Культура страха — психология

Культура Страха

?Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
2008-01-18 01:27:00Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen
2008-01-18 01:27:00Вы, конечно же, слышали про Культуру Стыда и Культуру Вины.

Вкратце, почему немец не пойдёт в обеденный перерыв тырить у сослуживцев мелочь по карманам? Потому что немец знает — после совершения акта воровства, его будет грызть чувство вины. Особенно в том случае, если немца не поймают и он останется безнаказанным. Этот немец — представитель Культуры Вины.

А почему японец не будет шарить по курткам своих узкоглазых коллег? Потому что его могут за этим делом застукать, и ему станет очень стыдно. Потому что для представителя Культуры Стыда главное — это мнение окружающих.Теперь вопрос.

Вот у нас в России — какая культура? Культура Вины или Культура Стыда? Что главное для нашего человека — хорошо выглядеть в собственных глазах или хорошо выглядеть в глазах окружающих?Единого мнения на этот счёт, насколько мне известно, нет.

Как правило, интеллигенты говорят уклончиво — дескать, мы одновременно испытываем и Вину и Стыд. Ну, как обезьянка в том анекдоте про умных и красивых зверей.Однако чем дольше я смотрю вокруг, тем больше убеждаюсь, что у нас — третий тип культуры. И это — отнюдь не Культура Вины и не Культура Стыда. Это — Культура Страха.

В самом деле. Как мотивируется наш человек? Страхом и только им. Вот наверняка знакомые Вам с детства фразы:

Все эти нелепые угрозы являются органичной и естественной частью жизни огромного количества людей. Помните про Путь Станка? Путь, по которому идут миллионы — от детского сада, через школу и институт, к бесконечной Работе?

Взять хотя бы те безумные цены на квартиры, на которые сейчас жалуются чаще, чем на Чубайса во времена приватизации. Почему желание иметь свою квартиру настолько велико в наших соотечественниках? Ясен перец, потому что страшно. Страшно без собственной квартиры-то, ага?Так вот.

Станки не испытывают чувства стыда. Станки не чувствуют себя виноватыми. У станков просто есть определённые барьеры, которые им запрещено пересекать. И проблема даже не в том, что после пересечения барьера станок получит удар током.

Проблема в том, что нормальный станок до дрожи в шарнирах боится пересекать барьер.Вот цитата из Марка Твена:

Визави Тома Сойера, как видим, не придал черте особого значения. Перешагнул и всё. А вот станок устроен по-другому. Для станка нарисованная черта — это реальный барьер. Ну, как для робота Азимо.

Которому чертят на полу специальным маркером линию, и он знает — вот за эту линию — ни манипулятором.

Тут нужно сделать пояснение. Стоп-линии бывают двух типов.Некоторые линии перешагивать действительно опасно. Например, сложно назвать иначе как отморозком человека, который без острой необходимости пересекает двойную сплошную. Мне, кстати, так однажды и сказал один гаишник. «Представьте себе, Фриц Моисеевич, что двойная сплошная — это бетонная стена».

И, знаете, я воспринял тогда это не как издевательство, а как вполне разумный совет.Но есть и стоп-линии, за пересечение которых никаких санкций не предусмотрено.

Позавчера я про это уже писал. Что свободный человек тем и отличается, что не боится пересечь нарисованную черту.

Ну а Станок, увы, физически неспособен отличить — где черта нарисована просто так, а где — по делу.

Не верите? Думаете, преувеличиваю? Пожалуйста. Вот типичный комментарий к тому посту, про «убедитесь сами»:

Обратите внимание — я писал про просто дверь, просто девушку и просто клиента.

Откуда же взялись в комментарии bustor эти ужасы? Девушки с ножами, самолёты, летящие на высоте 10 километров? Где, наконец, водятся клиенты, готовые сжечь (sic!) Вашу контору, получив по факсу ненужный им счёт?

Да всё очень просто. Нету этих ужасов. Просто человек, как существо разумное, совсем не готов признать, что совершает бессмысленные поступки.Вот мозг Станка и делает финт — любезно выдумывает оправдание бессмысленному барьеру.

Нож в сумочке у девушки. Или там толпу сотрудников клиента, с факелами и в белых балахонах. Неважно что, лишь бы страшно было.

Кстати, таким поведением отличаются не только люди.

Феликс Кирсанов, например, описывает вот такой забавный эксперимент с обезьянами:

В таком же положении — в положении Сухих Обезьян — находятся и современные нам Cтанки. Что конкретно будет, если они встанут на стремянку, им неизвестно. Но проверять им не хочется. Мало ли что?Кстати, этим обстоятельством во многом объясняется и безумная «отвага» некоторых наших водителей.

Они просто не понимают — что можно нарушать, а что нельзя. Ну а так как душа требует хоть что-нибудь да нарушить… ну, Вы поняли.Подведу итог.Мы с Вами живём в Культуре Страха. Этот Страх направляет людей по Пути Станка. Детский Сад — Школа — Институт — Работа — Пенсия — Могила.

И на каждом этапе жизни у Живых Станков есть огромное количество границ-барьеров, которые им страшно перешагнуть. Собственно, эти-то барьеры и не дают станкам свернуть со своего скорбного пути.Как отличить Живого Станка от человека другой культуры? Очень просто. Живой Станок не видит отличия между реальными страхами и иррациональными.

Например, я пишу: «Подёргайте ручку двери, а вдруг она открыта?». Мне на это приводят контраргумент: «Наркотики продавать нельзя, могут посадить. Но надо попробовать, вдруг не посадят. И продавать до тех пор, пока менты не повинтят».Казалось бы — где «подёргать ручку двери», а где «попродавать наркотики»? Абсолютно разные ведь вещи? Ан нет.

В голове у Станка и закрытые двери, и продажа наркотиков лежат на одной полочке. «Нельзя, и всё».Теперь традиционное послесловие.Конечно же, сейчас я услышу вопрос — а как же вылечить этих несчастных? Как заставить их свернуть со своего унылого и мучительного пути к неминуемой смерти?Отвечу честно — не знаю. Меня это не слишком интересует.

Мне вполне достаточно того, что я увидел некую закономерность.Представим себе европейца, который попал в суровую мусульманскую страну. Где все блюдут трезвость и молятся по нескольку раз на дню.

Будет вменяемый европеец пытаться «вылечить» мусульман? Смею полагать, что не будет.

Просто учтёт, что не стоит предлагать деловым партнёрам «пропустить по рюмочке» в честь подписания контракта. Ну и, само собой, закупится затычками для ушей, чтобы не просыпаться от криков муэдзина.

Источник: https://fritzmorgen.livejournal.com/78280.html

Психология и причины страха: страхи – это аморально!

Ждете, что в статье, содержащей в своем названии слова «психология и причины страхов», к вам проявят жалость, понимание, сочувствие? Ведь вам так плохо, вы ограничены в своих действиях, постоянно испытываете дискомфорт, потому что всего боитесь…

Вы не можете выйти из дома, потому что там (о боже!) – машины! Или люди, или бродячие собаки. Не можете сходить на кухню, потому что там… там… там – ножи! Или же вы не можете позволить себе погулять по магазинам, полюбоваться красочными витринами, выбрать себе новое стильное платьице, потому что в магазине вас поджидают манекены.

А может, вы не можете пойти на свидание вечером, потому что в темноте вас охватывает дикий ужас. Возникает нарастающая паническая атака, которая заставляет вас бежать со всех ног на свет. Ваша жизнь полна кошмаров, которые рисует подсознание. Пожалуй, хуже такой жизни только смерть.

Но если вам кажется, что вас должны пожалеть – знайте, что, поддаваясь страху, вы ведете себя аморально, бескультурно и безнравственно!

Что общего между страхом и культурой? Читайте дальше.

Страх в психологии – его причины и последствия

Страх – это чувство, обратное от любви. Вряд ли вы ожидали такое прочесть, тем не менее, это так. У каждого человека есть природные страхи.

Так, человек с анальным вектором больше всего в жизни боится опозориться. Звуковик боится перестать дышать во сне и сойти с ума. Кожник боится заразиться чем-то через свою эрогенную зону – кожный покров.

И только зрительники переплюнули всех количеством и глубиной своих страхов.

В них живет один – самый тяжелый, самый сильный страх. Это страх смерти. От него и происходят все остальные виды страхов. По сути, все фобии зрительников склоняются к одному – к страху перед всем, что может поставить под угрозу их жизнь.

Этот страх заложен природой в глубины подсознания людей со зрительным вектором, чтобы те могли своим испугом выбросить огромное количество феромонов, которые в считанные секунды проникнут в подсознание всех членов стаи и будут сигнализировать им об опасности. В этом и заключаются природные причины страха, или его смысл – в спасении стаи.

Но такой была архетипичная видовая роль кожно-зрительных девочек. Та, которой было достаточно в первобытные времена для сохранения своей целостности. Но мир развивается, ландшафт усложняется, требования к каждому из нас повышаются.

И сейчас, когда за каждым углом нас не подстерегает хищник, необходимости в спасении «стаи» путем испускания феромонов страха нет. Есть другая необходимость – в спасении каждого из нас друг от друга. От взаимной неприязни и ненависти друг к другу.

От неутомимого желания друг друга поубивать.

И теперь роль кожно-зрительной самки заключается не в том, чтобы спасти нас от хищника или врага, но в том, чтобы спасти нас от этой ненависти и неприязни путем развития чувственности и сострадательности.

Только она – эта полная эмоций зрительница – может выполнить эту роль. В ней с рождения живет сильнейшая эмоция – страх.

И этот страх она может трансформировать в чувство, которое будет дарить ей наслаждение, а всем нам спасение – в сострадание и любовь.

Сострадая другим людям, испытывая страх не за собственную целостность, но за жизнь других людей, человек со зрительным вектором перестает испытывать эти дикие, мучительные фобии, он научается любить.

Вместе с этим он нарабатывает чувственность в каждом из нас. И теперь каждый человек, независимо от того, обладает он зрительным вектором или нет, умеет чувствовать, умеет сострадать, и именно эти чувства ограничивают желание убить ближнего.

И это мы имеем благодаря первобытным кожно-зрительным самкам.

Именно благодаря сострадательности первобытной кожно-зрительной самки мы имеем современную культуру.

Что есть культура? Это ценность человеческой жизни. И именно кожно-зрительная самка своей эмпатией, чувственностью, состраданием к кожно-зрительным мальчикам, которых поедала стая за общим столом, повысила эту ценность человеческой жизни. Она это сделала, запретив каннибализм.

Не будь она развитой, не умей она сострадать и чувствовать чужую боль сильнее собственной, она никогда бы ни сделала и шага в эту сторону.

Ей бы не было никакого дела до страданий кожно-зрительных мальчиков, которых поедали во время ритуального каннибализма. Она бы была зациклена на страхах за собственную жизнь.

Но именно развитость свойств зрительного вектора позволила первобытной кожно-зрительной самке сделать первый шаг на пути к созданию культуры, которую мы имеем сейчас.

В этом и заключается вся психология страха – в необходимости его трансформации в сострадание и, как следствие, повышение ценности человеческой жизни, создание культуры, моральных и нравственных ограничений.

Сегодня у нас есть острая потребность в этих культурных и нравственных ограничениях, потому что мы не можем сдерживать себя – свою неприязнь и ненависть к окружающим нас людям.

А ведь сдерживание внутренней неприязни также ложится на плечи зрительных людей.

Нарабатывая культурный слой, они прививают каждому из нас нравственные ограничения, которые не позволяют нам испытывать и открыто демонстрировать свою ненависть и неприязнь.

Но неразвитые в своих свойствах зрительники, те, кто вместо сострадания и эмпатии чувствуют лишь дикий страх за свою жизнь, не выполняют эту роль.

Они не создают культуру, более того, они действуют безнравственно, потому как их страхи становятся дырой, через которую проникает в наше общество дополнительная доля неприязни, тогда как вместо этой дыры должен был быть барьер, сдерживающий общую ненависть.

Страхи: психология бездействует

Традиционные психологи не знают, откуда берутся страхи, а потому не понимают, как от них можно вылечить пациента. Они пытаются воздействовать на следствие, оставляя нетронутой причину. Так, при помощи психоанализа, гипноза и других методик они пытаются снять один конкретный страх – к примеру, страх высоты. Иногда им это даже удается.

Но спустя некоторое время, совсем непродолжительное, страх возвращается, но на этот раз в другом обличии. Теперь человек может начать бояться не высоты, а закрытых дверей, или воды, или огня – форма страха не важна, важен его корень. А на него ни один традиционный психолог не может воздействовать.

Потому что даже не знает о его существовании.

Избавиться раз и навсегда от страхов помогает только системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Во время тренингов, где происходит глубокий психоанализ, мы начинаем узнавать свои психические свойства и особенности. Избавляемся от якорей, которые дружно вешают на нас несистемные психологи.

Начинаем понимать, как реализовать свойства своих векторов таким образом, чтобы они приносили нам наслаждение, а не мучения.

Так, люди со зрительным вектором начинают замечать, что они становятся более чуткими, чувствительными, сострадательными. А это есть первые признаки трансформации страха в противоположное себе – эмпатию и любовь.

Страх не уходит, он просто приобретает другую форму – ту, для которой и был задуман. Ту, которая приносит радость и удовлетворение от жизни. А ведь для этого мы все и рождены – чтобы наслаждаться жизнью, а не страдать.

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Источник: http://xn—-7sbfghublmqkebkluk6dzkk.xn--p1ai/yurij-burlan/psixologiya-prichiny-straxa-straxi-eto-amoralno/

Cтрашно жить: как возникают тревоги и фобии

В страхах современного человека ничего современного нет. Большинство страхов мы приобрели в ходе эволюции. Важно понять суть страха. Не его понятие в словаре, то, какие мысли и ощущения сопровождают человека, когда он его чувствует.

Важно, что страх сопровождают мысли, что «со мной сейчас может произойти нечто плохое». Сильный страх или ужас — это не то, «что может что-то произойти», а «уже сейчас со мной происходит что-то плохое».

Когда вы идете по тропинке куда-то, и вам на вам на встречу выпрыгивает тигр, то у вас возникает страх, в этот момент ваш мозг анализирует, какова вероятность того, что животное на вас нападет и какой причинит вам вред.

Если тигр уже на вас напал и разрывает ваше тело на части, то в этот момент вы испытываете ужас, для вас это уже актуальное переживание.

Страх — это эмоция, у которой есть объект. Когда речь идет о том, что мы боимся чего-то вообще, то мы говорим о тревоге. Фрейд выделял несколько видов тревоги:

Читайте также:  Самообман - психология

Angst — «со мной может произойти много плохих вещей, я не знаю каких». Это то, что в психиатрии называется флотирующая, свободноплавающая, беспредметная тревога. Она переживается не на эмоциональном уровне, а на физиологическом — тяжесть в груди, нервная дрожь, путанные мысли, «мясорубка в груди».

Anxiety — «со мной может произойти нечто плохое, я не знаю что». То есть не все подряд, а человек выделяет для себя какой-то блок опасностей.

Страх имеет один вектор — вектор предмета, а тревога два вектора — «вперед» и «назад». «Тревога вперед» — это когда человек боится, что завтра что-то случится с ним плохое.

«Тревога назад» — это когда уже было сделано что-то в прошлом, и человек думает, что это обязательно приведет к каким-то негативным последствиям, и изменить уже ничего нельзя. «Тревогу назад» сопровождают мысли: «Зачем я это сделал вчера?», «Как я теперь приду на работу?», «Как на меня будут смотреть люди?».

Эта умственная жвачка участвует в развитии психических и психосоматических расстройств, например, бессонницы. Постоянный наплыв мыслей мешает заснуть, так как мозг человека в состоянии тревоги возбужден.

Психологические функции страха

Первая функция — оценочная. Как только как мы попадаем в ситуацию, которую мы не может оценить с помощью разума, так как нам не достаточно информации, мы подключаем эмоции. Например, мы идем по темному лесу через кладбище и что-то где-то шевельнулось. В этой ситуации нам выгоднее испытать страх и предпринять какие-то меры, потому что вероятность того, что выползет змея, очень высока.

Когда мозг с помощью страха оценил ситуацию, как опасную, включается следующие функции — защитная и мобилизующая.

Страх как базовая эмоция облагает вегетативным фоном — наши зрачки расширяются и мы начинаем лучше видеть в темноте, острее слышать, головной мозг активируется, начинается выброс адреналина в крови… Все это помогает человеку быстрее отпрыгнуть от змеи или напасть на нее самому, тем самым спасти себе жизнь.

И последняя функция организации.

Адекватная реакция на страх помогает человеку адаптироваться к окружающей среде, но если соотношение стимула и реакции — неравнозначные (по кладбищу пробежала маленькая ящерка, а человек взял осиновый кол и со страху начал громить надгробия), то это, наоборот, приводит к дезадаптации. Таким образом функция организации отделает нормальный страх и тревогу от их патологических форм.

Основные типы страхов

Это страхи свойственны как человеку, так и животному. Они выработались в ходе эволюции и адаптируют нас к биологическим сигналам. К ним относится страх боли, крови, темноты, некоторых животных, страх неожиданности и все реакции испуга. Об этих страхах сегодня мы говорить подробно не будем, а больше внимания уделим именно человеческим страхам.

Психотические страхи. Психоаналитическая модель говорит, что все проблемы идут из детства, то есть страхи взрослого человека — это проблемы ребенка, и нужно просто выяснить, в каком возрасте они зародились.

Больные психозом, шизофренией, паранойей, с точки зрения психоанализа, откатываются во время приступа болезни на самые ранние возрастные этапы, когда они еще сами не могли идентифицировать себя, как отдельного человека. Это возраст ребенка от рождения до полугода примерно.

Пока нет дифференциации, ребенок не может понять что и откуда приходит в его жизнь. Мать дает ему грудь, и это для него рай. Когда мать убирает грудь, ребенок гневается, злиться и может даже кусать ее.

Психоаналитики объясняют: маленькие дети не понимают, что это одна и та же грудь дает молоко и не дает молоко. Детям кажется, что это две разные груди, и дальше они начинают думать, что вот та плохая грудь, которая не дает молоко, может его преследовать и даже скушать. Страхи поглощения, расчленения, деструкции — самые ранние, базовые страхи. Именно к ним обычно апеллируют фильмы ужасов.

Страхи рефлексировались в мировой культуре еще до психоаналитиков. Существуют культурные механизмы их переживания. Искусство моделирует страшные ситуации в комфортной среде, зрители смотрят на них со стороны, и таким образом эти страхи изгоняются.

Сказка «Колобок» помогает справиться ребенку со страхом расчленения. Она рассчитана на самых маленьких детей, которые только что вышли из стадии психотического страха.

Суть ее такова: если будешь плохо себя вести, уйдешь от бабушки и дедушки, то ты сможешь обмануть какую-то группу людей, но тебе все равно в определенный момент встретится кто-то, кого ты обмануть не сможешь… Что тогда с тобой будет? Будет то, чего ты боишься больше всего — поглощение и расчленение.

Слушая эту сказку, ребенок перерабатывает свои страхи на интеллектуальном уровне, и внутренний накал его напряжения на эту тему постепенно затухает.

По такому же принципу существуют все лагерные страшилки про черную руку на черной стене. Когда дети попадают в лагерь, где они отделены от родителей, они скучают по ним, им плохо, и тогда они объединяются, чтобы пережить страх быть оставленными. Они рассказывают друг другу всякие ужасы, и тем самым достигают катарсиса.

Пограничные страхи. Ребенок растет и понимает, что он существует отдельно от матери, физически и психологически зависим от нее, потому что она дает ему тепло, любовь, заботу.

У него появляется страх, что произойдет разрыв этой зависимости — это боязнь разлуки, сепарации, потери объекта, к которому ты привязан, страх остаться одному. Эти переживания характерны для пациентов с пограничным расстройством личности.

Есть сказки, которые как раз играют на этих переживания: «Мальчик с пальчик», «Гензель и Гретель» и «Морозко», где отец насильно отвозит девушку в лес и оставляет там замерзать.

Невротические страхи. У взрослых детей, которые входят в этап Эдипового комплекса, появляется кастрационная тревога.

Фрейду использовал сравнение с древнегреческим мифом, согласно которому ребенок должен убить отца и жениться на матери, но одновременно ребенок боится, что отец успеет кастрировать его раньше, и тогда он не сможет жениться на матери.

Во взрослом возрасте этот внутренний конфликт выражается в страхе позора, унижения, потери статуса и престижа.

К этому моменту ребенок уже прошел стадию зависимости от матери, начал от нее отделяться и становиться собой. Из-за этого у него появляется страх — не быть собой, не стать самостоятельным существом и превратиться во что-то монотонное, серое и не имеющее индивидуальности.

В авторской сказке Карло Гоцци «Принцесса Турандот» девушка загадывает мужчинам загадки, а, если они их не отгадывают, то им отрубают головы. Здесь заложена простая логика: если мужчина дурак, то женщина им будет манипулировать.

Все сказки, в которых герой должен пройти определенные испытания, как раз эксплуатируют страх потери себя или унижения. В русских сказах справиться со сложными испытаниями (вроде «пойди туда, не знаю куда, принести то, не знаю, что») помогает волшебство. Например, приходит Царевна-лягушка и помогает все сделать.

В западных сказках проблемы так просто не решаются, героям приходится самим прилагать усилия.

Экзистенциальные страхи. Сюда входит страх смерти. Доказано, что человек — единственное млекопитающее, которое знает, что оно умрет, и факт этого знания вызывает экзистенциальную тревогу.

Любые попытки предсказать вероятность смерти обречены.

Факторы риска просчитать нельзя: можно не пить, не курить, заниматься спортом, думать позитивно, не переходить дорогу, не ездить на самолетах и не спускаться в метро, но в любой момент в организме может разорваться аневризма, и наступит смерть. Страх смерти актуализируется в рамках ипохондрии и панических атак. У здорового человека он всегда присутствует, но редко выходит на первый план.

Есть культуры, где смерть не признается, Например, при коммунизме смерти не должно было быть, так как коммунизм даровал людям мечту вечной жизни. Хрущевки были устроены так, что гроб было вынести из квартиры нельзя. Можете это проверить. Сама квартира давала человеку негласный посыл: если ты умрешь, то твой гроб можно будет выкинуть из окна.

В европейской культуре не должно быть старости. Европейцы в глубине души мечтают, чтобы стариков собирали, сажали на плот, и они отплывали бы в долину смерти. За этим стоит феномен Дориана Грея — культ личности и индивидуальной красоты определяет всю жизнь человека.

Мы не производим какой-либо продукт, а только занимаемся телом, «звездим», ходим в SPA, фитнес-центры. Вся наша жизнь концентрируется на красоте тела и сохранении его в первозданном виде.

Самый комический вариант этого феномена — когда мужчины в возрасте пятидесяти лет и старше носят спортивную подростковую одежду, катаются на роликах, красят волосы в яркие цвета и считают это нормальным.

Помимо страха смерти мы испытываем страх жизни и принятия решений. Многие решают, что им страшно идти вперед, поэтому они стоят на месте и даже стремятся назад в прошлое.

Феномен ностальгии в России очень развит: пиво «Жигули», «Советское шампанское», передача «Старые песни о главном», шоколадка «Аленка», канал «Ностальгия», радио «Ретро FM»… Идея тут такая: «Мы не хотим думать, как нам развиваться и куда идти. Мы хотим назад. Туда, где у всех была одинаковая заработная плата.

Да, в магазинах было всего два вида сыра, но там не было гомосексуалистов, хипстеров, а вообще был порядок и закон. Все, что связано с негативными чертами этого времени мы будет игнорировать и будем понимать только хорошее». Понятно, что ни к чему хорошему такая логика не ведет.

Cоциальные страхи. Мы все подсели на социальный наркотик — страх одиночества. Кто-то спасается от него в личном общении, кто-то через соцсети.

Но есть загвоздка: мы хотим, чтобы рядом с нами кто-то был, но мы не хотим, чтобы это были Другие, так как мы их боимся. Люди хотят, чтобы в их жизни не было мигрантов, геев, исламистов и инвалидов.

В то же время это желание противоречит главному закону эволюции — необходимости разнообразия популяции. С эволюционной точки зрения, механизм глобализации оправдан.

В заключение скажу, что рецепт спасения от страхов один: принять то, что смысла в жизни нет, что в любой момент мы можем умереть или остаться в полном одиночестве, так как все наши близкие и друзья могут погибнуть или отказаться от нас, вне зависимости от того, как мы будем себя вести.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/9091-no-fear

Психология страха

Страх помогает человеку избежать множества опасностей, которые подстерегают его. Зачастую страх служит помощником, но иногда может быть и врагом. Психология страха знает множество видов этой человеческой эмоции.

Страх может как парализовать человека, так и наоборот — активизировать его силы, которые были скрыты. История знает массу примеров, когда сильный страх заставлял людей делать вещи, которые до этого казались фантастическими и несвойственными обычному человеку.

Например, убегая от хищного зверя, люди могли развивать фантастическую скорость или взбираться на невиданную высоту.

Зачастую страх отображает личностные особенности каждого человека, поэтому эта эмоция у каждого имеет свое проявление. Хуже, когда человек испытывает панический страх, который сковывает и не дает возможности трезво оценивать ситуацию.

Факторы страха

Психология страха выделяет несколько факторов, которые способствуют возникновению данной эмоции. Это может быть присутствие чего-то угрожающего, особенно когда речь идет об объекте фобии. Также фактором страха является отсутствие чего-либо, что обеспечивает безопасность.

Факторами страха являются определенные события, которые могут происходить в определенное время в определенном месте. Страх может возникнуть в том случае, когда человек попадает в ситуацию, которая на его взгляд является абсолютно неразрешимой.

Страх вызывает и неизвестность, то есть людям свойственно бояться всего нового и неизвестного.

Различия страхов

Психология страха для разных людей имеет свою уникальную природу. Люди боятся не одного и того же. Страхи также имеют свой возраст, национальность, вероисповедание и особенности характера.

Например, детские страхи могут заметно отличаться от того, чего мы боимся в более зрелом возрасте.

Это нормально, что многие детские страхи со временем исчезают, но иногда, когда определенный детский страх усиливается до огромных масштабов, речь может идти о фобии — психологическом расстройстве, которое требует лечения.

Также различается психология страха по половому признаку — женщинам и мужчинам свойственно бояться разных вещей.

Страх смерти

Психология страха выделяет страх смерти как базовый. Именно этот страх и является основой всех остальных страхов, ведь по сути мы боимся не высоты или замкнутого пространства, а упасть с большой высоты и умереть или же задохнуться. Так или иначе, большинство страхов все равно сводятся к страху смерти.

Последствия страха

Если человек испытывает хронический страх, то это может оказать серьезное влияние на его здоровье.

Прежде всего, хронический страх влияет на иммунную систему, значительно повышает мышечную напряженность, способствует образованию раковых клеток, негативно влияет на стенки сосудов, а также вызывает воспаления кишечника, может являться причиной инфаркта миокарда, диабета, астмы и язвенного колита. Также хронический страх может стать причиной множества психологических расстройств, таких как невроз.

Полностью избавиться от страха невозможно, да и не нужно, поскольку основная задача страха — предупреждать об опасности, заставлять человека быть более осмотрительным и осторожным. Главное, чтобы страх не становился психологической проблемой, которая мешает человеку вести нормальный образ жизни.

Источник: http://topgorod.com/stil-zhizni/psikhologiya/3109-psikhologiya-strakha.html

Психология страха: понять и преодолеть

Сколько я психологов обошла, гадалок и экстрасенсов – не счесть. Обещали много, говорили о психологии жертвы, «снимали порчу», но так и не помогли. И что теперь? Так и жить?…

1 10516 16 Марта 2015 в 22:53

Тридцать три несчастья! Вечно у меня то кошелек отберут, то нападут, то сумочку в метро дернут. Ну сколько можно?! Ну почему я? У меня уже паническая атака начинается при мысли о скоплении людей или темных улицах.

И так всю жизнь. С меня хоть портрет вечной жертвы пиши в хронике «происшествия за неделю». Если рядом будет пролетать случайный снаряд, уж поверьте, я точно могу сказать, кого он заденет.

Сколько я психологов обошла, гадалок и экстрасенсов – не счесть. Обещали много, говорили о психологии жертвы, «снимали порчу», но так и не помогли. И что теперь? Так и жить?

Разберем системно:

  • Кто и почему становится жертвой?
  • Что такое страх, и работает ли психология с вопросом «как избавиться от страха»?
  • Существует ли возможность изменить свой жизненный сценарий?

Все оказывается просто, если на вооружении реальные знания о психическом человека. Системно-векторная психология Юрия Бурлана впервые четко дифференцирует людей по векторам (врожденным психотипам). Каждый из имеющихся 8 векторов несет в себе определенные свойства и желания, которые и отвечают за наши бессознательные мысли, поступки и действия.

Если мы реализуем заданные нам природой свойства — мы испытываем радость, проживаем наполненную счастливую жизнь. Если эта реализация оказывается недостаточной или отсутствует, человек впадает в негативные состояния, проживая негативный жизненный сценарий.

Так это и с теми, кто постоянно попадает в неприятности. Человека, проживающего сценарий жертвы, буквально тянет в темные переулки навстречу «приключениям». Он даже пахнет по-особому для преступников… И притягивает их на свою голову (пардон, шею).

Психология жертвы. Ведомые страхом смерти

Наука о психологии жертвы называется виктимологией. Но до Системно-векторной психологии Юрия Бурлана никто не давал четких описаний, кто именно и почему подвержен виктимному поведению. Как его в себе распознать, чтобы избежать опасных ситуаций.

Виктимное (оно же жертвенное) поведение может возникать далеко не у всех – лишь у некоторых людей со зрительным вектором (менее 5% людей). Решающим является их психологическое состояние.

Это по природе самые эмоциональные и впечатлительные люди. Если их эмоции не получают должного применения в жизни, то весь нерастраченный потенциал проявляется в виде эмоциональных раскачек. Из чувства страха и тревоги — в беспричинную радость и экзальтацию, и обратно.

В корне всех эмоций зрительного вектора – страх смерти. Это та эмоция, с которой рождается каждый зрительный человек. Научаясь испытывать другие чувства, направленные на сопереживание – эмпатия, любовь, сострадание, человек освобождается от страха.

В случае, если человек не находит применения своим эмоциям, остается сосредоточенным на себе и своих внутренних состояниях, то в повседневной жизни он испытывает много страхов. Бессознательно он таким образом наполняется – не отдавая себе отчет, ищет ситуации, провоцирующие страх и беспокойство. Идет по темным переулкам, на кладбище, смотрит ужастики и т.п.

Читайте также:  Ум и разум - психология

Жертвами, как правило, становятся кожно-зрительные люди со зрительным вектором в состоянии страха и кожным вектором в состоянии мазохизма. Механизмы подобных фиксаций и психология страха в частности подробно разбираются на тренинге по системно-векторной психологии. Это помогает увидеть корень проблемы, осознать ее и поменять «-» на «+».

Сотни результатов говорят о том, что тренинг Юрия Бурлана помогает избавиться от навязчивых состояний страха, перестать быть жертвой, изменить свое внутреннее состояние, мысли и поведение, а значит и жизненный сценарий. Тренинг помогает понять, что кроется за словом «жертва» и избавиться от провоцирующего поведения.

Вот что пишут люди, прошедшие тренинг:

«…Что заставляло меня одевать уже будучи не юной девушкой очень короткое платье и идти на репетицию или тренировку и возвращаться в метро в 10-12 часов ночи, а потом боятся до дрожи в коленках, когда за мной по пятам до дома сзади сопровождает подозрительный тип?

Мои похождения в одиночестве по паркам и лесу прекратились только после бесплатных лекций по СВП..

я слушала их наверное раз второй и потом, когда в следующий раз пошла гулять, и ноги понесли меня туда, где никого нет, мне стало не по себе и я спросила себя: «А зачем тебе идти туда, где тебе страшно?» ведь там реально никого нет, хоть и красивая природа. А любоваться ею можно и в парке, где людей много…»

Светлана Чуева,Читать полный текст результата«…я перестала бояться темноты!!! Да, мне этот страх жизни спокойной не давал!!! Мне, и моей бабушке! ДА!!! Перестала!!! Когда — не знаю! Клянусь, сама не поняла, когда.

А осознала, что страх темноты ушёл, когда на очередном бесплатном занятии написала Юрию: «Юрий, вы обещали, что страх темноты уйдет!!! Не ушёл!!! Почему?!» И только хотела нажать «Отправить», как тут же сама себе ответила «А я ведь больше не боюсь» Какова была моя радость…

Я 15 лет боялась темноты! Слово-в-слово, один-в-один так, как описывает Юрий на занятии по Зрительному вектору на ПУ»Екатерина Симонова,Читать полный текст результата

Тысячи повторяемых результатов в различных сферах. В чем секрет? В том, что тренинг позволяет увидеть причину и следствие.

Он помогает увидеть мир объемным, делая наблюдаемыми отличия людей друг от друга. Позволяет взглянуть на корень страха, который лежит у нас в подсознании. Подробнее об этом – уже на бесплатных онлайн лекциях. Присоединяйтесь! Регистрация здесь.

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/psikhologiya-strakha-ponyat-i-preodolet

Психология страха. Как побороть страх?

kantrium.com | MySuomi.com | HELSINKI | TourMANN.com

Психология страха- это всегда избегание опасных ситуаций, напряжение, даже  перенапряжение.

Как кролик замирает перед удавом, так и человек, испугавшийся уличного хулигана, почти полностью забывает о том, что может сопротивляться, по сути дела заранее сдается.

Человек, боящийся выговора начальника также боится и очень сильно боится. Его психология- это психология хамелеона, готового прогнуться под любое давление.

Страх многолик и разнообразен. Психологи насчитывают несколько сот его разновидностей. Разумеется, тещу боятся по-другому, чем дефолта, а мужа-алкоголика несколько иначе, нежели террориста, угоняющего самолет.

Перед тем как побороть страх важно понять психологию страха.

По-разному переживают страх начальники и подчиненные, родители и дети, старики и молодые.

Флегматик едва ли способен испугаться легко и быстро, но если уж поддается страху, то придет в себя не сразу.

Холерик же может почувствовать свою душу в области пяток за доли секунды, что не помешает ему через две-три минуты вновь ощутить себя спокойным и уверенным.

Люди худые гораздо чаще испытывают страхи, нежели люди плотного телосложения, а оптимисты пугаются реже, чем пессимисты.

Страх часто воздействует не только на психику, но и на тело: движения становятся скованными, появляется ощущение вялости.

Страх приводит в состояние боевой готовности железы внутренней секреции, и выбросы адреналина в кровь не позволяют человеку быть спокойным.

Ему остается лишь следовать двум древним инстинктам — идти навстречу опасности и атаковать первым или бежать. Какой вариант он предпочтет, зависит от оценки собственных сил.

Психология страха побеждается психологией бесстрашия, которая предлагает человеку идти навстречу опасности.

Вопрос как побороть страх стоит перед очень многими людьми в наше время

Йог или мастер боевых искусств может побороть  страх с помощью тренированной воли и медитации, а решительные воины умеют вводить себя в состояние боевого транса, при котором адреналин не только не ослабляет волю, а, наоборот, способствует «закипанию» крови.

Не зря опытнейший полководец Александр Македонский предпочитал брать в свое войско людей, которые при опасности краснеют (вот оно — приливание крови к голове, мгновенно приводящее к состоянию бесстрашия), а не бледнеют (в этом случае кровь опускается вниз, к конечностям, и ноги становятся ватными).

Наша цивилизация породила множество новых форм страха, которые порой приводят к неврозам. Например, некоторые, находясь в супермаркетах, испытывают страх перед прилавками, ломящимися от разнообразия товаров.

Вначале они теряют контроль над собой и переживают легкий страх во время посещения магазинов, а затем и дома, когда снова нужно идти за покупками.

Одни боятся потратить много денег, другое опасаются невозможности  сделать окончательный выбор, третьи страшатся головокружения и усталости – неизбежных спутников каждого, кто любит подолгу глядеть на витрины.

Кто-то из страха боится купить необходимую вещь, а кто-то рискует воровать прямо с прилавка, и тоже из страха.

На вопрос: «Что вас побудило украсть из магазина это платье?» -одна женщина ответила: «Страх нищеты». Значит страхи иногда заставляют человека совершать безрассудные поступки.

В каждой стране, у каждого народа есть свои специфические страхи.

В России весьма распространены страхи перед начальством, властью, революциями, что, например, совершенно не характерно для Америки, где больше всего опасаются выглядеть неудачниками.

С другой стороны, национальная склонность к этим страхам может иногда заставить нас устраивать те же революции и бунты, и в такие экстремальные моменты уже ничего не бояться.

Сегодня мы больше всего боимся бедности, незащищенности, перемен к худшему. Но самые мудрые из нас боятся самого страха и учатся жить так, чтобы уже ничего не бояться.

Как это сделать?

Разработано множество методов, помогающих эффективно избавиться от этого в высшей степени неприятного чувства.

Если вы чувствуете, что страх побеждает вас, не спешите бежать к психотерапевту: может, вам удастся справиться с ним самостоятельно.

Попробуйте рассмотреть свой страх словно со стороны: вот сковываются мышцы, нога становятся ватными, сердце бьется, в голове неразбериха…

А теперь попытайтесь оторвать свое спокойное, сильное Я от этого хаоса.     Чтобы Скажите страху решительно и категорически: страх — это не Я!

Чтобы побороть страх, нужно в первую очередь отделиться от страха и смотрите на него со стороны, это уменьшает его силу.

Психология страха— это психология  эмоционального и зажимов в теле: человек  цепенеет, теряет способность к сопротивлению, переживает каскад чувств и в конце концов уступает угрозе и внутри себя, и вовне.

Представьте свой страх в виде облачка, появляющегося на мысленном небосклоне. Посмотрите на него как на нечто совершенно постороннее, не имеющее к вам ни малейшего отношения.

Потом дайте облачку возможность уйти из поля зрения, растворившись в пространстве. Не подпускайте его близко, оттолкните подальше от самого себя.

Есть еще один метод, полезный для того, чтобы искоренить в себе психологию страха и в конце концов побороть страх. Составьте список всех ваших прошлых побед над самыми различными страхами и опасениями.

Выберите из него несколько наиболее значимых для вас ситуаций и попытайтесь заново пережить состояние бесстрашия и уверенности.

Вспомните также примеры бесстрашия других людей, восхищавшие вас. Постарайтесь вжиться в их образ, размышляйте о них, и через какое-то время почувствуете, что бесстрашие стало вашим естественным состоянием.

Перенесите позитивные переживания, которые у вас возникли в момент такого мысленного отождествления в образ себя и той ситуации, которой вы опасаетесь и мысленно выполните  опасное действие.

Научитесь вначале  бесстрашно и уверенно действовать мысленно, а потом и  реально.

Поверьте, что внутри вас скрыты огромные ресурсы.

Теперь порепетируйте свое будущее поведение. В тишине, наедине с собой ярко представьте ситуацию, которая вызывает у вас страх, и посмотрите на все сопутствующие эмоции.

Вы еще раз увидите, как учащается дыхание, тело становится скованным, мысль — неуклюжей… Именно так вы чувствуете себя в реальности.

Чтобы побороть страх, подумайте, как повел бы себя в этой ситуации сильный, уверенный в себе человек. А теперь расслабьтесь и попробуйте представить свое бесстрашное поведение.

Сделайте это несколько раз, пока образ не станет четким и ясным, а чувство смелости — отчетливым. После такой мысленной репетиции уверенного поведения попробуйте осуществить его на практике.

Внимательно пронаблюдайте за своим страхом и определите, где-он больше всего присутствует.

Психология страха всегда сопровождается неконтролируемым напряжением тех или иных участков тела.

Какая часть тела больше всего боится, дрожит и напрягается — горло, грудь, живот, спина, ноги?

Сосредоточьте на этом месте свое внимание и начните мысленно дышать через него.

Можете представить, как можно ярче, что ваши легкие или даже ноздри находятся в этом месте тела, будь то напрягающийся живот, дрожащие колени или пересохшее горло.

Энергия, которую вы таким образом накачиваете в данный участок тела, постепенно избавляет от более грубой энергии страха. Вместо нее вы наполняетесь жизненной силой, несущей в себе здоровье, спокойствие и уверенность в себе.

Ключевые слова этой статьи:
психология, тренинг, решение проблем, коучинг, консультации, запись на консультации, программа индивидуального консультирования, страх, флегматик, холерик, боевая готовность, железы внутренней секреции, страх перед начальством, помощь избавиться от страха, состояние бесстрашия, жизненная сила, бесстрашное поведение, спокойствие, уверенность, уверенное поведение

Источник: http://www.Kluchnikov.ru/stati-avtorskie/samoregulyaciya-upravlenie-soboy-psihotrening/98-psixologiya-straxa-kakie-metody-pozvolyayut-effektivno-izbavitsya-ot-negativnogo-perezhivaniya.html

Психология страха смерти

Чувство страха знакомо всем. Несмотря на это, природа тревоги и страха остаётся загадкой для психологов. Одни видят суть тревоги в беспомощности, другие описывают внутренний разлад, возникающий при угрозе безопасности, третьи отмечают дезинтеграцию личности при столкновении с противоречием.

Так когда же человек боится? Прежде всего пугает неизвестность. Человек боится того, что его ожидает. Поэтому у некоторых людей возникает тяга к «уверенности в завтрашнем дне». Возможен и другой вид страха.

Это так называемая тревога отделения: ребёнок боится оторваться от матери, любящий боится потерять объект своего чувства, каждый боится быть выброшенным из мира, где всё привычно и знакомо.

Противоположностью боязливости является решительность. Если мы решаемся мыслить последовательно и смело, мы приходим к выводу о том, что обречены на незнание того, что с нами произойдёт. Оказывается, с полной определённостью мы можем знать только одно – все мы когда-нибудь умрём.

И эта абсолютная неизбежность вызывает в нас сильнейшее чувство тревоги, настолько сильное, что мы не можем его вынести. Мы предпочитаем неведение.

Как можно ощущать себя, зная, что рано или поздно тебя не будет? Как жить, творить и действовать в мире, зная, что всё закончится для тебя? Как общаться с людьми, зная, что каждый из них раньше или позже будет закопан в землю? Действительно, наука, культура, идеология не дадут нам ответов.<\p>

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Осмысливая феномен тревоги, выдающийся мыслитель С. Кьеркегор приходил к выводу, что тревога начинается с момента ощущения себя человеческой личностью – «у зверей и ангелов тревоги нет». У животных существуют инстинктивные страхи. У человека аналогичную функцию выполняет своеобразное сужение сферы сознания.

Человек может решить, чтобы быть нормальным, не думать о проблемах жизни и смерти. Что же, неужели нормальность – это отрицание реальности? Умом человек, конечно, понимает, что когда-нибудь умрёт, но в то же время… не знает этого. Вернее, хочет не знать. Он убегает от знания. Цивилизация помогает ему в этом.

Общество вырабатывает нормы приличия. Разговоры о смерти неприличны. Существует стремление скрыть смерть от детей. Прослеживается тенденция изолировать смерть в стенах больниц и моргов, расположить места упокоения усопших подальше от городов.<\p>

Есть и другая крайность – десакрализация смерти.

Особенно ярко это видно на примере так называемого «чёрного юмора», сюда же относятся эвфемизмы типа перекинулся, дал дуба. Но и здесь за натужными остротами проступает леденящий страх. Тогда применяется другой образ защиты. Выработан набор приличествующих случаю фраз – «Бог дал, Бог взял» или «Все там будем».

Ритуал соболезнования достаточно формален и сводится к произнесению банальностей, за которыми не стоит внутренней солидаризации .

Единственное место, где естественно и спокойно говорят о смерти – это храм. Для многих путь в Церковь начинается с размышления о смерти. Для других значение религии ограничивается «отпеванием и поминанием» мёртвых. Итак, мир бежит от смерти. В этом беге молодёжь впереди. Не случайно молодые недолюбливают пожилых. Родителям даются презрительные клички: предки, черепа.

Откуда такая неприязнь? Уж не от страха ли стать похожими на них, не потому ли, что они напоминают о неминуемом? Мы свидетели небывалого в истории ускорения времени. Техника становится всё более точной, удобной и быстрой. Но в погоне за комфортом и качеством внешней жизни мы что-то теряем, и нам, самодовольным и упоенным всемогуществом, придётся за это расплачиваться.

<\p>

В последнее десятилетие одним из наиболее употребительных видов наркотических средств стали так называемые «ускорители», к числу которых относится известный препарат «экстази». Его действие проявляется высвобождением огромного количества энергии с последующим истощением всех ресурсов организма.

Только благодаря этому наркотику возможно танцевать 8 часов подряд, не испытывая усталости, при этом время воспринимается как протекающее необыкновенно быстро. Интересно, что побочным действием препарата является подавление аппетита.

Почему мы упоминаем об этом? Состояние современного общества удивительно напоминает действие «экстази»: происходит бессмысленное механическое ускорение с полным притуплением чувства духовного голода. Истощенный духовно человек продолжает дергаться в погоне за «кайфом» от самого движения.

Он не может вырваться из ритма, потому что, если он остановится, ему придётся задать себе страшный вопрос о смысле жизни и смерти.<\p>

Знание о том, что человек умрёт, оттесняется далеко на периферию сознания, а иногда – в область бессознательного. Он покупает мираж комфортного существования в современном мире ценой собственного невежества. Выдающийся философ М.

Хайдеггер писал: «Смерть вызывает тревогу, потому что затрагивает самую суть нашего бытия. Но благодаря этому происходит глубинное осознавание себя. Смерть делает нас личностями». Итак, мы отказываемся доверять себе, своим убеждениям, своим чувствам. Отрекаясь от страха смерти, мы предаем самих себя. Мы отбрасываем своё богоподобие, предпочитая уподобляться бессловесным тварям.<\p>

Читайте также:  Плывет по течению - психология

Хорошо умереть молодым?

Фото Сергея Долгих

Попробуем проследить, как действуют различные варианты психологических защит на протяжении этапов человеческой жизни. В детстве каждый ребёнок однажды нахмурится и спросит: А я умру? Каким бы ни был ответ родителей, он вскоре отвлечётся и забудет об этом; ведь ничто не напоминает о неизбежном конце.

Незрелая психика ребёнка, незнакомого с христианством, может быть повреждена преждевременным знанием о прекращении земного существования. Не случайно для блуждающего религиозного сознания типична промежуточная идея циклов кармических перевоплощений, в которых оправдывается добро и получает возмездие зло.

Но как взрослеет и обретает себя человеческая личность, так и в развитых формах Богопочитания самым важным становится момент встречи единой (а не размытой в бесконечности) личности с её Творцом.<\p>

Становясь старше, формирующаяся личность совершает компенсаторное противопоставление себя старшим.

Как правило, реакция оппозиции выражается в декларации своей принадлежности к определенному течению молодёжной субкультуры. Чаще всего протест осуществляется на поверхностном уровне – причёска, одежда, манеры. Прослеживаемый дальше, он распространяется на сферу культуры – музыка, живопись, поэзия.

Наиболее глубокое размежевание может произойти на ценностном, мировоззренческом уровне. Так появляются идеологические движения.<\p>

Рассмотрим некоторые молодёжные мифы.<\p>

В ореоле романтического насилия предстаёт образ рокера – байкера. Это воин на ревущем мощном мотоцикле.

Смерть здесь привлекательна и романтична, а жизнь имеет смысл лишь тогда, когда ты подчиняешься неписаным законам чести. Твоя личность значима лишь настолько, насколько ты соответствуешь несложному кодексу поведения: выглядишь круто, ездишь быстро, дерёшься жестоко. До глубины твоих переживаний никому нет дела. Восприятие тебя скорее будет зависеть от мощности твоего мотоцикла, чем от того, кто ты есть в глазах Бога.

Пафосом тотального отрицания может привлечь молодых панк-культура. Опьяняющий нигилизм, абсолютное непризнание любых ценностей, кружащее голову развенчивание кумиров – часто на это покупается незрелая личность, воспитывавшаяся в атмосфере педантизма и запретов.

Агрессивный эпатаж мещанского благополучия, так называемый «стёб» может внешне напоминать православный духовный феномен юродства. Однако здесь происходит разрушение ради самого процесса, примитив ради примитива.

Это сама по себе мертвящая культура, и к смерти у неё отношение соответствующее: «мол, туда и дорога, всё равно нет будущего».

В различных формах предстают элитарные движения. Здесь сладостно ощущение собственной исключительности, значимости. Здесь трудно стать своим, принадлежность к этому кругу является основной его ценностью. Здесь деталь наряда или новый жест являются предметом обсуждения.

Безудержный снобизм, культ утонченности, аристократическая закрытость. При теснейшей зависимости от условностей здесь совсем нет сострадания и любви. Страх смерти блокируется разработанной системой «приличного» поведения.

Отношение равнодушное – лишь бы смерть была «красивой».

Следует упомянуть о распространенном молодёжном мифе, отзвуки которого присутствуют во всех субкультурах. Назовем его так – «Хорошо умереть молодым». Речь идет о самоубийстве или более медленном уничтожении себя одурманивающими средствами или анаболиками, наращивающими мускулатуру.

Накачивающиеся стероидами, любующиеся собой культуристы-бодибилдеры уверяют, что хотят умереть в расцвете красоты и силы. И здесь тот же скрываемый за мелодраматическими фразами страх смерти. Страх приводит к такому отчаянию перед утратой контроля за своим существованием, что человек прекращает это существование.

Лекарство оказывается горше болезни.

Ловушки зрелости

Фото протоиерея Сергия Клинцова

И вот молодость проходит. Личность достигает зрелости, которая подразумевает максимальную свободу с максимальной же ответственностью. Теперь на первый план выступает стремление занять своё место в обществе. Становятся значимыми вопросы материальной обеспеченности, престижа и служебного роста.

<\p>

Существует различие: организм – категория биологическая, индивидуум – социальная, личность – духовная. Слово личность родственно слову лицо. Для нас это важно потому, что в своём бытии в образе личности человек встречается со своим Творцом.

В этой встрече личность может обратиться к своему Создателю либо просветлённым ликом, либо открытым лицом, либо лживой личиной.

Иногда человек забывает о своём призвании быть личностью. Он выбирает жизнь в качестве организма, заботясь только об удовлетворении своих биологических потребностей, или в качестве индивидуума, будучи только «точкой пересечения» социальных связей. Соответственно этому возможны три смерти человека.

Биологическая – прекращение физиологических функций организма. Социальная – непоправимая утрата своего места в обществе; иногда страх перед потерей своей социальной «маски» приводит человека к самоубийству . Отсюда недалеко и до духовной смерти. Это сознательный шаг в бездну отвержения себя, мира и Бога, иногда романтизируемое.

Это – плевок в лицо Спасителя, «возлюбившего мир до смерти крестной».

Избежав ловушек первой половины жизни, человек вступает в очень сложный период. Подступает старость – становится неуютно. Слабеет здоровье, изменяют силы, подтачивают болезни. Теперь человек больше всего озабочен тем, чтобы сохранить своё положение, ничего не потерять… лишь бы не было хуже, лишь бы не стать бедным, немощным, одиноким.

<\p>

В современной психологии получила распространение концепция «кризиса середины жизни». Вот как описывает его проявления А. ван Каам в книге «Трансцендентное Я»: «В этом периоде дорогие для нас люди, вещи и переживания уходят из нашей жизни. От нас отделяются наши способности и навыки, наше здоровье, наши дети, коллеги, друзья. Это отделение глубоко ранит нас.

Должно пройти время для того, чтобы осознать, что этот разрыв привычных связей освобождает нас для внутреннего роста. В этот момент многие из нас впервые сталкиваются со смертью любимых. Встреча со смертью вырывает нас из рутины обыденности и заставляет задуматься о жизни.

Мы испытываем потрясение, может быть, впервые уяснив конечность человеческой жизни, внутри нас прочно поселяется тревога. Со смертью любимого умирает что-то внутри нас. Чем больше мы любили, тем глубже рана. Она со временем срастается, но остаётся шрам. Вот истина, которой учит середина жизни: жизнь непредсказуема и конечна.

Мы можем быть ни в чём не уверены, но продолжать всё любить. Нам следует лишь убедиться, что Сила Свыше поддерживает нас, не снимая дар и проклятие свободы ».

Нужна ли нам хорошая новость?

Мы начинаем понимать, что для многих жизнь становится лишь бегством от страха смерти. Так человек бежит от самого себя, от подлинной близости с другими, от правильных взаимоотношений с Богом. А чтобы быстрее бежать, надо бежать налегке.

И человек оставляет на старте главное – самого себя, непонятого и невостребованного – чтобы на финише оказалась его потрепанная оболочка. Это кросс по пересечённой местности: через овраги соблазнов, через барьеры карьеры, через кустарники страстей.

Нас не удивляет мир, в котором мы призваны жить, и это признак дремоты нашего сознания. Встряхнуть нас могут только искусственные сверхсильные раздражители. «А вот инопланетяне.., а экстрасенсы.., назначенный конец света». Бесстыдная наглость секса, разрушающе сладкая наркотическая эйфория. Бесчувственные к истинной Тайне, мы выдумываем свои убогие ненастоящие чудеса.

Но Тот, Кто выше нас, не забывает нас. Бог возвращает нас к знанию о том, кто мы есть. Он не навязывает нам Своей воли. Он предлагает нам понять Свой замысел о мире. Слово Его – Евангелие – переводится как Благая Весть. Поверив Ему, мы услышим только хорошие новости. Но, будучи честными перед самими собой, зададимся вопросом: нужны ли они нам?

Мы можем быть вполне довольны своей жизнью. Есть здоровье, еда, одежда, работа или учеба, друзья, увлечения. У нас всё ладится. Мы кажемся себе достаточно умными и привлекательными.

Так что же, мы ничего не боимся?<\p>

Не жестоко ли со стороны Бога отнимать у нас жизнь? Вовсе нет, потому что если мы верим в Него, то верим и в возможность «оставления грехов и жизни вечной». Блаженный Августин писал: «Мы не боимся умирать, потому что имеем доброго Бога».

Для христианина смерть – это не конец, а завершение какого-то этапа, рубеж, а для праведника – рождение в новую реальность.

Всё в человеке противится сознанию конца.

Это мудро устроенное тело, это творчество, вкладываемое в жизнь, эта любовь, которую мы отдаём и получаем, – разве можно представить себе, что это исчезнет бесследно? Даже оказываясь свидетелями смерти, мы отдаём себе отчет, что когда человек умирает, это вовсе не похоже на то, когда заглох мотор автомобиля или погас экран телевизора. Даже те, кто считает себя атеистами, не выбрасывают покойников на помойку. Мы бережно храним память об ушедших, дорожим их изображениями, видим их во сне.

Как нам вместить в себя это знание смерти и уверенность в бессмертии? Задумаемся, разве мы не умираем с каждой минутой? Но вместе с тем с каждым моментом мы извлекаем всё новые уроки из событий, происходящих с нами. Мы растём в осознавании себя, в опыте, в мудром отношении к миру. Наша душа приходит в меру своего возраста, мы приближаемся к своей истинной сути. В нас крепнет и набирает силу то, что не подвержено смерти.

Если мы правильно устроили свою душу, то уже на земле она принадлежит вечности В терминах духовной жизни состояния души в вечности обозначаются как рай и ад. Это, конечно, таинственные термины, далекие от обывательских представлений.

Рай – состояние блаженства. В аду, словами Святых Отцов, «грешники будут жегомы огнем любви». Здесь личность окончательно и сознательно выбирает богооставленность.

Возможно ли это? Да, – учит Церковь, предусматривая полную реализацию личностной свободы.

Простота, собранность, трезвение, смирение – основополагающие понятия христианской духовности. Проникнувшись ими, мы можем осмысленно и уютно жить со знанием собственной смертности.

Больше того, мы получаем право истинной свободы. Ведь для христианина свобода – это согласие с волей Божией, возможность говорить Богу «да».

Христианин верит в то, что его жизнь заканчивается в самый оптимальный для этого момент: самый благоприятный для спасения его души.

Христианин призван жить сопричастным Христу. В центре христианства – Крест, символ незаслуженной и одинокой смерти. Наш Спаситель был Человеком. Он пережил внутренние мучения в Гефсиманском саду. У Него был выбор и Он его сделал. Его смертью и Воскресением был искуплен мир и мы обрели бессмертие.

От страха – к любви

Фото Сергея Долгих

В беседах митрополита Антония Сурожского есть пронзительные слова: «Неважно, жив ты или мёртв, важно, ради чего ты живёшь или во имя чего умираешь».

Но в чём же мы можем обнаружить смысл смерти? Во-первых, она смиряет человека. Смирение есть единственная тональность речи для диалога с Богом: творение осознает себя и свою потребность во встрече с Творцом. Чувство смертности подчёркивает бессилие человека спасти самого себя .

Во-вторых, сознание смерти облагораживает жизнь, не позволяет человеку потерять себя в суете. Он живёт в присутствии вечности. Жизнь обретает красоту. Издавна известно понятие, которым озаглавил свою песню Дж.

Харрисон – «Искусство умирать»… Оно заключается не в том, чтобы время от времени вспоминать о неминуемом конце. Речь идёт о том, чтобы конкретно учиться принимать, не отказываясь, дары Промысла.

Таким даром может быть огорчение, болезнь, разочарование, неудача, одиночество, крушение надежд .

«Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение Влечет меня и то и другое» (Флп. 1:21, 23) – пишет апостол Павел; для него смерть – неотъемлемая, сознательно принятая принадлежность жизни.

  Христианская смерть мирна, и даже если она насильственна, в ней нет гнева и злобы.

Широко известны строки, записанные дочерью Николая II непосредственно перед казнью: И в час мучительной кончины / Вдохни в сердца Твоих рабов / Нечеловеческие силы / Молиться кротко за врагов.

В-третьих, смерть объединяет нас. Столкнувшись со смертью человека, мы осознаём свою причастность человечеству. Мы прощаем умершего, как бы ни были обижены на него – «о мёртвых либо хорошо, либо ничего», – и нередко начинаем выше ценить близких, оставшихся с нами.<\p>

Смерть позволяет подвести итоги.

Мы говорили, что в христианском сознании смерть – это не конец, а рубеж.<\p>

И последнее, основное. Смысл смерти – в её преодолении. Смерть преодолевается любовью. Философ Габриель Марсель однажды написал: «Сказать человеку – я тебя люблю, значит сказать – ты никогда не умрёшь».

Сознание смерти, принятие и преодоление этого страха – это призыв любви, призыв следовать за Христом, Который Сам есть Любовь. Христианская любовь – особая любовь. Может быть, вернее сказать, что то, что в мире называется любовью, не совсем совпадает с христианской сутью этого понятия.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет в частном письме: «Признаю только ту любовь, которая действует по велениям Евангелия, которая сама – свет. Любовь, превозносимая миром, сопровождаемая рвением, мечтательная и переменчивая, признаваемая человеками их собственностью, – искажение любви.

В (истинной) любви не может быть ни мечтательности, ни плотского разгорячения. Такая любовь – свет – она неприступна для греха, всегда пресмыкающегося на земле; она живёт на небе, – туда переносит на жительство ум и сердце, соделавшиеся причастниками Божественной Любви».

Итак, мы начали со страха и пришли к любви. Это не случайно. В Ветхом Завете мы читаем «Начало премудрости – страх Господень».

А в конце Нового Завета, в послании Иоанна Богослова есть слова, которые вдохновляют каждого христианина: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1 Ин 4: 18).

Постараемся же принять неизбежность смерти; в неизбежности увидим тайну, в тайне – надежду на Божию милость; в уповании на Бога – доверие Его милосердию, так просто выраженное словами святителя Афанасия Александрийского: «Бог стал Человеком для того, чтобы человек стал богом».

Сергей БЕЛОРУСОВ

Источник: http://pravlogos.ru/psihologiya-straha-smerti/

Ссылка на основную публикацию