Зона риска — психология

Домашнее насилие: как понять, что вы находитесь в зоне риска

Зона риска - психология

Психология любви и психология семейной жизни — это две разные вещи, потому что в семье раскрываются все тайные негативные стороны каждого человека. Это нормально, но иногда негатив переходит все границы, когда дело доходит до насилия.

Психологическое насилие

Когда по отношению к человеку применяется физическая сила, то сомнений в факте наличия насилия нет. Очень трудно выявить его, когда оно психологическое, моральное. В таком случае вам просто необходимо знать его главные признаки.

Психологическое насилие называют зоной риска, потому что его следующим шагом развития всегда становится физическое насилие. До рукоприкладства дело доходит не всегда, но это лишь вопрос времени и воспитания, характера человека.

Не спешите винить человека в том, что он по отношению к вам жесток. Это не всегда значит, что он какой-нибудь энергетический вампир и питается вашим негативом. Бывает так.

Что это просто его характер, с которым необходимо ужиться, принять.

Главные признаки наличия проблемы

Начинается все с дискомфорта. Когда вы чувствуете, что вам трудно общаться с близким человеком, то это может указывать не на ваши недостатки, а на его. Если в присутствии этого человека вы начинаете чувствовать дискомфорт, то стоит проанализировать его поведение.

Он или она пытается вас пристыдить, критикует вас. Он указывает вам на ваши недостатки, чтобы вы чувствовали себя виноватыми. В случае, когда это является насилием, вас пытаются обвинить в том, что остальные люди считают нормальным.

Тут причины кроются в личных проблемах вашего родственника или второй половинки. Например, человек негативно оценивает ваше рвение похудеть или стать другим, изменить внешний вид. Он давит на вас, говоря, что вы какие-то неправильные.

Он может делать это как специально, так и преследуя конкретные благие цели — он заботится о вашем здоровье, например. Конечно, от этого легче не становится, но такой вид насилия можно исправить, в отличии от первого. Критика должна быть конструктивной.

Если она не объективна, вы имеете дело с психологическим давлением.

Вас контролируют. Это второй очень распространенный вид насилия в семье. Иногда дело доходит до полнейшего абсурда, когда родители контролируют своих детей абсолютно во всем, не давая вздохнуть свободно. Это еще можно понять, но совершенно не поддается логике насилие, связанное с ревностью в любви.

Мужчины и женщины могут контролировать свою вторую половинку, не оставляя права на личное пространство. Это серьезная проблема, потому что такие люди называются собственниками. Они считают, что вы полностью им принадлежите, что расходится с определением любви как таковой.

Единственный шанс бороться с таким давлением — бежать.

Вас игнорируют или, наоборот, постоянно провоцируют. Это две стороны одной и той же медали. Справиться с напряжением в одном и другом случае крайне тяжело. Люди либо ломаются, либо выходят из себя. Зачастую именно этого и ждет провокатор. Чаще всего такое насилие встречается именно в семье, между братьями и сестрами. Нередко бывает такое и между родителями и детьми.

Как быть в случае насилия по отношению к вам

Необходимо определить причину негативного поведения или хотя бы попробовать это сделать.

Если человек делает это явно не с благими намерениями, то нужно спросить себя о том, нужно ли вам вообще находиться рядом с человеком дальше.

Если это ваша вторая половинка, то необходимо пересмотреть отношения. В случае с родителями все сложнее. Тут уже вступают в силу другие законы.

Так или иначе, но поговорить с кем-то другим об этом стоит. Когда вы делитесь проблемой, вам становится легче. Решение проблемы приходит само собой, спонтанно, когда вы раскрываете душу человеку, который вас не предаст и сохранит тайну. Не бойтесь разговаривать о своих проблемах.

https://www.youtube.com/watch?v=HapjpoU-MRc

Не нужно опускать руки и пускать всё на самотек. Оставайтесь верными своим принципам и не поддавайтесь провокациям, не позволяйте манипулировать вами, старайтесь не отворачиваться от проблемы, потому что первым шагом на пути к решению этой проблемы будет ее признание. Не отворачивайтесь от самих себя. Удачи вам, и не забывайте нажимать на кнопки и

14.05.2017 00:42

Источник: https://gurutest.ru/publication/domashnee-nasilie-kak-ponyat-chto-vyi-nahodites-v-zone-riska/

Психология риска

Введение

Наука психология в последние десятилетия стала достаточно быстро развиваться. Многие исследователи полагают, что от ее достижений, от умения применять их в практической деятельности, темпы развития многих сторон общественной жизни будут зависеть не меньше, чем от прогресса в технике, технических и естественнонаучных дисциплинах.

Именно поэтому в последние годы выделились в самостоятельные науки психология труда, спорта, медицинская психология, психология управления и т.п.

Но, к сожалению, психология риска в настоящее время не рассматривается как самостоятельная наука. Риск, в психологии, исследуется преимущественно в рамках теории мотивации достижения, теории решений и концепции надситуативной активности.

Хотя в настоящее время большая часть деятельности субъектов связана с риском, и огромное влияние на субъектов в ситуации риска оказывают именно психологические факторы.

Поэтому исследование риска в психологии, и в частности его влияние на поведение людей в различных ситуациях неопределенности, сейчас достаточно актуально и представляет собой немалый интерес для исследователей.

В психологии данной проблемой занимались А.П. Альгин, Г.Н. Солнцева, Т.В. Корнилова и др.

Ю. Козелецкий и В.В. Кочетков рассматривали риск в психологической теории решений, в то время как В.А. Петровский сформулировал гипотезу о существовании «надситуативного» риска и рассматривал риск как особого рода активность. В свою очередь С. Липатов изучал «управляемый и неуправляемый» риск.

Как видно, риск является достаточно многогранным явлением, которое можно рассматривать с разных, а иногда и с противоположных позиций. Неоднозначность данного понятия еще раз доказывает актуальность этой проблемы не только в психологии, но и в других науках, которые занимаются изучением деятельности субъектов, коллективов, организаций и т.д.

В соответствии с темой цель курсовой работы заключается в исследовании явления риска с философской, социологической и психологической позиций; в выявлении зависимости сплоченности коллектива, степени организованности поведения субъектов от ситуации риска, в которой находится группа.

И, в соответствии с целью, к задачам изучения будут относиться:

· выявление факторов, порождающих риск и ситуацию неопределенности;

· выявление особенностей «общественного» восприятия риска;

· изучение своеобразия риска в зависимости от сферы, в которой реализуются действия субъекта;

· изучение субъективных и объективных факторов, влияющих на сплоченность коллектива в ситуации риска;

· выявление зависимости степени организованности поведения субъектов от степени риска;

Объектом изучения будут являться литературные источники, рассматривающие отдельных субъектов и группы людей, которые сталкиваются в своей жизнедеятельности с риском или рискованной ситуацией.

Предметом, в свою очередь, выступает поведение, действия людей в ситуации риска.

Таким образом, данная работа представляет собой теоретическое исследование риска, особенностей данного явления и изучение деятельности субъектов в рискованной ситуации.

Понятием «риск» пользуются многие конкретные общественные и естественные науки. Каждая из них имеет свой предмет, свою направленность в исследовании риска и пользуется для этого собственными методами. Такая ситуация позволяет выделить очень много различных аспектов, в которых рассматривается риск.

Но перед тем, как рассмотреть концепции риска, необходимо раскрыть содержание данного понятия.

В настоящее время нет общепринятого определения для этого термина, в его трактовке существуют многочисленные расхождения. Это объясняется во многом многоаспектностью этого явления, которое имеет несовпадающие, а иногда противоположные реальные основания.

В массовом сознании распространено суждение о риске как о возможной опасности или неудаче. В некоторых случаях риск понимается как деятельность, совершаемая в надежде на удачный исход или просто ситуативная характеристика деятельности.

С.И Ожегов определил риск как возможную опасность и действие наудачу в надежде на счастливый исход 1 . Т. е., необходимые элементы риска, по мнению С.И. Ожегова, это:

— опасность;

— неопределенность;

— случайность.

Для того чтобы существовал риск, необходима опасность, в которой заложена неопределенность.

По мнению О. Renna, риск – это возможность того, что человеческие действия или результаты его деятельности приведут к последствиям, которые воздействуют на человеческие ценности2 .

Здесь определение риска содержит:

— последствия, которые воздействуют на человеческие ценности;

— возможность возникновения (неопределенность);

— формула, объединяющая оба эти элемента;

Например, в инженерно-физических науках термин «риск» считается вероятностью, умноженной на последствия. В психологии с этой точки зрения «риск» скорее рассматривается как функция субъективно воспринимаемых полезностей и вероятностей их проявления.

А.П. Альгин определяет риск уже как деятельность, связанную с преодолением неопределенности в ситуации неизбежного выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого результата, неудачи и отклонения от цели 1 .

Элементы, которые составляют сущность данного определения тоже несколько иные:

— возможность отклонения от предполагаемой цели, ради которой осуществлялась выбранная альтернатива;

— вероятность достижения желаемого результата;

— отсутствие уверенности в достижении поставленной цели;

— возможность наступления неблагоприятных последствий при осуществлении тех или иных действий в условиях неопределенности для субъекта, идущего на риск;

— ожидание опасности, неудачи в результате выбора альтернативы и ее реализации;

— оценка сложившейся ситуации;

Но, несмотря на различие, во всех определениях есть некоторые сходные характеристики. Например, неопределенность . Renn очень справедливо заметил, что все концепции риска имеют один общий элемент: разделение реальной действительности и возможности.

Если будущее было бы предопределено или независимо от человеческой деятельности в настоящем, термин «риск» не имел бы смысла.

Понятие «риск» имеет смысл, только когда признается различие между действительностью и возможностью того, что в результате природных событий или человеческих действий может возникнуть нежелательное состояние действительности.

Неопределенность неоднородна по форме проявления и по содержанию. Источники возникновения неопределенности многообразны. Один из них связан с наличием элементов случайности и стихийности. Например, спонтанность природных явлений и стихийные бедствия.

Также к источникам неопределенности относится и человеческая деятельность, взаимовлияние людей, которое носит неопределенный и неоднозначный характер. Или вероятностный характер научно-технического прогресса: практически невозможно заранее во всей полноте определить конкретные последствия тех или иных научных открытий.

Существование неопределенности связано с неполнотой, недостаточностью информации об объекте, процессе, явлении, по отношению к которому принимается решение, с ограниченностью человека в сборе и переработке информации, с постоянной изменчивостью информации о многих объектах (именно поэтому в практической жизни широко распространен метод «проб и ошибок»).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что к основным факторам, порождающим неопределенность и, следовательно, риск относятся:

Во-первых , внутренние факторы, присущие обществу как социальному организму: противоречивость общественных явлений, элементы стихийности, случайности;

Во-вторых , это факторы, связанные с неполнотой информации, сведений об объекте;

В-третьих , факторы, обусловленные воздействием субъекта на общественную жизнь в целях реализации своих потребностей;

В-четвертых , факторы, связанные с влиянием научно-технического прогресса на социальную, экономическую, политическую и духовную жизнь.

Кроме неопределенности необходимым свойством риска является альтернативность – возможность выбора из двух или нескольких возможных вариантов, решений, направлений, действий. Отсутствие возможности выбора снимает ситуацию риска. Именно поэтому в психологии риск исследуется преимущественно в рамках теории принятия решений.

Важно отметить, что риск всегда представляет собой ситуацию оценки вероятности ухудшения положения (это более подробно рассматривается в психологическом аспекте риска).

В современных исследованиях с разных точек зрения рассматривается и природа риска.

Ряд авторов считают, что риск – это «объективная категория , которая позволяет регулировать отношения между людьми, трудовыми коллективами, организациями и другими субъектами общественной жизни, возникающие вследствие превращения возможной опасности в действительность»1 . Риск при этом рассматривается как понятие, представляющее собой возможную опасность случайного наступления отрицательных последствий.

Читайте также:  Рудольф дрейкурс - психология

Достаточно широко распространена субъективная концепция риска.

С этой позиции риск всегда субъективен, «поскольку выступает как оценка человеком поступка, как сознательный выбор с учетом возможных альтернатив… Субъективная концепция ориентирована на субъект действия, учитывает осознание последствий, выбор варианта поведения..»2 . С этой точки зрения проявление риска всегда связано с волей и сознанием человека, «риск – это выбор варианта поведения с учетом опасности, возможных последствий»3 .

Источник: http://MirZnanii.com/a/199140/psikhologiya-riska

Евгений Ильин — Психология риска

Евгений Ильин - Психология риска

Тип социальной организации. Значимость этого фактора в восприятии риска подчеркивается социологами. «Восприятие риска – это социальный процесс… Обращение к вопросам приемлемого риска без рассмотрения их социальных аспектов означало бы неправильную постановку некоторой проблемы» (Douglas, Wildavsky, 1982).

Разные социальные принципы, которые руководят человеческим поведением, согласно мнению Дугласа и Вильдавски, влияют на суждения о том, каких опасностей следует бояться больше всего, какие риски стоят того, чтобы на них пойти, и кому следует разрешить пойти на них.

Тип общества порождает тип ответственности и фокусирует беспокойство на отдельных опасностях, слишком высоко поднимая значимость одних рисков и неоправданно занижая значимость других.

Поскольку люди выбирают некоторое знание об определенных опасностях потому, что привержены определенному образу жизни, можно предположить, что люди, разделяющие различные формы социальной организации, будут предрасположены идти на различные типы рисков (или избегать их). Поэтому изменение людьми восприятия и выбора рисков, т. е.

социально приемлемого риска, будет зависеть от смены ими типа социальной организации (Douglas, Wildavsky, 1982). Поэтому разные люди беспокоятся о разных рисках – войне, загрязнении, занятости или инфляции.

Дуглас и Вильдавски пишут: «Поскольку никто не может охватить все, для опасностей должна быть установлена некоторая шкала приоритетов. В противном случае простой подсчет объектов, несущих риск, оставит нас беззащитными.

Ранжирование и оценка рисков, чтобы знать, с какими рисками надо иметь дело и в каком порядке, требует предварительного соглашения по поводу критерия подобной оценки Поскольку никто не знает всего о рисках, не может быть гарантии, что те риски, которых люди стремятся избежать, именно те самые риски, которые действительно нанесут им наибольший вред.

Более того, успешное преодоление одной опасности не всегда является хорошим предзнаменованием. Тем не менее мы должны действовать, не зная, что случится с нами на пути, который мы выбираем».

Вывод авторов состоит в том, что выбор рисков, о которых беспокоятся люди, зависит от предпочитаемых социальных форм жизни.

5.3. Внутренние факторы, влияющие на оценку риска

Оценка собственных возможностей. К.-Э.

Вернерид (Warneryd, 1988) отмечает, что при исследовании отношения к риску нельзя ограничиваться объективно заданными характеристиками рискованности ситуации (вероятность успеха или проигрыша), необходимо учитывать особенности восприятия и оценки степени риска самими субъектами.

Эта субъективная оценка во многом зависит от их субъективной оценки благоприятности условий и собственных возможностей достижения успеха. При высокой оценке собственных способностей и усилий человек может субъективно оценивать ситуацию для себя как менее рискованную, чем она представляется внешнему наблюдателю или исследователю.

Воспоминания. Воспоминания о неприятных событиях, возникающие в связи с этим ассоциации, даже лишенные логики, усиливают негативное восприятие объектов риска, так как вызывают состояние страха.

Предубеждение. В ряде зарубежных исследований показана роль предубеждений (оптимистичных или пессимистичных) в восприятии риска (Dolinski et al, 1987; Heine, Lehman, 1995; Sparks et al, 1994; Van der Velde et al, 1992). Оптимистам кажется, что они контролируют опасную ситуацию, поэтому зона риска у них выше. У пессимистов все обстоит наоборот.

Текущие состояния. Состояние человека в данный момент существенно влияет на оценку степени риска, так как может произойти сужение сознания в результате сильных и глубоких эмоций.

Эйфория, в том числе и при алкогольном опьянении, снижает оценку риска (недаром говорят, что «пьяному море по колено»). Депрессия, усталость, наоборот, повышают оценку степени риска.

Поэтому сегодняшняя реакция на определенную ситуацию не обязательно совпадет со вчерашней.

Зарубежные психологи особое внимание уделяют восприятию риска в связи с состоянием тревоги (Leventhal, 1984; Baron et al, 2000; Bergstrom, McCaul, 2004; Rundmo, 2002; Peters et al, 2006).

Учет имевшегося у человека состояния особенно существен для выяснения ряда уголовно-релевантных обстоятельств, в том числе и для оценки рискованных решений.

Причем для оценки риска (как обоснованного, так и необоснованного) анализ психического состояния субъекта, возможных изменений сознания тесно связан с исследованием внешней ситуации: в частности, скоротечности развития событий, помех выбору оптимального решения в результате, например, эмоционального поведения окружающих, обстановки, мешающей восприятию показаний приборов, требований вышестоящих должностных лиц и пр.

Анализ психологического механизма поведения, приведшего к «грубой ошибке», может послужить основанием для следователя и суда признать ее совершение в данной конкретной ситуации практически неизбежным, что повлечет освобождение от уголовной ответственности. Возможен и вывод о необходимости смягчить ответственность за неосторожность в виде грубо ошибочного риска, повлекшего тяжкие последствия.

Беспечность и самоуверенность. Недооценка степени опасности и риска может происходить из-за свойственных отдельным людям беспечности и самоуверенности, приводящих порой при выполнении служебных обязанностей к преступной халатности. Беспечность (беззаботность) – это легкомысленность. Беспечный человек ни о чем не заботится, рассчитывая на «авось да небось».

Источник: https://profilib.net/chtenie/145536/evgeniy-ilin-psikhologiya-riska-18.php

Риск: социально-психологический взгляд

Риск: социально-психологический взгляд

Вслед за Г. Брейквел [9] можно сказать, что проблемы риска – это одна из предметных областей, где в последние годы в рамках социальных наук разгораются самые жаркие споры (например, политология, социальная антропология, социология и психология).

Дело в том, что представители социальных наук обратились к проблеме, которая принадлежала преимущественно сфере интересов наук естественных, где акцент делался на количественной оценке риска и разработке точного инструмента для реализации данной задачи.

Эта позиция вызвала критику со стороны представителей социальных наук, ибо для них важно изучение, какое место занимает риск в жизни человека.

Цель нашей работы заключается в обсуждении социально-психологических традиций анализа риска.

Фокусируя внимание на социально-психологических исследованиях, можно сказать, что существует широкий круг вопросов, изучаемых в связи с рассмотрением риска (например, речь идет о принятии решений или решении задач с риском;  о сдвиге риска или поляризации, возникающей при обсуждении этих задач; о склонности к риску; о поведении, связанным с риском; о коммуникативном процессе в связи с риском; о восприятии риска и др.) [1; 3; 9; 13].

Среди этого круга нас интересует понимание человеком риска, как выстраивается поведение в ситуациях, связанных с риском.

Необходимость именно такого угла рассмотрения понятна, если учесть, что жизнь человека на протяжении всей истории цивилизации сопряжена с различными видами риска (природные катаклизмы, нападение диких животных или враждебных племен), она никогда не была надежной и гарантированной от неблагоприятных событий, случайностей, неожиданностей, опасностей, неопределенности. Люди стремились не только понять риск (апеллируя к соответствующим объяснительным схемам в различные эпохи), но и установить контроль над ним. Так, для одного времени все, связанное с риском, угрожавшее человеку, связывалось с понятием судьбы, рока, для другого – более характерным стало рассмотрение риска  в связи с понятием вероятности. В одну эпоху люди пытались установить контроль над риском посредством использования магии, в другую – обращаясь к помощи экспертов [13].

Риск, присущий современному обществу, достаточно точно охарактеризован У. Беком.

Так, процессы модернизации и глобализации порождают новый риск, который: 1) выходит за временные ограничения, ибо может воздействовать на будущие поколения; 2) преодолевает пространственные границы, ибо выходит за различного рода национальные границы, наконец, 3) для этого риска не существует социальных границ, ибо он затрагивает судьбы большого числа различных людей [9].

Среди ряда исследовательских традиций, в рамках которых изучаются проблемы риска в социальной психологии [9; 13-15], с определенной степенью условности  можно выделить две.

С одной стороны, речь идет о традиции изучения риска как когнитивной реальности, с другой – как социокультурной [13]. В первом случае индивид, оценивающий риск, рассматривается как рациональный, просчитывающий вероятность события, избегающий ситуаций, связанных с риском, или минимизирующий воздействие риска.

В рамках этой традиции существует много работ, связанных с принятием решений в ситуации неопределенности, с восприятием и оценкой риска, важным конструктом этой традиции оказывается волевой контроль. Среди них можно указать проспективную теорию А.Тверски и Д. Канемана, описывающую, как индивиды сравнивают альтернативы [3; 22].

Два понятия этой теории важны для понимания: риск  «рамочный эффект» и функция субъективной ценности (гипотетическая функция ценности). 

Суть «рамочного эффекта», продемонстрированного А.Тверски и      Д. Канеманом, заключается в том, что различные способы представления одних и тех же альтернатив ведут к различным решениям.

Если одну и ту же информацию сформулировать в терминах выигрышей, предпочтение отдается безопасным и более надежным решениям, а если  в терминах проигрышей, более рискованным. С точки зрения Г.

Блесса с коллегами [7], появление «рамочного эффекта» определяется процессом трансформации объективной информации в субъективную.

А. Ротман и П. Саловей [21], развивая идеи проспективной теории в области здоровья, предложили некоторое уточнение, а именно – за счет различения двух типов поведения.

С одной стороны, имеет место превентивное поведение (например, использование солнцезащитного крема или выполнение физических упражнений), с другой поведение, связанное с обследованием состояния здоровья (например, маммография или обследование кожи).

Если в первом случае уровень риска невысок, то во втором случае  поведение потенциально связано с риском, ибо в результате исследования у человека может быть обнаружено опасное заболевание. Учет этой дихотомии в исследованиях показал следующие результаты [20; 21; 23].

В первом случае более эффективна  информация, сформулированная в терминах выигрышей, призывающая к выполнению поведения, связанного со здоровьем, во втором случае – информация, которая сформулирована в терминах потерь, так как выполнение обследования может позволить человеку принять срочные меры для предотвращения болезни. Таким образом, использование различных формулировок одного и того же события заставляет индивида почувствовать свою уязвимость и предпринять действия, направленные на снижение риска привычных действий.

Другое понятие проспективной теории —  функция субъективной ценности  представляет собой S-образную кривую (вогнутую в области выигрышей и выпуклую в области потерь). Действие таково, что разница в субъективной ценности между выигрышем в 5 и в 10 долларов больше, чем разница в случае выигрышей в 50 и 55 долларов.

Так, согласно этой идее, защитное поведение, которое снизит вероятность ущерба с 0,1 до 0, будет рассматриваться как обладающее большей ценностью, чем то, которое сможет снизить вероятность ущерба с 0,2 до 0,1.

При снижении абсолютной вероятности на одинаковое значение эффект рассматривается как разный, ибо в одном случае имеет место полное устранение ущерба, а в другом – его частичное снижение [9].

Читайте также:  Сексуальные комплексы - психология

Особое место среди исследований проблем риска в социальной психологии занимают работы, посвященные феноменам сравнительного оптимизма и сравнительного пессимизма [12; 26; 27]. Изучение оптимизма как когнитивной пристрастности (иллюзии, иногда даже принято говорить стиля атрибуции) восходит к идее Н.

Вейнштайна [26], согласно которой большинство людей считают, что вероятность негативных событий для них ниже, чем для других, похожих на них, а вероятность позитивных событий  для них выше, по сравнению с похожими другими.

Этот феномен получил название «нереалистического оптимизма» (или оптимистической пристрастности), ибо большинство не может быть лучше, чем «средний индивид», с которым они себя сравнивают. По сути, индивид оказывается во власти эгоцентрической иллюзии, приписывая себе причины позитивных событий, а негативных – другим. С точки зрения Н.

Вейнштайна, в основе «нереалистического оптимизма» лежит ошибка, связанная с обработкой информации в силу отсутствия популяционного знакомства с событиями, вероятность которых требуется оценить, в силу переоценки собственных способностей и умений [27].

Этот феномен был неоднократно продемонстрирован в эмпирических исследованиях на примере различных болезней, угроз здоровью, к примеру, нереалистический оптимизм наблюдался в случае возникновения наркотической зависимости, злоупотребления алкоголем, попытки совершения суицида, заболевания астмой, пневмонией, возникновения нервного срыва, раком легких или кожи и пр. Возникновение пристрастности не зависит от таких факторов, как возраст, пол, уровень образования или род занятий испытуемых. Как утверждают исследователи, свыше 95 % населения подвержены этой пристрастности в отношении множества ситуаций, связанных с риском [13-15]. Масштабы действия этого механизма заставляют серьезно задуматься, как нужно представлять информацию о различного рода рисках и угрозах человека, чтобы он чувствовал себя уязвимым.

Тем не менее, есть факторы, некоторым образом влияющие на возникновение нереалистического оптимизма. Так, важный фактор воспринимается ли риск как предотвратимый или нет: люди в большей степени демонстрируют нереалистический оптимизм тогда, когда риск воспринимается как предотвратимый.

Другой фактор, влияющий на возникновение этого феномена,  с кем себя сравнивают индивиды. В том случае когда вместо «типичного другого», «среднего другого» или «такого же, как и Вы» предлагалось подставить одного из близких друзей, брата или сестру (в зависимости от пола респондента), родителя того же пола, нереалистического оптимизма не возникало.

Возможно, это обусловлено тем, что близкие люди являются продолжением оцениваемого индивидом self [13]. Еще одной переменной, которая снижает вероятность возникновения нереалистического оптимизма, является непосредственный опыт индивида.

Так, было показано, что наличие опыта переживания землетрясения снижает вероятность нереалистического оптимизма индивидов в отношении землетрясения, но не других событий, которые угрожают человеку [9].

Противоположный феномен «нереалистический пессимизм», когда воспринимаемая вероятность события переворачивается: негативное событие рассматривается как более вероятное для себя, чем для другого, а позитивное – наоборот [11].

Возникновение нереалистического оптимизма характерно для ситуаций, которые находятся под контролем индивида, при отсутствии такого контроля и возникает противоположный феномен – нереалистический пессимизм.

Именно такой оказалась ситуация взрыва на Чернобыльской АЭС в 1986 году с последующим распространением радиоактивного загрязнения.

Нереалистический оптимизм возникает в ситуации, когда индивиды сталкиваются с привычной, знакомой ситуацией, потенциально возможной, которая скорее касается не большого числа людей, а носит  «выборочный» характер.

В противном случае, как показывают Долински с коллегами (на примере польских студентов, участвовавших в исследовании в мае 1986, когда радиоактивное облако прошло над европейскими странами), возникает нереалистический пессимизм [там же].

Результаты, полученные Долински, интересны и тем, что позволяют говорить о необходимости выделения характеристик риска (например, риск контролируемый-неконтролируемый, индивидуальный–коллективный, потенциальный-реальный, известный-неизвестный), с учетом которых можно строить предположения в отношении поведения людей, сталкивающихся с ситуациями, где ключевой оказывается та или иная характеристика риска.

Объяснительная сила теорий1, о которых мы говорили выше, рассматривает риск как когнитивную реальность, а индивида – как рационального, просчитывающего вероятность того или иного события, соответствует интраиндивидуальному и интерперсональному уровням (в терминах В. Дуаза [10]).

Однако если учитывать характеристики риска, указанные выше, объяснительной силы теорий этих уровней едва ли будет достаточно для прояснения, как человек представляет риск и строит свое поведение в соответствии с этим.

Более того, рассмотренная выше традиция изучения риска едва ли применима в ситуациях столкновения с новыми угрозами и опасностями, в условиях, связанных с новым, неизвестным риском.

Пониманию риска как когнитивной реальности противостоит рассмотрение его как реальности социокультурной. Важный вклад в такое его понимание вносят идеи М.

Дуглас [13], согласно которой, риск не является абсолютной данностью, он политизируется и морализируется посредством выбора и социального конструирования.

Никакое объективное знание не позволяет отрицать положение, что принятие риска и избегание риска, разделенное доверие и разделенный страх, ⎼ все это части диалога относительно того, как наилучшим способом организовать социальные отношения.

Риск, касающийся здоровья, например, может быть понят индивидами, только если будет трансформирован в субъективную реальность, в жизненный опыт, ибо люди не могут оставаться в отстраненной позиции специалистов-демографов, когда речь идет о собственном здоровье [там же].

С нашей точки зрения, продуктивной теоретической рамкой для изучения риска как социокультурной реальности [там же] оказывается теория социальных представлений. Здесь в фокусе внимания оказывается попытка индивида понять риск посредством конструирования представлений и действовать в соответствии с этим пониманием.

Риск, с точки зрения этой теории, является социальной и культурной конструкцией, то, как мы его интерпретируем, в широком смысле зависит от социальных норм и ожиданий, а также от исторической эпохи и социального контекста.

Отсюда оценка риска выходит за рамки интраиндивидуального или интерперсонального уровней.

Объяснительная сила данной теории такова, что позволяет анализировать риск на самом высоком уровне, доступном социально-психологической теории, социетальном [10].

Социальные представления можно определить как цепочку идей, метафор и образов, более или менее свободно связанных друг с другом [17; 18]. Это способы объяснения реальности, которые люди вырабатывают в ходе внутригрупповых коммуникаций. Социальные представления выполняют ряд функций.

Одна из них может быть обозначена как защитная, ибо это трансформация чего-то неизвестного, пугающего, зловещего ⎼ в известное. В повседневной жизни индивида постоянно подстерегают неожиданности, странности, непривычные факты, идеи, но индивид должен сохранить свою внутреннюю картину мира непроти­воречивой.

Для этого ему необходимо сделать необычное обычным, т. е. произвести некоторые изменения в структуре знаний и оценок [4].

Принимая во внимание эту защитную функцию представлений, можно говорить, что социальные представления являют собой способ символической борьбы с угрозой [24], когда материальный способ нам недоступен.

Ибо реальный способ борьбы – удел политиков, ученых, инженеров, врачей, словом, экспертов, способных предпринимать реальные действия в отношении различного рода угроз. В то же самое время можно заметить, что знание, которым мы обладаем, способно «защитить» нас от принятия нового способа объяснения [16].

Таким образом, посредством конструирования социальных представлений открывается возможность вписать нечто угрожающее в рамку существующих идей, что позволит сделать это неизвестное и пугающее – знакомым и обычным [17].

Представления социально выработаны и разделены. Они порождаются в коммуникациях, в бесчисленных диалогах. Появляясь таким образом, они выполняют еще одну функцию облегчение осуществления коммуникаций.

Ориентация поведения индивидов и оправдание их социальных отношений также являются функциями социальных представлений. Представления содержат предписания в отношении поведения, связанного с объектом представлений. Наконец,  представления принимают участие в конструировании и поддержании социальной идентичности индивидов. 

И. Боннек отмечает, что в различных ситуациях преобладают те или иные функции социальных представлений [8]. В случае исследования социальных представлений о риске преобладают две функции: защитная, а также функция ориентации поведения и оправдания социальных отношений. Как действуют именно эти две функции социальных представлений, можно пронаблюдать в работе Ж.

Пейшлер [19], посвященной социальным представлениям о ВИЧ и превентивным стратегиям поведения. Автор выделяет социальные представления в различных группах и прослеживает стратегию сексуального поведения.

Среди различных стратегий поведения (которые оправдываются соответствующими представлениями о ВИЧ-инфекции) можно, в частности, указать на следующие: видение риска ВИЧ-инфицирования как катастрофы в сочетании с невозможностью каким-то образом защититься от этой угрозы соответствовало стратегии воздержания от сексуальных контактов.

Использование механизма «не-я» ⎼ «другие» как защиты от риска заболевания без использования презервативов  соответствовало стратегии выбора сексуальных партнеров «из своего круга», когда приписывание болезни «другим» выполняло роль символической защиты.

Присутствовала комбинированная стратегия выбора партнера и использования презервативов, что соответствовало пониманию неопределенности мира, в котором невозможно полагаться на партнера. Наконец, стратегия множественных контактов с разными партнерами без использования презервативов и выбора партнеров соответствовала игнорированию риска ВИЧ-инфекции.

Хотя область здоровья  представляет большой интерес для нас с точки зрения исследования представлений о риске и рискованного поведения, но не является единственной. В работе Э.

Вебер с коллегами [25] предлагается выделять пять основных сфер, связанных с рискованным поведением: 1) финансовая сфера (инвестирование и азартные игры), 2) здоровье и безопасность (вредные привычки, рискованное сексуальное поведение, игнорирование использования ремней безопасности и пр.

), 3) развлечения (экстремальные виды спорта),  4) этическая сфера (связанная с совершением поступков, нарушающих этические нормы. Авторы предлагают такие ситуации: плагиат, мелкие кражи в магазинах, уход от уплаты налогов и пр.), 5) социальная сфера (несогласие с другими).

Оставляя в стороне анализ позиций авторов относительно способов диагностики каждого типа рискованного поведения, отметим, что сама идея обозначения различных сфер рискованного поведения видится достаточно любопытной и потенциально применимой в исследованиях социальных представлений о риске в связи с различными типами рискованного поведения.

  В частности, можно отметить, что таким образом перед нами открывается возможность анализировать особенности социальных представлений о риске в различных группах людей, имеющих опыт рискованного поведения того или иного типа, что в итоге позволит рассматривать факторы динамики социальных представлений о риске в связи с определенной социальной практикой.

Наряду с такой исследовательской перспективой анализ представлений о риске важен для разработки такой области знания, как экстремальная психология, которая активно развивается в последнее время [5; 6].

С нашей точки зрения, один из любопытных аспектов анализа здесь связан с представлением о риске среди тех, кто имеет опыт переживания коллективного риска (различного рода аварии и катастрофы), другой аспект связан с изучением профессиональных социальных представлений у представителей профессий особого риска.

Оба эти аспекта позволяют давать ответ на все тот же интересующий нас вопрос о структуре представлений в связи с различными социальными практиками.

Читайте также:  Личность и обстоятельства - психология

1 Мы не ставим здесь своей задачей рассмотреть все социально-психологические теории, применимые для анализа риска (анализ риска в связи с проблемами здоровья и болезни представлен в нашей работе [2]). Нашей главной задачей является обсуждение двух традиций изучения, в русле которых предлагается способ понимания риска – как когнитивной реальности и социально-культурной.

Источник: http://PsyJournals.ru/psyandlaw/2011/n4/49292_full.shtml

Зона комфорта: как ее расширить?

Находясь в зоне комфорта, человек выполняет привычные для него действия, которые ему интересны и не вызывают неприятных ощущений (усталость, нетерпение, страх). В зоне комфорта все предсказуемо и стабильно.

Зона комфорта — это как мыльный пузырь, за пределами которого находится незнакомый и опасный окружающий мир — зона риска (область возможных действий, поле возможностей).

Выход в зону риска из зоны комфорта, как правило, сопровождается дискомфортом, но он — необходимое условие развития личности. В зоне комфорта мы как бы «законсервированы»: поскольку нам хорошо и комфортно, мы не собираемся ничего менять.

Мы не развиваемся, и если ничего не предпринять, то со временем может начаться деградация личности.

Поэтому очень важно научиться расширять зону комфорта: учиться делать те вещи, которые делать не хочется, или страшно, но надо. Обычно чем моложе человек, тем охотнее он расширяет свою зону комфорта, и тем легче у него это получается. Обычно расширение границ зоны комфорта происходит в три этапа.

1 этап — осознание границ. Следует понять, какие действия и привычки мы выполняем с удовольствием, а какие вызывают у нас дискомфорт, т.е. не входят в нашу зону комфорта.
2 этап — нахождение у границы зоны комфорта.

Мы осознаем, в какой именно момент наступает выход из зоны комфорта, появляется неуверенность, страх и т.п. и предпринимаем первые попытки выйти в зону риска.
3 этап — расширение зоны комфорта.

Если регулярно выполнять определенные действия, мы постепенно включаем их в свою зону комфорта.

Для успешного расширения зоны комфорта нужно выполнить несколько важных условий. Во-первых, нужна четкая мотивация. Ответьте на вопрос: «Зачем мне нужно это делать?», «Что это мне даст?» Ключевое слово — «мне», не родителям, преподавателям или другим людям, а лично вам. Если у вас не будет личной заинтересованности, зона комфорта так и останется в своих прежних границах.

Во-вторых, измените отношение к ситуации. Обычно выход за пределы зоны комфорта ассоциируется у нас с чем-то страшным и сложным. Убедите себя, что там, где заканчивается ваша зона комфорта, начинается не полный опасностей темный лес, а захватывающий и интересный новый мир, который нужно завоевать. В развитии нужно видеть не трудные его аспекты, а интересные.

Не пытайтесь расширить зону комфорта сразу во все стороны. Начните с чего-то одного, причем желательно — не слишком для вас неприятного. К примеру, вы привыкли утром вставать в последний момент и выбегать на работу, не позавтракав. Начните ежедневно ставить будильник на 10 минут завтра и перед уходом на работу выпивайте чашку кофе с бутербродом.

Учтите, что зона комфорта расширится далеко не сразу. Чтобы действие вошло в привычку и перестало «напрягать», вам понадобится примерно три недели регулярных ежедневных повторений. Старайтесь не отлынивать и не откладывать до последнего — чем больше вы откладываете, тем тяжелее начать.

На первых порах вы, скорее всего, не будете ощущать дискомфорт, «подпитываясь» от энтузиазма, вызванного новым начинанием. Но со временем энтузиазм иссякнет, и может появиться желание махнуть на все рукой. Если вы так и поступите, зона комфорта снова займет свои привычные границы, и все усилия по ее расширению пойдут прахом.

На такой случай есть пара хитростей, помогающих двигаться дальше. К примеру, письменные напоминания. Расклейте на видных местах стикеры, призывающие к действию. Может помочь. Или возьмите себя самого «на слабо».

Можно заручиться поддержкой друзей: заключите с ними пари, которое вам будет обидно проиграть. Или просто расскажите о своей затее как можно большему количеству знакомых. Если они поддержат ваше начинание, вы будете стараться поддержать их веру в вас. Если же они отнесутся к нему скептически, вам захочется им доказать, что вы все сможете.

Зона комфорта должна постоянно расширяться — без этого невозможен личностный рост. И если подходить к расширению зоны комфорта не как к неизбежному злу, а как к захватывающему испытанию, вы избавите себя от дискомфорта и с легкостью достигнете новых вершин.

Источник: http://strana-sovetov.com/psychology/4608-comfort-zone.html

Основной инстинкт. Психология риска / Радиус Города

№9(52), сентябрь 2009

Алексей Изумрудов

Риск — благородное дело. А как смотрят на рисковых людей психологи? Зигмунд Фрейд считал, что такие люди имеют патологии мозга.

Как только миндалевидное тело мозга получает ясный и четкий сигнал об опасности, сердце начинает учащенно биться (до трех раз быстрее, чем обычно), моментально увеличивается кровяное давление, во рту пересыхает, и у человека появляется непреодолимое желание избежать того, что должно случиться.

В связи с такими изменениями в организме происходит большой выброс адреналина, норадреналина и соматотропина (гормона роста).

В тысячные доли секунды мозг посылает сигнал в почки, которые начинают вырабатывать кортизол (биологически активный глюкокортикоидный гормон).

Человек начинает дышать чаще, кровь приливает ко всем частям тела намного активнее. Иммунная система повышает свою сопротивляемость к возможным травмам и повреждениям.

Так вот, сможет ли человек, например, выпрыгнуть из аэроплана и полететь с парашютом, будет зависеть от его естественного умения справляться со страхом падения и стрессом. А что заставляет людей рисковать, идя на преодоление этого естественного механизма защиты организма?

Психоаналитики начала двадцатого века (воодушевленные теорией Зигмунда Фрейда) пришли к выводу, что преодоление этих естественных страхов нельзя считать нормальным явлением. Соответственно, люди, любящие рисковать, имеют патологию мозга.

Исследователи никак не могли понять, почему люди хотели рисковать своей жизнью. В конце концов, пришли к выводу, что все любители делают это без какой-либо причины.

Ученые того времени не смогли объяснить страсть некоторых людей к риску и впоследствии причислили их к числу больных, имеющих склонность к самоубийствам или скрытое чувство мужской неполноценности.

Они также считали, например, альпинистов людьми, не имеющими логики и даже с отклонениями. На самом деле такие мнения имеют место быть и сегодня, хотя баланс интеллектуальной силы давно изменился.

Основная проблема при объяснении поведения людей, сознательно идущих на риск, заключается в том, что нет никаких прямых доказательств. Исследования, в которых изучалось психологическое здоровье людей, идущих на риск, были противоречивы.

И даже, наоборот, в некоторых случаях было установлено, что люди благодаря риску обретали больше уверенности и уважения к себе. То же самоеможно сказать и о бизнесменах. Те, кто чаще рискуют, по статистике являются более успешными в своем поле деятельности, чем другие.

Этот факт противоречит идее, что риск является деструктивным явлением.

Еще одной слабой точкой данного предположения было и то, что принятие решений в небезопасных условиях является нормальным явлением. Даже некоторые животные иногда идут на риск по социальным причинам: самцы идут на поединок, чтобы доказать свое превосходство.

Некоторые исследования показали, что и люди идут на риск, например, в спорте (прыжки с парашютом), только ради того, чтобы быть более сексуально привлекательными. Очень хочется сделать вывод, что риск — это не более чем пережиток прежних, более опасных времен, когда люди были вынуждены сталкиваться с различными угрозами каждый день.

По известной всем теории мы как вид произошли от шимпанзе. В связи с этим следуют прекрасные психологические заключения. Пять миллионов лет назад мозг человека имел размер мозга шимпанзе, и в процессе его роста мысли оставались на примитивном уровне.

Во время, ледникового периода, когда тысячи хищников не могли найти пищу, человек оказался в еще более тяжелых обстоятельствах. Условия выживания стали гораздо сложнее. Человек был вынужден столкнуться с еще большим риском: уходить на дальние расстояния, искать еду, убежище и сексуальных партнеров. Не было совершенно никакой безопасности.

Те, кто все же не хотели рисковать, не имели практически никаких шансов на выживание. Поэтому в процессе естественного отбора выжили только те «особи», у которых в крови были гены предрасположенности к риску.

И несмотря на то, что наш разум стал боле утонченным, все же основные инстинкты продолжают оказывать серьезное влияние на нашу жизнь.

Ученые наших дней считают роль личных черт характера определяющим фактором, разделяющим всех нас на тех, кто любит риск, и тех, кто стараются всеми путями его избежать.

Индивидуальные черты человека относительно стабильны, не меняются со временем и объясняют закономерности поведения. Поэтому люди по-разному реагируют на ситуации. То же самое происходит и с отношением каждого человека к риску. Кроме того, ДНК каждого человека содержит гены, которые отвечают за большую или меньшую склонность к принятию риска.

Юрий Грымов экранизировал «Анну Каренину»

Материал для фильма отснят в девяти странах мира. Работы над фильмом шли на протяжении последних двух лет. Все детали – исполнители главных ролей, сюжет картины, киностудия, на которой создавался фильм, его бюджет – держатся в тайне.

Мюзикл МАЯКОВСКИЙ

Теона Дольникова исполнит роль Лили Брик в городском мюзикле МАЯКОВСКИЙ

ДЕНЬ РОССИЙСКОГО ДИЗАЙНЕРА 2017

15 июня состоится ежегодная красная дорожка «ДЕНЬ РОССИЙСКОГО ДИЗАЙНЕРА 2017» или

«Папа-мама гусь»

Прекрасный, красочный музыкальный мультик, который мы с удовольствием посмотрели всей семьей! Мне даже показалось, что тайная цель у создателей была поднять рейтинг пап. Показать, что папа действительно может все!» – поделилась впечатлениями актриса театра и кино Любовь Тихомирова. 

Герои современной России:от Балтики до Сахалина

В новом телевизионном сезоне Discovery Channel представит цикл программ «Сделано в России»

Распределенные атаки на сайт

Каждый сайт в какой-то момент своего развития может оказаться под DDOS-атаком.

Неделя моды в Москве: мода будущего уже сегодня

С 24 по 29 октября в Гостином дворе пройдет 38-я «Неделя моды в Москве. Сделано в России», организатором которой выступает Ассоциация Высокой моды и Прет-а-порте при поддержке МИНПРОМТОРГ России.

Да будет нефть!

Discovery Channel представляет программу «Большая нефть Ирака» об освоении крупнейшего в мире неразработанного сухопутного месторождения.

Если муж «маменькин сынок»: как с таким ужиться

Женщинам, у которых мужья на деле оказались «маменькиными сынками», остается только посочувствовать, ведь такие мужчины готовы на любые свершения ради своих дорогих матерей, тогда как интересы собственной жены нередко остаются задвинутыми на дальний план. 

FollowTheFabrika

FollowTheFabrika этап I.VI

Источник: http://radiuscity.ru/osnovnoi-instinkt-psihologiia-riska/

Ссылка на основную публикацию