Истина — история понятия — психология

Клуб Здорового Сознания

Истина - история понятия - психология

Впервые философское понятие истины введено Парменидом как антитеза мнению. Основным критерием истины признавалось постоянство. В дальнейшем в средневековой философии было разработано учение о двойственной истине: истине и истине знания.

Поверхностный обзор выявляет самую распространённую и укоренившуюся концепцию истины. Такое объяснение было принято многими философами разных эпох. Эта концепция называется корреспондентной или классической концепцией истины. Впервые она была сформулирована . Её суть сводится к формуле «Истина есть соответствие вещи и интеллекта.

Точнее всего это можно сформулировать так: истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного и интеллектуального постижения либо сообщения о нём и характеризуемая с точки зрения её достоверности. Другая, более упрощённая трактовка: Истина — адекватное отображение действительности в сознании.

Понимание истины как соответствия знаний вещам было свойственно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию. Классическая концепция истины была принята такими гигантами мысли как Аристотель, Фома Аквинский, П. Гольбах, Гегель, Фейербах (ранний период), Маркс и т. д. Классическая концепция присуща философам ХХ в. и многим современным философам.

Такое понимание истины было свойственно, в частности, английским и французским философам-материалистам Нового времени. Они определяли истину довольно чётко, постулируя в своих формулах истину, как «адекватное отображение действительности», присоединяясь к приверженцам классической концепции .

Материалисты довольно часто считали истину самоочевидной в смысле рационалистической .

В классической концепции действительность трактуется, прежде всего, как объективная , существующая независимо от нашего сознания. Действительность включает в себя здесь не только реально воспринимаемый мир, но и субъективную, духовную действительность.

Нельзя не упомянуть здесь и о познании; его результат — истина, а также сам объект познания понимается как неразрывно связанное с предметно-чувственной деятельностью человека. Позднее к этим уточнениям прибавилось и понимание истины не только как статичное, но и как динамичное, как процесс.

Вводится различие между абсолютной истиной и относительной истиной. Абсолютная истина — это полное, исчерпывающее знание о предмете, как о сложноорганизованной системе или мире в целом.

Относительная же истина — это неполное, но верное знание о том же самом предмете
Необходимо также упомянуть о конкретности истины в классической концепции.

Конкретность истины — это зависимость знания от связей и взаимодействий, присущих тем или иным явлениям, от условий, места и времени, в которых они существуют и развиваются. Это уточнение было востребовано в сравнительно позднее время, когда было достигнуто понимание природы и вселенной как динамичного целого, как изменяющейся системы.

Идеалистическое понимание истины проповедовал Лейбниц и, конечно, Фейербах в поздний период. Он отождествлял истину с содержанием человеческих ощущений: «Истинность есть то же самое, что действительность, чувственность. Только чувственное существо есть истинное, действительное существо. Только благодаря чувствам предмет даётся в истинном смысле, а не посредством мышления самого себя…».

Идеалистическая философия трактовала истину более возвышенно, более неопределённо. Здесь она понималась как свойство субъекта, состоящее в согласии с самим собой, со своими априорными формами (Кант) или же как вечное, вневременное, неизменное и безусловное свойство идеальных объектов (Платон, Августин).

Кант утверждал, что «истина — это объективное свойство познания…». Идеалисты составляют вторую многочисленную группу философов, которые видят истину в идеале, в некотором недостижимом пределе. Это понимание было долгое время устойчивым, имея таких последователей как Лейбниц, Спиноза, Фейербах, Фихте.

Однако советская эпоха внесла свои коррективы в понимание истины в отечественной философской литературе.

Критериями истины в различные времена служили многие понятия. От античных философов (Эпикур, Лукреций) и гедонистических концепций Древней Индии и Древней Греции идёт традиция признания ощущения и чувственного опыта за критерий истины. В философии Нового времени такой традиции придерживались Ф. Бэкон, Гельвеций, Л. Фейербах.

Часто разум был дефинирован как критерий истины, поскольку его идеи адекватны вещам; или как абсолютная очевидность ощущений у сенсуалистов. В социалистической философской мысли XIX в. Встречается понимание истины как отражение реальности, а критерием истины признавалась практика (Чернышевский, Маркс).

Наиболее разработанной идеалистической теорией истины в античной философии была теория Платона, согласно которой истина есть сверхэмпирическая вечная идея («идея истины»), одновременно — вневременное свойство прочих «идей», а через причастность человеческой души миру идей — и некое идеальное качество в человеческой душе.

В средневековой философии влиянием (с XIII в.) пользовалась, в частности, концепция истины Фомы Аквинского, идеалистически трактовавшего учение Аристотеля. Августин, опиравшийся на взгляды Платона, проповедовал учение о врождённости истинных понятий и суждений. В новое время эта концепция развивалась Декартом.

По Гегелю, «идея есть истина в себе и для себя…».

В западной философии конца XIX — середины XX вв. всё более усиливается иррационалистский подход к пониманию истины. Экзистенциалисты противопоставляли объективной истине представление о личной истине, которая интуитивно постигает бытие. Хайдеггер считал, что сущность истины есть свобода.

Подводя итог, можно отметить несколько основных пунктов развития понимания истины, помимо классической концепции.

Согласно объективно-идеалистическим концепциям в западной философии середины XX в. истина есть особым идеальным объектом (Маритен, Н. Гартман, Уайтхед, Флюэллинг). Такое понимание истины у них неразрывно связано с пониманием бытия как трансцендентного, сверхчувственного и непостижимого.

Субъективно-идеалистический эмпиризм понимал истину как соответствие мышления ощущениям субъекта (Рассел, Юм), либо как соответствие идей и поступков стремлениям личности (Джемс, Файхингер). Авенариус и Мах понимали истину лишь как согласованность ощущений.

Шлик и Нейрат рассматривали истинность как согласованность предложений науки с чувственным опытом субъекта. Конвенционалисты (А. Пуанкаре, Р. Карнап) утверждали, что дефиниция истины и её содержание носят условно-договорный характер.

Некоторые концепции в истории философии изображали познание как заранее обречённый на неудачу процесс «погони» за истиной.

Источник: https://psy-space.ru/?page=istina—istoriya-ponyatiya

3.1. История понятия истины

3.1. История понятия истины

Впервые философское понятие истины введено Парменидом как противопоставление мнению. Основным критерием истины признавалось тождество мышления и бытия.

Наиболее разработанной теорией истины в античной философии выступала концепция Платона, согласно которой истина есть сверхэмпирическая идея (вечный «эйдос истины»), а также вневременное свойство остальных «идей».

Причастность человеческой души миру идей связывает душу с истиной.

Как я понимаю, концепция Платона связывала именно духовность человека с его мышлением.

В средневековой философии Августин, опиравшийся на взгляды Платона, проповедовал учение о врождённости истинных понятий и суждений (в XVII в. эта концепция развивалась Р.Декартом). Начиная с XIII в.

была распространена теория Фомы Аквинского, придерживавшегося учения Аристотеля и развивавшего это учение с позиции гармонического единства познающего разума и верующего (христианского) мышления.

До сих пор наиболее распространенной концепцией истины является корреспондентская или классическая концепция истины. Её основные положения сформулированы Аристотелем, главное из них сводится к формуле:- истина есть соответствие вещи и интеллекта (лат. veritas est adaequatio rei et intellectus).

В классическом смысле истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством чувственного и интеллектуального изучения либо принятия сообщения об объекте и характеризуемая с позиции достоверности.

Более упрощенная трактовка совпадает с таким тезисом:- истина есть адекватное отображение действительности в сознании.

Я думаю, что именно Аристотель первый сформуриловал наиболее понятный тезис истине, вложив в него наиболее логический смысл.

Понимание истины как соответствия знаний и вещей было свойственно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию. Классическая концепция истины признавалась Фомой Аквинским, Г. Гегелем, К. Марксом и другими мыслителями. В частности, французские философы-сенсуалисты (например, Э.

Кондильяк) определяли истину, постулируя её в своих формулах в принципе как адекватное отображение действительности и тем самым присоединяясь к приверженцам корреспондентской теории. Общая ориентация на классические воззрения присуща также и некоторым философам XX в. (А. Тарский, К.

Поппер и др.).

В классической концепции действительность трактуется, главным образом, как объективная реальность, существующая независимо от нашего сознания. Действительность включает в себя не только воспринимаемый мир, но и субъективную, духовную сферу.

Особым образом здесь следует сказать о познании; его результат (истина), а также сам объект познания понимаются неразрывно связанными с предметно-чувственной деятельностью человека.

Позднее к этому прибавилось понимание истины не только как статичного явления, но и как динамичного образования или процесса.

Некоторые сторонники классической концепции трактовали истину более возвышенно, но также и более неопределенно. Они понимали истину как свойство субъекта, совпадающее с его согласием с собой, комплексом априорных форм чувственности и мышления (И.

Кант) или даже в виде вечного, вневременного, неизменного и безусловного свойства идеальных объектов (Платон, Августин). Сторонники таких воззрений составляли достаточно многочисленную группу философов. Они видели истину в идеале, в некотором недостижимом пределе.

Это понимание долгое время господствовало, имея таких последователей как Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, И. Фихте и другие мыслители.

В границах ещё одного направления, эмпиризма, истина понималась как соответствие мышления ощущениям субъекта (Д. Юм в XVIII в., Б. Рассел в ХХ в.), либо в качестве совпадения идей и поступков со стремлениями личности (У. Джемс, Х. Файхингер). Р. Авенариус и Э.

Мах понимали истину как согласованность ощущений. М. Шлик и О.Нейрат рассматривали истинность как последовательную связь предложений науки и чувственного опыта. Конвенционалисты (например, А.

Пуанкаре) утверждали, что дефиниция истины и её содержание носят условно-договорный характер.

С конца XIX — середины XX вв. в философии усиливается иррационалистический подход к пониманию истины. Ф. Ницше связывал истину с идеями вечного возвращения и переоценки ценностей. Ж.-П.

Читайте также:  Упражнение "богатство мира" - психология

Сартр считал, что сущность истины есть свобода; экзистенциалисты в целом противопоставляли объективной истине представление о личной истине, в границах которой интуитивно раскрывается бытие в его подлинности.

Согласно наиболее распространенным воззрениям в западной философии середины XX в. истина есть особый идеальный объект (Ж. Маритен, Н. Гартман и др.). Такое понимание истины неразрывно связано с пониманием бытия как трансцендентного, сверхчувственного и рационально до конца не постижимого феномена.

Одним из важных итогов философских исследований выступает различие между абсолютной и относительной истиной. Абсолютная истина — это полное, исчерпывающее знание о мире как о сложно организованной системе. Относительная истина — это неполное, но в некоторых отношениях верное знание о том же самом объекте.

Также необходимо выделить тезис о конкретности истины.

Конкретность истины есть зависимость знания от связей и взаимодействий, присущих тем или иным явлениям, от условий, места и времени, в которых знания существуют и развиваются.

В содержание этого тезиса входит идея, которая была востребована в сравнительно позднее время при достижении понимания мира как динамичного целого, изменяющейся материальной системы.

В некотором смысле доводя эту точку зрения до логического завершения, теоретики постмодернизма (Ж. Деррида, Ж. Делез) изображали познание в качестве обреченного на неудачу процесса вечной «погони» за истиной как иллюзией или «симулякром».

Мне кажется, что теоретики постмодернизма зрели в самый корень, говоря о том, что люди могут быть обречены на неудачу в вечной погоне за истиной, ведь мы люди живём сегодня и должны наслаждаться каждой прожитой минутой сейчас, иначе в постоянной тревоге и суете поисках истины, мы можем её просто не успеть узнать.

Источник: http://fil.bobrodobro.ru/5590

Понятие истины

Понятие истины

Стремление к истине и красоте как высшему благу есть, согласно Платону, исступленность, восторженность, влюбленность. Надо любить истину так, говорил Л.Н. Толстой, чтобы всякую минуту быть готовым, узнав высшую истину, отречься от всего того, что прежде считал истиной.

Величайшие умы человечества всегда видели в истине ее высокий нравственно-эстетический смысл. Когда, например, Ф.М.

Достоевский утверждал, что красота спасет мир, то он, конечно же, был далек от каких бы то ни было религиозно-мистических мотивов, но говорил именно об этом высоком смысле истины, отрицая ее сугубо утилитарный, прагматический смысл.

Действительная истина не может быть ущербной: простая ее лишь прагматическая полезность не может служить нравственному возвышению человечества.

Обычно истину определяют как соответствие знания объекту.

Истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного или интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуемая с точки зрения ее достоверности.

Таким образом, истина существует не как объективная, а как субъективная, духовная реальность в ее информационном и ценностном аспектах. Ценность знания определяется мерой его истинности. Другими словами, истина есть свойство знания, а не самого объекта познания.

Истину определяют как адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизводящее реальность такой, какова она есть сама по себе, вне и независимо от сознания. Это объективное содержание чувственного, эмпирического опыта, а также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей целостной картины мира в динамике ее развития.

То, что истина есть адекватное отражение реальности в динамике ее развития, придает ей особую ценность как базе прогностического измерения. Истинные знания дают людям возможность разумно организовывать свои практические действия в настоящем и предвидеть грядущее.

Если бы познание не было с самого своего возникновения более или менее истинным отражением действительности, то человек не мог бы не только разумно преобразовывать окружающий мир, но и приспособиться к нему. Сам факт существования человека, история науки и практики подтверждают справедливость этого положения.

Итак, истина «не сидит в вещах» и лишь отчасти (субъективная истина) создается нами; истина есть характеристика меры адекватности знания, постижения сути объекта субъектом.

Опыт показывает, что человечество редко достигает истины иначе, как через крайности и заблуждения.

Заблуждение — это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное.

История познавательной деятельности Человечества показывает, что и заблуждения отражают — правда, односторонне — объективную действительность, имеют реальный источник, «земное» основание.

Нет и в принципе быть не может заблуждения, решительно ничего не отражающего — пусть и очень опосредованно или даже предельно извращенно.

Заблуждения обусловлены и относительной свободой выбора путей познания, сложностью решаемых проблем, стремлением к реализации замыслов в ситуации неполной информации. Тут уместно напомнить слова И.В.

Гете: «Кто ищет, вынужден блуждать». В научном познании заблуждения выступают как ложные теории, ложность которых выявляется ходом дальнейшего развития науки.

Так было, например, с геоцентрической теорией Птолемея или с ньютоновской трактовкой пространства и времени.

Итак, заблуждения имеют и гносеологические, и психологические, и социальные основания. Но их следует отличать от лжи как нравственно-психологического феномена.

Чтобы глубже оценить истину и судить о ней, необходимо знать и о заблуждении, и о лжи. Ложь — это искажение действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в обман.

Ложью может быть как измышление о том, чего не было, так и сознательное сокрытие того, что было.

Научное познание по самой своей сути невозможно без столкновения различных, порой противоположных воззрений, борьбы убеждений, мнений, дискуссий, так же как невозможно и без заблуждений, ошибок. Проблема ошибок занимает далеко не последнее место в науке.

Однако нет оснований для пессимистического воззрения на познание как на сплошное блуждание в потемках вымыслов. До тех пор пока человек стремится все вперед и вперед, говорил И.В. Гете, он блуждает. Заблуждения в науке постепенно преодолеваются, а истина пробивает себе дорогу к свету.

Обыденное сознание, мысля истину как прочно достигнутый результат познания, обычно оперирует такими безусловными истинами, как отчеканенной монетой, «которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман» .

Но система научных знаний, да и житейский опыт — не склад исчерпывающей информации о бытии, а бесконечный процесс, как бы движение по лестнице, восходящей от низших ступеней ограниченного, приблизительного ко все более всеобъемлющему и глубокому постижению сути вещей.

В то же время постижение истины отнюдь не только движущийся без остановки процесс, а единство процесса и результата.

Каждая ступень научного познания ограничена уровнем развития науки, историческими уровнями жизни общества, уровнем практики, а также познавательными способностями данного ученого, развитие которых обусловлено и конкретно-историческими обстоятельствами, и в определенной степени природными факторами.

Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят относительный характер. Относительность знаний заключается в неполноте и вероятностном характере. Истина относительна, ибо она отражает объект не полностью, не целиком, не исчерпывающа образом, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются.

Относительная истина есть ограниченно верное знание о чем-либо.

Каждая последующая теория по сравнению с предшествующей является более полным и глубоким знанием. Все рациональное содержание прежней теории входит в состав новой. Отметается наукой лишь претензия, будто она являлась исчерпывающей. Прежняя теория истолковывается в составе новой теории как относительная истина и тем самым как частный случай более полной и точной теории.

Говоря об относительном характере истины, не следует забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов, вроде того, что сегодня Россия — не монархия. Именно наличие абсолютно достоверных и потому абсолютно истинных фактов чрезвычайно важно в практической деятельности людей, особенно в тех областях деятельности, в которых решаются человеческие судьбы.

Абсолютность истины прежде всего наблюдается в прошлом. В настоящем, а тем более в будущем, абсолютность истины есть продукт большей или меньшей доли абстрагирования или допустимости — достаточно вспомнить классическую механику Ньютона или.

Евклидову геометрию. Признание истины абсолютной допустимо и правомерно по этическим и практическим соображениям, а также в зависимости от степени развития знания.

Вероятностные явления (и соответствующие законы) общественных наук относительны по определению.

Термин «абсолютное» применяется и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. В совокупном знании человечества удельный вес абсолютного постоянно возрастает. Развитие любой истины есть наращивание моментов абсолютного.

Итак, наука располагает не только абсолютными истинами, но в еще большей мере — истинами относительными, хотя абсолютное всегда частично реализовано в наших актуальных знаниях. Неразумно увлекаться утверждением абсолютных истин. Необходимо помнить о безмерности еще непознанного, об относительности нашего знания.

Рекомендуем прочитать:

Конспект по философии

Источник: http://rgrtu-640.ru/philosophy/filosofiya57.html

Реверсивная психология, как истина нашего бытия :

Реверсивная психология, как истина нашего бытия :

Большое количество сильных негативных эмоций превосходит разум человека, а истина скрывается от него. Существуют многие трудности в понимании поведенческих реакций другого человека. В настоящее время реверсивная психология приоткрыла тайну поступков человека.

Неоднозначность наших личностей

Истина состоит в том, что только добрых или только злых людей не бывает. В каждом человеке проявляются позитивные и негативные качества (с точки зрения морали).

Читайте также:  Личность и жизненный мир - психология

Всякий человек за свою жизнь может совершить много как добрых, так и весьма сомнительных поступков. Это зависит от различных обстоятельств, опыта, изменения жизненных ценностей. Черное поле иногда может казаться белым.

И бывает трудно определить, какой цвет имел перевес, потому что любые поступки всегда неоднозначны.

«Инь-Янь» в поведении различных людей

Вот такое объяснение противоречивости натуры человека и дает новое направление в науке, которое получило название «реверсивная психология». Этот вид науки исследует давно известный феномен, когда люди при одинаковых условиях ведут себя по-разному.

Объяснением этому феномену можно считать многообразие проявлений психики человека. Внимание психологов направлено на реакцию человека, когда он поступает по методу «от обратного». Это явление в психологии считается принципом реверсивности, который проявляется в различных ситуациях.

Если сильно давить на человека, то его реакция может оказаться непредсказуемой.

Повседневная жизнь и ее психология

Максимальное воздействие обычно рождает стресс. Психология истолковывает поведение человека в этой ситуации как защиту психики на внешнее раздражение. Конечно, эта защитная реакция не всегда срабатывает. Реверсивная психология дает ценные познания в области ее практического применения в разных сферах деятельности (например, в средствах массовой информации, рекламе).

Для того чтобы применить эти знания, необходимо разобраться в этой психологической концепции. Новый принцип, который более точно объясняет этот феномен (от обратного действия), предложил известный психолог Майкл Аптер. Основу его идей составляет понятие мотивации. По его утверждению, в одно и то же время человек не способен ощущать сразу две противоположные потребности.

Основы реверсивной психологии

Реверсивная психология и ее догмы утверждают, что психика имеет свойство переключаться с одного состояния на другое (противоположное). Это значит, что путь к передаче необходимой реакции есть.

Нужно всего лишь подобрать подходящий момент (исключительно при личном контакте) или плавно помочь человеку перейти в надлежащее состояние. Нужно отметить, что теория М.

Аптера отвечает (или хотя бы не противоречит) всем известным на сегодняшний день научным направлениям, одним из которых является глубинная психология.

Тайны наших душ

Под глубинной психологией понимается ряд всевозможных течений, школ, направлений и концепций психологии, которые придают особое значение исследованию различных компонентов бессознательного, процессов и механизмов, глубоко скрытых в психике человека. Теория реверсивности (обратимости) заменяет все представления о неизменных чертах характера концепцией личности, которая базируется на представлениях об изначальной двойственности души.

Источник: https://www.syl.ru/article/74980/reversivnaya-psihologiya-kak-istina-nashego-byitiya

Истина против лже-истории. Кому свет, кому потемки

Далеко не каждый человек, от очевидца событий до ученого, нашего современника, способен воспринимать исторические события в отрыве от собственного чувственного восприятия, морали и убеждений. Один из примеров такой интерпретации – история Древнего Ирана или Державы Ахеменидов…

6 955 19 Июля 2016 в 16:16

Историки говорят, что знание о жизни предков учит нас не повторять их ошибки, не переживать заново социальные катастрофы, распознавать истинные причины событий и социальных явлений. Однако, как показывает реальность, опыт прошлого не всегда срабатывает – то ли от банального незнания, то ли по причине ошибочного истолкования исторических событий.

Для начала следует разобраться в понятиях истории и ее интерпретации, которые не равны между собой.

История как цепочка событий, произошедших в определенный период времени, – это факты как они есть, без наблюдателя.

А интерпретация истории – как раз то, что доходит до нас в виде архивов, сведений и прочих материалов для анализа. Это понятие относительное, претерпевшее искажение наблюдателем.

Далеко не каждый человек, от очевидца событий до ученого, нашего современника, способен воспринимать исторические события в отрыве от собственного чувственного восприятия, морали и убеждений. Один из примеров такой интерпретации – история Древнего Ирана или Державы Ахеменидов.

Древний Иран

История повествует о военных и политических успехах царей Ирана: Кира II и его сына Камбиcа II. От них берет начало становление Державы Ахеменидов, самого крупного государства на Ближнем востоке VI века до н.э.

Кир был умным политиком и талантливым полководцем, прославившимся завоеванием территорий от границ Египта до северо-западных границ Индии. Он погиб в битве с кочевым племенем массгетов на восточном берегу Амударьи. Камбис II, наследовавший трон отца, продолжил его военную и политическую деятельность в Египте.

Переворот и смута

Однако в этом периоде в истории Ирана наибольшего внимания заслуживает другое событие. 11 марта 522 года до н.э. в Иране произошло восстание, в результате которого брат Камбиса Бардия провозгласил себя наследником трона. Сам Камбис на пути в Персию погиб при невыясненных обстоятельствах. Нового царя поддержала мидийская знать и часть войска.

Но знатные иранцы, в числе которых был Дарий, представитель младшей линии Ахеменидов, не признали власть Бардии и организовали заговор против нового царя. Осенью 522 года до н.э. заговорщики проникли в крепость, где жил Бардия, убили его и провозгласили царем Дария, впоследствии более известного как Дарий I Великий.

Став царем, 28-летний правитель около года подавлял восстания, вспыхнувшие во всех частях государства, в Вавилонии, Персии, Мидии, Египте и др. Никто не знал, что сохранить Державу Ахеминидов и восстановить стабильное положение в присоединенных странах удастся только через год.

В дальнейшем его реформы и дальновидная политика прославят Иран еще в течение 200 лет.

Дарий I

Дарий сумел создать новую административную систему, которая усилила роль государственного управления, во всех областях – сатрапиях – был реорганизован сбор податей, в захваченных странах увеличено число регулярных войск. В этот же период персы имели господствующее положение на море.

Дарий I точно понимал значение важнейших побед для своего государства. На высоте 105 метров на скале Бехистун до наших дней сохранилась одна из удивительных реликвий Древней Персии. Это высеченная клинописная надпись, украшенная барельефом Дария I и иранских богов. Ученые смогли расшифровать значение Бехистунской надписи только в XIX веке.

Надпись повествует о походе Камбиса в Египет. О том, как Камбис, перед тем как отправиться в Египет, приказал убить своего брата Бардию. О том, как некий жрец Гаумата стал выдавать себя за Бардию и захватил престол. О бесследной смерти Камбиса. Там же говориться о заговоре против Гауматы, про его убийство и последующее становление Дария в качестве главы государства.

Бехистунская надпись. Царь или самозванец?

Некоторые современные историки считают, что Дарий был самозванцем, и именно он убил брата Камбиса, настоящего Бардию, чтобы захватить престол. Остается только догадываться, какая из этих версий истинная.

Если допустить, что Дарий I пришел к власти, убив настоящего Бардию, законного наследника престола, то многие из нас назовут его поведение преступным. Однако, как бы то ни было, Бардия (или лже-Бардия) привел страну к восстаниям и беспорядкам, к смуте и хаосу. В то время как Дарию удалось не только сохранить территорию державы Кира II, но и упрочить государство.

Где истина?

В современном мире, переполненном политической напряженностью, информационными войнами, навязанными извне революциями, бесконечным переписыванием истории, мы не всегда можем определить, по какому же критерию следует оценивать руководителя государства.

Как разобраться в политической жизни внутри страны и за её пределами? Как понять, на чьей ты стороне в информационной войне? На стороне рубящих под собой сук разрушителей или патриотов и созидателей? На что обращать внимание, выбирая кандидата в представители власти на выборах?

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет это следующим образом.

Каждый человек видит мир через себя согласно своей врожденной природе, своим векторам, которые могут присутствовать в человеке в практически любых сочетаниях и формируют его личность, предпочтения в профессии, интересы и увлечения. Восприятие мира и своего места в этом мире зависит также о того, насколько развиты и реализованы наши врожденные свойства и таланты.

Например, люди, у которых есть кожный вектор, подвижные, ловкие, гибкие и телом, и душой могут развить в себе дисциплинированность и способность соблюдать законы, инженерный талант или любовь к спорту.

Человек с анальным вектором – хранитель традиций. Его ценности — это семья и дети. В работе он профессионал, уделяет внимание деталям и способен довести любое дело до идеального результата.

Люди со зрительным вектором, впечатлительные и любознательные, могут развить в себе чувство красоты, понимание искусства, любовь ко всему живому: к растениям, животным, другим людям.

В зависимости от сочетания с нижними векторами, они могут реализовать свой зрительный потенциал в профессии врача, артиста, художника, фотографа, психолога.

На пике своего развития зрительник может испытывать любовь ко всему человечеству, таких людей мы обычно называем гуманистами.

Люди со звуковым вектором, в отличие от зрительных людей, со стороны кажутся безэмоциональными. Они склонны к одиночеству. Чувство красоты и любовь для них мало значат по сравнению с внутренним желанием познать смысл жизни, строение Вселенной. Этот врожденный интерес может перерасти в увлечение наукой.

Бывает и так, что наши врожденные свойства не получают должного развития. В этом случае ценностей, свойственных развитому состоянию вектора, для нас не существует, они не ощущаются как что-то важное и значимое.

Читайте также:  Смысл жизни и добро - психология

Например, обладатель кожного вектора, развивший в себе способность к ограничению, ценит дисциплину и закон, ставит себе цели и добивается результата. Такой человек ценит эти качества и в другом.

А не получив развития, то есть оставшись в архетипичном состоянии, кожный человек не может себя дисциплинировать, не подчиняется контролю, стремится хапнуть что плохо лежит, поживиться за чужой счет, склонен к жадности и корысти.

Обладатель анального вектора, который в потенциале может стать самым настоящим патриотом, в своей противоположности вместо любви к своему народу может испытывать ненависть к чужому. Человек, не развивший свой зрительный потенциал, не будет сочувствовать и сопереживать чужому горю, он будет жалеть только себя.

Почему мы так оцениваем?

До окончания пубертата, то есть до 15-16 лет мы развиваем заложенные в нас способности. Становясь взрослыми, мы начинаем их реализовывать, адаптироваться в социуме. Бессознательно мы оцениваем других людей через свою собственную систему ценностей, что называется «мерим по себе».

Таким образом человек с анальным вектором, оценивая Дария I, наверняка возмутится тем, что тот пришел на трон незаконным путем, тогда как по праву, после пропавшего без вести Камбиса, трон должен был получить Бардия. Он осудит Дария, который нарушил традицию наследования престола.

А человек со зрительным вектором, узнав как царь Персии расправился с главарями бунтовщиков, ужаснется от жестокости и сочтет его негуманным деспотом и тираном.

Мы видим себя в других и склонны бессознательно требовать от других быть такими же, как мы сами. Однако если оценивать результаты правления Бардии и Дария в контексте пользы для государства, то становится легко отличить настоящего царя от самозванца.

В период царствования Бардии страна окунулась в беспорядки и смуту и оказалась на грани распада, в то время как Дарий сумел сохранить Державу Ахеменидов в прежних границах и стабилизировал ситуацию путем усиления государственного аппарата.

А деятельность любого правителя можно адекватно оценить, ответив на один главный вопрос: сумел ли он сохранить целостность своего народа и государства? Это его основная задача.

И спрос с него только по одному критерию: выполнил он эту задачу или нет.

Историю пишут победители, это несомненно. Самозванцы же ее переписывают. Государственное устройство, созданное Дарием, работало не только при его правлении, но и соблюдалось более века после его смерти.

Это произошло во многом благодаря его победе над смутой, важность которой была увековечена на вершине Бехистунской скалы.

Обращаясь к истории, его соотечественники вспоминали, какой урок извлекла Персия, оказавшись однажды на грани разрушения.

Дарий I, который сумел стабилизировать ситуацию в стране, погруженной в восстания и смуту, и преобразовал государство, сделав его сильным и процветающим, не сомневался в значении истории. Именно поэтому он увековечил в Бехистунской надписи историческую память о сохранении самого мощного и крупного на Ближнем Востоке государства VI в. до н.э.

Забыть — значит самоуничтожиться

Историческая память – это одно из важнейших государствообразующих понятий любого народа. Для россиян, белорусов и украинцев таким общим признаком самоидентификации является Победа в Великой Отечественной войне, победа над фашизмом, над человеконенавистнической нацисткой идеей.

Поддерживать в себе историческую память – это значит не дать себя уничтожить.

Подмена понятий, обесценивание исторической памяти, которые активно применяются в информационной войне, направлены на дезориентирование в умах, потерю уважения к своим корням, общую деморализацию населения.

С какими целями это делается, видно по сегодняшней Украине, где экономические показатели в течение двух лет после майдана упали ниже уровня 90-х годов. А с чего все начиналось? С подрыва исторических ценностей, подмены героев, «промывания мозгов» националистической идеей со школьной скамьи по отношению к самой незащищенной части населения – к детям.

Когда пишут о деспоте и тиране Сталине, о том, что люди шли на фронт только под дулом пистолета «смершевцев», – это раздувание фактов и манипулирование теми бессознательными аспектами, о которых написано выше. Это делается, чтобы лишить людей разума, способности самостоятельно мыслить и критически оценивать факты.

Когда в сравнительных категориях на одну доску ставят Сталина и Гитлера – это наглый оговор. В СССР времен Сталина в одном государстве уживались более 100 наций без разрушительных идей превосходства одной расы над другой.

А мир, который советские люди завоевали, освободив и свою страну, и Европу от фашизма, был не только в интересах народов, проживающих на территории СССР.

Мир был завоеван для всех: и для французов, и для чехов, и для многих других людей самых разных национальностей из самых разных стран.

Как не повторять ошибки

История может научить нас не совершать ошибки предков. Это становится возможным, когда мы осознанно отделяем исторические факты от интерпретаций, и стремимся самостоятельно разобраться в происходящем.

Обладая системным пониманием событий, зная психическую природу их непосредственных участников и самих себя, мы значительно повышаем свою способность видеть любую ситуацию объективно, легко отличая манипуляции разрушительных информационных воздействий от реальности.

В своих лекциях Юрий Бурлан уделяет большое внимание событиям, сформировавшим Россию такой, как она есть, и парадоксам нашего отношения к своей истории.

О том, как сформировался наш российский менталитет и каковы его особенности, почему только россиянам бывает свойственно стыдиться своей страны, а также о том, что мы можем сделать сейчас для своего счастья и счастья нашей страны, можно узнать уже на бесплатном онлайн-тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрируйтесь здесь: https://www.yburlan.ru/training

Источники:

  1. История Востока. Том 1. Под редакцией Рыбакова Р. Б., Алаева Л. Б. и др. М., 2002 – С. 688
  2. Материалы тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/istina-protiv-lzhe-istorii-komu-svet-komu-potemki

Истина как цель познания

Истина как цель познания

Наверняка, у первобытного человека тоже была своя истина, однако он не владел письменностью и не сумел увековечить свою персональную теорию истинности мира.

И у животных тоже есть своя истина бытия, есть враг, есть пища, есть нора – вот и его истина.

Но нам современным и продвинутым нет интереса к философским рассуждениям наших слишком далеких предков, но меньших братьев, и мы начинаем рассуждения об истине как цели познания с аристотельских времен.

Истина – это соответствие

Согласно рассуждениям Аристотеля, истина – это соответствие рассуждений реальному предмету.

То есть, это знание, которое содержит верные рассуждения по отношению предмета познаний. Аристотель был первым (из ведомых нам), кто сформулировал понятие истины.

Дальше начались нескончаемые рассуждения длиною в тысячелетия о том, что есть истина, и что заблуждение в познании.

Так, совсем скоро (в масштабах мировой истории, разумеется) Платон озвучил свое виденье спорного предмета: истина – это соответствие вечным идеям и целям. Ведь то, что сегодня правильно, со временем может стать совершенным заблуждением.

Поэтому нет правильности предмета, ибо предмет имеет слишком непостоянный вид.

Через тысячу лет, изменится климат, расположение материков, океанов, небесных тел, и сегодняшние достоверные и истинные учебники по географии не смогут соответствовать тому, чему они некогда отвечали.

Истина с разных точек зрения

Каждый рассматривает истину, как ему угодно и в соответствии с направлением, в котором развивает свои учения.

Так, материалисты и идеалисты настаивают на том, что истина – это объективность мира, который существует сам по себе без человека. Но возможно ли отделить человека – часть объективного мира, от самого мира, дабы рассмотреть понятие истины?

Путь познания истины для идеалистов лежит через интеллектуальную интуицию. К ним относились и Декарт, и Лейбниц, которые стремились и настаивали на том, что весь мир можно отобразить в математических формулах.

Кант считал, что познание вечных и абсолютных истин должно соответствовать общепринятым формальным нормам разума и рассудка. Но даже он был не в состоянии победить противоречащую природу человеческого разума.

Сенсуалисты – сторонники субъективного идеализма настаивали на том, что познание истины должно исходить из чувственных данных, которые логически соответствуют научным. То есть, мы не можем проверить, что происходить в недрах Земли, однако можем предположить. И если наши суждения не противоречат логике – они являются истиной.

Есть еще и прагматики, которые рассматривают истину с точки зрения конечного результата. То есть, то, что является полезным и эффективным в результате именуется истиной.

Саморазвитие и самосовершенствование

Путь к саморазвитию и самосовершенствованию достаточно сложный, поэтому требует правильного, систематичного подхода и четко продуманного плана. Как планировать личностный рост мы расскажем в этой статье.

Познавательные процессы в психологии

Познавательные процессы, с точки зрения психологии, являются чуть ли не основой изучения этой науки, так как играют первостепенную роль в познании себя и окружающего мира.

Сегодня свой путь к саморазвитию можно начать не только с прочтения необходимой литературы, но и при помощи, зачастую, шедевральных картин, способных перевернуть восприятие действительности с ног на голову.

Трансперсональная психология

Трансперсональная психология — новое ответвление классической психологии, которая направленна на изучение человеческих возможностей, которые отличны от тех, которые известны всем и регулярно практикуются.

Источник: http://kak-bog.ru/istina-kak-cel-poznaniya

Ссылка на основную публикацию