Аутентичность — психология

Понятие «аутентичный» в психологии

Аутентичность - психология

Аутентичная личность — понятие, занимающее в психологии важное место, в переводе означающее «подлинный». Оно расцвело и обрело свой сегодняшний смысл в работах психологов гуманистического направления и экзистенциалистов. Для человека обретение аутентичности есть раскрытие своего подлинного Я.

Очень близкими понятиями к слову аутентичность являются: конгруэнтность, свобода, самоактуализация, самость и целостность. Они фигурируют практически в любом фундаментальном труде, затрагивающем понятие личности человека, выбора, ценностей и смыслов.

Роджерс, внесший значительный вклад в изучение понятия аутентичность, считал, что «стать самим собой» желает каждый человек, а это значит сломать все наносное, весь фасад, который мы держим для общества, отказаться от ролей и масок.

Откуда возникают эти маски? Причин для их появления очень много: как писал Бьюдженталь, нас учат быть хорошими и отказываться от своих собственных суждений в угоду другим людям. Спустя какое-то время мы уже не можем определить, где наше суждение и наше поведение истинно, а где – лишь фальшивая реакция, которую вызывают внешние обстоятельства без участия наших глубоких переживаний.

Ведь нас приучают быть нужными, правильными, веселыми, покладистыми. И человек боится, что если он не будет себя так вести, другие люди его не примут. Тогда он закрывается и остается лишь тем, кто угоден другим. Но мы чувствуем полноту жизни лишь тогда, когда переживаем свои чувства и эмоции, а не скрываем их.

Пример очень раннего научения быть «удобным» – ребенок, который занимается теми делами, которые поощряются окружающими взрослыми. С одной стороны, это мощный инструмент: ребенок понимает, что маме или папе плохо, они расстроены, и перестает совершать опасные для него же самого или для других действия.

Но бывает и так, что родители пользуются этим из своих соображений – например, поощряя каждый раз подчиненное поведение, излишне опекая, пугаясь и расстраиваясь от проявлений самостоятельности. Нетрудно догадаться, что ребенок в дальнейшем станет проводить в жизнь именно те линии поведения, которые находили положительный отклик у родителя.

Особенности и наиболее яркие черты личности

Аутентичный человек – это зрелая и полноценная личность. Роджерс приводит следующие характеристики, обычно присущие этим людям:

1. Аутентичная личность открыта своему опыту.

Это способность подходить к себе и к другим словно марсианин, то есть без заранее заданных схем. Личность не наслаивает на действительность своих собственных представлений, а видит её такой, какой она примерно является, то есть разной, динамичной, таящей в себе массу возможностей.

Человек не судит обо всем исходя из своего старого опыта, не вешает ярлыков. А это позволяет в свою очередь давать новые ответы реальности, по-новому вести себя и получать не то, что обычно. В свою очередь такая открытость – признак смелости.

Рекомендуем: Как научиться принимать себя такой, какая есть?

Все наши предубеждения – это попытка защититься от окружающего хаоса, от новых проблем, но мы сами их этим творим или не можем решить уже существующие, собственными руками закрывая глаза на реальность и не видя возможные ответы, спрятанные в ней.

Роджерс приводит пример мужчины, который в результате своего жизненного опыта приобрел уверенность, что окружающие хотят видеть его «сильным». Он пренебрегал заботой о своем здоровье, не мог открыто выражать чувства любви или боли, ведь это делало его уязвимым. Его семья отдалялась от него, болезни усугублялись. А всего-то достаточно было не считать себя обязанным быть кем-то другим.

2. Люди, раскрывшие свое подлинное Я, доверяют тем сигналам, что чувствуют в своем собственном организме, своим эмоциям и памяти.

Наши эмоции, чувства, переживания — главный ориентир в жизни. У каждого человека есть потребности – есть общие, а есть индивидуальные. Одному человеку достаточно побыть с людьми час, и дальше он будет ощущать усталость, тогда как другому и целого дня мало.

Эти различия объяснить сложно, но в целом можно говорить о разной конституции психики. Если мы не удовлетворяем важные для нас желания, мы чувствуем досаду, усталость, горечь. И пока человек не  поменяет поведение, не изменится и его состояние.

Рекомендуем: Амбиции и амбициозность — что это

В результате того, что люди отрекаются от своего личного опыта, они перестают слышать чувства, переживания, состояние неудобства, отрекаются от них. Между тем постоянное игнорирование собственных потребностей может приводить к депрессии. А что она такое? В легких формах — это знак, который сигнализирует человеку: «Поменяй поведение, что-то не так».

Чем больше мы доверяем собственному телу, тем легче нам становится лавировать в событиях жизни, тем больше удовольствия мы получаем от неё. Сначала это может быть очень сложно, ведь сотни мыслей копошатся в голове, десятки реакций на одно происшествие могут возникать, но потом все наладится.

И, кстати, понимание динамичности и сложности происходящего — это уже показатель осознанности; для того, кто закрывается, действительность всегда очень однозначна. Практикуя сознательный подход к реальности, постепенно человек начнет все быстрее осознавать неудовлетворительные последствия своего выбора и менять его, исправляя ошибки.

Роджерс подчеркивал: главное препятствие для трезвого взгляда на реальность — включение в свой опыт фантазий и предрассудков. Например, в романтических отношениях девушка может в упор не замечать негативных качеств молодого человека, из-за этого легко наделать ошибок, а достаточно было лишь трезвого взгляда, чтобы проблем избежать.

Рекомендуем: Как полюбить себя?

3. Направленность внутрь себя, осознание выборов и суждений как собственных.

Обретающие аутентичность все меньше и меньше зависят от мнений других людей. Они не ищут одобрения и поощрений, а сами устанавливают себе стандарты жизни. Человек осознает, что вся его жизнь состоит из его выборов, и реальность может удовлетворять его, только если он исходит из своих собственных потребностей.

Этот компонент говорит об ответственности. Настоящее и полноценное развитие личности начинается с принятия на себя ответственности за собственную жизнь и выбор.

Когда человек берет эту ответственность, он уже не может подходить к выбору халатно, а задает себе вопросы, насколько его решения отвечают внутренним потребностям, насколько они выражают его. Заинтересованность и ответственность приводят к тому, что раскрывающаяся личность становится инициативнее и самостоятельнее.

4. Отсутствие потребности ставить себя в жесткие рамки, принятие изменчивой природы личности.

Аутентичность — это идеал, к которому можно стремиться, но вряд ли когда-нибудь удастся воплотить его во всей полноте. Человек каждый день раскрывает свое собственное Я, а точнее, творит собственную личность, сталкиваясь с новым опытом, который несет его в будущее. Нет никаких точных определений, через которые можно выразить это.

Тенденции, свойственные аутентичным людям

Какие тенденции характеры для тех, кто стремится раскрыть аутентичность? Что наиболее точно характеризует путь, который приведет человека к самому себе? Их всего несколько, и они являются основными на пути к подлинному Я:

  • Сбрасывание масок, аутентичный человек не выдает себя за кого-то другого.
  • Развенчание «правильного» и «должного». Личность, идущая по пути поиска подлинности, не считает, что долг и правило выше её собственного мироощущения.
  • Избавление от стремления соответствовать ожиданиям и угождать людям. Так как человек сбросил маски и перестал руководствоваться долженствованием и правилами, он стал самостоятельным. Аутентичные личности не задумываются, как ублажить кого-то, чтобы он выполнил желания, — они сами идут к осуществлению своих мечтаний, и необходимость в удовлетворении ожиданий других отпадает.
  • Ответственность за себя и свой путь, независимость.
  • Отказ от строгих схем и правил.
  • Принятие динамичности жизни и своей собственной личности (из этого следует следующий пункт).
  • Безмолвное разрешение людям быть Другими (аутентичная личность не считает, что окружающие или реальность должны соответствовать ее ожиданиям, быть определенной выкройки, а принимает их такими, каковы они есть).
  • Взращивание веры в себя и, главное, высокая оценка собственной уникальности. Не важно, соответствуем мы стандартам или нет, — важно ценить себя независимо от этого, потому что стандарты — это стандартные пути, а любое открытие и любая жизнь — еще не пройденный удивительный путь.

Аутентичности сложно достичь, ведь нас окружают социальные правила, нормы, преступая которые мы рискуем заработать шишки. Впрочем, Маслоу, который стал автором понятия «самоактуализация», близкого к рассматриваемому, утверждал, что самоактуализирующиеся люди могут вести себя совершенно в границах нормы, но только если не встречают в себе этому сопротивления, против себя они идти не будут.

Фромм же считал, что аутентичные личности могут принимать какие угодно социальные нормы, если они были ими осмыслены и глубоко прочувствованы, признаны верными и на этом основании включены в поведение и мировоззрение. Поэтому аутентичность – не всегда вызов правилам, но это всегда очень активная, сознательная позиция, а значит, она не приемлет необдуманного следования правилам.

Рекомендуем: Характеристика понятия альтруизм

Аутентичной личности незачем на кого-то равняться. Она не определяет себя в группу хороших художников или отличных математиков. У нее есть собственный путь, и она на нем единственная.

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/autentichnyj.html

Аутентичность

Аутентичность

Аутентичность (греч. authentikys — подлинный). Понятие, разработанное в гуманистической психологии и психотерапии и отражающее одну из важнейших интегративных характеристик личности. По Роджерсу (Rogers С. R.

), который активно использовал этот термин, аутентичность — это способность человека в общении отказываться от различных социальных ролей (психотерапевта, профессионала, педагога, руководителя и т. п.), позволяя проявляться подлинным, свойственным только данной личности мыслям, эмоциям и поведению.

Наряду со способностью к безусловному принятию и эмпатии аутентичность является обязательной составляющей эффективного человеческого общения.

Границы понятия аутентичности нечетки. Часто в качестве синонимов термина аутентичности используются такие определения, как полноценно функционирующая личность (Роджерс (Rogers С. R.)), свобода (Олпорт (Allport F.Н.)), самоактуализация (Маслоу (Maslow A.H.)), самость, целостная личность (Перлс (Perls F.S.)), конгруэнтность (Гриндер (Grinder J.), Бендлер (Bandler R.)).

Психологический смысл аутентичности можно определить как согласованное, целостное, взаимосвязанное проявление основных психологических процессов и механизмов, обусловливающих личностное функционирование.

Проявление или непроявление аутентичности с этой точки зрения наблюдается при столкновении личностных мотивов и интересов с социальными нормами, доминирующими тенденциями общественного сознания.

В такой ситуации аутентичное поведение предполагает цельное переживание непосредственного опыта, не искаженного психологическими защитными механизмами. Человек вовлеченно воспринимает происходящее и затем непосредственно проявляет свое эмоциональное отношение к нему. Его мысли и действия согласованы с эмоциями.

В современных направлениях психологии, разрабатывающих формальную структуру коммуникации, поведение такого человека оценивается как конгруэнтное (т. е., с точки зрения стороннего наблюдателя, информация, поступающая от него по вербальному и невербальному каналам, является согласованной).

В традициях гуманистической психологии аутентичность характеризует также некую идеальную личность, в противоположность невротической личности. На пути к аутентичности осуществляется личностный рост.

В гештальт-терапии аутентичности, самости предшествуют этапы осознавания относительности социальных норм, неэффективности поведенческих шаблонов, утверждения собственной ценности с открытием в себе возможности проявления любых, даже негативных эмоций, с одновременным принятием на себя ответственности за аутентичное поведение в обществе. В этом контексте аутентичность — это не образец для подражания, скажем, герою, а выстраданная в борьбе с самим собой свобода в принятии своих уникальных особенностей и неповторимой стратегии построения собственной жизни. Примером аутентичного поведения может служить поведение участника тренинговой группы, который, испытывая страх перед предстоящим групповым обсуждением вопроса «Как ты сейчас себя чувствуешь?», честно признается в том, что боится.

Читайте также:  Бихевиоральное направление: миссия, видение, методы, терапия, эффективность - психология

Источник: https://psyera.ru/3296/autentichnost

Что такое аутентичность в современных условиях? :

Понятие оригинальности и природности в своём роде особенно остро стоит именно в настоящее время. Благодаря СМИ и интернету, люди могут общаться друг с другом, находясь в разных странах.

Бесспорно, такое развитие технологий принесло в нашу жизнь много разнообразия, новые интересы и расширяющийся кругозор. И ведь с этим не поспоришь. Но помимо всех прелестей, пришли и недостатки.

Один из них очень тесно связан с темой нашей статьи.

Пример из психологии

Социальные сети «рождают» всеобщих кумиров, которые становятся законодателями моды, отношений и поведения. Вроде бы нет ничего плохого в том, чтобы брать пример с достойного человека. Но во-первых, на просторах социальных сетей достойные примеры для подражания можно перечесть на пальцах.

А во-вторых, каждый человек должен чему-то учиться у других, но при этом оставаться собой. Ведь каждый из нас – это уникальный набор привычек, мыслей, желаний. Каждый – непрочитанная книга с глубоким внутренним содержанием.

Но ведь понятие подлинности, то есть аутентичности, намного шире и охватывает не только сферу психологии…

Аутентичность — это…?

Каждый человек слышал это слово и задавал себе вопрос о том, что такое аутентичность. Значение слова очень простое, но не все понимают его знают.

Это происходит из-за того, что люди владеют лишней информации, которой не могут правильно оперировать. Все понятия путаются, и получается просто набор слов, в результате вспомнить, что такое аутентичность, почти невозможно.

Это весьма неприятный процесс, из-за которого знания превращаются в набор интуитивных выводов.

Если говорить дословно, то аутентичность – это подлинность, что-то настоящее. Аутентичность является одним из центральных понятий гештальт-терапии. В психологии этот термин означает способность взрослого человека жить собственной жизнью, не надевать маски и соответствовать своему внутреннему «Я».

Принятие человеком самого себя – центральное понятие психологии. Но это всего лишь пример, на котором можно доступно объяснить, что такое аутентичность. Считается, что одним из двух проявлений аутентичности является конгруэнтность – соответствие внешнего поведения внутреннему содержанию. Второе ее проявление – это прозрачность.

Смысл слова пояснять не надо. Что такое аутентичность в юриспруденции?

Как установить аутентичность?

Рассмотрим это понятие с юридической точки зрения. Установление аутентичности предполагает доказательство уникальности определённых документов, которые не подлежат корректировке. Другими словами, можно говорить о подлинности каких-либо бумаг.

Установление аутентичности договора означает, что его текст и условия окончательны и в поправках не нуждаются. Этот процесс происходит благодаря парафированию договора. Парафирование бумаг – это проставление подписей или инициалов уполномоченных лиц.

Следует заметить: если договор или документ были составлены некорректно, то внести изменения в них можно. Однако после этого они подлежат новому установлению аутентичности.

Помимо парафирования, есть и другие способы установления подлинности. К ним относятся:

  • включение текстовой части договора в заключительный акт;
  • включение текстовой части документа в резолюцию.

Аутентичность в современных договорах

Следует отметить, что метод парафирования не подходит, если договор заключают не две стороны, а несколько. Поэтому всё чаще применяются и разрабатываются новые способы установления аутентичности. В таких случаях она подтверждается подписями компетентных лиц.

Также заметьте, что на значительных мероприятиях тексты согласованных договоров часто входят в заключительные акты.

Но, что важно, включение этих текстов в заключительный документ не означает, что участники конференции согласны с несколькими или всеми пунктами договора.

Акт, который составляют в конце, просто фиксирует, но не подтверждает. Для того же, чтобы аутентичность была установлена, требуется специальная подпись.

Подводя итог, хочется сказать, что понятие аутентичности весьма широкое. Оно в ходу во многих науках и отраслях. И не зря. В любой сфере наибольшую важность имеет что-либо настоящее, подлинное. Искусственность давно не признаётся достоинством, ведь это всего лишь мастерски выполненная копия. Неважно, где вы пересекаетесь с понятием аутентичности, главное — понимать его истинное значение.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-chto-takoe-autentichnost-v-sovremennyx-usloviyax.html

Аутентичность

Аутентичность

Аутентичность — по-русски — Подлинность. Идентичность заявленному. Одним из проявлением аутентичности является конгруэнтность: соответствие внешнего выражения внутреннему содержанию.

Аутентичность — понятие из словаря феноменологической парадигмы в практической психологии, поведенческий подход разговоры об аутентичности не понимает, поскольку у этого понятия отсутствуют внешне наблюдаемые признаки.

В феноменологически ориентированной психологии это способность быть собой, жить в соответствии с собственными представлениями о жизни, быть внимательным к любым процессам своего внутреннего мира. Способность привнесения себя вовне соответственно своим желаниям, переживаниям, процессам. Это каждомоментное решение: быть собой и принятие ответственности за этот выбор.

Аутентичность по К. Роджерсу (Rogers С. R.) — это способность человека в общении отказываться от различных социальных ролей (психотерапевта, профессионала, педагога, руководителя и т. п.), позволяя проявляться подлинным, свойственным только данной личности мыслям, эмоциям и поведению.

«Аутентичность – интегральное «экзистенциальное образование», для проявления которого требуется достаточно высокий уровень развития многих «экзистенциальных способностей» субъекта.

Музыкант импровизирует; он, и только он может говорить о том, является ли его импровизация аутентичной, удалось ли ему слить в единый процесс собственное бытие и процесс порождения нот, соединить «точку рождения» действия с «точкой осуществления» его. Слушая ту же импровизацию ретроспективно, он уже не может почувствовать, была ли она аутентичной, если у него не возникло ощущение «внутренней достоверности» в момент ее создания.

Действие может осуществляться свободно, но при этом не быть аутентичным. И вместе с тем, несвободное действие, осуществляемое по шаблону или внешнему указанию без внутреннего согласия, аутентичным быть не может. Человек может принимать на себя ответственность за последствия собственного действия, но одно это не сделает его действие аутентичным.

И вместе с тем, аутентичное действие всегда ответственно, поскольку является наиболее ясным проявлением того, что есть человек, – тем последним, на чем и за что он может стоять. Связано ли аутентичное действие с духовным началом, ценностями? Да – в той мере, в какой ценности образуют ядро субъекта, насколько они стали смысловым основанием его бытия.

Верно ли, что аутентичность всегда связана с некоторым действием? Нет.

Во внешнем взаимодействии с каким-либо материалом ее можно пережить наиболее концентрированно и полно, однако переживание аутентичности может быть связано и с внутренним действием – с актом выбора или занятия некоторой позиции, с переживанием того, что является значимым, в контакте с инобытием – бытием другого человека или с произведением искусства, истинность которого может быть очевидна лишь аутентичному созерцателю.

Наиболее близким понятию «аутентичность» среди слов, более привычных широкому кругу людей, нам кажется слово «искренность». Аутентичность – это искренность, открытость, честность человека. Не только и не столько по отношению к другим людям, сколько по отношению к себе самому, к тому внутреннему началу или «камертону», который Франкл называл совестью.

Быть аутентичным значит жить по совести: не только «по совести» , но еще и «жить , то есть осуществлять то, что является внутренне оправданным, а не отказываться от этого. Проявление аутентичности, «встреча с самим собой» может произойти у человека и остаться единичным событием, если он не интегрирует свое переживание, полученный опыт в процесс своей жизни.

И напротив, аутентичность в действии ведет человека к большей аутентичности «по жизни», – но вместе с тем и делает его менее свободным. Человеку, не открывшему собственную аутентичность или редко сталкивающемуся с ней, не так сложно и не так тяжело предать себя , пусть даже актом свободного выбора, чем человеку более аутентичному.

Ясным выражением аутентичности является словосочетание «верность самому себе»»^.

Источник: http://www.all-tests.ru/autentichnost-2.htm

Понятие аутентичности в зарубежной психологии личности: история, феноменология, исследования

Понятие аутентичности в зарубежной психологии личности: история, феноменология, исследования

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2011, том 32, № 6, с. 18-29

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

Понятие аутентичности в зарубежной психологии личности: история, феноменология, исследования

© 2011 г. С. К. Нартова-Бочавер

Доктор психологических наук, профессор Московского городского психолого-педагогического университета, Москва; e-mail: s-nartova@yandex.ru

Рассматривается история понятия «аутентичность» в философии и психологии. Анализируются современные определения и результаты эмпирических исследований. Очерчивается круг близких понятий, определяются корреляты и индикаторы аутентичности. Описываются прикладные аспекты ее изучения. Дается рабочее определение аутентичности как качества жизни субъекта, находящегося в гармонии со своим бытием.

Ключевые слова: аутентичность, личность, автономия, идентичность, экзистенция, бытие.

Категория аутентичности давно присутствует в психологическом дискурсе, однако это обстоятельство нисколько не способствовало ее прояснению.

Напротив, она имеет широкий спектр употребления, используется в самых разных контекстах исследований и практики, иногда возникая как нечто само собой разумеющееся и не нуждающееся в уточнении, а иногда — как абсолютно спекулятивная, та самая «лишняя сущность», от введения которой предостерегали средневековые номиналисты.

Тем не менее, эта категория кажется нам конструктивной; для обозначения чрезвычайно важных коннотаций, которые едва ли могут быть отражены другими понятиями, мы и предприняли настоящий анализ.

Использование понятия «аутентичность» отражает несколько тенденций современной психологии личности: стремление изучать интегративные качества индивидуальности; внимание к позитивному содержанию личности и, наконец, поиск экологичных неинвазивных способов саморегуляции, самоподдержки и саморазвития, которые могут быть обнаружены только через открытие глубоко индивидуализированных личностных ресурсов. Кроме того, эта категория различными гранями соприкасается со многими школами отечественной психологии, способствуя преодолению парадигмальных и географических ограничений в условиях интернационализации науки1.

1 В данной работе мы намеренно отказались от анализа понятия аутентичности в контексте отечественных персоноло-гических традиций, к чему планируем обратиться позже.

Как отметили авторитетные исследователи позитивной психологии К. Петерсон и М. Се-лигман, никто не спорит с тем, что целостность, честность и аутентичность — это предметы главных человеческих потребностей, но психология, к сожалению, до сих пор может сказать по этому поводу очень мало [58].

Исследование аутентичности актуально для психологов как просветителей, носителей личностно значимого знания: только единство действия и слова, собственного жизненного пути и рекомендаций делает психологическое знание влиятельным.

Если же между способом жизни субъекта и декларируемым им психологическим знанием возникает схи-зис, он непременно порождает подтекст-метапосла-ние, обесценивающее и лишающее убедительности все сказанное психологом. Ни один уважающий себя ученик не воспримет рекомендацию от неискреннего, не знающего себя, зависимого учителя.

Вследствие такого схизиса может упасть социальное доверие к практическому психологическому знанию вообще. На наш взгляд, аутентичность -необходимый предиктор профессиональной состоятельности каждого практического психолога.

Психологи разных направлений однозначно сходятся во мнении о том, что утрата аутентичности влечет за собой потерю искренности, появление склонности к играм, отчужденности, расщепления, утрату целостности и смысла существования [8, 12].

В современной психологии слово «аутентичность» имеет несколько смысловых оттенков: оно

может означать естественность, подлинность, несделанность, уместность и своевременность; другое значение предполагает верность своей субъективно переживаемой природе и осознанно выбираемому пути. В более простом понимании аутентичность рассматривается как синоним автономности, способности противостоять влияниям [71].

Читайте также:  Создание обстоятельств - психология

Многие исследователи полагают, что понятие аутентичности возникло в психологии с расцветом экзистенциальной философии, однако это не так.

Слово «аутентичность» — греческого происхождения (аи9еут1к6^ — подлинный, неподдельный, ай0svтeю — быть полным сил) и в течение долгого времени использовалось за границами психологии, в основном при квалификации продуктов человеческой деятельности.

При этом нет никаких причин считать, что достижение аутентичности личности не признавалось и раньше как задача развития.

Социальный спрос на это явление и неизбежно связанная с ним коммерциализация не очень давно вывели понятие «аутентичность» за границы элитарных терминов и сделали его широкоупотребимым. Однако феноменология, обозначаемая этим словом сейчас, была объектом обсуждения и целью воспитания во все времена и во всех культурах, от которых осталось письменное наследие.

АУТЕНТИЧНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Под иными именами аутентичность всегда признавалась как чрезвычайно важная, но труднодостижимая ценность. Так, еще в Упанишадах отмечалось: «В сердце каждого человека находится его истинное Я…

Истинное Я нельзя постичь интеллектом; Его не достигнешь ни изучением писаний, ни учеными рассуждениями. Когда Я хочет, оно открывается искателю» [5].

Таким образом, вопрос о подлинности человеческой личности и вероятности неискреннего существования ставился уже в Древней Индии; тогда же отмечалась невозможность рационального постижения истинного Я и его позитивной верификации.

В Древнем Китае категория подлинности (одного из синонимов совершенства) была важнейшей в этике и философии. Там также выделялись разные уровни качества жизни с точки зрения обретения подлинности.

Конфуций полагал, что определенность жизни — свойство не очень высокодуховных людей, в то время как личностно развитые могут быть неуловимыми, не поддающимися описанию, но при этом гармоничными: «Совершенный муж

гармоничен, но не идентичен. Маленький человек идентичен, но не гармоничен» [6, с. 166]. Он также связывал подлинность с прогрессивным движением: «Совершенный муж движется вверх, тогда как низкий человек движется вниз» [там же, с. 173]. Таким образом, аутентичность выступала и как эстетический показатель жизненной истории и ее динамики.

В учении Лао-Цзы подлинность существования обозначалась категорией Дао, отмечающей уникальность пути каждого человека к собственному Я. Дао — это не свойство личности, а процесс ее развития, приводящий к подлинности. Дао динамично, нелинейно, нерационально, диалектично: «Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао» [9, с. 215].

Это тот путь, который неизбежен и, по-видимому, духовно оптимален для каждого человека, в силу чего Лао-Цзы предостерегал от попыток, внешне гуманных, вмешаться в его логику. Каждый человек должен пройти сквозь череду собственных жизненных задач и выдержать испытания, что и делает его более подлинным и сильным. «При рождении человек податлив и слаб. Умирая -тверд и крепок» [там же, с.

293]. Таким образом, категория Дао не просто выражает толерантность к человеческим недостаткам, но прямо заявляет их необходимость как начального условия для дальнейшего роста, или, выражаясь более современным языком, компенсации и индивидуации. Слабость и несовершенство — условия развития, признаки движения.

Аутентичное не может быть неуязвимым, растущий человек всегда в чем-то ученик и, стало быть, может ошибаться.

Подлинность была предметом пристального внимания и в Древней Греции, которая дала миру абсолютные идеалы этики, эстетики и логики.

Надо отметить, что как на Востоке, так и на Западе древние философы пользовались высоким авторитетом и в качестве интуитивных психотерапевтов часто давали советы по жизненно важным вопросам. Поэтому философия древности была очень приближена к психологии повседневности.

Признавая высокую ценность мышления и будучи совершенными в логике и риторике, греческие философы, тем не менее, обращали внимание на то, что сущностное в человеке связано со сложными, трудно определимыми качествами.

Так, в качестве интегрирующих инстанций, способствующих достижению калокагатии (античного идеала гармонии, единства прекрасной внешности и души), Платон называл даймоний (гений, внутренний голос, интуицию, инсайт) и софросину (мудрость, умеренность, справедливость, разумность) [13]. Оба эти понятия не

поддаются точному переводу, однако могут быть описаны через последовательное рассмотрение семантических оттенков. Обсуждая понятие соф-росины в знаменитом диалоге «Хармид», Платон отмечает, что, в первую очередь, это благопристойность и спокойствие души и тела.

Однако тут же опровергает себя тем, что это понимание односторонне, ведь иногда в жизни требуется и быстрота. Другое значение понятия — «стыдливость души», критичность к себе, деликатность.

Но это не исчерпывает всего смысла софросины, поскольку иногда стыдливость не полезна, например, если бедняк стыдится бедности. Еще одно определение — «делание своего». Однако тогда возникает вопрос о том, что такое «свое», ведь можно хорошо делать и чужое.

Таким образом, заключает Платон, софросина — это особого рода знание, общее мастерство различения добра и зла, основанное на внимании к внутреннему голосу и реальной практике.

Современные исследователи, правда, иногда полагают, что более адекватным в системе Платона было бы проведение параллелей между понятиями аутентичности и логоса, и тогда мы перемещаемся в область дискуссии о предназначении и смысле человеческого существования. Но оценку соответствия логосу все равно можно было бы дать только с опорой на внутренние психологические детерминанты [41].

На наш взгляд, все обсуждаемые интегратив-ные понятия древности отражают разные аспекты того, что сегодня называется аутентичностью личности, причем часто более глубоко и убедительно, чем это делается в современных дефинициях аутентичности, в чем мы убедимся ниже.

Истинное Я, Дао, софросина при различии смысловых оттенков имплицитно затрагивают проблему личностных границ и соответствия. Для Востока это диалог ли

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/ponyatie-autentichnosti-v-zarubezhnoy-psihologii-lichnosti-istoriya-fenomenologiya-issledovaniya

Аутентичность (стр. 1 из 2)

Пивоваров Роман

Идея аутентичности (подлинности, истинности, неподдельности) проходит, по сути, красной нитью через большинство, если не все, концепций, относимых к корпусу экзистенциальной психологии.Тем временем, не во всех из них она приобретает понятийное оформление или становится термином теории.

Общим местом для экзистенциально мыслящих психологов и философов является сосредоточенность на актуальном бытии человека в мире, его экзистенции, которую можно определить как конкретную, биографическую, воплощенную жизнь конкретных людей, характеризуемых уникальностью и незаменимостью.

«Экзистенциальная феноменология изучает экзистенции в терминах личностного вовлечения в ситуации в мире. Она направлена на пробуждение к особому способу жизни, обычно называемому аутентичным существованием (экзистенцией)» [1] .

Таким образом, аутентичность – ключевая тема экзистенциальной психологии.

Возможно, наиболее полное освещение и теоретическую разработку аутентичность получила у Сальваторе Мадди, который поставил ее в центр представлений об идеальном развитии личности, и следовательно, в центр идеальных устремлений терапевта.Анализируя развитие личности, формирование жизненного стиля на позднем периоде развития молодого человека, С.

Мадди выделяет несколько этапов. Под первым понимается «эстетизм», где освободившиеся от родительского давления и гнета молодые люди рвутся познать все прелести жизни.Однако не связывая себя обязательствами, он начинает вскоре чувствовать одиночество и стремится к совершенству в отношениях, собственных устремлениях и возможностях.Это, по С.

Мадди, второй этап – стиль «идеализма».Наконец, «возникает идеальный в экзистенциальном смысле стиль жизни – аутентичность, или индивидуализм, который углубляется всю оставшуюся жизнь» [2] .Это происходит в результате принятия того неудачного опыта, с которым связано разочарование от несовершенства мира в конце второго этапа («идеализма»).

В сердцевине экзистенциальной теории личности С. Мадди лежит различение аутентичного и неаутентичного человека.Под аутентичным человеком понимается неконформная, но, вместе с тем, ответственная личность.Определяя аутентичного человека и тем самым противопоставляя ему человека неаутентичного, С. Мадди отмечает следующиее их характеристики (в т.н.

«Двадцати пяти тезисах экзистенциальной психологии»): «ценности аутентичной личности определены и нестандартны, а ценности неаутентичной личности размыты и стереотипны», «аутентичная личность подходит к межличностным отношениям дифференцированно, ищет и рассматривает разные их варианты, в то время как личность неаутентичная предпочитает не дифференцировать свои отношения с людьми», «аутентичные люди стремятся к близкому социальному взаимодействию, неаутентичные предпочитают поверхностные и дистанцированные отношения», «аутентичные люди активны и оказывают влияние, а неаутентичные – пассивны и подвержены воздействиям», «мысли и чувства аутентичных людей носят цельный и планомерный характер, у неаутентичных же – характер фрагментарный и бесцельный», и т.д. [3]

Знакомясь с этими определениями, содержащимися в «25 тезисах», трудно отделаться от желания подытожить высказывания Сальваторе Мадди словами о том, что есть люди плохие и хорошие; последние и зовутся аутентичными.Действительно, создается впечатление, что типология личности С. Мадди носит не столько психолого-теоретический, сколько ценностно-этический характер.

Нетрудно заметить, что в образе аутентичной личности по Мадди заложены чаяния и устремления современной западной протестантско-демократической культуры мышления и жизни.

Многих аутентичных личностей можно встретить в голливудских кинолентах: это честные, социально-адаптированные личности-герои, уважающие себя и других, готовые и близким и ответственным отношениям, равно как и испытаниям судьбы.Первый пример, который приходит в голову, – это герои американского киноактера Тома Хэнкса.

Его герои в кинофильмах «Изгой», «Вам письмо», «Вечером в Сиэттле», «Зеленая миля» – конечно же, не рэмбо и не терминаторы, наоборот, люди со слабостями, но знающие и понимающие их, с глубоко индивидуальной и четко определенной иерархией ценностей, и проч., и проч., и проч.Таковы герои, пожалуй, во всех фильмах, за исключением, разве что, «Форрест Гампа».

Здесь главного героя вряд ли можно назвать аутентичным по Мадди.Он заторможенный (неаутентичный), испытывает вину (неаутентичный), обращен в прошлое (неаутентичный) и имеет ограниченное социальное окружение (опять-таки неаутентичный).К аргументам, почему Форреста Гампа все же можно считать аутентичным, мы вернемся ниже.

В каких бы культурно-детерминированных формах идея подлинности не возникала бы, ее сущностные (в противовес дескриптивным, внешним) характеристики все-таки следует считать постоянными величинами.Для Виктора Франкла аутентичность, подлинность возникала как результат обретения смысла.По А.Н.

Леонтьеву, именно личностные смыслы являются «строительным материалом» образа мира человека [4] , «по мнению Д.А. Леонтьева, «структурными составляющими личностями выступают следующие смысловые структуры: личностный смысл…; смысловая установка…; смысловая диспозиция…» (Д.А. Леонтьев. Структурная организация смысловой сферы личности.

Автореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 1988)» [5] .

Стало быть, смысл (в широком смысле смысла: осмысленность, структура личностных смыслов, смыслообразование и т.д.) – важная составляющая аутентичности.Но просто ли смыслы человека задают (определяют, вносят вклад в) его подлинность?«Осуществляя смысл, человек реализует сам себя.Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке» – пишет Виктор Франкл [6] .

Несколькими страницами ниже он приводит цитату из Ясперса: «Человек становится тем, что он есть, благодаря делу, которое он делает своим» [7] .Позволю себе сделать следующий мыслительный скачок: смысл тогда ведет к подлинности человека, когда выходит за пределы этого человека. Обрести себя аутентичного – не в смысле лучшего, а в смысле подлинного – можно только, потеряв себя.

Здесь можно обратиться к текстам М.К. Мамардашвили, А.А. Пузырея, но, раз уж мы начали цитировать Виктора Франкла, обратимся к его работе еще раз: «Если человек хочет прийти к самому себе, его путь лежит через мир» [8] .

Читайте также:  Знакомство с нашими внутренними актерами - психология

Такой же линии мышления придерживался Мартин Хайдеггер, полагая трансценденцию как путь к аутентичности:«Хайдеггер призывает сменить «вычислительный» способ мышления на рефлексивный, даже медитативный (Gelassenheit). Возможность личностного роста, аутентичного (со-)участия зависит от разрешенности базовых экзистенциальных вопросов, в первую очередь, отношения к смерти.

Хайдеггер говорит о качественной трансформации во время аутентичных моментов и «движений» в личной экзистенции. Тем самым он выходит за рамки рационального видения мира и вводит в рассмотрение трансперсональный контекст» [9] .

Тема подлинности, аутентичности получила широкое отражение в художественной литературе.Разумеется, в большей степени это относится к тем писателям, которых принято называть экзистенциалистами.Герои Р.-М. Рильке и Ж.-П. Сартра искали себя в бесконечном и давящем на них бытии.

Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский, по сути, в каждом своем произведении задавались вопросом о человеке.Но мне бы хотелось остановится на малоизвестном романе Милана Кундеры «Подлинность» – отчасти именно из-за того, что его заглавие напрямую соотносится с темой данного текста.

В этом тексте Милан Кундера следует своей давней формуле, которую он реализует и других своих текстах.По сути, роман для Кундеры – определенная площадка, на которой ставится эксперимент, название которого и выносится в заглавие произведения (ср. другие романы: «Шутка», «Неспешность», «Бессмертие» и т.д).

На этот раз автор исследует человеческое лицо, настоящее и ненастоящее. Герои романа, немолодая любовная пара, впадает в серию развенчаний образов друг друга.Для каждого из них разрушается «подлинность» другого, но вместе с ней и собственная «подлинность».

И оказывается, что эти «подлинности» вовсе не «подлинности», а «кажимости».

Любопытно, что в оригинале (роман написан на французском языке) книга носит название L`identite, что, наверно, вернее перевести на психологический язык как «идентичность» (хотя, по-видимому, не следует обвинять переводчиков в неточности: слово «идентичность» вряд ли можно считать общеупотребимым; это скорее, в русском языке, все же лишь психологический термин, и называть им художественный роман вряд ли стоит).И разрушается у героев не подлинность, аутентичность, а именно идентичность.Различия идентичности и аутентичность существенны.В исследованиях, посвященных первой проблеме, часто можно встретить фразы «конструируемая идентичность», «социальная идентичность», «этноидентичность» и др.В отличие от этого, аутентичность вряд ли предполагает какое-либо определение, стоящее перед ним.Aутентичность, подлинность – это нечто, стоящее за процессами и результатами самоидентификации; нечто, находящееся за пределами образов «я» и их представленности другим.Именно поэтому, на мой взгляд, аутентичности не следует быть категорией оценки.Идентичность еще может быть оценена на предмет ее стабильности, силы, социальной репрезентабельности, измерена в тех или иных степенях свободы и т.д.Можно говорить, что человеку тесно в его идентичности, или наоборот, его идентичность превышает его самого, его мир оказывается для него слишком объемным, он в нем теряется.Аутентичность как некая доподлинность человеческой жизни вряд ли размерна.Возможно, это некий привкус жизни, сама живость.И в свете этих размышлений, возвращаясь к обещанному Форресту Гампу, именно он и становится живым, аутентичным, в то время как его бодрые и позитивные «соседи по кино», открытыеи решительные, оказываются в большей своей части довольно иллюзорными.

Источник: http://MirZnanii.com/a/205385/autentichnost

Клуб Здорового Сознания

Психология как наука и  практика работы с людьми,  воспринимается  многими молодыми людьми в романтическом ареоле — как некая волшебная (эксклюзивная и уникальная)  возможность стать лучше, здоровее, богаче и даже счастливее.

  Перспективы,  рисуемые такого рода воображением,  радужны, наполнены содержательным и творческим трудом,  собственный лик, занимающий центральное место в таких «во-образах»  красив и счастлив. И это «навсегда!».  Полагаю, что ни одна область знаний не имеет такой «чудесной репутации».

Рейтинг популярности профессии психолога среди абитуриентов   последние  пару десятков лет неизменно занимает лидирующие позиции.

Молодые психологи, поддавшись обаянию «гарантированного наукой качества жизни», заканчивая психологические факультеты, оказываются в положении странников. Реальность жизни бытия психологом предстаёт пред ними в совсем ином – неопределённом и далеко неприглядном свете.

Не спасает, а существенно усугубляет хаос адаптации к профессии «комплекс компетентности психолога», о котором я писал ранее.

Суть этого комплекса заключается в формировании   убеждения, что  приобретённых знаний достаточно как для искомой эксклюзивной жизни, так и для работы с людьми.

            Для психолога в силу вышеуказанной специфики брэнда «эксклюзива чудесных возможностей» качество жизни и качество его деятельности практически совпадают.

«Жизнедеятельность» психолога просто не может быть  — по определению – низкого качества (как, скажем, у чиновника,  дворника или руководителя собственного бизнеса…).

«Низкого качества жизнедеятельности» психолог просто невозможен, так как несостоятельность его никем не может быть востребована (в то время как представители других профессий  нужны при разных способностях, личностных свойствах и усердии).

            Практический психолог-консультант, (в том числе квалифицированный коуч) и современный психотерапевт  широко  востребованы в настоящее время. И потребность в таких специалистах продолжает расти.

Получается, что психология  в разных её прикладных аспектах по идее должна стать массовой профессий. Как профессия учителя или врача. Только нужны психологи высокого качества жизнедеятельности и нужны сразу после вуза. Понятно, что это просто невозможно.

Потому что для врача, к примеру, есть официальное  время и пространство для профессионализации (даже у высококлассного хирурга, как они сами шутят, имеется своё маленькое кладбище). Это же можно сказать и про научного работника и про педагога…

Наверное, сложнее это для парикмахера или повара, но сам тип «продукции» допускает серьёзные «допуски и посадки» в творческом так сказать эксперименте.

            Практический же психолог, экспериментирующий с качеством оказания психологической помощи в психологическом консультировании  — это нонсенс. Здесь прослеживается чёткая дихотомия: «либо ты реально полезен в ходе помощи человеку, либо ты не психолог».

Пространства и времени  для профессионализации нет. Так где же выход?  Психолог и современный психотерапевт не прячутся — как их предшественники, за диагноз.

Для врача в случае не дай Бог чего точный диагноз и выверенная в соответствии с ним «процедурность» врачебных действий есть спасение.

«Я всё делал правильно, хотя пациент помер»!  Если врача может спасти от серьёзных санкций приверженность к утверждённому свыше и «апробированному годами» способу оказания врачебной помощи   при серьёзных ухудшениях здоровья пациента, то психолога такая практика   погубит наверняка.

            Тайна успешности оказания психологической  помощи открывается в обнаружении разницы между помощью психологической и врачебной.

Давно известно, что именно аутентичность и соответствующая ей интенциональность личности психотерапевта или психолога является основой успешности его как профессионала.

И именно здесь кроется тот искомый ресурс для профессионализации психолога-консультанта и современного психотерапевта.

Молодой специалист – выпускник психологического факультета в состоянии  актуализировать у себя качества аутентичности  и занять реальную позицию безусловного принятия личности клиента и безоценочности в профессиональном контексте. Для этого не требуется  знаний тонкостей и приёмов, каких-то секретов, — это то, что как раз и приходит с опытом и характеризует мастерство.

            Но и начальный этап адаптации к профессии консультанта и психотерапевта и уровень мастерства в основе своей имеют одну и ту же природу – это уважительное отношение к личности клиента и собственную личностную конгруэнтность.

  Этого в принципе достаточно, чтобы начать обучаться практике оказания психологической помощи людям. Показательным в этой связи является опыт позитивного психологического влияния вовсе не профессионалов – людей значимых, обладающих   качествами личной силы и заинтересованных в поддержке нуждающегося.

Целительное влияние авторитетных фигур, не имеющих никакой профессионально-психологической подготовки общеизвестно.

            Легко обнаружить некоторые из указанных аспектов в работе так называемых «народных целителей», которые обставляют свою «деятельность»  квазинаучными «терминами», апеллируя к мифологическому уровню психики клиента.

Что, скорее, вредит реальному положительному эффекту, чем помогает его достичь. Тем не менее, несмотря на контекстуальный и поведенческий антураж, часто действительно наблюдается положительный эффект.

  То есть состояние личной силы, внутренняя уверенность, талантливая роль «основательности и осведомлённости», безусловная заинтересованность целителя в появлении «сценарных эффектов» и, конечно же – заинтересованность в результативности своей работы (а также некоторые прямые и косвенные внушения) создают феномен влияния на клиента. Только вот такая позиция  вряд ли может характеризоваться как аутентичная.

            В профессиональном становлении психолога-консультанта и современного психотерапевта фундаментальную роль играют эти два системных качества его индивидуальности: аутентичность и интенциональность.

Только на  их базе возможно как время и пространство для профессионализации на начальном этапе адаптации к профессии, так и творческий системно-генеративный подход формирования и оформления мастерства.

При этом следует особо подчеркнуть, что индивидуальность психолога такого типа весьма востребована в различного рода организациях и только этот тип индивидуальности способен обеспечить необходимый уровень успешности клиента в частной практике. Для мастера этот процесс есть способ быть не только успешным, но и счастливым.

Для новичка к эмпирическому содержанию категории «счастье» как смысловой ещё только предстоит подойти в процессе овладения мастерством. Фактически только в этом и состоит принципиальная разница между начинающим и мастером – в динамике обретения счастья как сенсорно-духовного витального явления.

            По сути своей основные опоры – аутентичность и интенциональность как бы предзаданы ходом предыдущего воспитания и образования (самовоспитания и самообразования) личности психотерапевта и психолога-консультанта.

Интенциональность следует рассматривать не только как философскую экзистенциально-феноменологическую категорию, но и как эмпирический ценностно-мотивационный и поведенчески-установочный статус личности.

Виктор Франкл в своей знаменитой первой книге             «Психолог в концлагере» (Сказать жизни «Да») охарактеризовал  интенциональность как «упрямство духа». Интенциональность как бессознательный вектор целесообразного поведения человека восходит к смысловым категориям его индивидуальности, к его Предназначенности и Миссии.

И здесь не совсем понятна причинно-следственная связь: то ли аутентичность и интенциональность человека побуждает человека выбирать и воплощать себя в профессии  психолога и психотерапевта, то ли «эксклюзивно-сказочная аура» этой профессии осуществляет свой тайный отбор талантливых и сильных людей.  Думаю, что это взаимная любовь системы и её составляющих.

  Такое понимание реально оптимистично для молодых специалистов-психологов: неважно, что ты как молодой специалист будешь уметь делать, важно, что ты есть в системе современной практической психологии и психотерапии как выразитель основных её системных качеств. Ни успех, ни мастерство тебе не грозит. Последнее – дело времени.  

Источник: https://psy-space.ru/?page=intencional-nost-i-autentichnost-psihologa

Ссылка на основную публикацию