаимного доверия их совместного стиля жизни. Мать должна донести до ребенка, что существует определенный глубокий смысл в том, что они делают.

Для каждой стадии характерны: расширяющиеся либидные потребности, раздвигающийся социальный радиус, дифференцирующиеся способности, качественно новое чувство отчужденности, специфическая психологическая сила (например предпочтение доверия недоверию).

Стадия автономии («я есть то, что я могу свободно желать»)

Анальная стадия: анальный опыт, появление достаточно сформированного стула и общая координация мускульной системы. Борьба за автономию. Развитие сдерживающего отпускающего модуса.

Система действий «удержать» и «отпустить». При благоприятном разрешении конфликта стадии ребенок начинает чувствовать свою автономную волю.

«Держать» может превратиться в деструктивное сдерживание, а может «хранить и оберегать». Оберегать может также подчинять деструктивным силам или означать «пусть будет, пусть идет, как идет».

Бессильный против оральных инстинктов, ребенок будет искать удовлетворение посредством орального контроля(сосание пальца, агрессивное поведение с использованием фекалий).

Данная стадия становится решающей между доброй волей и полным ненависти самоутверждением, между самовыражением и компульсивным самоограничением и угодливостью. Чувство самоконтроля без потери самоуважения — источник свободной воли.

Чувство потери самоконтроля и родительский внешний контроль порождают устойчивую склонность к переживанию сомнения и стыда. Стыд так рано и так легко поглощается виной. Стыд предполагает осознание того, что некто разоблачен, раскрыт. Свой вклад вносит воспитательный метод «пристыдить».

Иногда в ребенке может обнаружится стремление к повтору собственных действий, одержимость, приверженность ритуальным повторам. Ребенок таким образом «завоевывает власть» над своими родителями в тех областях, в которых он не мог достичь с ними взаимодействия (компульсивный невроз).

Дети как правило проходят этот кризис пристыженными и извиняющимися, боящимся быть увиденным. Сверхкомпенсаторная реакция — автономия в форме открытого неповиновения. На этой же стадии может зародиться сомнение, связанное с осознанием того.

что ты видишь только лицевую, но не обратную сторону(компульсивное сомнение может проявляться в параноидных страхах). Импульсивность дает человеку свободу выражения, компульсивность важна в делах, требующих порядка, но обе черты являются компенсаторными чертами личности.

Чувство автономии есть отражение родительских чувств собственного достоинства и самостояния. Потребность человека очерчивать границы автономии является базисной.

Антиципация ролей («я есть то, чем, я могу вообразить, я стану»)

Фаллическая стадия

Задача индивида на этой стадии — выяснить какой же именно персоной он может стать. Ребенок должен выйти из этой стадии с чувством инициативы, как базисным для реалистического ощущения собственных целей и амбиций. Ребенок должен научиться сочетать дозволенные ему действия с собственными возможностями.

На этой стадии наиболее сильное стремление к обучению. В поведении на этой стадии доминирует модус вторжения: вторжение в пространство при помощи активных движений, вхождение в неизвестное при помощи всепоглощающей любознательности..

влезание в уши и головы других людей своими криками и воплями, физическая атака в отношении других людей, первые пугающие мысли о том, чтобы ввести фаллос в женское тело. Эдипов комплекс. На этой стадии появляется модальность делания.

Причем у мальчика акцент остается на делании посредством мозговой атаки, а у девочки он может обернуться ловлей посредством агрессивного захвата, или превращения себя в привлекательную и неотразимую особу. Формируются предпосылки мужской и женской инициативы.

Просыпается глубинное чувство вины, поселяющее уверенность в совершении каких-то страшных преступлений. Инициатива влечет за собой антиципирующее соперничество (борьба за первенство). Неизбежное и необходимое поражение также ведет к переживанию чувства вины и тревоги.

У мальчиков «комплекс кастрации» — опасение лишиться пениса у мальчиков, или чувство вины за отсутствие пениса у девочек (потеря пениса в знак наказания за тайные фантазии и поступки).

Связанные с инициативой конфликты найдут свое выражение в истерическом отвержении или в самоограничении. Это может быть скомпенсировано в демонстрации неустанной инициативы, стремлении любой ценой добиться успеха.

Появление «вечных путников», которые чувствуют, что их человеческая ценность заключается в том, кем они собираются стать в будущем, а вовсе не в том, кем они собираются стать в настоящем (психосоматические заболевания).

На этой стадии приобретается первый сильный опыт сотрудничества , попытки признания ценности обеих сторон, что является противосилой для глубоко спрятанной ненависти, которая идет просто из разницы в величине или возрасте.

Феномен стадии — латентная и повальная готовность следовать за любым лидером, выдвигающим цели и предлагающим доблестное достижение этих целей. Вклад стадии — высвобождение детской инициативы и формирование чувства цели.

Идентификация с задачей («Я есть то, что я могу научиться делать»)

На этой стадии проявляется стремление наблюдать и имитировать занятия взрослых, а также принимать участие в их занятиях. Ребенок получает первые систематические знания и инструкции. Поглощенность игрой позволяет проникнуть в мир других людей.

Происходит овладение социальным опытом через экспериментирование, планирование, взаимодействие с другими. Появляется чувство созидания — ощущение себя способным делать что-либо хорошо — и потребность в уединении для самостоятельного творчества.

Освоение сублимации — ребенок учится завоевывать признание посредством производства разных вещей и предметов. Опасность этой стадии — развитие отчуждения от самого себя и от своих задач — хорошо известное чувство неполноценности.

Семейная жизнь может не подготовить ребенка к школьной жизни, а школьная жизнь может не оправдать ожиданий предыдущих стадий. Чувство, что все, что ты научился делать хорошо до сих пор, не принимается во внимание в школьной среде. Возрастает значимость социального окружения.

Если ребенок обнаружит что его семейная принадлежность, статус и прочее влияют на отношение к нему окружающих больше, чем его собственные способности, возникает чувство неполноценности. Из-за того, что в образовательной системе как правило только женщины, возникает ощущение, что знание — это чисто женское, а действие — это чисто мужское.

Задача педагога — подчеркнуть то, что ребенок МОЖЕТ. Опасность — вероятность, что ребенок за время хождения в школу так и не сможет получить удовольствие от работы. Это стадия решающая в социальном  отношении, хотя считается, что наиболее сильные потребности на этой стадии спят. О вальдорском и классическом образовании.

Другая опасность стадии — если ребенок начинает воспринимать работу как единственный критерий собственной ценности.

Отрочество

Отрочество характеризуется неустойчивостью эго с одной стороны и большим потенциалом роста с другой.

Люди бывают страшно озабочены тем, что их собственное мнение о себе не совпадает с мнением окружающих, а также тем, что их собственные идеалы не являются общепринятыми. Подросток особенно страстно ищет тех людей и те идеи, которым он мог бы верить. Он боится быть обманутым и парадоксально выражает свою потребность в вере громким и циничным неверием.

На этой стадии присутствует смертельная боязнь оказаться слабаком, насильно вовлеченным в такую деятельность, где он будет чувствовать себя объектом насмешек или ощущать неуверенность в своих силах.

Как следствие, подросток скорее будет вести себя вызывающе в глазах старших, чем позволит принудить себя к активности, позорной в своих собственных глазах или глазах сверстников.

Подросток протестует против любых педантичных ограничений его представлений о себе и может громогласно настаивать на своей виновности даже вопреки собственным интересам. Выбор рода занятий приобретает большее значение, чем вопрос о зарплате и статусе.

Стоит молодому человеку почувствовать, что окружение пытается оградить его от важных форм выражения, как он начинает сопротивляться. Переведение пассива в актив может трансформировать симптом в социальное поведение (девочка, ухаживающая за новорожденными телятами). 

Отчуждением этой стадии является спутанность идентичности. Для подростка однажды признанным деликвентным самым большим желанием является отказ от старших наставников, представителей судебных органов и т.д. Наиболее часто встречается неспособность установить профессиональную идентичность.

Подростки предпринимают попытки прийти к определению собственной идентичности через проекцию своего диффузного я на другого и возможность таким образом увидеть этот образ отраженным и постепенно проясняющимся, поэтому во многом юношеская любовь — это разговор.

Прояснения образа можно добиться и деструктивными мерами: обособленность или фанатичная приверженность клану, как временно необходимая защита от чувства потери идентичности.

Демократия сталкивается с необходимостью решения трудной задачи убедить молодежь, что демократическая идентичность может быть сильной, устойчивой, мудрой и детерминированной.

Для этого демократия должна дать молодежи идеалы. Социальным институтом, отвечающим за идентичность, является идеология.

Может происходить объединение индивидуальных кризисов в групповые временные сдвиги, доходящие до коллективной «истерии».

Специфическая задача отрочества — развитие механизмов, защищающих «Эго». Важно умение консолидировать наиболее важные жизненные достижения, ресинтезирование всех идентификаций детство в единое целое. Часто встречается психосоциальный мораторий.

За идентичностью

За идентичностью — жизнь после отрочества, использование идентичности и возвращение некоторых форм кризиса идентичности на более поздних стадиях жизненного цикла.

Кризис интимности. Юноша, не уверенный в своей идентичности, избегает межличностной интимности или же бросается в беспорядочные интимные контакты без настоящего единения. Межличностные связи становятся весьма стереотипными, что приводит к глубокому чувству изоляции.

Неотъемлемой частью интимности является дистанцированность: готовность человека отвергать те силы и тех людей, сущность которых кажется ему опасной. Во взрослом возрасте человек должен прийти к этическому чувству, которое выше убежденности отрочества и морализма детства.

Прежде, чем будет достигнут уровень генитальной зрелости, многое в половой любви будет исходить из своекорыстия, голода идентичности, когда каждый из партнеров в действительности старается прийти к самому себе или возникает генитальная битва, где каждый стремиться стать победителем.

Отчуждением этой стадии является изоляция — неспособность воспользоваться своим шансом, разделив истинную интимность. Любовь — витальная сила ранней взрослости.

Читать также: 

  • Пограничное расстройство личности
  • Параноидное расстройство личности

Источник: https://mariadolgopolova.ru/stati/erik-erikson-razvitie-identichnosti.html

Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути по материалам художественных образов(Шеманова Н.А.)

Статья посвящена описанию кризиса идентичности, связанному с переходом из одной стадии на другую взрослого человека. Согласно Э.Эриксону, каждая стадия имеет свои задачи.

В период перехода с одной стадии на другую может возникать чувство несоответствия себя внешнего и себя внутреннего, приводящее к пониманию внутреннего конфликта. Это несоответствие проходит в различных плоскостях и иллюстрируется произведениями Б.

Пастернака, А.С.Пушкина, Ю.Трифонова, Г.Гессе, Х.Мураками и другими авторами.

Ключевые слова: кризис идентичности, отношение к своему возрасту, рациональность у женщин, эмоциональность у мужчин, личный опыт, прошлое, будущее, смена ценностей.

Понятие кризиса идентичности личности ввел американский психолог Э.Эриксон. Э.Эриксон разбил жизнь человека на стадии. Для каждой стадии развития имеется своя задача, поставленная обществом. Решая эту задачу, человек приобретает другую форму эго-идентичности.

Понятие идентичности обозначает твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильного владения личностью собственным «я» независимо от изменений «я» и ситуации.

Переход из одной стадии к другой сопровождается кризисом. По Э.Эриксону кризис есть потенциальный выбор, который осуществляется в процессе онтогенеза между благоприятным и неблагоприятным направлением развития.

Эриксон выделил восемь стадий развития идентичности, на каждой из которых человек делает выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных задач развития. Характер выбора сказывается на всей последующей жизни в смысле ее успешности и неуспешности.

Человек выходит из каждого кризиса с усилившимся ощущением внутреннего единства, с развившимися способностями к здравым суждениям, к «хорошим действиям» в соответствии со своими собственными стандартами и стандартами значимых для них людей [14].

В периоды перехода с одной стадии на другую может возникать чувство несоответствия себя внешнего и себя внутреннего, приводящее к пониманию своего внутреннего конфликта. Это несоответствие может проходить в разных плоскостях.

1.Человек среднего возраста сталкивается с изменениями в своем теле.

В первую очередь сюда может быть отнесено как здоровье человека, так и внешний вид. По результатам исследования А.А.Кроника была выявлена определенная тенденция, обозначенная авторами как феномен «консервации возраста».

С возрастом значительно увеличивается число лиц, оценивающих себя более молодыми, чем в действительности [4]. Нередко можно встретить мужчину среднего возраста, который просит, чтобы его называли на «Ты». И он очень удивляются, что какому-то молодому человеку это будет сложно сделать.

Многие взрослые мужчины понимают, что теперь их сын обыгрывает его в спортивных играх, хотя несколькими годами раньше было наоборот. Об этом переживании Ю.Трифонов пишет «Человек осознает свой возраст с опозданием. Вроде того, как с изменой жены: все уже все знают, а ты не догадываешься.

Но есть нечто, существующее помимо сознания, какой-то тайный часовой механизм, который вдруг подает сигналы» [8].

Период от юности до периода зрелости многие переживают как один возраст. Ф.Феллини писал о себе: «Я пребывал в том застывшем отрезке времени, с которым мы не расстаемся очень долго — от восемнадцати лет до зрелого возраста. Мне приходилось даже на мгновение напрягаться, чтобы вспомнить, сколько же мне лет на самом деле» [10]. Но в один момент человек вдруг понимает, сколько же ему лет.

Принятие своей измененной внешности и ухудшившегося здоровья является одной из задач кризисного периода.

Во-вторых, в период кризиса начинается физиологическая перестройка человека. (У мужчин снижается количество мужских гормонов или чувствительность рецепторов, у женщин — женских). Физиологические изменения, происходящие в организме, приводят к тому, что женщины становятся более мужественными, а мужчины более женственными.

Мужчинам в большей степени необходима эмоциональная жизнь, а женщины становятся менее эмоциональными, а скорее рациональными. Очень сходно это изменение описано у К.Юнга, который считал, что мужчины и женщины имеют одновременно как мужские качества, так и женские. В процессе взросления человека черты противоположного пола подавляются.

Но в зрелом возрасте, который сопровождается кризисом, мужчины и женщины начинают находить тайные части своей личности, связанные с противоположным полом. И тем самым обретают единство этих противоположных частей.

«Для южных народов особенно характерно, что у пожилых женщин появляется хриплый, низкий голос, усы, жесткие черты лица и разные другие мужские признаки. И наоборот, мужской физический хабитус ослабляется женскими чертами, например увеличением жировой прослойки и более мягким выражением лица» [15].

Человек в период кризиса среднего возраста переходит от четких половых границ к периоду размывания границ. В этом его отличие от кризиса юности, когда в процессе перехода из детства в юность создаются половые различия.

Сходным образом описывает кризис Г.Гессе в повести «Степной волк». Герой книги Гарри всю жизнь придавал значение лишь тем способностям, в которых случайно оказался силен.

Он был очень тонким специалистом по части поэзии, музыки и философии, а все остальное в своей личности, весь прочий хаос своих инстинктов, воспринимал как обузу и окрестил «Степным волком». Он всегда стремился к великому и вечному, никогда не довольствовался красивым и малым.

Чем больше будила его жизнь, тем больше возвращала она его к нему же самому, тем больше становилась его беда, тем больше погружался он в страдание и страх. Девушка, которая встретилась ему в жизни, говорила: «Ты удивляешься, что я несчастлива, ведь я же умею танцевать и так хорошо ориентируюсь на поверхности жизни.

А я удивляюсь, что ты так разочарован в жизни, ведь ты-то разбираешься в самых прекрасных и глубоких вещах, ведь ты же как дома в царстве духа, искусства, мысли! Я научу тебя танцевать, играть, улыбаться… Ты любовь принимаешь очень уж всерьез.

Для тебя важно чтобы ты освоился в маленьких, легких, житейских искусствах и играх. Любить идеально, трагически — это ты умеешь. Теперь тебе необходимо любить еще и обыкновенно, по-человечески». Задачей Гарри является обрести свою скрытую часть, ту, где разум не нужен [3].

Интересно, что, если проследить, как менялись постановки Ф.Феллини и И.Бергмана, можно заметить, что с течением времени содержание фильмов значительно изменилось: тема одиночества, тема глубокой трагической любви, великие и вечные темы сменились поиском глубокого вечного смысла в смехе, игре, мелочах и земной любви.

2. Человека формирует не только наследственность, но и личный опыт. В.Франкл считает, что «всякая человеческая личность представляет собой нечто уникальное, и каждая из ее жизненных ситуаций неповторима» [12].

Во время кризиса в человеке происходят изменения, связанные с переходом в другой период его жизни. Он переживает свой внутренний жизненный опыт, старается взять ответственность за все, что случилось в его жизни. Эта внутренняя работа приводит к смене ценностей.

Меняется иерархия ценностей. Человеку необходимо привыкнуть к себе, и задача человека в этот период понять, кто он есть сейчас.

Человеку необходимо очертить свои новые изменившиеся границы — идентифицировать себя в качественно новых условиях физиологического состояния.

Человек, совершая внутреннюю работу, все время меняется. Как писал М.М.Бахтин, человек никогда не совпадает с самим собой, к нему нельзя применить формулу тождества: А есть А [1]. Познание человека возможно только в диалоге с ним. Человек видит себя со стороны иначе, чем себя же внутри.

Для его развития очень важен внутренний диалог. В состоянии кризиса у человека возрастает значение внутреннего диалога по сравнению с внешним общением. Отчасти с этим связано стремление к освобождению от связей с другим и стремление к одиночеству.

Формирование новой личности требует разрыва прежних отношений, и поэтому кризисы среднего возраста сопровождаются этими разрывами.

Несоответствие себе описано в романе Х.Мураками «К югу от границ, на запад от солнца»: «А ведь я живу какой-то чужой жизнью. Будто кто-то приготовил все для меня, саму жизнь приготовил. Много ли во мне от меня самого? Где граница, до которой я — это я, а за ней — уже не я? Руки на руле… На сколько процентов это мои руки? И все, что меня окружает… до какой степени оно реально?» [5].

Состояние, характерное для продуктивного переживания кризиса, выражено также в словах Г.Гессе: «Отчаянно цепляться за жизнь — это значит идти вернейшим путем к вечной смерти, тогда как умение умирать, сбрасывать оболочку, вечно поступаться своим «я» ради перемен ведет к бессмертию» [3]. Готовность к переменам предстает как путь к возобновлению жизни.

Согласно Р.Мэйю человек во время кризиса пытается найти свой новый центр, свою сущность. «Все живое на земле (включая растений и животных) центрировано на себе. Когда срезаешь верхушку дерева, оно вновь пустит ветви к солнцу, зная, где создать новый центр. У человека это способ принятия небытия, для того чтобы получить возможность сохранить свое маленькое бытие» [6].

В кризисе среднего возраста, как и в кризисе юности, задействована вся личность в целом.

В это время происходит полное изменение и обновление личности в отличие от детских кризисов, которые являются этапами развития личности, и кризисами взрослых, связанных с событиями жизни (рождение детей, смерть близких, уход выросших детей из семьи, изменение социального устройства, например перестройка в СССР), когда человек открывает различные аспекты своей личности. Но личность целиком не меняется. Человек ощущает в себе отмирание какой-то одной своей части и открытие или возникновение другой части. Например, в ситуации смерти родителей возникает чувство «сиротства» даже у взрослых людей. В процессе кризиса среднего возраста вся личность встает перед проблемой смерти. В кризисе юности вся личность впервые рождается.

3. На формирование человека важное влияние оказывает та культурная среда, в которой живет человек.

Значительная часть того, что люди думают, чувствуют и чем они являются, определяется культурой, к которой они принадлежат.

Каждое общество ценит определенные личностные качества выше других, и дети усваивают эти ценности благодаря социализации. Огромное воздействие на их поступки и стремления оказывают культурные идеалы данного общества.

Происходящие в человеке процессы неминуемо приводят человека к переоценке смыслов и ценностей, и осознание такой резкой перемены может вызвать у него отчаяние. Он осознает, что у него нет прошлого. Все, что он делал до сих пор, было ошибкой, то, что он чувствовал до этого времени, было примитивно.

Человек может совершить самоубийство не только, когда у него нет будущего, нет настоящего, но и когда у него нет прошлого. «Мне кажется, — писал Б.Пастернак, — Маяковский застрелился из гордости, оттого, что он осудил что-то в себе или около себя, с чем не могло мириться его самолюбие….» [7].

Мужчина может почувствовать, что его жена ему совершенно чужая. Тот образ жизни, который человек вел до сих пор, не имеет для него никакого внутреннего смысла. Задача человека во время кризиса принять свое прошлое, видеть не только одни ошибки, а научиться различать в нем и что-то хорошее.

Прошлое необходимо принять как часть целой жизни. В.Хесле пишет: «Если я признаю скрытую закономерность своего прошлого, то я могу примириться с ним, даже если и отвергаю его исходя из принятых мною новых норм.

Ибо даже, если я и совершил ошибки, которые не должен был совершать, я могу усмотреть в них условие возможности прогресса: прогресс был бы невозможен, если бы я достиг совершенного понимания уже в начале жизненного пути» [13].

Принятие своего прошлого отражено в стихотворении А.С.Пушкина «Воспоминание»:

Воспоминание безмолвно предо мною Свой длинный развивает свиток; И с отвращением читая жизнь мою, Я трепещу и проклинаю, И горько жалуюсь, и горько слезы лью,

Но строк печальных не смываю.

В состоянии кризиса человек оглядывается назад, анализирует свое прошлое, пытается себя понять в настоящем и думает о будущем. Он пытается подвести предварительные итоги. Человеку, находящемуся в кризисе, будущее представляется черной дырой. Неясность будущего, которое приближает к смерти, приводит человека к утрате смысла жизни.

Во время кризиса происходит смена ценностей, человеку необходимо найти в культуре новые образцы жизни.

Предыдущие ценности ему кажутся бессмысленными, он начинает искать другие ценности, чтобы решить вопрос приближающейся смерти, найти способы остаться бессмертным.

Человек начинает искать этот смысл в том, «что превосходит конечную индивидуальную жизнь, что не уничтожается фактом смерти». К вопросу смысла жизни и поиску бессмертия обращались многие философы, психологи и художники.

Как писал В.Франкл, человек в отличие от животного обладает способностью понять, что должна существовать мудрость, которая принципиально превосходит его собственную, а именно надчеловеческую мудрость, которая вселила в него разум и в животных — инстинкты [12].

Человек начинает болезненно осознавать конечность собственной жизни и стремится понять, как преодолеть эту конечность. А.Ф.Лосев писал: «Уже самое предложение «я умру» показывает, что «я» и «смерть» разные вещи». В кризисе юности человек тоже не видит будущего, оно ему тоже не ясно, но именно в кризисе среднего возраста за временной перспективой человек видит смерть [2].

Наиболее отличительной характеристикой человека в сравнении с животными является способность сознавать наличие будущего и неизбежность смерти считает Р.Фейфел. Смерть — это нечто, что случится с каждым человеком.

Уникальность человеческой жизни получает истинное значение при осознании того, что он смертен. И встреча со смертью открывает для человека жажду бессмертия.

Жизнь нельзя по-настоящему охватить или прожить полноценно, если не пытаться учитывать идею смерти [9].

В.Франкл пишет об этом так: «Небытие, которого человек страшится, находится не только вне человека, но и заключено в нем самом.

Именно перед этим внутренним небытием человек испытывает страх, и из страха перед самим собой он бежит от самого себя: он бежит от одиночества, так как одиночество означает — быть всегда наедине только с самим собой.

Люди боятся крушения их надежд, боятся ощущения бессмысленности собственного существования, которое порождает безысходную скуку» [12].

Человек в сорок лет начинает видеть рубеж.

За поворотом в глубине лесного лога Готово будущее мне верней залога, Его уже не втянешь в спор и не заластишь, Оно распахнуто, как бор, все вглубь, все настежь.

( Б.Пастернак)

Здесь будущее осмысленно, как суд, как отчет перед совестью. Несмотря на перспективу смерти, будущее не теряет смысла, что выражено в словах «распахнуто вглубь и настежь». Это свидетельствует о продуктивно пережитом кризисе.

Все перечисленное показывает, что происходят изменения личности в целом и человек встает перед проблемой формирования личности заново.

Внутренне подавленное состояние переносится на внешний мир, и он может восприниматься в «темных тонах», как это было у героя х/ф Антониони «Профессия репортер». Герой фильма через некоторое время после обретения внутренней свободы говорит о знакомом слепом, который прозрел, когда ему было почти сорок лет после операции. «Сначала он был счастлив по настоящему.

Лица, цвета, пейзажи. Но потом все стало меняться. Мир оказался гораздо хуже, чем он представлял. Никто не говорил ему, сколько вокруг грязи, сколько уродства. Он замечал это уродство повсюду. Когда он был слепым, он переходил улицу один с палочкой. Когда ему вернулось зрение, он стал бояться. Стал жить в темноте, никогда не выходил из своей комнаты.

И через три года покончил с собой».

Страдания, перенесенные во время кризиса, могут превратиться в достижения и победы. Пережив кризис, приняв трагизм жизни, человек открывает виденье реальности большего масштаба, большей глубины.

Список литературы

  1. Бахтин М.М. Герой и позиция автора по отношению к герою в творчестве Достоевского, // сб. Психология личности: Тексты — М., 1982
  2. Бибихин В.В. Из рассказов А.Ф.Лосева, // Начала, №2, М., 1993.
  3. Гессе Г. Степной волк. — Новосибирск, 1990.
  4. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1984.
  5. Мураками Х.

    К югу от границ, на запад от солнца. — М., 2010.

  6. Мэй Р. Экзистенциальные основы психотерапии //сб. Экзистенциальная психология. — М., 2001.
  7. Пастернак Б. Люди и положения. В сб.: Воздушные пути, М.,1983.
  8. Трифонов Ю. Долгое прощание. — М., 1973.
  9. Фейфел Г. Смерть — релевантная переменная в психологии. // сб.Экзистенциальная психология, — М., 2001.

  10. Феллини Ф. Делать фильм. — М., 1984.
  11. Франкл В. Человек в поисках смысла. — М., 1990.
  12. Франкл В. Психотерапия на практике. — СПб.,2001.
  13. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. //Вопросы философии. 1994, №10.
  14. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. — М., 1996.
  15. Юнг К.Г. Жизненный рубеж.

    Проблема души нашего времени. — М.,1996.

Шеманова Н.А.,

Источник: http://hpsy.ru/public/x7076.htm

Ссылка на основную публикацию