Захват — психология

Загадки человеческой психики: Стокгольмский синдром

Каких только сюрпризов не преподносит человеческая психика. Казалось бы, жертва ни при каких обстоятельствах не должна относиться с пониманием и симпатией к своему мучителю.

Тем не менее такое случается, и называется это явление стокгольмским синдромом. Чаще всего он проявляется при захвате заложников. Стокгольмский синдром не является психическим заболеванием, но еще не до конца изучен и вызывает бурные споры в научных кругах.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ

За 37 лет до того, как это явление получило название «стокгольмский синдром», оно было описано Анной Фрейд, дочерью и последовательницей известного психолога Зигмунда Фрейда. Анна Фрейд считала, что сознание человека, попавшего в стрессовую ситуацию, создает определенные блоки.

Например, жертва оправдывает все судьбой, которую не изменить, или отказывается принимать то, что происходит, за реальность, или пытается объяснить поступки того, кто стал причиной всех бед. Это помогает отвлечься и отстраниться от мыслей о реальной угрозе. Такой механизм психологической защиты, эмоциональной связи с тираном, дочь Фрейда назвала «идентификация с агрессором».

Термин «стокгольмский синдром» появился после захвата заложников в Стокгольме. 23 августа 1973 года в один из банков шведской столицы вошел Ян-Эрик Улссон, только что освободившийся из тюремного заключения. В руках у преступника был пистолет, он выстрелил в воздух со словами: «Вечеринка начинается!»

Полиция отреагировала практически мгновенно, но Улссону удалось ранить одного из прибывших полицейских, а другому под дулом пистолета он приказал спеть «Одинокий ковбой». Долго ли продолжался бы этот спектакль, неизвестно.

Но один из клиентов банка, пожилой мужчина, нашел в себе смелость потребовать у бандита прекратить это издевательство и отпустить полицейского. Удивительно, но Улссон отпустил не только полицейского, но и его защитника.

В заложники преступник взял сотрудников банка — трех женщин и одного мужчину. Он закрылся с ними в хранилище, маленькой комнате 3 на 14 метров. И началась драма, длившаяся 6 суток. Требования Улссон выдвигал следующие: 3 миллиона крон, оружие, автомобиль, освобождение Улофссона, его сокамерника. Последнее было выполнено сразу.

Правда, с Улофссона взяли обещание, что тот успокоит террориста и поможет освободить заложников. За это ему было обещано помилование. Но власти не знали, что ограбление было устроено именно и только для того, чтобы Улофссон оказался на свободе.

Полиция не могла решиться на штурм, ибо полицейские психологи считали, что преступники могут пойти на любые меры. К тому же через три недели должны были состояться выборы, и власти не могли допустить скандального завершения операции и гибели заложников. Ну и, наконец, этот банк обслуживал всю стокгольмскую полицию, а до выдачи зарплаты оставался один день.

Тем временем Улссон, видя, что остальные его требования выполнять не торопятся, стал угрожать расправой над заложниками. А для убедительности во время телефонного разговора с властями начал душить одну из женщин, чтобы ее хрип был слышен в трубке.

Неожиданно спустя два дня отношения между бандитами и заложниками улучшились. Они общались, рассказывали о своей жизни, играли в «крестики-нолики». Жертвы вдруг потребовали от полиции прекратить операцию по освобождению. Одна из женщин сама позвонила премьер-министру и сообщила, что преступники симпатичны заложникам, и потребовала выполнить все, что им обещано.

Улссону надо было как-то показать властям, что он готов к решительным действиям, и он решил ранить одного из заложников. Женщины стали уговаривать коллегу-мужчину выступить в роли жертвы. И уговорили, но, к счастью, этого удалось избежать. Зато мужчина после освобождения заявил, что ему было даже приятно, что выбор пал на него.

28 августа полиция предприняла газовую атаку, заложники были освобождены, а преступники арестованы. Даже после этого четверо заложников наняли адвокатов для своих захватчиков, и в дальнейшем между ними сохранились теплые отношения. А на суде они заявили, что боялись не бандитов, а полиции.

Психиатр Нильс Бейерут, консультировавший полицию во время операции, предложил для подобных явлений использовать термин «стокгольмский синдром».

ОТ ЖЕРТВЫ ДО ТЕРРОРИСТКИ

Совершенно невероятный случай проявления стокгольмского синдрома произошел с Патрисией Херст, внучкой американского миллиардера. Девушка была похищена из своего дома в феврале 1974 года террористической организацией SLA. Две недели похитители держали Патрисию в шкафу с завязанными глазами и кляпом во рту. Причем первые дни ей не давали есть, не пускали в туалет и насиловали.

Требования террористов были не совсем обычными: каждому нуждающемуся жителю Калифорнии продовольствия на 70 долларов и огромный тираж их пропагандистской литературы. По приблизительным подсчетам выполнение этих условий обошлось бы семье девушки в 400 млн долларов.

Поэтому встречное предложение было таково: 6 млн долларов тремя частями. После того, как две первые части были выплачены, и оставался один день до освобождения заложницы, SLA предъявила аудиообращение Патрисии, в котором та заявила, что вступает в организацию, а в семью не вернется.

После этого бывшая жертва участвовала в ограблении двух банков, супермаркета, угоняла автомобили, захватывала заложников вместе с остальными членами организации и занималась изготовлением взрывчатки. В 1975 году она была арестована.

После проведенной психиатрической экспертизы выяснилось, что у девушки имеется расстройство психики, полученное от пережитой беспомощности и крайнего ужаса. Именно поэтому у нее понятия «плохой» и «хороший» поменялись местами и Патрисия стала отождествлять себя с террористами.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ

Ученые считают, что стокгольмский синдром не является психическим заболеванием. По их мнению, это нормальная реакция психики на обстоятельства, способные нанести ей травму. Синдром почти всегда развивается по одному и тому же сценарию: заложники начинают чувствовать симпатию к похитителям и недоверие к властям, а затем и преступники начинают испытывать положительные эмоции к заложникам.

В первую очередь поведение жертвы можно объяснить надеждой на снисхождение в случае повиновения, поэтому заложники стараются слушаться и пытаться найти оправдание преступнику, чтобы вызвать у него одобрение. Они понимают, что спастись можно, только если не провоцировать террориста на решительные меры.

Другой рычаг этого механизма состоит в том, что люди, находясь в шоковом состоянии от переживаемого ужаса, истолковывают действия преступника в свою пользу. Это позволяет хоть немного избавиться от страха. А привязанность к террористу, возникающая у жертвы, создает у нее некое мнимое ощущение безопасности. Ведь не может же этот симпатичный человек представлять реальную угрозу жизни!

Есть еще одна причина возникновения синдрома. Жертва начинает ошибочно полагать, что если будет действовать с преступником заодно, то сможет оказаться под его покровительством, а значит, в безопасности. Известно, что стокгольмский синдром проявляется, если заложники и захватчики находятся вместе в закрытом пространстве не менее 3-4 дней. За это время они успевают ближе познакомиться.

Жертвы проникаются проблемами и требованиями террористов и начинают считать их справедливыми, они готовы даже простить бандитам то, что те подвергали их жизнь опасности. Более того, пленники начинают бояться полицейского штурма, так как, по их мнению, вероятность погибнуть при штурме больше, чем от руки захватчика.

Сейчас, когда о стокгольмском синдроме стало известно, сотрудники правоохранительных органов во время антитеррористических операций стараются поощрять его развитие у заложников. Это необходимо для того, чтобы ситуация пришла к своей последней фазе — возникновению у преступника симпатии к жертве. Тогда шансы на выживание у последней возрастают.

Вообще, стокгольмский синдром возникает в одном из двенадцати случаев захвата заложников. Препятствиями для установления связи могут послужить расовые, национальные, религиозные разногласия или неадекватность, истеричность террористов.

Надо сказать, что от возникшего синдрома избавиться довольно сложно, он действует достаточно длительное время.

БЬЕТ-ЗНАЧИТ ЛЮБИТ

Когда речь заходит о стокгольмском синдроме, возникают ассоциации с экстремальными ситуациями: захватом заложников, тюрьмами, войнами и т. д.

Но его проявления есть не только в случаях преступного насилия, довольно часто мы можем наблюдать синдром в обычной жизни (руководитель — подчиненный, преподаватель — ученик, глава семьи — домочадцы и др.).

По сути, всюду, где слабые зависят от сильных, может возникнуть стокгольмский синдром.

Первые надеются, что в случае их безоговорочного послушания второй проявит снисхождение и одобрение. А если сильный еще не только строг но и справедлив, то преданность со стороны слабого ему обеспечена.

Хорошим примером бытового синдрома могут служить брачные традиции некоторых народов. В некоторых местах еще сохранилась традиция похищения невесты.

Конечно, в наше время это уже скорее спектакль, но бывают и исключения, когда девушку крадут без ее согласия. Она находится в доме жениха длительное время под охраной родственников и постепенно привязывается к похитителю.

И даже получив возможность вернуться в родной дом, не использует ее.

Но это из разряда экзотики, а вот домашнее насилие встречается довольно часто. Ведь не зря существует поговорка «Бьет — значит любит». Она как нельзя лучше характеризует травматическую связь между жертвой и насильником.

Большинство случаев проявления стокгольмского синдрома бывает у женщин, которых бьют мужья.  Тем не менее, страдая, женщина скрывает происходящее и порой даже находит оправдание агрессору. Конечно, причин для этого довольно много: материальная зависимость, благополучие детей, стыд и прочее. Но все это те же проявления стокгольмского синдрома.

Или причиной возникновения синдрома могут быть отношения между родителями и детьми — когда у ребенка складывается ощущение, что его не любят. И он винит в этом себя, что он неправильный человек, что любить его не за что.

Таким образом возникает все та же психология жертвы: не пререкайся, даже если не прав — и не будешь наказан. Это очень сложная ситуация, ведь ребенок не может ничего изменить, находясь в зависимости от домашнего тирана.

Кроме того, нередко стокгольмский синдром возникает у жертв изнасилования.

ДОЛГОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Приобрести эту болезненную зависимость легко, а вот избавиться от нее гораздо сложнее. Здесь просто необходима помощь опытного психиатра. Человек, страдающий стокгольмским синдромом, не отдает себе отчета в том, что с ним что-то не так.

Его поведение и убеждения кажутся ему логичными. Он будто изолирован от внешнего мира с его нормальными понятиями. Известно, что психологическая реабилитация после похищения или захвата в заложники происходит довольно быстро, врачу, как правило, удается поставить «хорошо» и «плохо» на свои места.

Сложнее дело обстоит с бытовым синдромом. Жертв домашнего насилия трудно убедить в том, что они нуждаются в помощи. Они не желают покидать свой мир, хоть и живется в нем не слишком хорошо. Чтобы помочь жертве преодолеть синдром, прежде всего нужен кто-то, кто окажет материальную и моральную поддержку.

Это необходимо для того, чтобы жертва почувствовала себя увереннее и не воспринимала ситуацию безнадежной. Лечение стокгольмского синдрома надо начинать как можно раньше, иначе процесс станет необратимым.

Конечно, никому не пожелаешь оказаться в условиях, когда возникает этот синдром, но предупрежден — значит вооружен. Мы не знаем, какие сюрпризы в стрессовой ситуации может преподнести подсознание. Поэтому психологи советуют сохранять внутренние убеждения, даже если приходится выглядеть покорным.

То есть надо анализировать свое внутреннее состояние и не терять способности мыслить логически. И рано или поздно выход из любой безвыходной ситуации найдется.

Галина БЕЛЫШЕВА

Источник: http://paranormal-news.ru/news/zagadki_chelovecheskoj_psikhiki_stokgolmskij_sindrom/2015-12-15-11654

Захват заложников. Бескровный

Случилось это еще при коммунистах, в зоне строгого режима. В тот день осужденные 5-го отряда отоваривались. То есть на заработанные деньги, но по безналу, покупали в ларьке немного продуктов. Начальство за провинность могло лишить права ото-варки.

В предбаннике толпились зэки, за стеклом с решеткой вели торговлю три женщины. Вдруг в лабаз вломились трое зэков. Приставив к шее продавщиц заточки, заявили: «Это захват заложников». Передав зэкам в предбанник пакет с требованиями, велели отнести ментам.

Зэки 5-го отряда, видя, что лабаз срывается, попросили: «Братва, хоть чая и курева дайте!» Захватчики не дали ничего. Велели покинуть помещение и забаррикадировались на торговой площади. Правда, отпустили одну продавщицу, ей стало плохо, она была беременна.

А так-то все видели, что террористы обожрались «колес».

Дальше начался маразм. Большинство сотрудников колонии, как всегда, были пьяны. Первым около магазина, еле держась на ногах, «нарисовался» начальник 5-го отряда.

Не понимая, что происходит, но сообразив, что кто-то нарушает режим, он подергал дверь и заявил: «Осужденные, кончайте хулиганить, а то я вас ларька лишу на месяц!» По-моему, смеялись даже заложницы. Хорошо, что прибыл трезвый начальник колонии и убрал «шута». Пока вели переговоры, прибыла группа захвата.

Читайте также:  Педагогика счастья - психология

Бравый майор, взяв командование на себя, пошел поговорить. К тому времени захватчики частично оклемались и поняли: борзеть не стоит. Потребовали машину и выезд из зоны. От оружия отказались, это их и спасло. С оружием их бы не выпустили из колонии и застрелили бы у ворот.

Потребовали также, чтобы из соседней зоны к их приезду освободили их подельника. Отказались обменять женщин на майора и начальника учреждения. Майор, переговорив с бунтарями и выйдя из лабаза, сказал сотрудникам: «Это пленный состав.

Можно их подстрелить (на всех зданиях засели снайперы), но мы их возьмем, когда придут в себя, без крови». Тут опять «нарисовался» начальник 5-го отряда. Его колбасило с бодуна, как волка мороженого, но он, выслуживаясь, потребован: «Дайте мне винтовку, я охотник, белку в глаз бью, я их завалю». Бравый майор распорядился: «Уберите лопизня, а то я ему сам глаз выбью!»

Террористам предоставили «уазик», они загрузились в него вместе с заложницами и в сопровождении эскорта милиции поехали в соседнюю зону за 17 километров. Там случилась заминка. Дело в том, что их подельник, отбывающий там наказание, в отличие от захватчиков, с утра не принял «колес» и не хотел освобождаться таким образом. Понимал, что это чревато последствиями.

Но требования надо было выполнять. Менты, надавав парню тумаков и обещаний типа «тебе ничего не будет, даже срок не добавим», выкинули его из зоны. Бедолаге пришлось залезть в «уазик» к дружкам. Захватчики потребовали, чтобы их не преследовали, и поехали в родной город. К тому времени действие «колес» прошло.

Сделанное ужасало, но слежки вроде бы не было, и друзья, совсем поверив в удачу, весело болтали с заложницами.

Странно вообще, что троицу на это переклинило, и они решились на захват. Сидеть им оставалось от одного до трех лет. Отбывали наказание без проблем.

Женщины попросились в туалет, парням также приспичило оправиться. Еще раз осмотрев трассу и не заметив ничего подозрительного, они съехали в перелесок. Вышли из машины, и вот тут началось… Как из-под земли возникла группа захвата. Четверых друзей жестко взяли. Женщины были шокированы и просили перестать бить ребят, так как те им ничего плохого не сделали и всю дорогу обращались вежливо.

После был суд, троим подняли срок до десяти лет. Их четвертому товарищу не накинули ничего, менты сдержали слово. Случай, описанный выше, беспрецедентный. Обычно захватившим заложников не дают выехать за территорию учреждения.

Руководитель операции, боясь, что на воле пострадают люди, дает приказ, и «спецы» производят захват со стрельбой и взрывами, во время которого группа захвата, толком ие разобравшись, палит во все, что шевелится. Зачастую и заложники гибнут. Так что надо богу молиться за бравого майора.

Не знаю, чем он руководствовался, но, рискуя карьерой, жизнь придуркам сохранил.

Источник: https://pro-psixology.ru/kak-vyzhit-v-zone-sovremennaya-psixologiya/1069-zaxvat-zalozhnikov-beskrovnyj.html

Как вести себя при теракте

При захвате в заложники

          К сожалению, никто из нас не защищен от ситуации, когда мы можем оказаться в заложниках у террористов. Но все же есть несколько универсальных правил.        Постарайтесь соблюдать спокойствие и не показывать своего страха.

Не оказывайте террористам сопротивления, не пытайтесь вступать с ними в беседу, не стремитесь разжалобить их или отговорить от выполнения намеченного ими плана. Выполняйте их требования и не реагируйте на их действия в отношении других заложников.

       Не нарушайте установленных террористами правил, чтобы не спровоцировать ухудшения условий вашего содержания. Не следует, например, пробовать связаться с родными, или правоохранительными органами. Если об этом станет известно вашим похитителям, они воспримут это как неподчинение и, как минимум, сделают режим вашего содержания более жестким.

Может наступить такой момент, когда забота о состоянии собственного духа и тела станет казаться вам бессмысленной. Тем не менее, в такой ситуации очень важно не забывать о личной гигиене, делать физические упражнения. Нельзя позволять себе сосредотачиваться на переживаниях.

Способов отвлечься существует немало: пытайтесь придумать себе какую-либо игру, вспоминать полузабытые стихотворения, анекдоты и т.п. Для верующих большим подспорьем является молитва.        Пребывание в заложниках наносит психическую травму даже весьма стойким людям.

Освобожденных нередко тяготят чувство вины и стыда, утрата самоуважения, разного рода страхи. Помните, что это нормальная для бывших заложников реакция. Для возвращения к нормальной жизни требуется довольно длительный период.        Заложники обычно находятся в условиях резкого ограничения свободы перемещения и отсутствия средств связи.

Они не располагают информацией о том, что происходит во внешнем мире, как развиваются события вокруг захвата. Это осложняет принятие решений. Если заложнику разрешили вступить в контакт с родными, следует успокоить близких и попросить приложить максимум усилий для освобождения. Также при разговоре с родственниками надо объяснить, если вы имеете такую информацию, каковы требования похитителей.

Рекомендации к действиям при захвате

Когда происходит захват заложников следует помнить, что:

  • Только в момент захвата заложников есть реальная возможность скрыться с места происшествия.
  • Настройтесь психологически, что моментально вас не освободят, но помните, что освободят вас обязательно.
  • Ни в коем случае нельзя кричать, высказывать свое возмущение.
  • Если начался штурм, необходимо упасть на пол и закрыть голову руками, старайтесь при этом занять позицию подальше от окон и дверных проемов.
  • Держитесь подальше от террористов, потому что при штурме по ним будут стрелять снайперы.
  • Если вы получили ранение, главное – постараться остановить кровотечение, перевязав рану. Окажите помощь тому, кто рядом, но в более тяжелом положении.
  • Не следует брать в руки оружие, чтобы вас не перепутали с террористами.
  • Не старайтесь самостоятельно оказать сопротивление террористам.
  • Если на вас повесили бомбу, нужно без паники голосом или движением руки дать понять об этом сотрудникам спецслужб.
  • Фиксируйте в памяти все события, которые сопровождают захват. Эта информация будет очень важна для правоохранительных органов.

Если в заложниках ваш родственник

         В случае, если вы узнали о захвате близкого человека, немедленно звоните в милицию. К освобождению заложников подходят очень серьезно, привлекая профессионалов из МВД и ФСБ с их уникальными техническими средствами. Предварительная подготовка к операции длится от нескольких часов до нескольких дней.

Это зависит от той скорости, с какой бандиты выдвигают свои требования, и от родственников жертвы — насколько быстро они обратятся в милицию и как поведут себя в дальнейшем. Дело осложняется, если родственники самостоятельно пытаются откупиться от бандитов или ведут «двойную игру».

      Когда шантажисты выдвинут какие-либо требования, прежде всего, убедитесь, что заложник жив и невредим. Увидеться с захваченным вам вряд ли позволят, но поговорить с ним по телефону необходимо. При этом преступникам надо твердо дать понять, что ни о каких переговорах не может идти речь, пока вы не переговорите с родственником.

Во время разговора необходимо убедиться, что на другом конце провода действительно тот человек, о котором идет речь.        Возможно, связь будет некачественной, но вам нужно получить информацию от того, с кем вы говорите, которая докажет, что это действительно ваш близкий. Это также важно, чтобы убедиться, что вы разговариваете с человеком, а не с магнитофонной записью.

Помните, что во время беседы нельзя даже намеками пытаться получить информацию о том, кто захватил родственника, и где его держат. Это ненужное любопытство может стоить заложнику жизни.      Очень важен психологический аспект вашего разговора. Вам надо успокоить заложника, пообещав предпринять все возможные меры, чтобы освободить его в кратчайшие сроки.

Поинтересуйтесь, как с ним обращаются, все ли в порядке с его здоровьем. Убедите родственника в том, что не стоит предпринимать самостоятельных активных действий, чтобы не обострить ситуацию.        После того, как вы убедились в том, что говорите действительно со своим близким, внимательно выслушайте требования захватчиков.

Независимо от того, какими будут эти требования, постарайтесь попросить о временной отсрочке. Мотивируйте эту просьбу, например, отсутствием в настоящее время финансовых средств, или возможности исполнить платеж. Если переговоры идут при личной встрече, попросите повторить ее, если по телефону — перезвонить.

Учтите, что полученная вами отсрочка будет совсем незначительной. За это время вам следует срочно решить, что делать: либо выполнить условия шантажистов, либо обращаться в правоохранительные органы.

       Если вы решились обратиться за помощью к специалистам, необходимо делать это сразу, поскольку и разработка плана операции, и согласование ваших действий со спецслужбами, и подготовка группы захвата потребует времени. Лучше всего поставить в известность спецслужбы по телефону, так как преступники могут в это время наблюдать за вами.

Однако для страховки используйте не тот телефон, на который вам звонили шантажисты. Морально приготовьтесь, что при повторном звонке захватчики могут заявить вам, что уверены в том, что вы звонили в правоохранительные органы за помощью. Чаще всего преступники всего лишь пытаются взять вас на испуг и заставить отказаться от освобождения вашего близкого при помощи спецслужб. В этом случае отвечать «не звонили» надо четко и ясно, чтобы у захватчиков не было и тени сомнения относительно искренности вашего ответа.

При подключении к операции спецслужб выполняйте их указания, старайтесь минимально проявлять инициативу. Действуйте по разработанной и утвержденной схеме. И пытайтесь выторговать дополнительное время. Оно позволит более качественно подготовиться к освобождению заложника.

Если вы вынуждены встретиться с преступниками, чтобы передать им то, что они требуют, добейтесь гарантий того, что заложнику ничего не будет угрожать. Часто, получив искомое, террористы расправляются с заложником, чтобы тот не выдал их.

Лучше всего, чтобы во время передачи обещанного террористам, вы смогли убедиться, что заложник уже доставлен в безопасное место и ему ничего не угрожает. В крайнем случае, это должен быть взаимообмен.

Понятно, что именно похитители владеют инициативой, однако ваше твердое поведение в данном вопросе только повысит шансы на то, что ситуация разрешится благополучно. Как только вы передали требуемое шантажистам, постарайтесь как можно скорее скрыться с места встречи и оторваться от преступников.

 

Психология заложника

       Оказавшийся в заложниках человек сначала не может поверить в то, что это произошло. Случившееся кажется ему дурным сном, однако, несмотря на это, нужно сразу начинать строго придерживаться правил, которые позволят вам сохранить жизнь и здоровье – и свое, и чужое. Во время захвата важно не потерять разум.

У некоторых из ставших заложниками может возникнуть неуправляемая реакция протеста против совершаемого насилия. В таком случае человек бросается бежать, даже когда это бессмысленно, кидается на террористов, борется, пытается выхватить у боевиков оружие.

Взбунтовавшегося заложника террористы, как правило, убивают, даже если не планировали убийств и рассчитывали только шантажировать власти.        После первого такого убийства ситуация меняется. Вина террористов перед законом возросла — они уже чувствуют себя обреченными и ожесточаются.

В свою очередь заложники, увидев свою вполне вероятную участь, получают сильнейшую психическую травму. Их психику начинает разрушать ужас.        В случае, если вы уже захвачены, и возможность бежать, которая, как правило, есть только в первый момент, пропала, не нужно проявлять никакой активности. Террористы, как правило, находятся в состоянии сильнейшего стресса.

Нередко многие из них впервые оказываются в такой ситуации, их нервная система перенапряжена, а психика работает на пределе. Они тоже боятся, и их страх выливается в агрессию.        Активное поведение заложников может напугать террористов, и в ответ они проявят жестокость. Чем меньше у них страха, тем меньше будет и агрессии.

На каждое значительное движение, которое вы собираетесь произвести, следует просить разрешения. Если кто-то из заложников, даже из лучших побуждений, проявляет активность, его необходимо успокоить, удерживать, не давать кричать и ругаться.        С первых дней у заложников начинается процесс адаптации — приспособления к абсолютно ненормальным условиям существования.

Однако дается это ценой психологических и телесных нарушений. Быстро притупляются острота ощущений и переживаний, таким образом, психика защищает себя. То, что возмущало или приводило в отчаяние, воспринимается, как обыденность. Главное при этом окончательно не утратить человеческий облик.

Как удержаться? Многие эксперты отмечают, что те несчастные люди, с которыми в заложниках оказались их дети, как правило, оказываются избавлены от распада личности и потери человеческого лица. По возможности не замыкайтесь в себе, постарайтесь присмотреться к другим людям, выяснить, не нужна ли кому-то помощь.

                Даже мелочь – понимающий взгляд, слово поддержки – будет способствовать тому, что между вами возникнет контакт. Если человек чувствует поддержку, и ему, и всем, кто рядом с ним, становится легче. Это первый шаг к вашему спасению.

Читайте также:  Лестница успеха - психология

Обратите внимание на людей, которые впали в ступор: не пытайтесь вывести их из этого состояния — лучше, если будет возможность, накормить их, напоить, помочь устроиться поудобнее.        Тем не менее, заложникам, как правило, не удастся избежать апатии и агрессивности, возникающих у них довольно скоро.

Если условия содержания суровы, то уже через несколько часов кто-то из заложников начинает злобно ругаться с соседями, иногда даже со своими близкими.                Такая агрессия помогает снимать эмоциональное перенапряжение, но вместе с тем истощает человека. Апатия — это тоже способ уйти от страха и отчаяния.

Но и апатия нередко прерывается вспышками беспомощной агрессивности. Полностью этого не     избежать.        Тем не менее, можно и необходимо избегать пробуждения садизма — стремления в «праведном гневе» наказать кого-либо слабого, глупого, заболевшего по своей вине, или делающего что-то не то, или не так.

        Остерегайтесь присоединяться к проявлениям садизма своеобразных лидеров, которые могут выделиться из числа заложников – психологические последствия этого могут преследовать вас долгие годы.        Заложники иногда могут совершить еще одну серьезную ошибку.

В сознании человека может возникнуть представление, что всё не столь ужасно, и надо только, с одной стороны, понять террористов, а с другой — слезами разбудить в них сочувствие. Однако это вредная иллюзия.                        Симпатии к террористам могут стать вашим первым шагом к предательству по отношению к другим заложникам и распаду личности. Не думайте, что хоть на минуту боевики при этом станут воспринимать вас как-то по-новому. Ситуация, в которой вы окажетесь, станет, по большому счету, еще более ужасной. Постоянная угроза жизни и осознание своей беспомощности могут привести к развитию и других явлений. Может казаться, что вы слышите звуки вроде бы начавшегося штурма, голоса отсутствующих людей, видите нечто странное в темноте. Однако это не признак помешательства, а расстройство, которое пройдет не позже чем через две недели после освобождения.

После освобождения

 
Как отмечают специалисты, иногда не только люди, побывавшие в заложниках, но и свидетели террористических атак нуждаются в помощи психологов. Чтобы облегчить возвращение к нормальной жизни и первых и вторых, их родственникам и знакомым рекомендуется соблюдать следующие правила:

• Нельзя делать вид, что ничего не произошло, но не следует и досаждать расспросами.

• Не следует пытаться быстро переключить внимание пострадавшего на что-то другое. Человек должен отдавать себе отчет в том, что с ним действительно что-то случилось, должен выразить свою реакцию.

• Даже если человек говорит, что он в полном порядке, это может означать, что неразрешенная психологическая проблема просто уходит вглубь и потом обязательно проявится снова.

• Не мешайте человеку «выговорится». Не нужно его останавливать, даже если он снова и снова рассказывает свою историю по очереди всем членам семьи и знакомым.

• Во время рассказа поощряйте выражение чувств. Если рассказчик начинает плакать — не останавливайте его, дайте выплакаться. При этом лучше обнять человека, дать ему физически почувствовать, что рядом с ним — близкие люди.

• Мужчины в таких случаях часто выражают свою реакцию в виде гнева. Не мешайте выплеснуть этот гнев. В таком случае весьма полезно, если человек жестикулирует, топает, или бьет кулаками подушку.

• Нельзя надолго оставлять пострадавшего одного, позволяя ему замыкаться в себе.

Источник: http://azbez.com/node/134

Способы и приемы психологической защиты

Одно из важных свойств зрелого человека с высоким уровнем развития интеллекта, эмоциональной сферы и других важных качеств успешной личности — умение защищаться от психологических атак недоброжелателей.

Равновесие эмоций является немаловажной оборонительной крепостью, которую стремится разрушить завистник или конкурент.

Ведь стоит вывести человека из себя — он тут же теряет способность логически мыслить, принимать взвешенные решения, видеть подвохи в действиях других людей.

Обидные слова, упреки, придирки, распространение сплетен и другие приемы психологической атаки действуют подобно яду пчелы — если человека ужалит одна или несколько пчел, то с ним ничего плохого не случится. Но если на него нападет целый рой, подвергшийся атаке может даже погибнуть.

Так же и с эмоциональными нападками врагов — один укол может и не вывести из себя оппонента, но если досаждать ему раз за разом, тактика травли даст свои плоды. Чем сильнее защищена психологическая сфера, тем больше «пчелиных укусов» способен выдержать человек.

Но есть и те, кто подобен аллергикам — даже одна порция яда полностью выбивает их из колеи и даже ставит под угрозу их жизнь, настолько они не защищены от внешних атак.

Они могут на всю жизнь оставаться тепличными цветами и ограждаться от контактов с агрессивными личностями, а могут изучить необходимые приемы психологической защиты и стать более сильными противниками в этой бескровной войне.

Большинство престижных и высокооплачиваемых профессий предполагают работу с людьми, поэтому столкновения со враждебно настроенными и даже неадекватными персонажами  неизбежны. Если вы избрали путь через тернии к звездам высоких достижений, то должны максимально озаботиться укреплением подступов к своим нервам. Иначе их будут трепать все, кому ни лень.

Крепкая психика зависит от врожденных качеств человека, его воспитания, мировоззрения, понимания психологии других людей, внимательности, способности анализировать поведение и мотивы противников.

В первую очередь необходимо научиться понимать, что человек идет на психологическую атаку в том случае, когда у него нет другого способа доказать свою правоту, такого как факты, доказательства, юридические нормы.

Когда противник не может ничего сделать более действенными и очевидными способами, он пользуется единственной оставшейся возможностью — вывести оппонента из себя, чтобы он сдался под напором эмоциональных атак.

Поэтому нужно иметь устойчивую позицию, осознавать свою правоту с моральной и правовой точек зрения, обладать твердой уверенностью в непоколебимости своего мнения и понимать, что противник не сможет достать вас никаким другим способом, кроме психологической травли.

А значит, необходимо быть к этому готовым и воспринимать нападки как нечестную игру слабого человека — ведь сильная и справедливая личность не опустится до такого. Подобное отношение ставит вас в позицию слона, на которого лает назойливая Моська — лаять-то лает, но сделать ничего не может.

А чтобы было проще справиться с агрессивными недоброжелателями, используйте приведенные ниже способы психологической защиты, которые были опробованы на психологических тренингах и показали свою действенность в реальной жизни.

Вспомните, какие слова, мимика или интонации являются для вас наиболее болезненными, каким образом вас можно гарантированно вывести из себя или вогнать в депрессию.

Вспомните и живо представьте себе ситуацию, когда обидчик пытается разозлить вас подобными приемами.

Проговорите про себя самые обидные слова, которыми можно вас задеть, визуализируйте выражение лица соперника, которое доводит до бешенства.

Прочувствуйте это состояние злости или наоборот, растерянности, которое вызывает у вас подобное поведение. Прочувствуйте его внутри себя, разберите на отдельные эмоции и ощущения.

Что вы чувствуете? Это может быть учащенное сердцебиение, вас бросает в жар, а может, отнимаются ноги, путаются мысли, слезы подступают к глазам. Запомните хорошо эти ощущения. А теперь представьте себе, что  стоите на сильнейшем ветру, и он сдувает и слова обидчика, и ответные негативные эмоции.

Вы видите, как он кричит и ругается, но все это бесполезно, ведь его крик и ваша реакция на его злобу улетает вместе с ветром.

Проделайте это упражнение в тихой обстановке несколько раз, и почувствуете, что уже спокойнее относитесь к подобным выпадам в вашу сторону. А столкнувшись с этой ситуацией в реальной жизни, снова представьте себе, что стоите на сильном ветру и слова обидчика вместе с вашими эмоциями отлетают в сторону, не причиняя вреда.

«Моя твоя не понимает»

Если вы находитесь в неприятной ситуации, на вас кричат, ругаются и забрасывают оскорблениями, то представьте себе, будто вы оглохли или у вас включена громкая музыка в наушниках.

Представьте, что вы совсем не слышите этого человека, он открывает рот, размахивает руками, его лицо искажено гримасой злобы, а вас окружает спокойная вода, в которой вы умиротворенно колышетесь, подобно водорослям, и не реагируете на внешние раздражители.

Слова не могут подействовать на вас, они не проникают в ваше сознание, ведь вы не слышите их. Наблюдая такое спокойствие, противник быстро выдохнется, и вы сможете переломить ситуацию в свою пользу.

«Детский сад, ясельная группа»

Если представить себе, что ваши враги — трехлетние несмышленые малыши, то можно научиться не относиться к их нападкам так болезненно. Вообразите, что вы воспитатель, а ваши оппоненты — детишки детсадовской группы. Они бегают, кричат, капризничают, возмущаются… Но разве можно на них обижаться?

Детализируйте ситуацию, представьте себе, как враги неуклюже падают, злобно рвут игрушки, лепечут свои детские ругательства, хныкают. Вы должны быть спокойны и уравновешены, ведь на данный момент являетесь единственным адекватным человеком среди присутствующих. Думая таким образом, невозможно серьезно относиться к попыткам оскорбить или унизить — они будут вызывать только легкую иронию.

«Не сильно-то и хотелось»

В данном методе предлагается поставить себя на место лисы из басни «Лиса и виноград» — не сумев получить желаемое, животное просто убедило себя в его неважности, чтобы не расстраиваться.

В ситуации, когда друг или просто хороший знакомый внезапно оказался в лагере неприятеля, лучше просто убедить себя в том, что его мнение не так уж и важно, его поддержка не столь необходима, а его нападки — кислота и незрелость винограда, из-за которой вы все равно не захотите видеть его в стане своих друзей.

Известно, что самый болезненный удар нам наносят те, кому мы доверяем. Если такое случилось, лучше не воспринимать это как трагедию, а поступить подобно лисе, сказав: «Не такой уж он мне был и близкий друг».

«Океан»

Моря и океаны принимают в себя воды бурных рек, но при этом остаются величественно спокойными. Так же и вы в любых ситуациях способны, подобно океану, оставаться спокойными даже во время излияния на вас бурных потоков брани.

«Апофеоз абсурда»

Этот прием психологической защиты заключается в том, что ситуацию нужно довести до абсурда, после чего она не может восприниматься серьезно ни зачинщиками конфликта, ни его предполагаемой жертвой.

Чаще всего агрессор начинает издалека — намекает, делает осторожные выпады, наблюдая за реакцией человека.

В таком случае необходимо сразу же утрировать ситуацию до такой степени бредовости, чтобы она оказалась причудливо и неестественно раздутой, а всякие атаки в этом направлении вызывали только смех и иронию.

«Весь мир — театр»

Вокруг нас всегда существуют люди, против которых мы эмоционально неустойчивы. Соберите их на одной сцене воображаемого театра кукол и разыграйте в своей голове смешной спектакль с участием этих людей.

Выведите на первый план их самые глупые, смешные и нелепые характеристики — жадность, неопрятность, зазнайство, тщеславие. Сделайте их жертвами своих недостатков. Заставьте совершать смешные поступки и выглядеть комично. Главное, чтобы они начали вызывать у вас смех.

Тогда при встрече с ними вы уже не будете тушеваться и бояться дать отпор.

Эти способы и приемы психологической защиты помогут научиться купировать эмоциональные атаки противников, дабы не оказаться заложником собственной психологической слабости и неустойчивости против агрессивных и враждебно настроенных людей.

Источник: https://constructorus.ru/psixologiya/sposoby-i-priemy-psixologicheskoj-zashhity.html

Захват заложников: проблема и пути решения

Безусловно, для предупреждения противоправных действий экстремистского характера одних этих мер недостаточно. Требуется вести разъяснительную работу в школах, средних специальных учебных заведениях и вузах о пагубности националистических идеологий и ответственности, которую предусматривает действующее административное и уголовное законодательство за совершение подобных деяний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аминов Д. И., Оганян Р. Э. Молодежный экстремизм. -М., 2005.

2. Предложения по совершенствованию деятельности подразделений по делам несовершеннолетних по предупреждению экстремистских проявлений среди подростков и молодежи. — М., 2004.

3. Психологическое здоровье детей и подростков в контексте психологической службы: сб. ст. / под ред. Н. В. Дубровской. — М., 1994.

ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ:

ПРОБЛЕМА И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Читайте также:  Экстраверсия - психология

В. В. Вахнина

В статье рассматриваются особенности решения задач, стоящих перед органами внутренних дел в ситуации захвата заложника.

Успешность решения поставленных задач во многом зависит от эффективности переговорного процесса.

Отмечается, что в практике деятельности правоохранительных органов эффективно используются переговоры с преступниками, основной целью которых является сохранение жизни и здоровья заложников.

Ключевые слова: переговоры с преступниками, захват заложников, переговорный процесс, сотрудник, ведущий переговоры (переговорщик).

Ситуации захвата заложников в последние годы стали получать все большее распространение. Так, за исследуемые 5 лет в нашей стране отмечена тенденция увеличения числа захвата заложников террористами, а также похищения людей с целью выкупа, шантажа и по другим преступным намерениям. По данным статистики, за период с 1997 по 2003 гг.

по линии органов внутренних дел было зарегистрировано 956 случаев захвата заложников, общее количество заложников составило 2064 человека. Только в 1998 г. на территории Северного Кавказа было зарегистрировано 14 случаев захвата заложников, в 2000 г. в России было зарегистрировано 8 захватов заложников. В 2001 г.

зарегистрировано 32 таких преступления, из них 28 уголовных дел было разрешено.

Наиболее часто преступления террористического характера совершаются в Северо-Кавказском регионе. Только с 1992 по 2000 гг. были похищены и взяты в заложники 1792 человека, освобождены 978 человек. В 2005 г.

на территории Южного федерального округа совершено треть захватов заложников (6 эпизодов) от общего числа рассматриваемых преступлений по России (20 захватов). С 1996 по 2000 гг.

в республиках Северного Кавказа криминальными группировками захвачены в заложники более 45 представителей дипломатического

корпуса, международных гуманитарных организаций, духовенства, журналистов, бизнесменов и других лиц. В 2006 г. количество преступлений террористического характера составило 1,8 тыс., при этом в качестве собственно террористических актов отмечено 112 фактов.

Основная часть из них (101 факт) зарегистрирована также на территории Южного федерального округа. Зарегистрировано 22 случая захвата заложников, 994 факта похищения человека, 1310 фактов незаконного лишения свободы, 263 преступления экстремистской направленности.

Абсолютное большинство всех совершенных преступлений имеет корыстную направленность (3, 7). Осуждены за преступления против общественной безопасности (ст. ст. 205-227) в 2006 г. 16 008 лиц, за преступления против свободы, чести и достоинства личности (ст. ст. 125-130) в 2006 г. — 3339 лиц (3, 156).

Осуждены за отдельные виды преступлений в 2006 г.: похищение человека — 553; незаконное лишение свободы — 565; захват заложников (2005-2006 гг.) — 14 человек (3, 173). В период с января по сентябрь 2007 г.

зарегистрировано 692 случая похищения человека, 38 террористических актов, 15 захватов заложников, 315 противоправных деяний квалифицированы как бандитизм (4, 12), из них в 82% случаев велись переговоры.

Акции захвата заложников, совершаемые в СевероКавказском регионе, имеют определенные отличительные особенности: наличие тесной взаимосвязи между уголовными и политическими целями.

Акции по захвату заложников проводятся не только в целях получения финансовых и материально-технических средств, но и вооружения для действий, носящих характер политического экстремизма. Их особенностью является наличие крайне выраженной жестокости по отношению к заложникам. Так, при захвате заложников в г. Буденновске Ставропольского края (июнь 1995 г.

) и г. Кизляр Республики Дагестан (январь 1996 г.) мирное население использовалось в качестве «живого щита». Яркими примерами могут служить захват заложников в театральном центре на Дубровке (октябрь 2002 г.), в школе № 1 г. Беслана Северной Осетии (сентябрь 2004 г.

), которые показали крайнюю жестокость террористов, умение их лидеров проанализировать предыдущие террористические акты, сделать соответствующие выводы и прогнозировать развитие событий — действия властей, заложников и их родственников — при подготовке нападения.

Важно отметить особую ситуацию, сложившуюся в г. Пенза. Она носит название Бековского феномена, когда субъективно люди не ощущают себя заложниками, а объективно выступают именно в качестве заложников.

Религиозные секты или культы подобны террористическим группам, так как они требуют соблюдения определенных обязательств от своих членов: запрещают поддерживать отношения с посторонними, объединены в общину, формируют взаимозависимость и ощущение принадлежности к новой вере, навязывают «специфическую» идеологию, создают культ террористической (религиозной) группы.

В таких объединениях индивидуальная идентичность замещается групповой идентичностью, которая в момент совершения террористического акта достигает пика. В подобных ситуациях особенно

важно выделять специфические психологические составляющие проблемы: особенности разделения ролей, выполняемых членами группы; наличие лидера; общность цели и совместной деятельности; устойчивые межличностные отношения и сплоченность группы; субъективное понятие «мы», проявление единомыслия и согласия с лидерами, членство в группе является безвозвратным, инакомыслие пресекается, выход из группы жестоко карается. Члены группы подчиняются «всемогущему лидеру», который предстает перед ними в роли «мессии», спасающего и создающего «лучший мир» на Земле. Таким лидером пензенских сектантов являлся П. Кузнецов.

Известны случаи тайного проникновения преступников или открытого захвата судна, его пассажиров и экипажа в качестве заложников. Мотивами этих преступлений могут быть идейные позиции, месть кому-либо, корысть. Так, 3 октября 1985 г.

преступниками было захвачено итальянское пассажирское судно «Акилле Лау-ро», совершавшее круиз по Средиземному морю. Большой резонанс в мире получил захват в порту Трабзон (Турция) 16 января 1996 г. группой преступников из 12 человек пассажирского парома «Аврасия».

В момент нападения на борту парома находились 40 членов экипажа и более 150 пассажиров — граждан России, Турции, Украины, Грузии, Киргизии, Иордании.

Важно отметить, что захваты заложников стали совершаться не только по политическим мотивам, но и в целях вымогательства крупных денежных сумм, получения социальных благ. Это попытка методами силового воздействия получить те материальные блага, которые невозможно обрести другим способом.

Например, захваты группой преступников участников национального движения вблизи сомалийских берегов в Аденском заливе Красного моря морских судов.

Каждый из случаев захвата преступниками заложников сопряжен с созданием угрозы для жизни и здоровья людей, посягательством на их личную свободу и неприкосновенность, а также общественную безопасность.

По действующему в России Уголовному кодексу, к преступлениям террористического характера относится захват заложника (ст. 206 УК РФ). Он рассматривается уголовным законодательством как одно из особо тяжких преступлений, так как посягает на общественную безопасность, жизнь, здоровье, личную свободу и неприкосновенность человека, гарантированные Конституцией РФ (ст. 22) (1).

Захват заложников — преступление, совершаемое в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов, т. е.

захват заложника — преступление террористического характера с ярко выраженной криминальной мотивацией (2, 91).

Захваты с корыстной целью не связаны с выдвижением политических требований, а ставят перед собой цель получения материального вознаграждения как условие освобождения захваченных лиц или осуществления обмена заложников на задержанных правоохранительными органами преступников. Так, предупреждение, выявление и пресечение преступлений террорис-

тического характера, преследующих политические цели, в соответствии с Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» 1998 г. было отнесено к ведению органов ФСБ России, а борьбу с террористическими деликтами, преследующими корыстные цели, осуществляли органы МВД России.

Важно отметить, что по Федеральному закону 2006 г. № 35 «О противодействии терроризму» компетенция по мотивам террористической деятельности не разделена. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» в ст.

16 включает положения об особенностях переговорного процесса (6): в целях сохранения жизни и здоровья людей возможно ведение переговоров лицами, специально уполномоченными на то руководителем контртеррористической операции, при ведении переговоров с террористами не должны рассматриваться выдвигаемые ими политические требования.

В Положении о национальном антитеррористичес-ком комитете, утвержденном Указом Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116, содержится разграничение компетенции на уровне района между органами безопасности и внутренних дел в данной сфере.

В случае совершения террористического акта на территории муниципального образования меры по пресечению осуществляет начальник подразделения ФСБ, а при отсутствии такого подразделения — начальник соответствующего органа внутренних дел (7).

Проблема переговоров с преступниками как юридико-психологический феномен требует углубленного научного изучения, теоретических исследований, анализа и обобщения практического опыта, разработки необходимых рекомендаций, подготовки специалистов соответствующего профиля.

Механизмы, технологии государственного реагирования на потенциальные или совершенные преступления террористического характера позволяют разработать стратегические и практические модели переговоров, определить перспективы освобождения заложников.

Например, выработка гибких принципов ведения переговорного процесса об освобождении заложников: минимизация жертв и ущерба, частичные уступки (выполнение требований о предоставлении денежных и транспортных средств), невыполнение требований политического характера (изменение политического строя, беспрепятственное освобождение их или сообщников).

Анализ мотивационно-ценностной основы преступлений террористического характера имеет существенный практический смысл для разрешения конфликтных ситуаций, предупреждения и диагностики террористической угрозы.

Организация и ведение переговоров в ситуации захвата заложников — это сложнейшая, психологически насыщенная деятельность органов внутренних дел.

Захват заложников осуществляется преступниками, как правило, с целью получения выгоды, преимуществ, выполнения своих требований, намерений. Преступник идет на переговоры, так как понимает, что выполнение его требований зависит от противоположной стороны.

Правоохранительные органы ведут переговоры с преступником исходя из того, что человеческая жизнь имеет непреходящую ценность. Человек, его права и свободы

являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст. 22 Конституции), это служит гарантией жизни заложников. Пока ведутся переговоры, есть надежда на освобождение и сохранение жизни заложников.

Анализ совершенных с 70-х гг. по настоящее время захватов заложников, похищения людей показывает, что тактика действий преступников резко изменяется, совершенствуются методы и средства преступных действий, возрастает их опасность.

Необходимы научно обоснованные рекомендации по профилактике и преодолению кризиса переговорного процесса в ситуации захвата заложников на основе рефлексивного управления ходом переговоров с помощью различных приемов психологического воздействия.

Ситуации захвата заложников, похищения людей являются кризисными по своей сути. Это остро конфликтное противостояние сторон, вызванное сознательными и планируемыми (захват заложников в политических целях) или спонтанными (захват случайного заложника преследуемым преступником) действиями криминальных элементов.

Значительно реже они спровоцированы непрофессиональными действиями сотрудников органов внутренних дел. Переговорная деятельность выступает одним из путей оптимального выхода из ситуации.

Кризис переговорной деятельности в ситуации захвата заложников — это «кризис кризиса», когда все или одна из сторон переговорного процесса субъективно не видят приемлемого выхода из ситуации или рассматривают насильственные действия как единственный выход.

Кризис может характеризоваться усилением конфликтных действий, в том числе связанных с демонстрацией силы. Кризисная ситуация имеет отличительные черты, связанные с внезапностью, неожиданностью, временем развития событий, их непредсказуемостью и плохой управляемостью.

Профилактика и преодоление кризисов переговорной деятельности, по нашему мнению, требует изучения особенностей психологических кризисов в различных криминальных ситуациях, использования новых моделей переговоров и адаптационных возможностей, формирования переговорной компетентности (подготовленности) и готовности сотрудников ОВД, что обеспечит эффективное использование методов пози-

тивного разрешения кризисных ситуаций и их психологических составляющих.

Таким образом, проблема переговоров с преступниками должна рассматриваться в широком контексте, так как переговоры являются составной частью тех усилий, которые предпринимает государство, общество в целях обеспечения прав и интересов личности, укрепления законности и правопорядка, общественной безопасности, предупреждения социальных конфликтов и причин, их порождающих. Психологическим содержанием кризиса переговорной деятельности в ситуации захвата заложников является комплекс психических состояний обеих или одной из сторон переговорного процесса, когда субъективно отвергаются все предлагаемые пути разрешения ситуации или в качестве единственного способа ее разрешения рассматриваются насильственные действия. Необходимы научно обоснованные рекомендации по профилактике и преодолению кризиса переговорного процесса в ситуации захвата заложников на основе рефлексивного управления ходом переговоров с помощью различных приемов психологического воздействия. Реализация мер профилактики и преодоления кризисов переговорной деятельности в ситуации захвата заложников, на наш взгляд, требует специальной программы психологической подготовки руководителей ОВД, принимающих участие в переговорной деятельности или оказывающих реальное влияние на процесс и результаты переговорной деятельности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Борьба с терроризмом: теория и практика: учебное пособие. — М., 2005.

2. Киреев М. П. Захват заложника: взгляд изнутри // Противодействие преступности: проблемы и решения. — Баку, 2006.

3. Преступность и правонарушения (2002-2006): стат. сб. — М., 2007.

4. Состояние преступности в России за январь-сентябрь 2007 года. — М., 2007.

5. Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму» (с Положением о национальном антитеррористическом комитете) // КонсультантПлюс: ЭкспертПриложение.

6. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3 // Рос. газета (Федеральный выпуск). — 2006. — 10 марта.

Источник: https://psibook.com/articles/zahvat-zalozhnikov-problema-i-puti-resheniya.html

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию