Вещи детей — чья собственность? — психология

Вещи детей — чья собственность? — Психологос

Вещи детей - чья собственность? - психология

Дети часто выясняют: «Чья это собственность?» — эта кукла, этот пистолет или эта шоколадка. Действительно, чьё это, если мне подарили, я потерял, а ты нашел и починил? Ну и что, что ты мне давал свои фломастеры, они мне вовсе были и не нужны!

Если родители не вмешиваются, то особенно среди маленьких детей выяснение этого вопроса приобретает достаточно дикую форму: тот, у кого эта дорогая собственность в руках, зажимает ее крепче и прижимает к себе, отбивая словами (а потом и чем попало) нападение того, кто на эту же собственность претендует. Крики, драки, вещь поломана или порвана, виноваты все. И что делать?

Взрослеть. Когда дети взрослеют и становятся более воспитанными, драки отменяются, начинаются переговоры: тот, у кого собственность в руках, при претензии на нее кладет на общее место, по крайней мере перестает в нее играть.

Кто на собственность претендует, ее не хватает и начинает переговоры также. Собственность оказывается ничейной, пока обе стороны не договорятся…

Правило: пока не договорятся, вещь ничья, никому играть в нее нельзя, и это очень похоже на правило «Стоп!»

Это не идеальное правило, его можно использовать просто чтобы отмстить: «Сам не поиграю, так хоть тебе не дам!», но это уже шаг к большей цивилизованности.

Вначале все начинается со справедливости, где каждый заботится о справедливости для себя.

Когда-нибудь, когда дети станут совсем взрослыми, они уже будут знать, что такое любовь, и будут вопросы решать, думая об интересах не только своих, но об интересах любимого.

Это кажется невероятным, но эта так: в хороших семьях дети могут любить, если родители им об этом рассказывали и подавали сами им в этом пример.

Хорошо, это дети разбирались между собой. А как разобраться между детьми и родителями: чей телефон, который ребенку купили родители? Родители могут его отобрать, или, если подарили, то уже все, поздно?

«Подарили, подарили! Уже поздно, уже поздно, уже все наше!» — кричат все дети. Мамы не любят ссориться с детьми, мамы любят детей радовать, и поэтому они, как правило, в этом с детьми соглашаются. А зря.

Любовь — любовью, а порядок — порядком, и если родители хотят с детьми не только дружить, но и контролировать их поведение, то вот так запросто лишать себя возможности контроля ситуации — глупо. Вещь ваша — контролируете ситуацию.

Не ваша — всё, не контролируете, а будете пытаться — рано или поздно нарветесь на возмущенное детское: «Отдай, это не твоё! И вообще выйди из моей комнаты!».

Родители со стажем отказываются от подобного подхода и объясняют детям (когда те начинают буянить), что ситуация другая и родители легко лишат его любой вещи, если он не начнёт семейные порядки уважать.

. Вот двухлетняя Лиза кричит: «Не трогай, это моё!», когда кто-то пытается дотронуться до её игрушек, даже если это мама или бабушка. Это правильно? Конечно, нет. Дети должны знать, что, пока они маленькие, «их» вещей у них нет. Все вещи дома купили папа и мама на свои деньги, это вещи их.

И даже если они купили эту куклу Лизе, это значит, что ее купили для Лизы, надеясь, что Лиза будет о кукле заботиться, играть в нее сама и давать играть брату или сестре.

Если Лиза будет относиться к кукле неправильно, бросаться ею или никому не давать, кричать «Это мое!», родители куклу у Лизы заберут.

Собственность детей, их собственные вещи — те, которые они сделали сами, создали сами или купили на свои деньги. Если этот рисунок нарисовал Вова, это его собственный рисунок, и он может с ним делать все, что решит сам. Если ребенку айпад купили родители, это айпад родителей, а у ребенка он находится только на ответственном хранении.

Это вам подтвердит любой юрист. Если к вам придут люди с автоматами и будут описывать ваше имущество, они заберут айпад у ребенка, потому что по законодательству этот айпад принадлежит вам.

Если же конкретную игрушку ребенку подарила бабушка, вы не можете у ребенка эту игрушку отобрать: эта игрушка не ваша, а бабушкина. Однако вы можете запретить, чтобы ребенок в нее сейчас играл, если ему пора делать уроки, а не играться.

Это — ответ на вопрос: «Бабушка дарит ребенку дорогие подарки (например, планшет), а мы не очень это поддерживаем. Прямые и косвенные уговоры не делать этого без нашего согласия на бабушку не действуют (она «лучше знает»). Как быть?» — Ответ такой.

С бабушкой дружить и показывать ей, как она вам всем нужна, но что касается планшетов, то ими дети могут пользоваться только у бабушки. Там — ее территория. А у нас дома территория наша, а не бабушкина, и тут действуют наши правила.

Если же вы живете совсем вместе, ситуация совсем острая: вам лучше бабушку предупредить, что, конечно, дарить планшеты она может, но вы будете их у детей отбирать, поэтому пока вы вместе не договоритесь по хорошему, такие подарки делать все-таки не следует.

Чем в большей степени дети взрослеют и начинают вносить свой вклад в семью, тем в большей степени и тем большее количество вещей становится их собственностью.

Если у вас отличные дети, у вас с ними самые добрые отношения, вопрос о собственности уже просто не стоит: у детей есть их вещи, их комната, их собственная жизнь.

Почему? Потому что они заработали это право, и вы, родители, это их право утвердили. Все решают родители, даже то, что когда-то наши дети станут умнее нас.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/veschi-detey—chya-sobstvennost-vop-zn-

Закон о собственности в семье

Закон о собственности в семье

Кому принадлежит велосипед моего сына?..

Непростой вопрос… Ему? Почему тогда я злюсь, если с велосипедом что-то не так? Значит, мне? Зачем я тогда вру, что это — его велосипед? Еще интереснее, ПОЧЕМУ всё так хитро. Как бы цензурно объяснить…  Ага! Раз дети — ещё не люди, то и вещи их – ещё не собственность! Велосипед чей? Сына. А сын чей? Мой. Значит, и велосипед мой?..

Жуткая казуистика с этим местоимением – «чей». С предметами оно означает принадлежность, владение. Чей — портфель? Мой. Всё ясно. Но с людьми оно означает просто наличие некоего отношения, какую-то общность. Чья это сотрудница? Чей это учитель, начальник, друг?  Мой. Никакого владения. Чей это ребёнок?.. Мой! Мой с потрохами.  Марш домой, немедленно!!!

«Никогда, слышишь – никогда не бери чужого! Всякая вещь кому-то принадлежит!» «Хорошо, папа. Можно, я пойду на своем велосипеде покатаюсь?..»

Как вы чувствуете себя, когда отец распоряжается вашей машиной? А вот квартира, в которой обитают мама, дочка и внучка. Мама всех безумно любит и постоянно твердит, что хозяева тут — они. Но квартира мамина. И дочка часто ищет пятый угол.

Бодая его головой…

ОБЩАЯ СОБСТВЕНОСТЬ – красивая ложь. 
Все «общие» вещи в доме мы, братцы, считаем СВОИМИ. Мы покупали их. Только мы можем карать или миловать за них.

Возразите: в дружной семье никто не делит вещей!  Возражу: только до тех пор, пока это всех устраивает. Рассорились, разбежались — и куда девается общность?.. Сразу проясняется суть: «Этот холодильник купил я. Тебе в подарок.

Поэтому я тебе его оставляю!»  А то и в глаз – за то, что «свой» телевизор увёз. Братцы! Не наказывайте ваших детей – пишите завещания заранее и подробно!

Предмет собственности в подавляющей стране весьма печален. Когда-то мы гордились общественной собственностью. Теперь видим, чья она была на самом деле! Эти ребята и нас считают своей собственностью — и продолжают разными «законными» способами отнимать наши деньги, время и труд. В джунглях закон простой: кто сильнее – того и собственность.

Сейчас точно знаю: если кто-то настойчиво говорит об «общем» – он опасен. Непризнание чужой собственности – чёткий симптом асоциальности. Ценность может быть ничьей только до тех пор, пока кто-то запрещает ею владеть. Но ясно: именно он и считает себя хозяином. Потому и морочит головы всякими красивыми лозунгами об общем и коллективном.

Любые отношения без чётких договоров «где — чьё» обречены на распад.  Я наблюдаю это постоянно. Иметь ОБЩИЕ вещи могут только надёжные партнёры, с определённой целью, временно и договорившись о взаимных гарантиях. Половина пролётов в бизнесе – истории о том, как «общая собственность» вдруг, то есть как бы внезапно, становилась чьей-то.

Конфликты из-за собственности были хроническими у моих троих и жуткой проблемой для нас двоих до тех пор, пока я не вычитал у Рона простую вещь: собственность является ВАЖНЕЙШИМ ФАКТОРОМ ЖИЗНИ для человека. Она не может быть общей или ничьей. ОНА ВСЕГДА ЧЬЯ-ТО.

Действительно: общая вещь – странное явление. Каждый хочет владеть ею, но никто не может. Все пользуются ею, но никто не отвечает. Всех ругают за ссоры из-за неё – но каждый прав. Сломали – виноватых нет.

Но главное: право владеть – то есть уверенно пользоваться и проявлять милосердие, делясь этой вещью — не предоставлено никому! Вещь теряет смысл – и поэтому становится источником конфликтов.

И тогда я повесил на стенку «Закон о собственности». Мы ликвидировали в доме «общие» вещи. Каждая вещь получила хозяина.

И договорились: СВОИМИ вещами ты можешь распоряжаться как хочешь, не спрашивая разрешения, и никто не имеет права брать их без твоего согласия. Но и ЧУЖУЮ вещь ты не имеешь права брать без спроса.

Когда это улеглось в головах, распри из-за собственности постепенно угасли – они стали просто не нужны. (Сразу вывод: значит, можно и другие конфликты обезвредить!)

«Все вещи, мебель, помещения, отданные ребенку, должны находиться в исключительном его ведении. Вот он рвет рубашку, ломает кровать, дарит велосипед. ЭТО НЕ ВАШЕ ДЕЛО».

«Ка-ак!? А покупать снова – мне!?» Не понял. Кто это вам сказал, что это нужно снова покупать? Совсем наоборот! Вы же хотите научить чадо бережливости, не так ли? Единственный способ – договор о настоящих правах. Он прост. РАСПОРЯЖАТЬСЯ ВЕЩЬЮ – ТОЛЬКО ТВОЁ ПРАВО. ЛИШИТЬСЯ ЕЁ – ТОЛЬКО ТВОИ ПРОБЛЕМЫ.

Вы можете договориться, что покупается, а что – нет, каков срок законного износа и замены. И мужественно соблюдать эти договора. И вы увидите: любой человек дорожит своими вещами. И поймёте: любой предпочитает лишиться вещи, но иметь на это право.

Постоянно покупать новые вещи – значит награждать расхлябанность, поощрять расточительство. Себе – проблемы, дитю – дурь, бюджету — дырка! Почему же мы так озабочены, когда чадо сломало игрушку или выменяло свои джинсы на новый диск?..

А чтобы жизнь себе не усложнять. Соблюдать договор – тут напрягаться надо. А купил новое – и типа прав. Можно от души выругать за старое. Опять же, спокоен: «внешним видом ребёнка» никто не попрекнёт.

Но главное – рот заткнул: пусть попробует теперь похамить!

Да… За год такой «заботы» и взрослый станет отпетым пофигистом!  А тут – пятнадцать лет! Да у детям просто некуда деться – и они послушно привыкают не отвечать ни за что!

«НЕ БУДЕШЬ ДЕЛИТЬСЯ – СТАНЕШЬ ЖАДИНОЙ!»

К мифу о собственности пристёгнуты два следствия. Первое из них — миф о ЖАДНОСТИ.

Вот симпатичный детёныш. Он очень любит шоколад (ну, хобби родителей – лечить зубы и печень!), и у него День Рождения. И вот ему дарят (!) в его день (!) огромную коробку конфет.

Класс!!! Но не успел он, бедолага, обрадоваться, как – «Лапочка, ты же, конечно же, поделишься со всеми.

Ну… Разве ты жадина?» Нет, он конечно ожидал чего-то в этом духе, но не так же сразу! Никаких шансов не оставили, гады!

Ага. Оказывается, подарок нужен только за тем, чтобы показать, какой он добрый. А в случае протеста заклеймить жадиной. Случай типичный — родители любят играть в куклы. Быстро выясняется, что все подарки, особенно съедобные, предназначены для публичных демонстраций искусства воспитания.

Посмотрел бы я на маму, которая была бы ОБЯЗАНА демонстрировать свою доброту всем гостям, когда получает в подарок дорогой набор косметики или гжельский сервиз. И на папу – когда ему выдают зарплату. А что вы посоветуете человечку, который фатально в такой ситуации?  Правильно: найти способ избежать посягательств. Он и ищет.

Жадность – это навязчивая, но совершенно естественная борьба за право собственности, когда это право у тебя отнимают. Это страх потери. Иногда он выглядит необъяснимым — но его можно тащить и из прошлых жизней. Тем более не стоит включать его в младенчестве. Лучший способ сделать жадным — заставлять делиться.

Человек, полноправно владеющий, никогда не откажет в милосердии: он не боится потерять право на решение. Если он решил не делиться – это его святое право. Но свободный человек с удовольствием радует других людей. Это чётко показали наши дети.

Стоило им получить право на свои вещи и право не делиться – и у них появилось хобби: дарить нам на праздники подарки. Иногда – личные, а чаще они объединялись, чтобы скинуться.

И я тихо порадовался: проблема жадности отправилась на свалку вслед за остальными.

Читайте также:  Родитель - взрослый - ребенок - психология

И тут проясняется миф о МИЛОСЕРДИИ.

По нашим понятиям человек ДОЛЖЕН быть милосердным. Мы ЖДЕМ милосердия. Мы обижаемся, когда его не проявляют. Доходим до того, что всякого состоятельного человека, не склонного к меценатству, готовы объявить мерзавцем.

Это, братцы, от безответственности и врождённой генетический халявы. Мы забываем, что МИЛОСЕРДИЕ — сугубо личное дело человека. Его САМООПРЕДЕЛЁННОЕ решение помочь себе, поддержав своё окружение. Человек, имеющий честно заработанные средства, никому ничего не должен. Нам никто не мешает зарабатывать столько же. А если мы не зарабатываем – значит, это нас устраивает!

Милосердие – выражение свободы. Его принимают с благодарностью. Если же его начинают ждать, подразумевать и требовать — это уже не благодарность, а ВЫМОГАТЕЛЬСТВО. Кто может требовать милосердия? Тот, кто не хочет выживать сам. Ну и какой кайф таких поддерживать?..

Отрывок из материала Н.И. Курдюмова «»

Источник: http://jenet.info/zakon-o-sobstvennosti-v-seme-ili-otkuda-beretsya-zhadnost/

Если дошкольник «ворует»

Если дошкольник

В этой статье мы рассмотрим случаи, когда ребенок дошкольного возраста берет чужое тайком, прячет деньги взрослых, приносит домой чужие вещи. Термины «кража», «воровство» вообще неприменимы к дошкольникам, потому что мир реальный и мир их фантазии неразделимы.

Осознать свой дурной поступок они еще не сильно в состоянии.

Детское воровство относится к так называемым «стыдным» проблемам.

Родителям чаще всего неловко говорить на эту тему, им нелегко признаться психологу, что их ребенок совершил «ужасный» проступок — украл деньги или присвоил чужую вещь.

Если такое случилось с ребенком, которому еще не исполнилось четырех лет, его поступок трудно назвать настоящей кражей. Малыш еще не в состоянии различать «моя вещь» — «не моя».

Представление о том, что такое «мое» и «чужое», появляется у ребенка после трех лет, когда у него начинает развиваться самосознание. Никому и в голову не придет называть вором двух-трехлетнего малыша, взявшего без спросу чью-либо вещь. Но чем старше ребенок, тем вероятнее, что подобный его поступок будет расценен как попытка присвоить чужое, иными словами — как «кража».

Возраст ребенка является в такой ситуации неоспоримым доказательством осознанности совершаемого, хотя это и не всегда верно. (Известны случаи, когда дети семи-восьми лет не осознавали, что, присваивая себе чью-то вещь, они нарушают общепринятые нормы, но бывает, что и пятилетние дети, совершая кражу, прекрасно сознают, что поступают плохо.)

Можно ли, например, считать воришкой пятилетнего мальчика, который, испытывая огромную симпатию к своей сверстнице, подарил ей все мамины золотые украшения? Мальчик считал, что эти украшения так же принадлежат ему, как и его маме.

Ребенок постарше (четыре — шесть лет) способен усвоить границы собственности. Но ему пока трудно сдерживать свою естественную импульсивность: захотелось, знаю, что не мое, все равно взял. Причем цена вещи при этом для него роли не играет.

Взрослые же обычно бывают очень шокированы произошедшим, если взятая вещь дорогая или деньги. И гораздо менее остро реагируют, если это какая-нибудь мелочь — пластмассовая игрушка, например.

Детям нужно преподавать уроки о личной собственности и что нельзя брать что-либо без разрешения. Дети в возрасте до пяти лет вообще эгоистичны, и зачастую их основная цель найти и взять то, что им хочется. Именно поэтому родители должны приучить ребенка спрашивать разрешения, чтобы взять, позаимствовать или воспользоваться чьим-либо имуществом.

Причин, по которым маленькие дети могут брать чужие вещи. 

1. Ребенок может испытывать сильное желание владеть чем-либо (чаще всего какой-то игрушкой), с которым малыш не в состоянии справиться. Видя новую игрушку у сверстника, о которой сам давно мечтал, и, улучив момент, он её прячет или уносит домой.

Причина такого поведения кроется в особенностях сознания ребёнка-дошкольника: для него понятия «моё», «твое», «чужое» и пр. абстрактны и поэтому малодоступны.

Простой пример: двух — трёхлетний малыш еще не способен понять, что такое собственность и поэтому уверен, что все в мире «принадлежит» ему, а как следствие этому на прогулке или в гостях ребенок хочет взять себе любую понравившуюся игрушку.

Мы не станем называть его вором, а обязательно расскажем, что это игрушка чужая, и поэтому брать ее нельзя, ведь ребенок сам (без помощи взрослых) не может понять, что чужие вещи брать нехорошо.

Об этом родители должны ему рассказать и не раз, рассказ свой лучше сопровождать разбором конкретной ситуации, а чтобы ребёнку было понятнее, обратить его внимание на переживания человека, утратившего какую-то вещь.

2. Ребенок мог захотеть сделать подарок кому-то из близких (обычно родителям). Эта причина так же связана с отсутствием понимания отрицательной оценки воровства. Ребёнок стремиться тем или иным способом сделать маме приятное — и то, что он поступает неправильно ему просто не приходит в голову.

3. Дети могут чувствовать, будто они «нашли» вещь, которая не принадлежит им, а соответственно, они могут оставить ее себе.

Родители должны научить своих детей, что «найденные» предметы, не обязательно должны оставаться в их собственности.

4. Дети могут воровать, чтобы привлечь внимание. Часто, они ищут внимания со стороны не только родителей, но также со стороны сверстников, братьев или сестер. Желая привлечь внимание сверстников к себе как обладателю какой-либо вещи.

5. Дети учатся на примере взрослых. Когда ребенок видит, как родители забирают вещи с работы, от соседей или даже из магазина, они являются примером воровского поведения. 

6. Некоторые дети, которые воруют, чувствуют, будто им не хватает чего-то, что есть у других детей.

К примеру (это относится к более старшим детям), у некоторых детей есть карманные деньги.

Родители могут не видеть необходимость в этом желании, или у них нет возможности давать карманные деньги ребенку, поэтому ребенок начинает воровать деньги, чтобы удовлетворить свои потребности.

7. Некоторые дети воруют, чтобы обрести контроль или власть

8. Ребенок может украсть, желая наказать кого-либо или отомстить ему

9. Причиной воровства может быть  пример друзей, так называемое воровство «за компанию»

Как себя вести с дошкольником, если он принес в дом чужую вещь?

  • Сначала попробуйте разобраться, что же на самом деле произошло. Например, малыш просто поменялся с другим ребенком. А если игрушка эта из детского сада или из кабинета детского врача? Понятно, что надо вернуть ее на место. Но при этом стоит задуматься: возможно, мы не слишком внимательны к потребностям ребенка. Или это была именно та вещь, которую он давно хотел иметь?
  • Как быть, если выяснилось, что игрушка или вещь — собственность другого ребенка? Важно разобраться в нюансах ситуации. Принесена ли эта вещь в дом открыто и ребенок сам рассказал о ней? Или вы нашли ее спрятанной среди домашних игрушек? Какие отношения сложились у него с хозяином вещи? Возможно, он хочет обратить на себя внимание этого ребенка. Или таким образом выказывает свою власть над более слабым.
  • Испытывает ли он чувство вины, когда вещь обнаружена? Если он не стыдится и не жалеет о своем поступке, нужно высказаться строго и однозначно: вещь должна быть возвращена, вы осуждаете произошедшее. Вы надеетесь, что ваши сын или дочь уже знают, что это плохой поступок, и не повторят его. Пожалейте малыша и ему сразу станет стыдно. Помогите исправить то, что он совершил. Как можно бережнее и тактичнее отнеситесь и к нему, и к его поступку.

Если малыш понимает свою вину, акцент перенесите на переживаниях и чувствах человека, лишившегося любимой вещи, как ему плохо и т. д. И помогите своему ребенку вернуть вещь или игрушку без излишних унижений.

Имеется в виду публичное разбирательство в присутствии других детей и взрослых. Лучше сделать это наедине с хозяином вещи. Ребенок может предложить какую-то из своих игрушек и разрешить взять ее домой, чтобы поиграть. Как только ребенок поймет и согласится, что его поведение было неправильным, дайте ему возможности исправиться.

Если ребенок был замечен в краже:

  • Если ребенок «не пойман за руку», невзирая ни на какие подозрения не спешите его обвинять. Помните о презумпции невиновности.
  • Не угрожайте ребенку в случае отказа признать вину. Ваша явная агрессия сразу же заведет его в тупик. Лучше спросить напрямик, брал ли он что-нибудь чужое, чем стараться силой заставить его признать свое поражение и то, что он «вор». Будьте предельно осторожны, проявляйте чуткость, ведь перед вами не вор-рецидивист, а ребенок. От вас зависит, каким он вырастет. Поспешив, дав волю своему негодованию, вы можете испортить ребенку жизнь, лишить его уверенности в праве на хорошее отношение окружающих, а тем самым и уверенности в себе.
  • Не называйте его вором, предсказывая недалекое уголовное будущее. 
  • Не бейте ребнка. Некоторые родители в сердцах бьют детей по рукам, приговаривая, что в древности ворам отрубали руку, грозятся в следующий раз сдать их в милицию. Это ожесточает детей, создает ощущение собственной порочности.
  • Разделите с ребенком ответственность, помогите ему исправить положение, а о таких радикальных мерах пусть он узнает из книг и радуется, что его-то родители в беде не бросят.
  • Дайте ребенку понять, как вас огорчает то, что происходит, но старайтесь не называть происшествие «воровством», «кражей», «преступлением». Спокойная беседа, обсуждение ваших чувств, совместный поиск решения любой проблемы лучше выяснения отношений. Постарайтесь понять причины такого поступка. Возможно, за фактом кражи кроется какая-то серьезная проблема. Например, ребенок взял дома деньги, потому что с него требуют «друзья» в садике, а ему стыдно в этом признаться, или он потерял чью-то вещь, и эту потерю требуется возместить…
  • Попробуйте вместе с ребенком найти выход из сложившейся ситуации. Помните — это должно быть совместное решение, а не ваш приказ. Украденную вещь необходимо вернуть владельцу, но необязательно заставлять ребенка делать это самостоятельно, можно пойти вместе с ним. Он должен почувствовать, что каждый человек имеет право на поддержку.
  • Причиной воровства может быть не только попытка самоутвердиться или слабая воля, но и пример друзей, так называемое воровство «за компанию». В младшем возрасте ребенку часто достаточно объяснить, что он поступает нехорошо, и оградить от общения с подбивающими его на плохие поступки детьми.
  • Не сравнивайте его с другими детьми или с собой в детстве, не добивайтесь того, чтобы он чувствовал себя пристыженным и подавленным («Мне стыдно за тебя», «Никому из родителей не приходится так краснеть», «Мой сын не мог так поступить» и т. п.);
  • Не устраивайте судилище за каждый, даже незначительный проступок ребенка — иначе он будет скрывать от вас все;
  • не обсуждать возникшую проблему с посторонними людьми в присутствии ребёнка. Золотое правило воспитания гласит: ругай наедине, хвали — при всех. Воровство — сор, который не следует «выносить из избы».
  • Не обращайтесь к ребенку с риторическими вопросами типа «Как ты мог?» и пр. — это бесполезно и даже вредно .
  • Не возвращайтесь к тому, что произошло (после того как ситуация была разобрана), т.к. этим вы только закрепите данный поступок в сознании ребёнка.
  • Не напоминайте ребенку о случившемся, если он совершил другой проступок, не имеющий отношения к кражам.

Если вы уверены, что вещь взял ребенок, но ему трудно в этом сознаться, подскажите ему, что ее можно незаметно положить на место. Например, для маленьких детей подойдет следующий ход: «У нас дома, видимо, завелся домовой. Это он утащил то-то. Давай поставим ему угощение, он подобреет и вернет нам пропажу».

Вообще, оставляйте ребенку пути к отступлению

Психолог Ле Шан советует: обнаружив у ребенка чужую игрушку, которую он стащил у приятеля, но утверждает, что она была ему подарена, нужно сказать ему следующее: «Я могу представить, как сильно тебе захотелось куклу, если ты действительно поверил, что тебе ее подарили».

Помните о том, что воровство может быть реакцией на семейное неблагополучие, ошибки в системе воспитания.

К основным ошибкам в воспитании, способные спровоцировать детское воровство можно отнести следующие:

  • отсутствие последовательности в воспитании, когда в одной ситуации ребёнка наказывают, а в другой — «закрывают глаза» на проступок: грозились наказать, но не наказали;
  • несогласованность требований взрослых (папа разрешает, а мама запрещает);
  • «двойная мораль» — когда внушения и требования родителей расходятся с их поступками в той же ситуации (например, родители внушают ребёнку, «что брать чужое нельзя», а сами приносят с работы то, что «плохо лежит». Ребёнок, искренне веря в авторитет и непогрешимость родителей, следует их примеру и долго не может понять, за что его ругают, если он поступает, как мама и папа.);
  • ситуация вседозволенности, воспитание ребёнка в стиле «кумир семьи»: ребёнок растёт с мыслью «я лучший и единственны», ему трудно научиться считаться с мнением других людей, ведь он ориентируется лишь на свои желания и интересы. Такие дети, попадая в коллектив сверстников, продолжают вести себя так же, как и в семье, но очень быстро получают от детей «обратную связь» — с ними не хотят общаться. Они искренне не понимают, почему брать то, что им хочется, нельзя. А родители начинают обвинять других детей в пагубном влиянии на их «чудо-ребёнка»;
  • тотальный контроль за поведением и действиями ребёнка. При этом одни дети занимают активную «оборонительную» позицию, постоянно проявляя упрямство и вступая в пререкания по любому поводу. А другие «уходят в подполье», продолжая совершать порицаемые взрослыми поступки, но уже в те моменты, когда на них не обращают внимания.
Читайте также:  Совесть - психология

Что могут сделать родители чтобы предотвратить случаи воровства :

  • Ребенка надо научить сопереживать, задумываться о чувствах окружающих. Надо познакомить его с правилом: «Поступай так, как хочешь, чтобы поступали с тобой»,
  • Поговорите со своими детьми о воровстве. Данная беседа должна включать в себя понятие того, что является, а что не является воровством. Такую беседу, в зависимости от способностей ребенка, можно проводить в возрасте от четырех до пяти лет. Объясните ребенку, что воровать — это плохо.
  • Ваш ребенок должен знать, что нельзя трогать чьи-либо вещи без разрешения.
  • Убедитесь, что ваш ребенок знает, что за воровством последует соответствующие последствия. Примерами таких последствия являются потеря друзей, потеря доверия, а также нехорошее чувство после кражи.
  • Ваш ребенок должен знать, что с вашей стороны последуют негативные последствия. Ваш ребенок должен вернуть вещь владельцу, либо заплатить за нее. Если у вашего ребенка нет денег, он должен выполнить дополнительную работу, чтобы заработать денег. Ребенок должен отвечать за неправильные действия.
  • Если ваш ребенок ворует вещи у других детей, и если к этим вещам относятся предметы, в которых он нуждается (карандаши, бумага и ручки), объясните ему, что нельзя брать чужие вещи — вы сами купите ему все, что нужно.
  • Убирайте вещи, которые вы не хотите, чтобы ваш ребенок взял, в те места, где он или она не сможет до них добраться.
  • Объясните ребенку, что у него в ближайшем будущем будет возможность получить определенную вещь. Это научит вашего ребенка терпению и отложенному вознаграждению. 
  • Самое главное — ненавязчиво создайте приемлемый круг общения для ребенка. Об этом надо позаботиться, пока он еще маленький. Это могут быть дети ваших друзей, его одноклассники, какой-то клуб, кружок, секция — словом, любое общество, объединяющее людей со схожими интересами и доброжелательно относящихся друг к другу.

Если ваш ребенок ворует, вы должны это пресечь — но только если вы абсолютно уверены в фактах. Ничто не ранит тяжелее, чем несправедливое обвинение. Вы должны ему сказать, что его поведение неприемлемо, но в то же время важно заверить ребенка, что вы очень его любите — даже если не одобряете сейчас его поведение.

Хорошенько подумайте, прежде чем приступать к решительным действиям. Наверное, наказывать надо. Но только если вы уверены, что и ребенок считает это наказание справедливым. 

Источник: http://detskaya.com.ua/esli-doshkolnik-voruet/

Воспитание ответственности. Чьи игрушки?

У ребёнка понимание, что игрушка моя, в среднем, формируется в два-три года, а лет в семь дети настаивают: это мой планшет, мой велосипед, мой компьютер, далее может следовать вывод — когда хочу, тогда и играю.

• Логика в этом есть, всё своё использую, как хочу.

Поэтому вместо уроков — компьютерные игры, вместо помощи родителям — катание на велосипеде (самокате), ну так ребёнку хочется, поскольку слово «надо» — это у взрослых, у детей главное слово — «хочу».

Надо учить уроки, но хочется играть в компьютерные игры, тут как раз и помогает осознание: если компьютер мой, то чего вы родители лезете со своими советами, когда мне пользоваться моим имуществом? С другой стороны, например, при поломке компьютера ребёнок объективно понимает, что сам вопрос с ремонтом не решит, нужны деньги, поэтому за ремонт отвечают родители.

Основным способом воспитательного воздействия родителей на ребёнка становится лишение имущества или права распоряжения имуществом, которое, якобы, принадлежит ребёнку. Раздаются громкие угрозы: не будешь учить уроки — отберу компьютер (планшет, телефон, велосипед, и т. п.).

Как же так? Где гуманность и справедливость? Лишать права распоряжения имуществом может только суд! Ну, сейчас дети продвинутые, могут и так заявить.

Кстати, в некоторых странах с развитой ювенальной юстицией лишение права играть в компьютерные игры является основанием для изъятия детей из семьи и привлечения родителей к ответственности за негуманные воспитательные меры.

Чтобы не воевать со своими детьми и не лишать их имущества, думаю, надо понять следующее:

1. Никакого имущества у ребёнка нет. Игрушки ему не принадлежат.

2. У ребёнка редко, практически никогда не возникает ответственности за якобы принадлежащее ему имущество.

3. Всё, что куплено детям, принадлежит родителям. Ребёнок использует вещи на тех условиях и так, как сформулируют родители, а любое имущество получает как ответственный пользователь.

4. Если ребёнок нарушает установленные правила пользования игрушками и вещами, то родители вещи легко забирают, ведь они принадлежат им.

После чего опять можно договариваться, на каких условиях ребёнок имеет право получить игрушки (вещи) назад. Если эти простые правила ребёнок усвоит с детства, то у него не будет никаких претензий к родителям: а чего это вы мне указываете, когда пользоваться своим компьютером и сколько играть.

Всё имущество принадлежит родителям, а не детям. Кто является собственником, тот и определяет, кому, как и сколько пользоваться имуществом.

Во-первых, такая позиция правильна с точки зрения права. Родители полностью несут ответственность за своих несовершеннолетних детей, обязаны их содержать, давать всё необходимое для здоровой жизни и развития, необходимое — не значит лишнее. Не ребёнок определяет, сколько и во что ему играть и как себя развлекать, если его желания противоречат воспитательным целям родителей.

Во-вторых, ребёнок будет понимать, что не он в семье главный. Главный тот, у кого игрушки, вещи, развлечения, понимание и любовь — это родители, поэтому с ними надо договариваться, меньше капризничать, больше слушаться. Родители заботливые и ответственные, их надо уважать и соблюдать установленные правила, тогда проблем с вещами не будет.

Важное замечание. Принцип — родители главные, у ребёнка имущества нет — является хорошим инструментом воспитания в умелых руках, который прекрасно работает на фоне любви к детям и желании воспитать их достойными людьми.

Этот принцип эффективные воспитатели применяют не для себя, им что, детские игрушки нужны? Важно, чтобы ребёнок понял, что играть и развлекаться можно только при определённых условиях, которые формулируют заботливые родители, начиная с простых правил — убирать за собой, специально ничего не ломать. По мере взросления условия будут усложняться. Например, сначала дело — потом игры. Это главная цель принципа — у детей своих игрушек нет.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/family/articles/69935/

Квартирный вопрос. а чья квартира? психология наследств

 Вообще, на мой взгляд , психологические термины : «патологическое слияние», «симбиоз» и «нарушение границ» становятся очевидно понятны при изучении  схем распределения  семейного имущества. Расскажите мне, что, кому и как принадлежит и я расскажу вам про ваши психологические проблемы с родственниками и с самим собой.

 При психологическом симбиозе человек , как правило, плохо представляет себе свои имущественные права и обязанности или строит на эту тему иллюзии, которые впоследствии становятся причиной разрушительных семейных конфликтов. Рассмотрим две ситуации, которые касаются детско-родительских отношений.

Одна  из них носит исключительно отечественный  характер, вызванный  экспериментами наших предков с частной собственностью и государством☺.

Кому принадлежит квартира?

Есть такой сложный момент в психолого-правовых отношениях как право и чувство собственности. Очень часто чувство собственности  не подкреплено реальным правом собственности. Мы имеем дело с двумя типичными ситуациями.

1) Ситуация с приватизированной квартирой.

Большая часть жилого фонда в Советском Союзе формировалась из квартир, которые государство передавало гражданам на правах социального найма. То есть эти квартиры принадлежали государству. Их нельзя было дарить и завещать. Туда можно было прописывать.

Поэтому человек стремился предполагаемых наследников в свою квартиру прописать до своей смерти. В случае патологического недоверия своим наследникам наследодатель не прописывал никого и квартира возвращалась государству.

Такие случаи были редки, однако, они случались.

Прописка при этом являлась суррогатом права собственности и подтверждала права на проживание в этой квартире. В сознании людей  прописка до сих пор обладает таким же серьезным статусом как в Советском Союзе.  Это ошибка.

 Сейчас прописка это просто регистрация по месту жительства и в некоторых случаях (весьма ограниченных) она дает право проживания в квартире, даже если собственник квартиры против этого.

Закон идет по пути защиты прав собственника и через суд можно выписать любого совершеннолетнего и не обладающего особым статусом человека.

Империя рухнула и постсоветские граждане получили право на приватизацию этих государственных квартир – то есть государство буквально одаривало своих граждан правом собственности.

Дети приравнивались в правах к взрослым и могли стать со-собственниками квартиры. Например, если вас четверо в семье, у каждого могло оказаться по 25 процентов от квартиры.

Также дети могли и не стать со-собственниками, но за ними оставалось право проживания. Такое положение вещей привело к некоторым психологическим особенностям :

 1) Государство уравняло детей и взрослых в правах , но многим родителям свойственно считать эти квартиры   своей собственностью, потому что государство одаривало граждан часто не просто так, а за определенные заслуги – много лет работы на одном предприятии, например.

Также получение квартиры  часто сопровождалось  многолетним хождением по чиновникам ( так называемое «выбивать квартиру») и психологически относится к достижениям родителей.

 Логика в этом определенно есть, потому что родители часто на самом деле вкладывались в эти квартиры определенными усилиями, а  детям она досталась даром в силу исторического момента.

Поэтому нередка ситуация, когда  у детей собственность  вроде есть, но они никак не могут ей воспользоваться и распорядиться, кроме как жить вместе с родителями.  Часто такая квартира просто не делится на всех заинтересованных лиц в силу их малой доли.

По моему опыту такой вариант часто ведет внутреннему  семейному конфликту   и побуждает детей либо уходить из родительской семьи и символически «терять» свою собственность фактически до момента смерти одного или обоих родителей , либо жить с родителями.  Уходят дети часто с чувством обиды и несправедливости (им пришлось потерять свое). Иногда оставляют место братьям или сестрам, которые первые создали семью и готовы жить с родителями.

Живя вместе с родителями  в современном нам мире человеку сложно стать психологически взрослым – часто эти дети до тридцати лет не создают семью, не знают как жить самостоятельной жизнью, не вносят лепту в общие расходы (самый популярный вариант – не платят за коммуналку и покупают продукты только по своему желанию).

  Они не взрослеют или делают это слишком медленно, находятся в симбиотических отношениях  с родителями.  Эти дети обращаются к   психологам  с жалобами на проблемы с построением  полноценных отношений. При анализе семейных отношений обнаруживаетсязапутанность психологических ролей – дочь может занимать место отсутствующего мужа матери или относится к родителям как к детям.

 Отмечу особо, что дети как правило, очень долго не интересуются кому и как принадлежит квартира. При симбиотических отношениях непонятно кто чем владеет и кто за что отвечает. Эта тема не обсуждается или замалчивается.

Дети  в силу детского эгоцентризма склонны считать своим то, что таким не является, а родителям свойственно обещать детям будущие блага (например наследство) за конкретные услуги или послушание в настоящем моменте.

Бывает, что дети выбирают путь войны за свое имущество и пытаются делить эти приватизированные  квартиры (по факту если оба родителя живы и живут вместе это очень редко происходит). Это может привести к серьезному  конфликту. Родители чувствуют возмущение, думают, что дети их не любят и хотят от них только ресурсов. Им кажется это несправедливым, они не готовы менять образ жизни к худшему.

Впереди зрелость или старость и возможностей увеличить ресурсы часто нет, а позади много лет труда или других усилий по получению квартиры.  Чисто психологически активируется древний страх перед детьми (вырастут и все отнимут) и в качестве защиты родители пытаются применить жесткие способы сохранения власти над ситуацией.

Часто в этот момент дети и родители «проклинают» друг друга, бросаются  словами-бомбами : «ты мне не мать, ты мне не сын» и т.д. Происходит активная  травматизация семейной системы, которую сложно остановить. В этой ситуации ситуация  регулируется архаическими чувствами, «коршунизмом» по меткому выражению одного моего знакомого.

Одновременно у родителей есть  не всегда осознаваемое чувство вины – юридически дети имеют право на часть квартиры. Родители начинают чувствовать себя «плохими». И не всегда могут предложить детям компенсацию.  Они говорят детям – заработай сам или живи с нами.

Заработать на квартиру сложно, дети начинают квартиру снимать  или искать партнера с квартирой (если они двигаются к психологической взрослости и созданию своей семьи), что часто приводит к серьезному ухудшению уровня жизни детей. Появляетсязависть.  Если смотреть с точки зрения психологии развития – это самый здоровый вариант☺ .

Зависть побуждает детей достигать благополучия своими усилиями, а не ждать его от родителей.

Читайте также:  Управление персоналом - психология

2) Второй вариант.  Обычная квартира, купленная родителями.

Если дети родились после приватизации в уже совсем других условиях, когда государство больше никому ничего не дарило (не будем рассматривать особые случаи многодетных семей и т.д. , у них особая  и редкая ситуация), то психологические особенности возникают совсем другие.

Юридически  дети не имеют никаких прав на имущество родителей при их жизни, кроме права получать содержание и  права проживания в квартире, где они прописаны до своего совершеннолетия.

 После  достижения совершеннолетия (18 лет по общему порядку) у родителей есть возможность выписать совершеннолетнего ребенка из квартиры через суд при наличии определенных оснований (не проживает, не платит за коммуналку и т.д).

Однако, в сознании ребенка, который вырос «в своем доме» этот дом ему как-то принадлежит. Особенно, если он рос в нем  с раннего детства. Его учили беречь именно это имущество, не рисовать именно на этих стенах, осваивать предметное пространство, наверняка говорили – это же твое, береги это.

Так, у ребенка формируется одно из самых ранних  и важных чувств – чувство собственности. И это нормально и хорошо. Добавьте сюда модную для поколения, которое наиболее активно сейчас прирастает ресурсами, детоориентированность (она формулируется в философии – главное, чтобы дети  были счастливы и все лучшее — детям) .

Свежие поколения растут с весьма развитым чувством собственности и настроены на активное потребление, что поощряется родителями.

Философия «детского счастья» зачастую приводит к большому смешению финансовых границ (бесконечная покупка игрушек, вещей,  привычка к хорошему отдыху и дорогим занятиям) . Дети вырастают, привыкая считать ресурсы родителей своими, а родителям в какой-то момент перестает это нравиться.

Наступает этот неприятный момент к переходному возрасту обычно (12-16 лет).

 Теперь родители, которые сделали все, чтобы исполнить свои детские мечты  у своих детей, то есть пытались восполнить свой дефицит ( вожделенные игрушки, дорогая одежда, поездки и личное общение с родителями),  ожидают от детей более ответственного поведения. Они хотят, чтобы дети оценили их усилия. А дети к этому готовы очень плохо или не готовы вообще.

Получается диссонанс, с которым часто обращаются к психологу такие родители и дети. Родители запоздало пытаются «закручивать гайки» и обозначать границы. Дети чувствуют себя обманутыми.

Вдруг оказывается,  что  дом «отчий» , а совсем  не его и вещи вокруг тоже родительские. Дети в этот момент  сильно родителей  не любят. Редко все эти чувства озвучиваются, потому что говорить о любви, смерти и деньгах ужас как неприлично. Но они существуют и влияют на отношения.

В хорошем варианте (идеальном капиталистическом развитии) – выросший ребенок осознает то, что ему по большому счету ничего не принадлежит, кроме доброй воли  родителей как-то его материально поддерживать и движимый чувствами зависти и несправедливости  этого мира ☺ бросается на приобретение собственных ресурсов – учится хорошо, работает, берет ипотеку, учебный кредит и т.д.

Отметим, однако, что с момента распада империи у нас появилась довольно внушительная прослойка граждан, обладающих достаточными ресурсами для того, чтобы выделить ребенку отдельное жилье. И они хотят это сделать (философия счастья детей здесь входит в противоречие с капиталистическими ценностями).

Они также  сталкиваются с психологическими затруднениями. Во-первых, как правило эти родители — люди, которые начинали с малого и много работали. И часто их родители никак их не поддерживали (в силу отсутствия ресурсов или жизни в других городах).

Поэтому передавая свои ресурсы при жизни детям родители не могут одновременно передать свою технологию успеха. Их дети не голодны и не хотят так много работать. Родители чувствуют разочарование и недовольство. Они боятся, что им придется поддерживать материально детей всю жизнь.

Кроме того, они могли бы использовать эти дополнительные ресурсы для себя (сдавать квартиру и иметь дополнительный доход, копить на старость и т.д.)

В этом месте сталкиваются очень много разных чувств и как никогда хорошо становится видно, как психологический капитализм  на нашей земле начинает биться с психологическим общинным социализмом. То ли общее у меня все с родителями или детьми, то ли нет? То ли для себя я все делаю, то ли для детей?

Этот вопрос желательно разрешить до того момента как родители войдут в возраст, когда пора писать завещание, а дети станут противными и начнут нагло отбирать ваши ресурсы☺ Вы имеете право на любую философию, но если вы хотите быть хорошими родителями – будьте последовательны в ней.

На приеме женщина 55 лет с жалобами на депрессию и  множественные соматические симптомы. В ходе работы с психологом обнаруживается сильный гнев в сторону отца 80 лет.

Гнев глубоко подавлен, превращен в сильную обиду, разочарование  и телесную симптоматику.

 Причина весьма жизненна – отец, мужчина крепкого здоровья и жизнелюб, после смерти жены стал жить с сиделкой жены, женщиной гораздо моложе себя.

Отец считает, что ему тоже положена сиделка и требует, чтобы дочь оплачивала половину  ее зарплаты и дочь ее платит, беря дополнительную работу. Живет отец с сиделкой   в квартире, которую клиентка считает «своей», поскольку в ней выросла и после смерти матери получила 25 процентов как наследница по закону.

На ее просьбу переписать квартиру на нее целиком или хотя бы половину отец ответил решительным отказом. У него совсем другие планы по жизни: он разумно предполагает, что молодой женщине -сиделке , кроме него самого нужны его ресурсы – квартира или ее часть. Эти ресурсы у него есть и он не собирается с ними расставаться.

Клиентка сильно страдает – эта ситуация кажется ей предательством всей семейной идеологии, которой она жила и которую в ней воспитывали ее родители – что у нас одна семья, все общее и мы друг для друга все должны делать по первому зову.

 Она всегда обожала родителей, была очень хорошей дочерью, была с ними психологически очень связана, более чем с мужем и дочерью. Теперь ей кажется, что родители ее всю жизнь использовали. Ситуация усугубляется тем, что ее собственный ребенок не спешит ей на помощь и  реагирует равнодушием на ее телесную симптоматику.

То есть не демонстрирует то поведение, которое показывала она своим родителям. Полное разочарование и действительно тяжелое психологическое состояние. На лицо психологический симбиоз, которому пришло время разрушиться.

Она чувствовала своим то, что ей  никогда не принадлежало в реальности. После работы с психологом клиентка проделала необходимую психологическую сепарационную работу – прекратила оплачивать сиделку.

Это был их молчаливый сговор с отцом – пока дочь платит, отец делает вид, что живет с сиделкой, а не с новой женщиной.  Также она  признала за отцом право распоряжаться своим имуществом так как он считает нужным и жить с кем хочет.

Это было весьма болезненно, потому что по возрасту эта работа задержалась лет на тридцать. Но лучше поздно, чем никогда – золотое правило психологического развития!

http://elenaleontieva.ru/dnevniki-psihoterapevta/kvartirnyy-vopros-chya-kvartira-psihologiya-nasledstva-chast-ii/

Источник: http://www.gestaltism.ru/kvartirnyi-vopros-psychologiya-nasledstva/

Консультация по теме: Консультация Если ребенок берет чужие вещи

«Если ребенок берет чужие вещи».

Детское воровство относится к так называемым «стыдным» проблемам.

Часто родителям неловко говорить на эту тему, трудно признаться психологу, что их ребенок совершил «ужасный» поступок – украл какую – то вещь, что воспринимается ими как свидетельство его «неизлечимой» аморальности. «У нас в семье никто так не делает!», «Он просто взял поиграть», «Это наша игрушка». Часто слышишь от потрясенных родителей.

В чем же причина детского воровства? И каковы варианты поведения родителей в той или иной ситуации.

Условно можно выделить три причины детского воровства:

1. Недостаток развития воли и нравственных представлений.

2. Сильное желание владеть понравившейся вещью.

3. Серьезная психологическая неудовлетворенность ребенка.

В первом случае дети не задумываются о последствиях своего поведения, они не могут поставить себя на место «жертвы», не представляют ее чувства. Такое поведение свойственно совсем маленьким детям. Представление о том, что такое «мое» и «чужое», появляется у ребенка после трех лет жизни, когда у него начинает развиваться самосознание.

Прежде всего, благодаря родителям, ребенок различает хорошее и плохое, улавливая их реакции, мимику, жесты, интонацию, дают понять, что такое поведение они не поощряют. Как часто в асоциальном поведении ребенка виноваты сами родители, не объяснившие ему разницы между понятием «свое» и «чужое».

Что же делать родителям, если ребенку более трех лет и он берет чужие вещи?

* Предоставьте возможность исправить содеянное, дайте понять, что необходимо нести ответственность за свои поступки.

Украденную вещь необходимо вернуть владельцу, но необязательно заставлять ребенка это делать самостоятельно, можно пойти вместе с ним. Он должен почувствовать, что каждый человек имеет право на поддержку.

Ребенок испытав муки совести, почувствует облегчение, испытанное в результате разрешения ситуации, на это и следует обращать особое внимание.

*Очень полезно разбирать с ребенком различные ситуации, связанные с нарушением или соблюдением моральных норм. Для детей 6-7 лет, можно прочитать рассказ Н. Носова «Огурцы».

* Регламентируйте просмотр телевизионных программ. В дошкольном возрасте ребенок примеривает на себя различные социальные роли, в том числе и роли отрицательных героев. Нередко в современных фильмах, мультиках умение стащить нечто или одурачить кого – то вводиться в доблесть.

Разберем следующую причину, дошкольник очень хочет иметь эту вещь. В данном случае, ребенок понимает, что поступает нехорошо, но сила искушения так велика, что он не может устоять. У такого ребенка сформированы нравственные представления, он осознает, что идя на поводу своих желаний, наносит вред другому человеку, но находит различные оправдания своему поступку.

*В данном случае, воспитатели и родители должны быть очень осторожны. Сделав этот поступок достоянием общественности, они закрепляют за ребенком репутацию вора. Это естественно, скажется не только на его самооценке, но и на взаимоотношениях с окружающими.

* Дайте ему понять, что вас это огорчает, но не навешивайте на него ярлыков. Спокойная беседа, обсуждение ваших чувств, совместный поиск решения проблемы лучше выяснения отношений.

Если вы обнаружили чужую игрушку, но ребенок утверждает, что ее подарил друг, скажите ему следующее: «Я могу представить, как сильно тебе хотелось эту вещь, если ты действительно поверил, что тебе ее подарили».

Попробуйте вместе найти выход из сложившейся ситуации. Помните – это должно быть совместное решение, а не ваш приказ.

* Украденную вещь необходимо вернуть владельцу, но необязательно заставлять ребенка это делать самостоятельно, можно пойти вместе с ним. Он должен почувствовать, что каждый человек имеет право на поддержку.

*Направьте активность ребенка «в мироне русло»: занятие спортом, секции, развивающие кружки. Человек, жизнь которого наполнена интересными для него занятиями, чувствует себя более увереннее. Ему нет нужды привлекать к себе внимание, у него обязательно появиться хоть один друг.

Бывают такие кражи, которые не имеют своей целью ни обогащение, ни месть, чаще всего ребенок почти не осознает, что он сделал. На вопрос, «Зачем ты это сделал?» — он совершенно искренне отвечает: «Не знаю». То взрослым надо понять: кража – крик о помощи, попытка ребёнка достучаться до них, это реакция ребенка на травмирующие его обстоятельства.

В статье «Кража» Т. В. Снигирева говорит о том, что именно ребенок, обделенный любовью, лишенный ощущения эмоционального благополучия в семье, отвергнутый и не понятый близкими, закопавшимися в своих проблемах, совершает кражу.

Если вместо поддержки и помощи проявлять агрессию и непонимание, это негативно сказывается на дальнейшем развитии личности ребёнка.

Не менее важным, является то, какой пример, мы подаем ребенку своим поведением. Аргументы вроде «все в нашей стране воруют» или «это мелочи» — для них не оправдание. Со временем они или перестанут вас уважать, ли последуют вашему примеру, быть может, не ограничиваясь «мелочами». Тогда задумываться будет поздно.

В жизни каждый ребенок сталкивается с воровством — либо у него стащат что – нибудь, либо позовут совершить запретное за компанию.

И каждый родитель должен быть готов к вопросу «Почему этого делать нельзя?» Почему другие так делают?» Обсуждайте с ребенком проблему воровства, выскажите свое отношение к этому, научите его не только уважать чужую собственность, но и оберегать свое имущество и быть бдительным.

Помните, что первые и основные уроки нравственности ребенок получает в семье, наблюдая за поведением близких. Поэтому от вас зависит, каким он вырастет.

Источник: https://nsportal.ru/detskiy-sad/materialy-dlya-roditeley/2014/02/02/konsultatsiya-esli-rebenok-beret-chuzhie-veshchi

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию