Психотерапия и психология развития — психология

Читать

Эта работа занимала меня примерно десять лет назад. Тогда я работал под началом О.Н. Кузнецова – доктора медицинских наук, профессора, выдающегося отечественного ученого.

Психиатр, невропатолог, психолог, психотерапевт – Олег Николаевич был потрясающим ученым с огромной широтой научных интересов. Последние годы своей жизни он почти полностью посвятил себя проблеме творчества Ф.М. Достоевского, одного из лучших – если не лучшего – психолога мировой литературы.

Именно в этот период, в начале 90-х прошлого теперь уже века, мне и довелось познакомиться с Олегом Николаевичем.

Как научный руководитель, дело было буквально в коридоре Клиники психиатрии Военно-медицинской академии, он с ходу дал мне задание – посчитать количество слов «истерика» в романе «Братья Карамазовы».

Занятие, как нетрудно догадаться, весьма незатейливое, но эффект, надо признать, был особенным и незабываемым. Уже скоро я видел на страницах романа одни «истерические припадки», «нервные смешки», «идиотические» выражения лиц и так далее.

Все произведение предстало передо мной особенным образом – отчаянное внутреннее напряжение, оголенный нерв, дрожание чувства.

И, разумеется, ограничиться одним пересчетом психиатрических терминов я уже не мог. Передо мной предстала сложнейшая картина личностных переживаний, трагедий, кризисов и трансформаций.

И первое место, конечно, занял Алеша Карамазов, превращающийся на глазах читателя из невзрачного юноши с наивным взглядом на объекты веры в удивительную, сильную, полную настоящей внутренней жизни личность.

Но здесь же были и замкнутый циник Иван Карамазов, и находящаяся в вечном надрыве чувства Грушенька, и, конечно, истерзанная внутренними противоречиями Лиза Хохлокова, широкодушный Митя, святой старец Зосима… А главное – предельно насыщенные чувствами интеракции героев романа.

Так появились мои первые научные работы по психологии и психотерапии (до этого я занимался историей медицины) – «Художественно-психологическое и неврологическое понимание истерии» и «Истерические механизмы развития личности»[1], состоялись доклады, как на медицинских форумах, так и в рамках Международной конференции «Достоевский и мировая культура».

Интуитивно понятые тогда механизмы развития личности, внутреннее ощущение сущности этого феномена, разумеется, не могли остаться в рамках художественного и культурологического анализа.

В то время я занимался проективными тестами, исследуя психологию личности курсантов академии, а также пациентов отделения неврозов Клиники психиатрии, где начал свою психотерапевтическую практику.

Тогда же я познакомился и с А.Н. Алехиным – доктором медицинских наук, профессором, настоящим ученым и потрясающим, необыкновенно глубоким мыслителем, который стал моим лучшим научным руководителем. Это была по-настоящему счастливая встреча.

Анатолий Николаевич занимался в те годы проблемой психической адаптации человека, в частности в рамках долгосрочных экспериментов по герметизации. Мы проводили большую совместную научную работу, энтузиазм, охват и серьезность которой до сих пор вызывают у меня щемящее чувство ностальгии.

Мы имели потрясающую возможность наблюдать психологические кризисы в экспериментальных условиях, что, разумеется, серьезно продвинуло работу.

В какой-то момент стало понятно, что принципы, лежащие в основе процесса развития личности, в определенном смысле универсальны.

Теоретические и расчетные модели, которые выстраивались на основе этих несодержательных принципов, давали потрясающие результаты. В экспериментах все эти принципы и модели работали с завораживающей точностью.

И, разумеется, после этого методология увлекала нас куда сильнее, чем частный по сути аспект ее приложения – теория личности, а также процессы ее формирования и развития.

И так на свет появилась «психософия» – неологизм, призванный обозначить новый подход к научному знанию. Суть этого подхода, если попытаться сформулировать его предельно кратко, состоит в следующем.

Во-первых, все, с чем имеет дело исследователь, есть его психологический опыт, поскольку все, чем он оперирует, предстает перед ним в психической форме – в ощущениях, образах, языке. Поэтому без понимания того, что есть этот психологический опыт и психический аппарат человека, говорить о достоверности знания невозможно.

И второе – исследователь имеет дело с содержанием, закономерности, которые он выявляет, относятся к этому содержанию, но, как ученый, он должен видеть не только то, что облечено в форму, но и то, что облекается в форму, то есть то, что стоит за содержательной стороной проблемы.

Несодержательные принципы, выявленные психософией, отражают систему отношений между миром и человеком, дают, так сказать, их внутреннюю структуру и тем самым страхуют нас от неоправданных обобщений, основанных на закономерностях, выявленных просто из содержательного наполнения тех или иных процессов.

Таким образом, психология и психотерапия временно отошли на второй план, а наш научный интерес оказался сосредоточен на методологии, где методология понимается как способ взаимодействия человека со знанием.

В результате получилась странная ситуация: психософия родилась из теории развития личности, а потом уже была ею несколько трансформирована.

При этом, излагая полученный материал, мы, разумеется, отталкивались от методологии, которая заняла первое место, а лишь затем обратились к психологии личности, феноменам ее формирования и развития.

В общем, получилось, что мы запрягли телегу впереди лошади, что, вероятно, было не совсем правильно. В таком виде наша первая совместная с Анатолием Николаевичем книга и увидела свет. Это было первое издание «Философии психологии», которое вышло с подзаголовком «Психософия. Наука о душе человека» скромным тиражом в двести экземпляров.

Работа с выходом этой книги, конечно, не остановилась. И мы принялись за новую книгу, которая развивала идеи первой, но по ряду причин так и не была закончена. Возможность переиздания этой монографии появилась только в 2001 году, а книга вышла в 2002-м.

Издать мы могли только одну монографию, а поэтому была сделана некая компиляция из двух первых – одной полной и второй – недописанной. При этом вся та часть, которая была посвящена личности, процессам ее формирования и развития, была существенно переработана – дополнена и исправлена.

Эта книга вышла под названием «Психософия: методология, развитие личности и психотерапия». Лошадь так и продолжала стоять позади повозки.

Сейчас, когда у нас появилась возможность опубликовать все имеющиеся у нас тексты по этой проблематике, встала задача еще раз структурировать написанный когда-то материал. Это оказалось не так просто, как хотелось бы.

За те десять лет, которые прошли с момента написания книги, изменились и сами авторы, и их представления о том, что они делали тогда, эти десять лет назад.

В результате нас смущает как качество изложения, так и логика изложения материала.

Но беда в том, что переписать эти книги невозможно. С каждой новой попыткой изменить их структуру и манеру подачи материала теряется что-то очень важное – нечто, что можно назвать логикой размышления.

Эти книги писались в тот момент, когда новая методология только отстраивалась, читатель, таким образом, приглашался к рассуждению о том, что есть знание и как мы с ним – ученые и просто люди – взаимодействуем.

Эта манера изложения имеет свои очевидные плюсы, поскольку в ней есть некая антидактичность, но, с другой стороны, структурность слаба и во множестве мест объективно проседает.

Сейчас, спустя столько лет, мы могли бы написать другую книгу о том же самом. К этому моменту на базе новой методологии проведено большое количество исследований, она применена в разных областях науки и практики, с ее помощью, например, создана системная поведенческая психотерапия.

Мы сохранили прежний способ думать – тот, что дала нам тогда психософия, но изменили форму, которую принимает движение мысли в процессе научного исследования.

Очевидно, что новая книга получилась бы лучше, но она однозначно была бы совсем другой, а потому многое, что кажется важным, осталось бы за кадром.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=536505&p=1

«Осторожно, психолог!». О современной психологии и тренингах развития личности

«Психологи – враги рода человеческого» – бормочет мой коллега врач-психиатр после разговора с новой пациенткой. И я с ним согласна. […]

«Психологи – враги рода человеческого» – бормочет мой коллега врач-психиатр после разговора с новой пациенткой. И я с ним согласна. Потому что одно из моих мест работы – психиатрическая больница. Читаешь карты – сердце кровью обливается.

На ранних этапах болезни большинство годами ходили по психологическим консультациям, курсам, группам, тренингам. Их учили «радоваться жизни» и как «избавиться от излишних страхов и тревог». Болезнь, между тем, прогрессировала.

Читайте также:  Социальная фасилитация - психология

И никто из ведущих группы или консультирующих психологов не увидел, что у человека душевное заболевание.

Проблема людей с душевным заболеванием в том, что они не понимают, что с ними происходит. При этом человек чувствует, что с ним что-то «не то» и начинает искать помощи.

После советских времён слово «психиатрия» остаётся пугающим, поэтому чаще всего идут к психологам. Весь ужас в том, что психологи эту область совсем не знают и норму от патологии не отличают.

А прелесть их положения в том, что они ни за что не отвечают (врач подсуден, психолог – нет!).

Я сама из психологов. И сегодня я, как Павлик Морозов, выступаю против alma mater. Как партизанка, я подрываю авторитет профессионального сословия. Я имею на это право. Потому что знаю истинные размеры ущербности психологического образования. И последствия этого.

* * *

Много лет назад после института я попала на работу в центр клинической психотерапии. Вокруг были сплошь врачи психиатры-психотерапевты. Чтобы войти в работу центра, я попросилась присутствовать на приёме. После первого же приёма вышла растерянная. На консультации была женщина с 6-летним сыном.

Она жаловалась, что ребёнок неугомонный, «с шилом в заднице». А психотерапевт, вместо того, чтобы разбираться в атмосфере семьи, задавал вопросы про то, как протекали роды, да как мальчик ест, да как спит… А потом направил ребёнка на энцефалограмму. И пояснил мне: «Это внутричерепное давление.

Надо лечить первопричину, одной психотерапией здесь не обойтись».

И тут же прочитал маленькую лекцию, суть которой сводилась к тому, что у человека помимо души есть ещё и тело с кучей органов, заболевания которых влияют на психику.

Например, при нарушении функции щитовидной железы человек становится раздражительным, с этим он к психологу и придёт. А словом «лень» люди часто называют апатию, причинами которой может быть с десяток заболеваний.

В этих случая без лечения основного заболевания работа психолога или психотерапевта бессмысленна. Мы этого не проходили.

Довольно быстро я начала понимать, что обладаю странным набором поверхностных, разрозненных, во многом устаревших знаний. И громадным количеством примитивных схем и клише. Я стала понимать, что ничего не умею. Нам не дали ремесла.

Авто-слесарь, окончив ПТУ, не только знает, где в машине мотор, где карбюратор и т.д., но ещё и умеет это наладить. Балерина после окончания балетного училища умеет танцевать. А что умеют психологи? К какой работе их готовят?

Наша психологическая «школа» славилась, когда занималась своим делом – наукой. И псих. факи изначально были призваны готовить научных работников.

Но в науку сегодня идут немногие, возможно потому, что там не прокормишься. Большинство идёт работать с людьми – консультировать, вести группы.

А для этого требуется принципиально иной набор профессиональных знаний, да и другой уровень ответственности.

Тогда, много лет назад, я поняла, что мне надо переучиваться, попросила о помощи. И мне стали ставить мозги на место. Прошло очень много времени, прежде чем ушло мерзкое ощущение беспомощности. И когда сегодня я говорю: «знаю, умею, могу», это не благодаря полученному образованию, а вопреки ему…

Я училась ещё при советской власти. Но за все эти годы так и не сформировались четкие требования – что должен знать и уметь психолог. Нет понятия и о морально-этических нормах, поэтому «не навреди» к психологу не относится.

Программы подготовки психологов, по сути, не изменились, зато изменилось время. После перестройки спрос на специалистов этого профиля резко вырос. Сегодня их выпускает почти каждый гуманитарный ВУЗ, помимо этого громадное количество разномастных курсов. А проблемы все увеличивающейся «касты» «людоведов» и «душелюбов» остались те же – некомпетентность, безответственность.

Таким образом, у Великой Науки Психологии, имеющей многочисленных, достойных отпрысков, выросла непутёвая, малограмотная и очень нахрапистая «доченька», имя которой Вульгарная Популярная Психология… Её любимое занятие – «вешать лапшу на уши» и выдавать домыслы за действительность.

В психологии есть достоверные знания, то есть проверенные научными исследованиями. И есть громадное количество теорий, высосанных из пальца. Этими мифами и торгует непутёвая «доченька». Как часто я испытываю неловкость и стыд, когда слышу комментарии и рекомендации психологов по телевизору или натыкаюсь на журнальные статьи коллег по цеху.

Откуда они это берут? Приведу один известный всем пример: «ребёнок из неполной семьи обречён на проблемы». Да нет таких данных. Серьёзных научных исследований на эту тему не проводилось! В конце концов, полмира выросло в неполных семьях, потому что каждый век мог похвастаться парой, троечкой войн.

Кстати, а что, из полных семей все выходят без проблем?

При этом популярность психологических услуг продолжает расти. Как конкистадоры 500 лет назад кинулись завоевывать Америку, так полуграмотное племя психологов кинулось отвоёвывать свой кусок на рынке жизни. Самое интересное, что среди них есть люди порядочные, искренние, истово желающие вам помочь… Жаль только, что в основной своей массе малокомпетентные.

Трудно представить себе газету или журнал без странички психолога. По радио консультируют, по телевидению лечат. Большинство ток-шоу, в конечном итоге, сводятся к грубой имитации психологической помощи.

А ещё великое множество психологических тренингов, курсов и консультаций, где вы получите замечательные рекомендации: «как жить без внутренних конфликтов» (мне кажется, легко – достаточно потерять совесть); «как заловить мужика» (маленького можно сачком, а большого – капканом); «как себя полюбить».

Кондовые советы, касающиеся семейных отношений, чаще всего сводятся к обучению манипуляциям, типа: «надо кивать, а делать по-своему». А суть советов заключается в том, что родственникам нельзя доверять, но с ними не надо ссориться. Поэтому надо ловчить и умненько добиваться своего.

А какое обилие психологических тренингов! Глубинной проработки там нет и за короткий срок быть не может. Там другая цель – деньги. Поэтому принимать участие может 30, 50, да хоть сто человек. Открою профессиональную тайну – в группе не может быть больше 12-15 человек. Работа с психикой и конвейер – две вещи несовместные.

Впрочем, народ тренинги любит. На тренинги подсаживаются не хуже, чем на лёгкие наркотики. Жизнь особо не меняется. Зато приобретается иллюзия скорого решения проблем. И потусоваться есть с кем. Непонятно, правда, при чём здесь психология – в переводе «наука о душе»?

Какая там душа! Торговля «счастьем» у психологов идёт не хуже, чем у колдунов. Не зря же самым большим спросом пользуются тренинги, где людей «делают успешными». Когда о человеке говорят, что он умный, или талантливый, или профессионал высокого класса, это понятно. А успешный – это кто? У которого ни ума, ни таланта, ни профессионализма – зато смог денег «настричь»?

Самое страшное, что в нашей стране, чтобы вести психологические тренинги, никаких специальных знаний не требуется. Оказалось, эта дивная кормушка, где работать можно, опираясь на собственные вымыслы, домыслы, интуицию, житейский опыт. В стоматологии это, небось, не «прокатит», а в психологии можно. Поэтому появились «самородки» от психологии.

На одной из психологических тусовок я столкнулась с подобным «мэтром». На обложках его книг написано «известный психолог», «автор многочисленных бестселлеров» и «создатель уникальной методики».

Через 5 минут разговора выяснилось, что дяденька не знает элементарных вещей, что образование у него совсем другое, мало того, что за все эти годы активной «психологической деятельности», он так никаких знаний по психологии и не приобрёл.

В психиатрической больнице, где я работаю, каждый пятый проходил его тренинги. Эти тренинги «вздрючивают» эмоции, что для психики многих людей является и нежелательным, и просто опасным. Попыталась объяснить ему это. Он нисколько не смутился, даже не заинтересовался. Поднял на меня пустые глаза и спокойно ответил: «Пока платят – пусть ходят».

Лучше бы он пошёл в киллеры. Хотя столько, сколько он имеет от психологии, киллером не заработать. Успешный человек!

Наверное, нельзя так огульно ругать весь рынок психологических услуг. Конечно, есть отличные, грамотные профессионалы, отвечающие за свою работу. И когда жизнь сталкивает меня с ними, я радостно изумляюсь и кидаюсь дружиться. Жаль только, редко, до обидного редко это происходит…

* * *

Нет, я ни в коем случае не выступаю в роли судьи или спасителя человечества. Но для меня за каждым случаем безграмотности и безответственности стоит живой человек.

Читайте также:  Речь — научная теория - психология

У нас в больнице лежит молодая женщина. Она хрипит, потому что у неё обожжена гортань – следствие неудавшегося суицида. А перед этим долго ходила к N. к S. проходила тренинги в центре «///»… Её мать с недоумением говорит мне: «Но ведь она всё время ходила на психологические занятия. Что мы не так делали?»… И что я могу ей ответить?

Евгения Белякова

Источник: https://pravoslavie.fm/zdorovie/ostorozhno-psiholog-o-sovremennoy-psihologii-i-treningah-razvitiya-lichnosti/

Кабинет индивидуальной психотерапии. кабинет анонимной психологической помощи в москве: экстренная, индивидуальная, анонимная, профессиональная психологическая помощь при страхах, фобиях, тревогах, кризисах, навязчивых состояниях, панических атаках. психологическая переработка и устранение из памяти последствий любых острых шоковых психологических травм и переживаний. психологическая реабилитация после пластической хирургии..

Часто бывает так, что человек, столкнувшись с необходимостью разрешения личных проблем психологического характера, в частности, таких как: страхи, депрессии, воздействия стресса или шока (авария, ДТП, катастрофа, развод, обман, измена, ревность, изнасилование, насилие; различные происшествия, травматически воздействующие на психику), навязчивые мысли, образы, воспоминания, представления; фобии, тревоги или тревожности, панические атаки, психологические проблемы, часто возникающие до или после пластической хирургии (пластических операций); мысли, связанные с суицидом зачастую просто не знает, что ему делать и к кому обратиться, так как не разбирается в отличиях друг от друга специалистов, практикующих в этой области.

В чем же отличие между ? И те, и другие работают с человеческой психикой, но различными методами.

— это врач, специализирующийся на лечении психических заболеваний, таких как: шизофрения, паранойя, эпилепсия, маниакально-депрессивные и реактивные психозы, маниакально-бредовые расстройства, идиотия, психопатия, олигофрения, маразмы, помрачения сознания, постоянное тревожно-мнительное состояние и т.п.

Врач-психиатр выясняет характер заболевания и назначает больному синтетические медикаментозные препараты — — в виде таблеток, порошков или внутримышечных инъекций. Данные препараты оказывают тормозящее воздействие на центральную нервную систему и психику больного. Они не устраняют проблему, а лишь притупляют ее остроту.

Врач-психиатр работает в государственном или коммерческом медицинском учреждении. Только он имеет право ставить психически больному человеку клинический диагноз и назначать медикаментозные средства.

Психиатрия, являясь направлением медицины, рассматривает эмоционально — душевное состояние больного, только как проявление и форму какого-то психического заболевания.

Поэтому всё внимание врача — психиатра фокусируется именно на болезни, а не на личности обратившегося за помощью. Психиатрия занимается исключительно медикаментозным, лекарственным воздействием на психическую систему больного.
– это специалист в области психологии.

Термин «психология» происходит от греческого “психэ” (душа) и “логос” (слово, речь) то есть, буквально – “наука о душе”.

В современной трактовке психология – это наука о психических процессах, свойствах и состояниях, о закономерностях развития и функционирования психики человека во всех направлениях его деятельности.

Психолог не ставит клинических диагнозов. Он не назначает медикаментозного лечения. Это прерогатива врача – психиатра. Психолог – не врач. Он не занимается «лечением» психически больных пациентов. Таких людей лечат врачи-психиатры в психиатрических лечебных учреждениях или психоцентрах.

Практический психолог, специализирующийся на коррекции психологических проблем (психокоррекция личности) путём применения психологических, психотерапевтических, психокоррекционных методов помогает человеку разрешить нежелательные для него эмоционально – душевные состояния, разрастающиеся порой до настоящего внутреннего конфликта.

Психолог не дает посетителю некую универсальную пилюлю, разом в одночасье, избавляющую пациента от всех житейских проблем. Этим занимаются шарлатаны над доверчивыми простаками. Он не производит над посетителем всяческих «волшебных и чудотворных» действий. Этим занимаются волшебники и чудотворцы в далёкой стране чудес.

Психолог помогает человеку войти в контакт с определенными областями своего сознания и подсознания с тем, чтобы устранить корни проблемы, её изначальные причины. А далее изменить в нужном для человека направлении деятельность его внутренних, личностных, психологических процессов.

В кабинете психолога запускаются внутренние механизмы психологической адаптации и полного устранения из сознания пациента каких-либо деструктивно-отрицательных представлений о себе, определяющих всю жизнь данного человека, а так же устраняются последствия любых перенесенных стрессовых или шоковых ситуаций и даже целых драматических, тяжёлых периодов его жизни, наполненных переживаниями и страданиями.

Ошибочно думать, что все эти пережитые человеком события бесследно исчезают куда-то сами по себе. Вернее будет сказать так: из активной, сознательной памяти — да, конечно, исчезают, забываются, вытесняются. Из человеческой психики, из подсознания, из глубинной памяти — не исчезают никуда.

Негативная память об этих деструктивных проишествиях, событиях, временах, со временем просто вытесняется в подсознание и сохраняется там в виде нейрозакодированной информации в полном объёме.

До конца дней Вашей жизни.

Нетрудно догадаться, что эта информация оказывает своё негативное, разрушающее воздействие на психику, на всё последующее развитие личности, на формирование дальнейших психологических проблем человека.

Очень часто робкий, стеснительный, неуверенный в себе человек, будучи ребёнком, был нелюбим, часто подвергался унижениям или даже побоям со стороны родителей или сверстников. Разумеется, всё это тяжёлой психологической травмой навсегда отпечаталось и сохранилось на подсознательном уровне в глубинах его психики.

В дальнейшем это будет оказывать подсознательное, неосознаваемое, деструктивное воздействие на уже взрослого человека на протяжении почти всей его жизни.

Эта глубинная, неосознаваемая внутренняя память о тяжело травмировавших психику событиях детства, эта забитость, эта «заклёванность» маленького ребёнка будет генерироваться у взрослого уже человека в различные социофобии, приводящие к робости, постоянной тревожности, неуверенности в себе, замкнутости.

Психокоррекционная работа ведет к устранению или значительному смягчению нежела­тель­ных эмоционально – душевных состояний, мешающих человеку, дезадаптирующих его в повседневной жизни, заставляющих его страдать.

Работа с душой человека – работа очень тонкая и достаточно сложная. И может быть, способность к ней даётся от Бога. А вот конкретному мастерству приходится учиться. Учиться долго и кропотливо. Обучение платное. Очень дорогостоящее. За счёт самого обучающегося. Бесплатно учить этому в институтах никто не будет.

Помимо обязательного высшего психологического образования, необходима дальнейшая стажировка и профильная специализация.
– это специалист, оказывающий психологическую помощь людям, имеющим проблемы психоэмоционального, психологического характера.

Это может делать как врач-психотерапевт, так и психолог-психотерапевт.

В психотерапии главное место отводится не медикаментозным, и не мануальным, а иным, главным образом, словесным, вербально-эмотивным методам воздействия на сознание или подсознание пациента, с целью достижения желаемых для пациента перемен. Существует даже такая поговорка: «Словом можно убить. Словом можно воскресить.»

Психотерапии, как таковой, не обучают ни в медицинских, ни в психологических ВУЗах. В странах Запада, где она, собственно, и зародилась в 1885 году и откуда разошлась по миру, психотерапией занимаются психотерапевты из числа профессиональных психологов и психиатров после прохождения соответствующей подготовки.

Термин «врач-психотерапевт» является чисто российским понятием и явлением, пришедшим в наши дни ещё с советско-коммунистических времён, когда в стране существовало некое подобие психотерапии.

Ни в одной развитой стране мира, из которых и пришла в Россию психотерапия , такого понятия и даже такого термина, как «врач-психотерапевт» нет и никогда не было. Есть просто психотерапевт.

И это прежде всего профессиональный психолог.

На сегодняшний день так и не сформулировано общепризнанное чёткое определение психо­терапии, способное охватить все её виды и формы. В последние годы в России условно различают 2 вида психотерапии:

    1.

    Медицинская психотерапия относится к области медицины и входит в административную систему здравоохранения. Заниматься медицинской психотерапией имеют право только врачи-психотерапевты.

    В ней применяются такие методы, как директивный гипноз, аутогенная тренировка, релаксация, различные виды внушения и самовнушения.

    2. В психологической (личностно-ориентированной) психотерапии применяется огромное разнообразие методов и приёмов, основанных на концептуальных моделях множества психологических школ, направлений и течений.

    Психологическая (личностно-ориентированная) психотерапия занимается психологическими проблемами людей т.е. людей с начинающейся дезадаптацией мировосприятием и формирующимся невротическим реагированием.

    Работают в этих направлениях психологической терапии преимущественно профессиональные психологи-психотерапевты.

    Как ни странно, но именно с понятием психотерапии в нашей стране связано очень много ошибочных, зачастую наивных представлений.

    Под этим термином гражданами постсоветской России всё ещё по-прежнему, чисто воспринимается только доставшийся нам с коммунистических времён советский, куцый вариант некоего «подобия психотерапии» в виде медицинской лечебной психотерапии, как направления медицины и системы бесплатного государственого здравоохранения.

    Психологию и конкретное орудие оказания психологической помощи — психотерапию у нас в России люди просто путают с медициной. Вернее даже не с медициной, а с административно-муниципальным бесплатным здравоохранением. Многие считают, что психолог — это врач и даже обращаются к психологу в разговоре — «доктор». А где же работают, где принимают население врачи и доктора?

    Читайте также:  Как устанавливать и поддерживать формат в отношениях - психология

    По привычке, по стереотипу представления в воображении рисуется какое-то по-советски крупное лечебное учреждение: некий реабилитационно-здравоохранительный, социально-общественный, медико-психологический центр, или какая-то клиника, или даже целый институт. (Но только не больница. Нет! Боже, упаси!!!).

    И в этом по-советски крупном учреждении сидят в отдельных кабинетах добрые и гуманные врачи — доктора — психиатры — психологи — психоаналитики — психотерапевты. А руководит всем этим учреждением какой-то мудрый профессор.

    И эти врачи — доктора — психологи тут же расторопно окажут моментальную бесплатную психологическую помощь и дадут умную психологическую консультацию…

    А теперь очнитесь, Дамы и Господа. Такого даже при социализме-то никогда не было. Не путайте психологию с медициной. Выбросьте эти наивные представления в мусорную корзину, в помойное ведро.

    Выходите как можно скорее из круга этих нелепых и обманчивых образов, которые, возможно, живут в Вашей глубинной памяти ещё со времён далёкого раннего детства, когда мама или бабушка читала Вам сказку дедушки Корнея Ивановича Чуковского о добром и чудесном Докторе Айболите, который в стужу и зной спешил помогать бедным, больным и несчастным зверушкам… Помните? «…

    приходи к нему лечиться и корова, и волчица, и жучок, и паучок, и медведица. Всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит» … Даже на душе становится теплее и светлее от этих строчек…

    Однако, реальная жизнь — не сказка доброго дедушки Корнея… Сказка кончилась и важно понимать это.

    Поэтому необходимо вернуться из далёкого, навсегда ушедшего в прошлое, чистого, светлого и волшебного мира социалистической детской поэзии в наш реальный буржуазно — капиталистический мир.

    Мир весьма жёсткий и достаточно равнодушный к душевно — психическим проблемам человека. Мир, в котором, к сожалению, нет места наивным детским представлениям. Мир, в котором часто всё обстоит не совсем так, как представляется.

    Уже давно известно, что именно подмена трезвой, рационально-валидной оценки окружающей действительности наивно-инфантильными представлениями о ней является корнем всех жизненных, психологических проблем личности и одним из главных источников личностных невротических кризисов и разочарований, ведущих к душевным расстройствам и психическим нарушениям.

    К числу чрезвычайно распространённых в нашей стране ошибочных представлений относится также типично убеждение, что психологи занимаются тем, что «лечат психов». Причём, кроме России и некоторых бывших республик развалившегося СССР больше так люди нигде не думают.

    Давайте внесём некоторую ясность и сюда. «Психов» (т.е. людей с психическими болезнями и патологиями психики) «лечат» не психологи, а медики; врачи-психиатры в специальных учреждениях специальными лекарствами.

    А психологи занимаются немедикаментозным устранением болезненных невротических реагирований, временных или ситуационных дезадаптаций мировосприятия, которые неизменно возникают у любого нормального человека в течение его жизни.

    Именно это и есть те самые пресловутые и знаменитые психологические проблемы личности.

    Также, многие люди в нашей стране ошибочно принимают проявления исправимых, невротически обусловленных дезадаптивных расстройств личности, которыми, собственно, и занимаются психологи-психотерапевты, за симптомы каких-то тяжёлых психических заболеваний: шизофрении, психопатии, психозов.

    Теперь давайте подведём итоги. Итак: если Вы думаете, что Ваши страхи, навязчивости, тревожно-фобические или кризисные состояния, беспокоящие Вас последствия психологических травм или стрессов, эмоциональных или шоковых потрясений и т.п.

    являются проблемой чисто медицинской и разрешить её можно только лишь с помощью психофармакологических препаратов (таблеток), то Вам следует обратиться к .

    Если Вы думаете что эти проблемы — проблемы чисто медицинского характера, но Вы хотите лечить их без применения лекарственных препаратов, методами гипноза, релаксации, внушения, убеждения, — ищите хорошего .

    Если же Вы понимаете или склонны думать, что проблемы Вашего психического состояния носят психологический характер, и Вам нужно устранять не столько их невротические и психо-эмоциональные последствия, сколько саму их суть, их корни, — в таком случае, Вам нужно обращаться к психологу-психотетапевту. А окончательный выбор — только за Вами.

    Источник: http://psikab.narod.ru/psihoterapia.html

    Краткая история психотерапии

    Автор Татьяна в 12/10/2015. Опубликовано Психотерапия

    Под психотерапией понимают процесс психологической помощи при психических расстройствах и других проблемах.

    В ходе этого процесса квалифицированный специалист помогает клиенту разобраться с конкретной проблемой — они варьируются от психического заболевания до обычного стресса. В настоящее время в арсенале психотерапевтов имеются самые разнообразные техники и методы.

    Объединяет их одно: практически все виды терапии подразумевают формирование прочных отношений клиента с терапевтом, общение и совместную работу над проблемой.

    Психотерапия считается самостоятельным процессом, однако зачастую к нему привлекаются специалисты и из других областей. В основном, это психологи, психиатры, консультанты, семейные терапевты, социальные работники и т.д.

    Виды психотерапии

    Когда люди слышат слово «психотерапия», они обязательно представляют себе клиента на кушетке, размышляющего вслух, пока врач что-то записывает себе в блокнот.

    Многие терапевты действительно придерживаются этого вида терапии, однако разговорной терапией все разнообразие методов не ограничивается. Выбор того или иного метода зависит от большого количества факторов — в том числе, от специализации терапевта, предпочтений клиента и особенностей проблемы, с которой предстоит бороться.

    К основным подходам относят:

    • Психоаналитический. Подход, который подразумевает анализ мыслей и прошлого опыта пациента, раскрывающий его подсознательные желания и фантазии.
    • Когнитивно-поведенческий. Данный тип терапии включает в себя самые разные когнитивные и поведенческие приёмы, позволяющие изменить модели мышления и поведения человека.
    • Гуманистический. Форма терапии, которая помогает человеку реализовать свой потенциал.

    Вообще о первые упоминания о психотерапии встречались даже в текстах, которые пришли к нам из Древней Греции, однако окончательно оформляться она начала только тогда, когда Зигмунд Фрейд, работая с пациентами, начал проводить сеансы разговорной психотерапии. В своей работе он использовал техники переноса, анализа снов и ассоциаций.

    Когда бихевиоризм превратился в крупное направление, большое распространение получили такие методы, как обусловливание и ассоциации. И несмотря на то, что бихевиоризм уже давно не играет той роли, что принадлежала ему когда-то, они пользуются популярностью по сей день. В ходе бихевиоральной психотерапии для помощи клиентам часто применяется классическое обусловливание и социальное научение.

    Начиная с 1950-х годов на развитие психотерапии стала оказывать влияние гуманистическая психология. Карл Роджерс основал подход, получивший название клиент-центрированной терапии, который подразумевал безусловное положительное отношение к клиентам со стороны терапевта. Сегодня он также остаётся одним из наиболее распространённых.

    Серьёзное влияние на развитие психотерапии оказала когнитивная революция, которая произошла в 1960-х годах. Тогда психологи стали уделять больше внимания тому, как внутреннее состояние человека влияет на его поведение.

    Тогда-то и появилась когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), которая заставляет клиента анализировать чувства и мысли, обусловливающие их поведение.

    Её применяют в лечении самых разнообразных расстройств и заболеваний, в том числе фобий, зависимостей, депрессии или тревожности.

    Проблемы психотерапии

    Обычно перед обеими сторонами возникает целый ряд вопросов, требующих разрешения. Выбирая психотерапевта, клиент стремится сделать процесс работы с ним как можно более комфортным, ведь ему предстоит делиться с врачом своими переживаниями и личной информацией. Они стараются оценить квалификацию и опыт потенциального терапевта.

    Но сделать это достаточно сложно: оказывать подобные услуги могут люди с самым разным образованием. Проводить психотерапевтические сеансы образование позволяет не только психиатрам и психотерапевтам, но и психологам, консультантам, социальным работникам и т.д.

    Кроме того, проблему представляют получение согласия на лечение и сохранение конфиденциальности. Получение согласия на лечение подразумевает предупреждение пациента о потенциальных рисках и возможных альтернативах. Кроме того, врач обязан рассказать пациенту, в чем будет заключаться лечение, и заранее предупредить о возможных последствиях.

    Поскольку клиенты обсуждают с терапевтом личные проблемы, врач просто обязан гарантировать им конфиденциальность. Впрочем, есть и исключения: терапевт должен нарушить молчание, если клиент способен причинить вред себе или другим.

    Критика психотерапии

    Одни из наиболее спорных вопросов — вопрос её эффективности. В ходе одного из ранних и наиболее цитируемых исследований Ганс Айзенк обнаружил, что две трети участников справлялись со своими проблемами в течение двух лет вне зависимости от того, получали они психотерапию или нет.

    Хотя мета-анализ данных, полученных в ходе 475 исследований, показал специалистам, что в большинстве случаев психотерапия способствует процессу выздоровления.

    Брюс Уампольд, статист и психолог, заявил, что эффективность будет высокой в том случае, когда врач сам верит в свой успех. Кроме того, многое зависит и от личных его качеств.

    А вот заявления Уампольда о том, что вид лечение и теоретическая база, по большому счету, какой-либо значительной роли не играют, пока что вызывают у других специалистов удивление и даже скепсис.

    Правду же, скорее всего, стоит искать в золотой середине: давайте признаем, что каждый их перечисленных выше факторов накладывает определённый отпечаток на процесс лечения и сказывается на его результате.

    Источник: http://aboutyourself.ru/psiterapiya/kratkaya-istoriya-psixoterapii.html

    __________________________________________
    Ссылка на основную публикацию