Первичная терапия — психология

Что такое Первичная терапия Янова? Первичная терапия Янова — это… Самопознание.ру

Первичная терапия - психология

Артур Янов — психолог из Лос-Анджелеса, являлся сотрудником психиатрического госпиталя (преподавал глубинную психотерапию). Кроме того, работал в психиатрическом отделении детской больницы.

Основные тезисы Первичной терапии А. Янов сформулировал ещё в 60-х годах ХХ века.

Янов убеждён, что травмы, которые человек переносит в юном возрасте, а в более взрослом состоянии пытается забыть, непременно приводят к развитию психозов и неврозов.

Это относится и к ранним потребностям, которые не удалось удовлетворить. Согласно терминологии Янова, всё это — первичные травмы.

Такие травмы, оставаясь «неотреагированными», никуда не уходят, а сохраняются в подсознании человека в виде напряжения. Вариант — первичные травмы преобразуются в механизмы, запускающие психологическую защиту.

Всё это препятствует нормальному прохождению личности через все этапы развития. Напряжение, вызванное первичными травмами, нередко становится причиной головных болей, сердечнососудистых заболеваний, проблем с желудочно-кишечным трактом.

Суть Первичной терапии Янова заключается в том, что человеку необходимо снова пережить полученную в далёком детстве или юности травму. Вернувшись в ситуацию, вызвавшую первичную травму, человек может освободиться от неё и всех последствий при помощи громкого крика. Янов утверждает, что после этого человек может называться «настоящим».

Цель Первичной терапии — сбросить «ненастоящее», вынуждающее заглушать давнюю боль наркотиками или алкоголем.

Человек считает, что только с помощью искусственных стимуляторов он сумеет справиться с растущим напряжением. Первичные травмы «тянут» человека назад, не позволяя ему жить в настоящем и нормально развиваться.

Под влиянием первичных травм даже в 40–50 лет можно сохранять образ жизни и психологию подростка.

Первичная терапия Янова — способ излечения как взрослых пациентов, так и детей. Психотерапевт должен убедить страдающего от первичной травмы человека, что тот в состоянии вернуть чувства, нахлынувшие в результате давней травмы.

Существует чёткий набор строгих инструкций, следуя которым, пациент может погрузиться в давно забытое состояние.

При этом необходимо полностью отказаться от курения, алкоголя, приёма наркотиков — всех тех вредных привычек, которые появились в результате попыток забыть травму.

На первом этапе лечения (около 3 недель) пациент не выходит из дома, ежедневно по несколько часов с ним занимается психотерапевт. Второй этап подразумевает регулярное (2–3 раза в неделю) посещение пациентом занятий первичной психотерапевтической группы. Этот этап может длиться от 8 до 12 месяцев.

Обсуждение первичных проблем человека происходит со специалистом, подготовленным по особой программе. Психотерапевт вскрывает самые ранние обиды пациента, заставляет его вспомнить полученные психологические раны.

Рассказывая подробно о своих переживаниях, пациент заново окунается в первичные ощущения. Напряжение возрастает, образуется «психологическая защита», которую специалист должен умело ослабить. Обсуждение первичных проблем продолжается в ходе работы в группе.

Общаясь друг с другом, пациенты вспоминают даже самые ранние психологические травмы — иногда доходя в своих воспоминаниях до самого момента рождения.

На этом этапе психотерапевт должен помочь пациенту «выйти» именно на те раны, которые запустили механизм защиты. Дело в том, что вторичное переживание тех самых чувств — непременное условие исцеления. Параллельно специалист обучает членов группы глубокому дыханию — в противовес поверхностному дыханию, являющемуся невротическим.

Используется и ряд других приёмов, направленных на одно — помочь пациенту соприкоснуться вновь с первичными переживаниями, осознать возникшие в тот момент чувства как можно полнее и суметь их выразить.

Согласно убеждениям Янова, курс Первичной терапии помогает человеку избавиться от бремени ранних страданий и намного лучше справляться с реальными жизненными сложностями.

Пациент, прошедший курс, становится уверенным в себе, не так, как раньше, нуждается в обязательном участии других людей, приобретает душевный комфорт.

Он освобождается от напряжения, мешавшего ему полноценно жить, и выходит на новую ступень развития.

Первичная терапия Янова — один из первых в мире психотерапевтических методов, который отошел от традиционного психоанализа. Основной смысл Первичной терапии Янова — научить человека сосредоточиваться на собственных чувствах и уметь осознать целостность своей личности.

Спасибо, за интерес к теме «что такое Первичная терапия Янова»!

Источник: https://samopoznanie.ru/schools/pervichnaya_terapiya_yanova/

Тема 5. первичная психотерапия

Тема 5. первичная психотерапия

Артур Янов — выдающийся психолог, создатель первичной терапии — нового направления психотерапевтической практики, ориентированной на лечение не только психологических, но и психосоматических расстройств.

Его стиль мышления можно назвать психобиологическим (и в этом смысле синтетическим), не вписывающимся в традиционные каноны психотерапевтической мысли. Он автор более 12 книг, включая международные бестселлеры — его первую книгу «Первичный крик» (.

) и недавно вышедшую «Биологию любви» (.).

До создания первичной терапии Артур Янов занимался психоанализом. Он получил степени бакалавра и магистра по психиатрии и социальной работе в Калифорнийском университете (Лос-Анджелес) и доктора философии в области психологии.

Закончил интернатуру в психиатрической клинике Беверли Хиллс, работал в нейропсихиатрическом госпитале. В период с 1952 по . занимался частной практикой.

Янов также работал 2 психиатрическом отделении лос-анджелесской детской больницы, где его интересовала проблема психосоматического взаимодействия.

Янов, опираясь на свою обширную практику (а это тысячи пациентов, с которыми он работал в течение более чем трех десятилетий), показал, что физические и психические болезни могут быть связаны с ранней травмой.

Он пришел к выводу, что пациенты могут избавляться от тревоги, депрессии, нарушений сна, алкоголизма, наркомании, лекарственной зависимости, заболеваний сердца и многих других серьезных болезней посредством первичной терапии.

За прошедшие 30 лет первичная терапия утвердила себя как способ лечения психосоматических расстройств и решения сложных психологических проблем. Исследования в Копенгагенском и Калифорнийском университетах подтвердили теорию первичной терапии.

Янов и его жена активно популяризируют первичную терапию, они читали свои лекции едва ли не во всех странах мира. В . Янов вместе с женой создали «Первичный центр» в Калифорнии, который проводит лечебные, обучающие и исследовательские программы. Электронный адрес Центра: primal@primaltherapy.com

С. Гроф (1993) справедливо указывает, что истоки данного вида терапии были строго эмпирическими и что она возникла благодаря нескольким случайным наблюдениям, связанным с сильно выраженным облегчением состояния пациентов, позволившим себе в ходе терапии издавать сильные, непроизвольные и примитивно-нечленораздельные звуки или так называемый «рваный» крик.

В течение 17 лет Янов, как клинический психолог и работник системы патронажа, занимался психоаналитической терапией. Профессиональная ориентация Янова была изменена в один день. Это случилось в середине 1960-х гг. В ходе одной из ночных групповых психотерапевтических сессий Янов услышал «жуткий крик, вырвавшийся у молодого человека…» (Prochaska & Norcross, 1994, p. 239).

Это был 22-летний студент, который корчился на полу в агонии, казалось, находясь в глубокой гипнотической регрессии (чувствовал, что облачен в пеленки и пьет молоко из бутылочки). Его дыхание было очень частым и спазматичным. Вдруг он начал жутко кричать: «Мама, папа!» После этого крика у него началась рвота.

В итоге у пациента наступило значительное улучшение состояния, но никто не знал причины такого улучшения.

В другой психотерапевтической сессии Янов настойчиво просил 30-летнего мужчину обратиться к своим родителям.

После долгого отсутствия каких-либо эффектов пациент вдруг «пошел в работу», обнаружив тот же ряд непроизвольных реакций, которые возникли у первого из описанных пациентов: он начал быстро и глубоко дышать, корчась в конвульсиях, а затем издал ряд леденящих душу криков.

После этого возник инсайт: пациент понял основную проблему своей жизни, увидев ее как цепь закономерных событий, начинающуюся в раннем детстве. В результате он почувствовал себя здоровым человеком.

Янов пришел к выводу, что крик был порожден бессознательной раной (болью), которую пациент не в состоянии осознать и выразить и которая возникла в результате первичной (ранней) травмы.

Для того чтобы выявить первичную травму, необходимо вызвать терапевтически оправданную регрессию, и Янов начал экспериментировать с различными средствами, способствующими регрессу пациентов в психотерапевтической ситуации.

Именно с этого времени Янов занялся исследованием первичной боли и развитием теории и практики первичной психотерапии, которая смогла бы смягчать влияние этой боли на жизнь человека.

В середине 1960-х гг. Артур Янов создал новый вид психотерапии (первичную терапию), вполне вписывающуюся в психодинамическую парадигму, согласно которой в основе неврозов, сексуальных перверсий, различного рода зависимостей и широкого круга психосоматических расстройств лежит неосознаваемая психическая травма, возникающая в детстве.

Однако по теории и технике первичная психотерапия значительно отличается от психоаналитически ориентированной терапии. Прохазка и Норкросс (Prochaska & Norcross, 1994) относят первичную терапию к «психотерапии эмоционального наводнения» (emotionalfloodingtherapies), куда они включили также вегетотерапию В.

Райха, биоэнергетический анализ А. Лоуэна и имплозивную терапию Т. Стампфла. На наш взгляд, такая точка зрения не является бесспорной. Слишком уж различны между собой телесные виды терапии (В. Райх и А. Лоуэн) и имагинальная техника имплозивной терапии Т. Стампфла, чтобы объединять их в один вид психотерапии.

С не меньшим основанием в этот вид психотерапии можно включить и клиент-центрированную терапию К. Роджерса, в рамках которой акцент делается не на стимуляцию вербальной продукции, а на активизацию чувственных переживаний. С. Гроф (1993) вводит первичную терапию в рубрику «Экзистенциальная и гуманистическая психотерапия».

Очевидно, что первичная терапия имеет выраженный катартический эффект и на этом основании может быть причислена к катартическим техникам.

Мы полагаем, что между достаточно эффективной техникой первичной терапии и ее незатейливой, несколько упрощенной теорией существует своеобразный «зазор». Суть в том, что реальный процесс терапии оказывается шире и глубже, чем концептуальные рамки такой терапии. Поэтому определить место этой психотерапии в системе психотерапевтического знания достаточно сложно.

На деле эта терапия занимает особое положение. Терапевтов, прошедших специальное обучение данной технике, очень немного, другими направлениями этот вид терапии игнорируется, студенты, изучающие другие виды психотерапии, даже не рассматривают первичную терапию, наконец, отсутствуют сравнительные исследования эффективности этой терапии.

Можно сказать, что первичная терапия несоотносима с общей психотерапевтической культурой.

Первая книга Янова называлась «Первичный крик. Первичная терапия. Лечение неврозов» (Primalscream, PrimalTherapy.

ThecureforNeurosis;1970) [На русском языке книга издана под названием «Первобытный крик» (М., 1997)].

Этот вид психотерапии не может быть назван «психотерапией первичного крика», так как процесс терапии вызывает не только крик (крик только одна из возможных реакций), но и плач, рыдания, стон и т. п.

Такие реакции, или, выражаясь словами Янова, преднамеренно вызванные «примитивности» (primals) пациентов являются результатом не механических упражнений (типа восклицания: «Мама, мама!»), а глубоко протекающего эмоционального процесса, связанного с воспоминаниями о ранних травмах.

Источник: http://docpsy.ru/lektsii/psikhoterapiya/1493-glava-5-pervichnaja-psihoterapija.html

Янов. Терапия первичного крика

Янов. Терапия первичного крика

Терапия первичного крика А. Янова

Читайте также:  Личностное здоровье, личностное нездоровье - психология

Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод телесно-ориентированной психотерапии, в основе которого находится суждение о том, что причиной всех невротических состояний и психологических нервных срывов, которые случаются с человеком, лежат неудовлетворенные потребности и пережитые в раннем детстве психологические травмы, которые были вытеснены человеком в процессе его взросления. Данные травмы называются первичными и остаются в человеке в форме напряжений и зажимов, которые становятся в дальнейшем механизмом психологической защиты. Основной вред для человека, заключающийся детских травмах и неудовлетворенных потребностях, состоит в отсутствии доступа человека к его истинным чувствам и желаниям, препятствии нормальному развитию человека. Впоследствии данные напряжения способны приводить к психосоматическим заболеваниям.

Об авторе.  Автором метода “Первичная терапия” является известный американский психоаналитик Артур Янов, открывший метод в 1968 году. Вплоть до момента создания метода “Первичная терапия” А. Янов занимался психоанализом.

Получил степень магистра психиатрии и социальной работе Калифорнийского университета (Лос-Анджелес) и доктора философии в области психологии. После окончания интернатуры работал в нейропсихиатрическом госпитале, начиная с 1952 года занимался частной практикой.

Написал более 12 популярных книг, две из которых стали бестселлерами.

Основываясь на своем существенном опыте работы с физически и психически больными людьми Янов доказал возможность лечения от алкоголизма, депрессии, нарушения сна, заболевания сердца, лекарственной болезни и прочих заболеваний при помощи первичной терапии. Помимо этого, в Копенгагенском и Калифорнийском университетах была доказана возможность эффективного лечения психосоматических расстройств при помощи первичной терапии.

Происхождение метода.

Многие исследователи истоков появления первичной терапии сходятся во мнении, что данный вид терапии возник вследствие серии случайных наблюдений за пациентами, у которых наблюдалось значительное улучшение состояния после применения терапии. Первичная терапия также носит название “Терапия первичного крика”, связанное с тем, что пациенты в процессе терапии издавали сильные непроизвольные звуки, сливающиеся в рваный крик.

Изначально Артур Янов занимался психоаналитической терапией и планировал посвятить ей всю свою жизнь. Однако, в середине 1960-х годов в процессе одной из психотерапевтических сессий произошел случай, навсегда изменивший мировоззрение психоаналитика и его профессиональную ориентацию.

Во время сессии Янов услышал громкий жуткий крик молодого человека. Он увидел студента 22 лет, который лежал на полу, находясь в сильнейшем гипнотическом состоянии, и представлял себя маленьким ребенком, пьющим молоко из бутылочки и зовущий маму.

После крика у молодого человека начался рвотный процесс, после которого последовало значительное улучшение его самочувствия.

В одной из других психотерапевтических сессий Янов попросил мужчину 29 лет обратиться к своим родителям. К своему удивлению, он также издавал громкий крик и звал маму с папой. По окончании сессии пациент понял причины своей болезни, заключенные в далеком детстве.

Он увидел источник своей проблемы, после чего пациент почувствовал себя здоровым и полным сил. Артур Янов сделал вывод, что крик был вызван ранней травмой, которую клиент не был способен осознать ранее.

Психоаналитик понял, что для того, чтобы определить первичную травму человека, необходимо вызвать регрессию (возврат к детской модели поведения) в психотерапевтической ситуации.

С тех пор Янов начал детальное изучение причин первичной боли, положил начало развитию первичной психотерапии с целью уменьшения влияния страданий на жизнь человека.

Сущность метода. Янов понял, что основной причиной неврозов являются болезненные чувства, заблокированные человеком, и единственным возможным методом лечения неврозов может быть повторное переживание этих негативных эмоций.

Теория первичной терапии предполагает, что во время отсутствия удовлетворения таких потребностей, как голод, тепло, развитие и поддержание возможностей, у человека накапливается обида, которую он вынужден скрывать за большими пластами физического и психического напряжения, он испытывает боль.

С целью избавления от боли люди склонны давать выход своему напряжению, порой не осознавая болезненных чувств от такого выхода эмоций. Данный выход эмоций представляет собой действия саморазрушающего характера.

Такое саморазрушающее поведение, по мнению человека, способно избавить его от боли, однако данное убеждение является ложным – человек только усугубляет существующую проблему.

Согласно теории первичной терапии, для эффективного избавления от боли человек должен пережить первоначальную боль во всей ее полноте, и соотнести существующее переживание с ранними воспоминаниями из детства. В отличии от других методик телесной терапии, первичная терапия ограничивает повторные переживания человеком своего прошлого, в котором зачастую содержатся причины множества эмоциональных расстройств.

Существенной заслугой А.

Янова является разработка специальных методик, способствующих направлению усилий пациентов на воспроизведение наиболее трудных для повторного воспроизведения переживаний, но, в то же время, самых важных для победы над первичной болью.

  Во время проведения терапевтического сеанса пациентов лишают привычных для них способов снятия эмоционального напряжения – книг, телевизора, сигарет, кофе и телефона, и ставят на контроль терапевта.

Курс лечения в терапии первичного крика интенсивный – с пациентом ежедневно работают до 3 часов в день. В конце третьей недели клиент включается в состав первичной терапевтической группы, график встреч группы – 2-3 раза в неделю на протяжении 12 месяцев.

Когда у клиента проявляется скрытое взаимодействие, терапевт просит его вспомнить пережитые в прошлом чувства.

Терапевт внимательно контролирует появление у клиента признаков стресса и возникновения переживаний, при которых просит глубоко дышать, начиная с низа живота, и издавать при этом звуки, помогающие прояснить сущность чувственного переживания.

В момент наиболее сильного переживания клиент может кричать, ругаться и корчиться от боли. Тогда, при достижении точки максимального переживания, терапевт приказывает пациенту вспомнить картины из прошлого – своих родителей, братьев и сестер.

Терапевт просит пациента поговорить с ними, попросить их о помощи, тем самым вернуть былые переживания, которые не получили должной реакции в прошлом и выразились в последующей зажатости клиента. Этими действиями пациент устанавливает взаимосвязь между болью и источником ее происхождения.

Цель первичной терапии состоит в том, чтобы помочь пациенту избавиться от всего “ненастоящего”, от средств подавления боли, заставляющих человека вести саморазрушительный образ жизни: употреблять алкоголь, курить табак, употреблять наркотические средства, принимать глупые и, с точки зрения логики, необоснованные решения лишь потому, что при помощи других средств человек не способен справиться с постоянно проявляющимся внутренним напряжением. Эти невротические реакции толкают человека жить прошлыми воспоминаниями, не стремясь изменить способ восприятия мира и собственное поведение. Все мысли и  действия такого человека диктуются его неврозом, потому что он является заложником чувств, возникших в ситуациях в прошлом. Первичная терапия необходима для того, чтобы определить скрытые чувства и ощущения, вызванные прошлыми травмами, дать им соответствующий выход и ощутить положительные терапевтические изменения.

Групповая психотерапия сочетается с изучением методик глубокого дыхания, для того, чтобы пациенты начинали избавляться от невротического дыхания и приближались к переживанию первичной боли.

Психотерапевт также включает в терапию работу над изменением манеры речи пациента, рассматривающаяся в терапии как один из защитных механизмов.

Цель этих приемов – дать человеку возможность заново пережить первичные переживания и через их осознание обрести способность выражения понятых человеком чувств.

Клиенты, прошедшие курс терапии первичного крика, избавляются от влияния  прежних страданий и начинают лучше решать возникшие на их пути жизненные трудности вне зависимости от желания других людей принять их.

После эффективного прохождения терапии действия пациентов становятся “настоящими”, наполненными смыслом, что способствует обретению душевного равновесия.

Освобождение от напряжения дает возможность клиенту, прошедшему курс первичной терапии, яснее и рациональнее оценивать свое физическое и эмоциональное состояние в конкретной ситуации.

Критика. Уже в самом начале применения первичной психотерапии данная методика была встречена шквалом критики со стороны других психотерапевтов. Многие из них считают (и не безосновательно), что методика не может называться “Терапией первичного крика”, так как, помимо крика, процесс терапии может вызывать плач, рыдания, стон и т.п.

Некоторые личности утверждали, что терапия первичного крика “спекулятивна, оторвана от жизни и социальной реальности, совершенно не научна, основывается исключительно на “бессознательном”, крайне субъективна и совершенно ошибочно объясняет невротические состояния сугубо травмой, причиненной родителями ребенку в детском возрасте”, “… помимо отношения родителей к ребенку неврозы могут возникать под действием иных факторов, таких как: семья, школа, работа, проблемы в финансовой сфере, безработица, неудачный брак или неразделенная любовь, неподобающие жизненные условия и т.п. Приписывать большинство существующих неврозов “исключительному влиянию первых трех лет жизни человека”, как это делает Янов, – значит совершать “катастрофическую” ошибку упрощения и иррационального видения жизненных процессов”.

Однако высшей точкой критики было обвинение А. Янова в плагиате. Причиной данных обвинений явилась сходство методики “Терапии первичного крика” с “катартическим методом” (более известным как “лечение разговором”), разработанной Зигмундом Фрейдом в далеком 1886 году.

Критики отмечали абсолютную идентичность методов за одним исключением – в модели Фрейда в основе лечения был разговор, а у Янова – крик.

В ответ критикам можно сказать одно – быть может, Янов и взял катартический метод в основу своей терапии, однако называть терапию первичного крика откровенным плагиатом неверно, так как Янов привнес в этот метод существенные изменения.

В отличие от Фрейда, заявлявшего, что до “бессознательного” можно достучаться путем анализа сновидений, Янов полагает, что можно непосредственно войти в “бессознательное” при помощи терапии первичного крика. Также, в противовес Фрейду Янов рассматривает «защитные механизмы «я» как неотъемлемую составляющую  самого невроза.

Фрейд использовал психоанализ для постепенного выявления «бессознательного», до тех пор, пока пациент не начнет испытывать озарение и не осознает причины своих невротических проблем.

Однако, в отличие от катартического метода Фрейда, Янов считает реальным и необходимым непосредственное, быстрое проникновение в “бессознательное”; при этом эффект от лечения появляется как результат крика от накопившихся за долгие годы страданий.

Фрейдовский перенос невротических эмоций на личность терапевта категорически отвергается Яновом с перенесением внимания на анализ отношений родителей и детей. С учетом всего вышесказанного, непризнание метода “Терапии первичного крика” отдельным, заслуживающим внимания методом психотерапии является неверным.

Источник: http://telo.by/massage/terapiya_pervichnogo_krika/

Первичная терапия Янова

Первичная терапия Янова

Артур Янов – aмериканский психолог, в конце 60-х годов сформулировавший основные положения “первичной терапии”, получившей развитие в деятельности Института первичной терапии в Лос-Анжелесе.

Читайте также:  Предназначение - психология

В основе первичной терапии лежат положение о том, что травмы, пережитые детстве и вытесненные в процессе взросления, а также ранние неудовлетворенные потребности ведут к неврозам и психозам. Янов называет эти травмы первичными.

Они сохраняются у человека в виде напряжения или трансформируются в механизмы психологической защиты. Первичные травмы и неудовлетворенные потребности препятствуют естественному продвижению через все стадии развития, которые проходит каждый человек, не дают стать “настоящим”, пресекают нормальный доступ человека к его чувствам.

Напряжение, связанное с первичными травмами, может приводить к психосоматическим заболеваниям.

Первичная терапия строится на том, что человек должен заново пережить первичную травму, возвратиться в ситуацию, вызвавшую её, и освободиться от нее при помощи крика.

Цель первичной терапии состоит в том, чтобы избавиться от всего “ненастоящего”, что заставляет человека употреблять алкоголь, наркотики, курить или принимать опрометчивые, необоснованные решения только потому, что иначе он не может справиться с постоянно увеличимся внутренним напряжением.

Эти регрессивные и невротические реакции вынуждают человека жить прошлом, не меняясь и не меняя способа восприятия мира. Слова и действия такого человека обусловлены его неврозом, так как он не свободен от чувств, возникших в каких-то ситуациях в прошлом.

Обучение в первичной терапии необходимо для того, чтобы идентифицировать чувства и ощущения, вызванные ранними травмами, выразить их и испытать терапевтические изменения.

Первичная терапия применяется для лечения клиентов разных возрастов, как подростков, так и взрослых. От клиента зависит, насколько он сумеет соприкоснуться с теми чувствами, которые возникли вследствие первичных страданий.

Первичная терапия предполагает следование жёсткому набору инструкций и отказ от приобретенных в результате сдерживаемого напряжения привычек. Первая фаза психотерапии продолжается примерно три недели, и в это время нельзя посещать школу или работу. Курс лечения очень интенсивный – с пациентом занимаются ежедневно до 3 часов в день.

По окончании третьей недели клиент включается в работу первичной терапевтической группы, которая встречается 2—3 раза в неделю на протяжении 8—12 месяцев.

Тщательно спланированный процесс первичной терапии начинается с обсуждения проблем клиента с получившим специальную квалификацию психотерапевтом. Во время психотерапевтических занятий вскрываются ранние воспоминания, обиды и раны.

Психотерапевт побуждает клиента к тому, чтобы заново “физически” пережить их, вызывая проявление напряжения, психологической защиты и пр. Основная задача на этом этапе заключается в постепенном ослаблении психологической защиты.

Когда клиент приступает к работе в психотерапевтической группе, обсуждение его проблем продолжается; теперь он вступает в самые разнообразные взаимоотношения с другими членами группы, что может способствовать переживанию большего количества первичных эмоций, чем в индивидуальной психотерапии.

Клиенты вспоминают травмирующие события раннего детства, вплоть до рождения. Задача психотерапевта на этом этапе — направлять клиента в поиске именно тех событий, которые вызвали эти разрушающие его чувства, без выражения которых невозможно исцеление.

Групповая психотерапия сочетается с обучением глубокому дыханию, для того чтобы участники избавились от поверхностного, невротического дыхания и приблизились к переживанию первичного страдания.

Психотерапевт работает также над изменением манеры речи клиента, которая рассматривается как один из защитных механизмов.

Цель этих и многих других приемов – дать человеку возможность соприкоснуться с первичными переживаниями и обрести способность выразить те чувства, которые он осознал.

Клиенты, прошедшие курс первичной терапии, сбрасывают бремя прежних страданий и начинают лучше справляться с жизненными ситуациями, не нуждаясь в столь высокой степени признания и принятия их другими людьми.

Их действия приобретают смысл и становятся “настоящими”, что способствует обретению душевного комфорта и социального статуса.

Освобождение от напряжения, новое самоощущение позволяют клиенту, прошедшему курс первичной терапии, точнее оценивать свое эмоциональное и физическое состояние в любой ситуации.

Быть “настоящим”, по мнению Янова, означает быть свободным от тревоги, депрессии, фобий, быть способным жить настоящим, без навязчивого стремления удовлетворять свои потребности.

Первичная терапия была одним из первых методов психотерапии, который радикально отошел от психоанализа, придавая большее значение сосредоточению на чувствах и переживанию целостности своего Я.

Эта психотехника разработана в CША Ш. Селвер и Ч. Бруксом, основываясь на работах Э. Гиндлер и Х. Якоби. Техника направлена на изучение целостного органического функционирования в мире, который человек воспринимает, частью которого он являемся.

Для терапевта, работающего в этой традиции, представляет интерес “личная экология” человека: как он совершает действия, как относится к людям, ситуациям и объектам.

Он стремится найти, что естественно в этом функционировании, а что обусловлено; что есть продукт эволюционного развития природы человека, а что стало “второй натурой”, которая изолирует его.

Чувственное сознавание – это процесс научения возвращаться в соприкосновение с телом и чувствами, со способностями, которыми человек располагал, будучи ребёнком, но утратил во время формального обучения.

Родители реагируют на детей с точки зрения собственных идей и предпочтений, вместо того, чтобы попытаться почувствовать, что может помочь реальному развитию ребенка.

Другая проблема детского опыта – совершение усилий: родители не хотят дожидаться естественного развития способностей их детей, и научают их “стараться”.

Работа чувственного сознавания фокусируется на непосредственном восприятии, научении отличать собственные чувства и ощущения от культурно и социально привитых образов.

Многие упражнения в этой системе основаны на повседенвной человеческой деятельности – чтобы открыть отношение к окружающему, развить сознательную осведомлённость о том, что человек делает.

Ещё один аспект чувственного сознавания включает отношение с другими. Большинство упражнений системы имеет внутреннюю, медитативную ориентацию.

Биосинтез — это направление телесно-ориентированной (или соматической) психотерапии, которое с начала семидесятых годов нашего века развивают Д. Боаделла и его последователи в Англии, Германии, Греции и других странах Европы, Северной и Южной Америке, Японии и Австралии.

Биосинтез — психотерапия, ориентированная на процесс. От клиента не требуется, чтобы он следовал модели здоровья терапевта, заменил свои паттерны на его.

Терапевт мягко работает с дыханием, помогает ослабить мышечные напряжения с тем, чтобы наиболее точно воспринять и раскрыть внутренние тенденции движения и роста клиента, его возможности и особенности его пульсации.

Терапевт в биосинтезе становится «партнером по танцу», который сопровождает и ведет клиента к новому опыту, иному ощущению заземления в собственном теле,восстановлению здоровой пульсации.

 Подход биосинтеза опирается на опыт:

эмбриологии — в связи с этим о биосинтезе говорят, что благодаря ему, психоанализ получил свою органическую основу;

райхианской терапии;

теории объектных отношений.

Впервые термин «биосинтез» использовал английский аналитик Френсис Мотт. В своей работе он основывался на глубинных исследованиях внутриутробной жизни. Уже после смерти Ф.Мотта Дэвид Боаделла решил применить этот термин для описания собственного терапевтического подхода.

Он также хотел подчеркнуть отличие своего метода от биоэнергетики,развиваемой А.Лоуэном и Дж.Пьерракосом, и биодинамики — школы Г.Бойсен и ее последователей, занимавшихся различными формами массажа для освобождения блокированной энергии.

Все три направления: биоэнергетика, биодинамика и биосинтез — обладают общими корнями (райхианский анализ),однако имеют принципиальныеразличия.

 Сам термин «биосинтез» означает «интеграция жизни». Речь идет об интеграции в первую очередь трех основных жизненных, или энергетических потоков, которые дифференцируются в первую неделю жизни эмбриона, интегративное существование которых существенно для соматического и психического здоровья, что и нарушается у невротиков.

Эти энергетические потоки связаны с тремя зародышевыми листками: эндодермой, мезодермой и эктодермой.

От В. Райха биосинтез унаследовал точку зрения, что личность может быть понята на трех уровнях:

на поверхности мы видим м а с к у: панцирь характерных отношений, сформировавшийся для защиты от угрозы целостности личности в детстве или раньше. Это т.н. фальшивое self, которое защищает self истинное, чьи потребности были фруструированы в младенчестве (или до рождения);

когда защиты начинают ослабевать, проявляется более глубокий уровень болезненных чувств, включающий в себя гнев, тоску, тревогу, отчаяние, страх, обиду, чувство одиночества;

под уровнем болезненых чувств находится основной ядерный уровень, или ядро личности, в котором сосредоточены чувства базисного доверия, благополучия, радости и любви.

 Фрустрация ядра создает уровень страдания, подавление страданий и протеста создает «маску». Здесь необходимо отметить, что многие терапевты, пользуясь различными теоретическими концепциями и разнообразнейшими техниками, легко выводят человека на переживание боли, страха, ярости.

Однако, если работа ограничена лишь этим уровнем, клиент обучается эмоциональному высвобождению и… приобретает новый паттерн, отреагирование становится своеобразным наркотиком. В биосинтезе же терапевт старается в каждой сессии направлять клиента к первичному ядерному уровню ощущений, т.к.

только в контакте с чувствами радости, надежды, благополучия, удовольствия жить человек получает энергию для реальных изменений, для исцеления — физического, психического и духовного.

Эмоциональный выброс не является самоцелью: вмешательство перестает быть терапевтичным, если после отреагирования клиент не находит новых источников внутренней поддержки.

 И сама система защит рассматривается в биосинтезе как стратегия выживания, адаптации, поддержки. Поэтому любые паттерны человека не «ломаются», а исследуются с большим уважением. Биосинтетики говорят: «Прежде, чем пустить поезд по рельсам, необходимо выстроить мосты».

Прежде, чем трансформировать (не разрушать!) паттерны, надо обеспечить реализацию «жизнезащищающей функции». Биосинтез использует и развивает идею В.Райха о «защитном мышечном панцире», прослеживая ее связь с эмбриологией.

При этом в биосинтезе понятие «панциря» детализируется; описывается три панциря,каждый из которых связан с одним из зародышевых листков:

мышечный (мезодермальный),

висцеральный (эндодермальный),

церебральный панцирь (эктодермальный).

 Мышечный панцирь включает в себя и тканевой, так как из мезодермы развивается не только костно-мышечная, но и сосудистая система.

 Существует опасность разделения людей на «здоровых», не нуждающихся в терапии, и больных, тех, кому без нее не прожить. Однако «более реалистично рассматривать здоровье как широкий спектр состояний и проявлений» (D.Boadella).

Тогда мы признаем право на невротические реакции «благополучных» людей и способность к «здоровому реагированию» у лиц с тяжелыми соматическими и психическими расстройствами. Таким образом, эффект терапии зависит от умения терапевта раскрыть внутренние ресурсы здоровья клиента.

Внутреннюю канву биосинтеза составляет работа по достижению соматического, психического и духовного здоровья; внешнюю — работа по восстановлению интеграции действия, мысли и чувства, утраченной на ранних этапах развития (реинтеграция).

Читайте также:  Психическое расстройство - психология

Тремя основными процессами реинтеграции являются:

заземление (grounding),

центрирование (centеring),

видение (facing).

Заземление — это работа с мезодермальным панцирем. Заземление включает в себя оживление потока энергии вниз по спине и оттуда в «5 конечностей»- ноги, руки, голову.

Центрирование — это движение к гармоничному дыханию и эмоциональному равновесию.

Видение (Facing) и звучание (Sounding) — терапевтическая работа с контактом глаз, взглядом, голосом.

При подготовке этой работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

Дата добавления: 13.11.2002

Источник: http://www.km.ru/referats/416D951FA6FD456CB2E4E10873387ADC

Как работает психотерапевт и психотерапия? Что делает психолог? Правила и терапевтический контракт

Хочу еще раз поговорить о том, как происходит психотерапия и что делает психолог, что такое психологический контракт. Эта информация будет полезна тем, кто еще не имеет опыта обращения за психологической помощью и психологических консультаций.

Первая встреча: знакомство психолога и клиента

На первой встрече происходит знакомство, в ходе которого выясняется жизненный контекст клиента, оговаривается психологический контракт на работу, формулируется первичный запрос.

Первая встреча важна с точки зрения установления контакта и сбора первичной информации, а также договоренностей о правилах дальнейшей работы. Любые отношения начинаются со знакомства, и психотерапия не исключение.

В ходе терапии будут развиваться и ваши отношения с терапевтом, вы будете сближаться, и ваше общение будет становиться все более доверительным.

Особенно хочется обратить внимание на те случаи, когда клиенты звонят, чтобы выяснить информацию и больше не перезванивают, либо записываются впервые на консультацию и не приходят, предварительно не уведомив, или предупредив за пару часов до встречи.

С одной стороны, можно понять высокую степень тревожности людей, которые впервые в своей жизни решили обратиться и позвонить психологу, но с другой стороны, хочется элементарного уважения к себе и своей профессии.

Записываясь к специалисту, будущим клиентам стоит понимать, что время приема расписано, терапевт специально вас ждет, помещение оплачено, а подобными действиями вы обесцениваете, и работу психотерапевта, и его самого.

Если вы с самого начала вашего знакомства со специалистом (с первого звонка) позволяете себе нарушать достигнутые договоренности, то о каком серьезном отношении может идти речь? Вы не цените других, их работу и ваши договоренности, вы не следуете своим намерениям и не готовы взять минимальные обязательства (придти в оговоренный день и час)!

Основные условия терапевтического контракта

Периодичность – 1-2 раза в неделю (большие промежутки сказываются на качестве терапевтического процесса, меньшие промежутки возможны в острых кризисных ситуациях, либо когда есть желание сделать процесс интенсивнее).

Важно понимать, что это не гарантия получения результата, это тот минимальный срок, который необходим для изменений и закрепления терапевтического эффекта. В противном случае, часто происходит «откат» обратно.

К психологическому контракту относится договоренность о стоимости услуг, периодичность встреч, продолжительность, правил посещения, пропусков и пр.

Формирование стоимости услуг в частной психологической практике происходит под влиянием различных факторов (квалификация самого терапевта, затраты на помещение и рекламу, средняя стоимость услуги на рынке). Средняя цена в г. Минске может сильно отличаться: от 10 до 50 $ за час работы.

Я скептически отношусь к бесплатным консультациям, поэтому никогда не искал себе бесплатного дантиста, парикмахера, портного, юриста и других хороших специалистов (бесплатные консультации могут оказать исключительно в государственных медицинских центрах, но и это связано с некоторыми ограничениями).

У различных специалистов имеются свои правила, к таким можно отнести:

время на встречу (Стандартное время сессии 50 мин, ни больше, ни меньше. По обоюдной договоренности, вы можете увеличить время сессии, но, как показывает практика, 50 минут достаточно);

опоздания (Если вы договорились о точном времени вашего визита, значит сессия начинается именно в это время, ваше опоздание на сессию входит в стоимость услуги. Постарайтесь приходить вовремя, точно в назначенное время!);

оплата пропусков (Существует крайний срок предупреждения о переносе встречи, как правило, не позднее суток. Если вы по каким-то причинам не смогли вовремя предупредить о своем отсутствии, или переносе встречи, это время все равно оплачивается в полном размере.

 Для некоторых, подобное правило кажется слишком суровым, но, зачастую,  это единственный способ сохранить терапевтические границы между терапевтом и клиентом, иначе причин не придти найдутся  десятки.  Потери несет ваш терапевт, который уже не может предложить освободившееся время для другого клиента, и это будет сказываться на его отношении к вам.

В конце концов, покупая, например, спортивный абонемент, нигде не возмещают стоимость ваших пропусков. );

обязательные две последние встречи (Вы имеете право покинуть терапию в любой момент, но прежде чем это сделать, сообщите своему психологу о вашем намерении прекратить ваши встречи, дайте возможность завершить отношения, не убегая привычным для вас способом);

степень своего откровения и доверия контролируете только вы;
– какими бы хорошие и доверительные отношения не возникали между терапевтом и клиентом, какие бы интимные вопросы не обсуждались, однако этим отношениям не суждено стать дружескими или личными, как это принято в повседневной жизни, в противном случае терапия заканчивается;

встречи проходят на территории психолога, как правило, выезды на дом не практикуются, только если речь идет о не ходящих клиентах.

Терапевтический запрос

Говоря о запросе на терапию (или выражаясь языком житейской психологии «формулирование проблемы»), следует говорить именно о «первичном запросе», потому что в ходе терапии этот запрос может измениться или потерять свою актуальность. Это происходит по причине того, что клиенты часто приходят с собственным представлением о причинах своих проблем, но в ходе работы, фокус внимания смещается на другие аспекты жизни, которые ранее не замечались клиентом, и они оказываются более значимые.

Поэтому не так важно, чтобы вы могли сформулировать четко свою проблему, важнее ваше намерение и желание что-то с этим сделать.  В конце концов, ваш психолог задаст уточняющие вопросы, и вы сможете сформулировать свой запрос, с которым продолжите вместе работать. Но это то, с чего вы обязательно начнете работать.

Жизненный контекст также важен для психотерапии как и запрос. Эта та система отношений и событий, в которой живет клиент, и которые оказывают существенное влияние на его жизнь. Именно на фоне этого контекста и проявляются те проблемы, которые, обычно, приводят на психотерапию.

Важно понимать, что мы не в силах поменять контекст (хотя, можно переехать в другую страну, развестись или уволится с работы), но можем принципиально поменять свою связь с этим контекстом, ослабив влияние определенных факторов, обретая больше свободы и независимости.

Для уточнения контекста, ваш терапевт будет задавать вам вопросы относительно вашей жизни, семьи, отношений, фактов биографии и прочего.

Как же проходит психотерапия?

Здесь я могу рассказывать об этом в рамках той психологической школы и рамках той концепции, в которых я работаю. Речь идет о гештальт-походе.

Важно знать, что практически любое направление будет эффективным и будет работать, если с вами работает профессионал, хотя их методы могут сильно отличаться.

Нет «хороших и плохих» психотерапий, есть непрофессиональный подход, поэтому не важно: в рамках гештальт-терапии, психоанализа, бихевиоризма или экзистенциального подхода будет осуществляться психотерапия, важнее кто ее проводит.

В рамках гештальт-терапии мы будем с вами общаться, говорить о том, что вас волнует, я буду обращать внимание на некоторые нюансы и на то, что происходит в нашем с вами контакте. Два человека сидят друг на против друга и беседуют.

Мы будем говорить о том, как вы это переживаете, как вы к этому относитесь, что вы чувствуете, каковы ваши актуальные желания.

В результате вы станете чуть больше осознавать про свою жизнь, сможете начать экспериментировать и пробовать новые способы.

Что-то вы будете делать самостоятельно, где-то я вас поддержу. Мы вместе будем определять силу и интенсивность желаемых изменений. Вы начнете замечать, как меняется ваш жизненный контекст и ваши отношения. Также будут меняться и наши с вами отношения и круг тех вопросов, которые мы будем затрагивать в наших беседах, т.к.

степень доверия и открытости тоже меняются. Иногда нужно будет выполнить определенные «домашние задании», которые я вам буду давать, иногда мы будем экспериментировать с новым опытом прямо на наших сессиях. Ключевым аспектом всех сессий будут являться ваши переживания и чувства.

 Вот как происходит психотерапия в рамках гештальт-подхода.


Когда же заканчивается психотерапия?

Это сложный вопрос. Обычно, это решаю вместе психолог и его клиент. Здесь нет определенных правил и критериев. Случается, что после достаточно длительной терапии (от полугода-года и более) клиент решает продолжить ее.

Существует так называемая «поддерживающая психотерапия», когда клиент после длительной работы с терапевтом, в последующем, с определенной периодичностью, обращается к нему, чтобы получить поддержку своим изменениям, поделиться своими наблюдениями, отреагировать какие-то переживания.

Случается, что в процессе психотерапии наблюдается кризис, и это может явиться точкой качественного изменения процесса терапии, но под воздействием разных факторов и сомнений, клиент расстается со своим терапевтом.

Чтобы нивелировать подобные факторы, в психологическом контракте оговаривается этот момент, и заключается соглашение на обязательные 2-3 встречи для завершения, даже после того, как клиент решит окончить терапию.

Это важно для понимания причин появления желания закончить психотерапию, и в случае необходимости, проработки с терапевтом этого момента. Возможно, это будет поворотный момент во всей психотерапии. Каждый случай индивидуален. В конце концов, дайте себе и своему терапевту возможность “нормально” завершить отношения.

Очень надеюсь, что эта информация поможет будущим клиентам продуктивнее строить свои отношения с психотерапевтом, а также снимет некоторые ожидания в отношении самой психотерапии.

почитать другие статьи:
что происходит в кабинете психолога
как выбирать себе психолога?
вопросы психологу
как работает коучинг и что это такое

набор в мужскую психотерапевтическую группу

Источник: https://adnosiny.by/geshtalt-terapiya/chto-takoe-psihoterapiya-i-kak-rabotaet-psiholog

Ссылка на основную публикацию