Реакция на собственные ошибки — психология

Как складывается реакция на собственные ошибки?

Как складывается реакция на собственные ошибки?

Наша реакция на собственные ошибки складывается в детстве.

Для большинства родителей чувство вины – это очень мощный инструмент для управления ребенком, правда, ведь? И когда у родителя отсутствует какая-либо педагогическая квалификация, то они просто пользуются этим инструментом, как основным. «Как тебе не стыдно?», «Да как ты мог?». Я думаю, что вам это знакомо. Особенно чувство вины широко используется по отношению именно к девочкам.

Почему? Потому что социо-культурные установки — они таковы, что на мальчиков можно кричать, в отношениях с мальчиками можно гневаться. Мужчинам разрешен гнев, им это можно. Мужчинам нельзя бояться, но зато можно гневаться.

А вот девочкам, у них гораздо более тонкая психика, гневаться на девочек не принято, зато принято упрекать их, принято давить на них с помощью чувства вины, потому что у женщин психика очень тонкая, она будет это чувствовать.

На нее не нужно кричать, чтобы она начала подчиняться или слушаться, правда, ведь?

Давайте сейчас вспомним наше детство. Что делали ваши родители, когда вы ошибались в детстве? Была ли у вас какая-то модель реагирования на свои ошибки? Хорошая модель, экологичная.

, где вы бы себя нормально чувствовали и человек, по отношению к которому вы, например, ошиблись.

Как с вами поступали, когда, например, вы могли разбить игрушку, сломать игрушку другого ребенка или мамину вазу, например, разбить? Как относились к вам родители? Какие у них были основные воспитательные методы по отношению к вашим ошибкам?

Часто родители, да и не только родители, но и вообще взрослые в целом, очень сильно стыдят детей. Когда это не помогает, начинается гнев, лупят, наказывают как-то. Но вначале, обычно, это чувство стыда. Пытаются манипулировать именно этими упреками.

Я за всю свою деятельность, как психолога, мне кажется, встретила всего 2 человека из нескольких тысяч, когда им дали реально рабочую модель реагирования на собственные ошибки. Например, вы разбили игрушку, сломали игрушку другого ребенка.

И мама подходит к вам и говорит: «Знаешь, так получилось, что мы сломали игрушку мальчика. Давай мы пойдем, попросим у него прощения, чтоб ему не так обидно было, мы же сломали.

И завтра мы с тобой сходим и купим новую, чтоб ему было хорошо, чтобы мы не были в долгу у него. Хорошо?».

Вот представляете, как сильно бы изменилось ваше восприятие собственных ошибок, если бы ваши родители, например, относились к вам так?

Когда нас за ошибки наказывают, когда нас за ошибки упрекают и особенно давят чувством вины, у нас появляется внутри просто наимощнейший страх ошибиться, сделать что-то не так.

Когда мы ошибаемся, уже даже во взрослом возрасте, мы начинаем так издеваться над собой, особенно женщины. У мужчин есть такой очень крутой защитный механизм психики, называется «сам ты такой – сам такой, сам козел, сам дурак».

У женщины такого нет, женщина думает, что «Я самая плохая. Боже мой, да что же я наделала? О, ужас! Теперь у меня карма такая ужасная. Меня теперь Бог накажет». Ну, вы все это знаете.

Я думаю, у вас этот внутренний голос звучит периодически.

И потом, когда мы вырастаем, уже мы взрослые, все равно общество, еще более взрослые люди, они все равно нас начинают учить, поучать, как-то пытаться нас воспитывать. Зачастую через чувство вины.

Правда ведь? И с детства нас приучают к этому, потом нас в этом поддерживают, наше общество.

И так как компенсации не происходит никакой, наших ошибок, то мы периодически находимся в этом, и зачастую чувство вины становится постоянным попутчиком в нашей жизни.

У кого регулярное состояние чувства вины? Перед мужем, перед ребенком, перед мамой, перед обществом, вообще перед кем угодно. У вас это есть?

У нас до сих пор это остается. Родители, они, в самом деле, не виноваты, что они нас так воспитывали, и мы не должны упрекать их в этом, потому что их воспитывали также. Может быть, даже еще и более жестко.

Они выросли в этом же обществе, и у них нет образца перед собой, человека, который умеет проходить через свои ошибки.

Поэтому винить родителей не нужно и общество, а нужно самой стать таким человеком, который умеет проходить через ошибки, который научит своих детей, и на примере которого смогут развиваться другие люди!

Юлия Судакова

Источник: http://helppsych.ru/vozrastnaya-psihologiya/kak-skladyvaetsia-reakciia-na-sobstvennye-oshibki.html

11 причин болезненной реакции на критику. Блог психолога

Огромное количество людей не могут, просто не в состоянии адекватно реагировать даже на самую конструктивную и дружелюбную критику. Почему?

Да потому что им каждый раз очень больно. То есть, они поняли, что кое-какую критику имеет смысл спустить в унитаз вместо того, чтобы тратить на нее свои нервы, и это облегчило им жизнь.

Но что делать с критикой правильной? Особенно если она вам важна.

Что делать, если вам требуется обратная связь, но даже от аккуратных и мягких замечаний вас скрючивает похлеще радикулита, и вы начисто теряете мотивацию и вообще волю к жизни?

Решила написать мануал о том, как воспринимать критику, если у вас с этим большие проблемы.

В мануале планирую рассмотреть, почему критика может сильно вас задевать, и какие есть пути решения. Расскажу, как справляться со своей реакцией. Дам «инструменты», которые позволят услышать полезные для вас замечания без глубоких душевных ран, а также создать базу на будущее. Эти инструменты существуют, и я постараюсь помочь вам их освоить.

Также постараюсь помочь, как бы странно это ни звучало, и критикующим (имею в виду не «критиканов», а тех, кому действительно приходится что-то корректировать у других людей).

Критикующие могут увидеть основные проблемные точки, в которых их высказывание воспринимается болезненно и, возможно, найдут способы сказать лучше.

Такие способы всегда есть, и если иметь «карту возможных проблем», строить фразы становится проще.

Скорее же приступим.

Как обычно, есть пара вводных:

1. Нужно понимать, что болезненное восприятие критики – это только верхушка айсберга, надводная часть куда большей проблемы.

Те свойства и особенности личности, которые вызывают такую сверхчувствительность, обычно портят вам жизнь в гораздо большем спектре ситуаций. Практически ежедневно, на самом деле. Вы это знаете лучше меня.

Поэтому понимать эту подводную часть (неважно, у себя, партнера, подчиненного, или друга) и уметь с ней обращаться очень важно. Это может помочь сразу во многом.

Критика ранит только тогда, когда попадает в уже существующую рану. Запомните это

2. Критика ранит только тогда, когда попадает в уже существующую рану. Запомните это.

Если критика попадает в здоровое место (даже много раз!), ничего плохого не происходит.

Поэтому даже самые высокочувствительные и ранимые люди могут прекрасно выдерживать критику в каких-то конкретных темах и областях.

Мой любимый вопрос для иллюстрации: будете ли вы задеты, если инопланетянин с синими волосами и коленками назад будет критиковать ваш цвет волос и устройство ваших суставов? И любимый ответ: «Эээ, вряд ли».

Так что чрезмерная реакция есть только на ту критику, которая затрагивает что-то уже намозоленное.

Например, раненое когда-то другими значимыми людьми, или посттравматическое, или «расковырянное» самостоятельно… А, значит, устойчивость каждого отдельного человека к критике определяется, в том числе, количеством уже имеющихся болезненных мест и открытых «ран» (см. список ниже). Чем их больше, тем вам сложнее. Это, повторюсь, важно помнить.

Теория

Причин болезненного отношения к критике очень много. Ниже я перечислю те, которые мне кажутся основными. Они могут встречаться как по отдельности, так и парами, тройками и целыми кластерами. Также они могут быть симптомами друг друга или складываться в ядро личности.

То есть, все эти пункты – не взаимоисключающие штуки, а, скорее, элементы объемного, сложного, текучего паззла. Если вы нашли у себя один или два, есть неплохие шансы, что справитесь самостоятельно.

Если сразу четыре-пять и они по-настоящему мешают вам жить, то, возможно, потребуется психотерапия.

Какие же это причины?

1. Внутренний критик

Он же – жесткое Суперэго. Очень крепкая и большая часть личности, которая, будучи развита избыточно, занимается не аккуратным саморегулированием, а самоедением. Не буду сама себя повторять – лучше дам ссылку на статью « Внутренний Критик. Кулинарная книга самоедения». Там про этого зверя написано еще на такой же мануал по объему, и даже тест есть.

Как это работает?

Критика, пришедшая извне, резонирует (конечно же) с самыми мрачными ожиданиями и мыслями Внутреннего Критика, и не просто резонирует, а интерпретируется максимально негативно, усиливается в разы и доводится до абсурда – с помощью далеко идущих выводов, самоуничижения и обесценивания.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

Очень простое: «Так и знал, что я идиот/ка и никогда ничего не могу нормально». Конечно, с таким итогом жить очень трудно.

Поэтому любая, даже самая дружелюбная критика отзывается крайне болезненно – потому что Внутреннему Критику совершенно не важна степень дружелюбия и полезности, он этот параметр (как и любой другой реальный параметр) не учитывает. Ему нужно подтвердить свою плохую точку зрения о себе же, снова и снова, снова и снова.

2.  Психологическая травма

В самом общем виде, травма – это пережитое человеком нечто такой силы, что он не был в состоянии справиться и получил существенные повреждения (часто необратимые). Те, кто проходил или проходит психотерапию, как правило, знают о своих травмах.

Но даже если у вас и нет этого терапевтического диагноза, посттравма (состояние после травмы), тем не менее, может иметься. Она, увы, может влиять на ваше восприятие критики и не только на него.

Современные исследования доказывают, что у людей, переживших травму, довольно сильно изменяются нейрохимические процессы в мозге в целом.

Как это работает?

Травма оставляет человеку очень мало ресурса, потому что основная его часть ушла (и, возможно, до сих пор уходит) на выживание в условиях новой реальности, той, которая с повреждениями.

Та часть психики, которая «Я», становится очень хрупкой, либо перестает толком развиваться (какое уж развитие, когда дышать и то непросто).

Хрупкого и нересурсного «Я» не хватает на обработку входящих негативных сигналов, и они снова наносят повреждения. Иногда сопоставимые по размерам с оригинальной травмой.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

Опасность, опасность, опасность! Ты снова жертва, тебя уничтожают. Бей, замри или беги, а то снова будет как тогда, а ты уже слишком хорошо знаешь, чем это все может кончиться. Поэтому нужно или предотвратить ущерб любой ценой, или покорно лечь и переждать его до момента, когда можно будет начать восстанавливаться. В общем, «страусов не пугать – пол бетонный».

3. Нарциссизм

Нет, не тот растиражированный в искусстве образ влюбленности в себя и крайнего эгоцентризма. Чуть сложнее. Сейчас считается, что нарциссическая часть есть у каждого человека, и ее функция – поддержание самоуважения определенными способами.

Эти способы, в основном, опираются на внешнее подтверждение внутреннего «Я».

Люди с сильно выраженным нарциссическим радикалом вообще не чувствуют в себе никакого внятного «Я», уж тем более хорошего, поэтому целиком составляют его из отражений в глазах других.

Как это работает?

Логично: любая угроза внешнему подтверждению – это автоматически угроза внутреннему хорошему «Я». То есть, критика не просто является чьим-то негативным мнением, нет, нет.

В данном случае она на самом деле разъедает вас, потому что вы ощущаете себя дефектным, недостаточным, вы чувствуете, что на всеобщее обозрение выставлено нечто непоправимое.

Знаете, вообще очень трудно жить, когда мысли и чувства – не просто мысли и чувства, а настоящая реальность (это – один из возможных провалов в способности к ментализации, кстати).

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

Вы слышите/видите не набор пунктов, а большое и толстое указание на вашу неполноценность (совершенно реальную, по мнению вашей нарциссической части).

Любая критика означает, что вы потерпели неудачу, а, значит, вы ничтожество, недостойный/ая, и прочая и прочая.

Обычно на этой стадии подключается стыд (стержневое чувство при нарциссизме – нарциссизм питается иллюзией об отсутствии неудач, и тем избегает этого жуткого стыда).

4. Неустойчивая/низкая самооценка

Самооценка – это то, как мы оцениваем и воспринимаем сами себя (ваш Кэп). Считается, что нормальная самооценка (средняя или чуть выше) – это присутствие устойчивого концепта «я – хороший/ая», ну или более упрощенно — «хорошо, что я есть».

Из этого следует несколько выводов, в контексте критики важен вот такой: «Большинство из того, что я делаю, более-менее хорошо». Такая установка в норме должна быть достаточно прочной, тогда даже жесткая критика ее не поломает и не погнет.

Как это работает?

При низкой/неустойчивой самооценке критика опускает вас еще ниже. А вы, из-за того, что и так устали быть все время внизу, просто не можете вынести ситуаций, когда самоуважение снижается еще больше, они для вас катастрофичны, потому что обратно вам не выпрямиться.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Ну, все». Критика в данном случае – предвестник и симптом резкого снижения самоуважения, знак несоответствия вас вашим же идеалам и ценностям.

С этим еще, кстати, связано то, что люди с низкой самооценкой склонны избегать признания собственной роли и ответственности в каких-либо проблемах и жизненных неурядицах – как своих, так и не своих.

Читайте также:  Рефлекс и дрессировка людей - психология

Тот же самый способ интерпретации: признал/а = потерял/а самоуважение и надежду на то, что когда-нибудь стану человеком своей мечты.

5. Незащищенность/ранимость

О, про ранимость легко можно написать отдельную статью. Попробую кратко: ощущается это так, будто с вас содрали кожу и вам нечем больше прикрывать свое чувствительное нутро.

От большинства взаимодействий с людьми вам так больно, что вы непроизвольно кричите и отпрыгиваете. Понятно, что на уровне психики это означает, что вас крайне легко обидеть, огорчить, расстроить и задеть, даже не имея ни малейшего на то умысла.

Просто у вас везде «мины». О некоторых вы и сами не знаете, пока они не рванут.

Как это работает?

Любая фраза (она может быть вообще не критикой) воспринимается как тычок пальцем в открытую рану, как умышленное или неумышленное (но от этого не менее болезненное) нападение с результатом в виде чего-то обидного и задевающего. Всегда обидного и всегда задевающего, независимо от начального посыла. Изредка бывает можно понять, что люди не со зла, но чаще – нет. Ведь они же не могут не видеть, что у вас нет кожи?!

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Ааааа, больно! Зачем ты сделал мне так больно?» В большинстве случаев после этого следует яростная реакция, направленная на «обидчика», который ощущается почти как абьюзер. Учитывая бэкграунд в виде содранной кожи, думаю, эта реакция вполне закономерна. Жаль только, что понимания и способности продышаться и идти дальше от этого не прибавляется.

6. Синдром самозванца

Довольно известное явление, суть которого в следующем: достижения, результаты и вообще вся обстановка ощущаются вами как незаслуженные, доставшиеся не благодаря вашим личным усилиям и труду, а свалившиеся на вас только из-за сумасшедшего везения или случайных совпадений. То есть, вы вообще для этого ничего не сделали. Синдрому самозванца постоянно сопутствуют тревога и страх – а вдруг разоблачат? Ведь неминуемо разоблачат, да?

Как это работает?

Критика – очень явное указание на то, что «мальчик каску просто нашел» (с точки зрения вашего внутреннего самозванца). Конечно, другие немедленно это увидят и разоблачат голого короля. Поэтому критика заставляет вас сжиматься в ужасе и ненавидеть любые замечания, даже корректные.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Сейчас они всё поймут… Вот сейчас…Вот сейчас… Ну не сейчас, так в следующий раз». Очень страшно так жить – в постоянной тревоге и в неумении присваивать то, чего достигли. Неудивительно, что критика интерпретируется только в одну сторону – в ту, которая является по-настоящему важной.

7. Перфекционизм

Тоже материал для отдельной статьи под названием «Пункт выдачи желаемого за действительное». Когда-нибудь напишу. А пока давайте кратко: у перфекционистов полностью отсутствует ощущение, что они достаточно хороши.

И они фактически проводят свою жизнь в погоне за этим ощущением, не зная, что именно ищут и зачем это им. Способы, которые перфекционисты применяют для поиска этого ощущения, в основном сводятся к достижению идеала.

Есть иллюзия, что если его достичь, будет достаточно хорошо (на самом деле – нет).

Как это работает?

Критика прямо указывает перфекционисту на его неидеальность, и иллюзия о возможности достижения точки «достаточно хорошо» рассыпается как карточный домик. Это очень больно, потому что жить без хотя бы такой плохонькой иллюзии, по факту, невозможно. Поэтому критика для перфекциониста невыносима (хотя при этом он сам себя ею постоянно изводит, такой парадокс).

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«О боже, ошибка! я несовершенен». (Атеисты могут первую часть заменить на что-то равнозначное по эмоциональности). Ошибок, по мнению перфекциониста, быть не должно вообще, впрочем, как и несовершенства.

А если они все же есть, то это ничто иное как знак плохой работы над собой. Замечаете разницу с нарциссизмом и синдромом самозванца? Там фокус был вовне — «все увидят», а тут он на себе.

Неважно, кто и что увидит, важно, что я сам/а уже знаю о своем несовершенстве, и это мучительно.

Не устали? Вот вам картиночка про перфекционизм для разгрузки:

8. Невозможность выносить чужой дискомфорт

Есть такие люди, от которых всем удобно. Удобные люди. Моя коллега Полина Гавердовская называет их невидимыми.

Этих людей родители воспитывали так, чтобы от них не было, по возможности, никакого дискомфорта. Чаще всего это означает, что им пришлось рано отказаться от себя.

Почти полностью – от своих потребностей, чувств, желаний и планов. Чтобы никому случайно не перейти дорогу. А то будет ататат.

Как это работает?

Любая критика означает, о ужас, что вами кто-то недоволен, а, значит, у кого-то от вас дискомфорт или даже проблемы! А этого никак нельзя допустить, это очень страшно. От осознания, что вы, вольно или невольно, причинили кому-то неудобство, вам может стать буквально физически плохо.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Ой-ой-ой, караул, кому-то неприятно и это из-за меня! Не угодил/а, все испортил/а, теперь человек мучается». То есть, привычный фокус тут – на другом, на его стабильности и благополучии, на заботе о его комфорте, а вовсе не на себе. Ощущать себя причиной и источником чужого дискомфорта таким людям невероятно сложно, поэтому они очень тяжело воспринимают критику.

9. Паранойя

Я не имею тут в виду психиатрический диагноз, скорее, личностную черту или склонность, привычку.

Замечали ли вы, что есть люди, которые легко принимают на веру различные теории заговора и чужую злонамеренность? Неважно, есть что-то в основе или нет – это вполне укладывается в их восприятие мира.

Так вот, это и есть параноидность. Ее главным девизом можно было бы сделать фразу «Все неспроста».

Как это работает?

Параноидный человек воспринимает любую критику как умысел и желание его уязвить, и ранит/злит его именно этот умысел, а не только и не столько содержание критического замечания. Согласитесь, непросто жить в окружении врагов, и неудивительно реагировать на их очередные нападки весьма болезненно.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Вот ты и спалился, а я знал/а, что ничего хорошего от тебя ждать не стоит». Фокус тут тоже внешний, как и в нескольких предыдущих пунктах, и тоже отсутствует опора на реальность. Зато есть заведомая уверенность в том, что все хотят вам только плохого, а кто не хочет, так скрывает, ну или же это лишь временно.

10. Депрессия/субдепрессия

Это может быть официальный диагноз, а может и просто некий период в жизни или личностная склонность (да, так бывает). В любом случае, суть одна: все плохо, было плохо и будет плохо. В отличие от нарциссизма и синдрома самозванца, здесь ощущение своего «Я» вполне реально, просто это «Я» непоправимо плохое, и нет никакой надежды или мотивации его изменить.

Как это работает?

Критическое замечание усиливает депрессивный фон, подтверждает, что да, ничего хорошего в очередной раз не произошло.

Как правило, депрессия работает так, что у вас еще и нет энергии на исправление, поэтому любая критика повисает тяжелым камнем на шее без возможности ее использовать на благо (даже если она подана как надо и по факту такая возможность есть). Помните ослика Иа? «Доброе утро, Пятачок… в чем я лично сомневаюсь».

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Все тлен». Фокус в этом случае – на общем болезненном фоне и неспособности получать удовольствие от жизни (так называемая anaesthesia dolorosa, «болезненное бесчувствие»), и критика лишь является дополнительной иголкой. Она, в общем-то, может быть даже и не услышана в плане содержания.

11. Личная история

Пункт частично пересекается с травмой.

Дело тут вот в чем: если вам в жизни от критикующих уже пришлось пострадать (как правило, немалый вклад вносят родители, учителя, бывшие партнеры по отношениям и другие значимые люди), то любая критика, чем-то напоминающая ту – по содержанию, форме или по любому другому признаку – будет восприниматься вами невероятно болезненно. Примеров можно привести много, общее у них то, что достаточно задеть какую-то определенную тему или построить фразу определенным образом, чтобы вы ощетинились.

Как это работает?

Здесь фокус – на факте критики вокруг конкретной темы или конкретным образом. Это ранит само по себе, потому что у вас на этом месте уже есть большая мозоль. И, конечно же, вы совершенно не можете увидеть в такой критике позитивные стороны, даже если они есть – мозоль их загораживает.

Какое сообщение считывается вами из критического замечания?

«Ыыы, опять я (что-то мое) кого-то не устраивает, ну сколько можно». В целом ответное чувство бывает очень близко к отчаянию и бессилию, и именно поэтому так больно. Вы, как правило, уже вынесли из прошлого, что с этим вам не справиться, и текущая ситуация работает для вас якорем, мгновенным порталом в эти воспоминания.

Текст опубликован с разрешения автора

О том, как реагировать на критику, читайте в следующей колонке Екатерины Сигитовой. За обновлениями следите здесь.

Оригинал

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени

Источник: https://nv.ua/style/blogs/11-prichin-boleznennoj-reaktsii-na-kritiku-blog-psihologa-1845003.html

Путешествие к центру себя

Все люди в той или иной степени боятся ошибок, неудач. При этом, все ошибки можно разделить на две большие группы: «смертельные» и «несмертельные».

Как не парадоксально это будет звучать, но люди больше всего боятся именно второй группы ошибок. А стоит ли?

Над «смертельными» ошибками мы обычно смеемся, воспринимая их как некоторое приключение. Опасное, рискованное, но все же интересное и захватывающее. Нам не стыдно вспоминать о таких ошибках и мы, наоборот, часто рассказываем об этом в течение всей жизни. Мы сооружаем из таких ошибок особый сюжет, про который говорим: «Будет что вспомнить!».

С «несмертельными» ошибками дела обстоят куда хуже. Так, например, мы ужасно боимся ошибок, связанных с нашей невнимательностью, просчетом, излишней самонадеянности, недостатком опыта в данной сфере деятельности. Мы воспринимаем этот вид ошибок с двух точек зрения. С одной стороны, мы оцениваем эту ошибку сами, а с другой, смотрим на реакцию окружающих на наш промах.

Наиболее сильно нас пугает именно реакция окружающих. Хотя, следует отметить, что наше собственное отношение к своему промаху также зачастую бывает не самым лучшим. В лучшем случае, у человека падает самооценка, нас преследует чувство разочарования, а в худшем случае, ошибка может обернуться серьезной депрессией.

Мы жалеем даже не столько о не сбывшихся надеждах, сколько о потраченном впустую времени. Вот это очень важный момент. В такой ситуации следует настойчиво внушать себе, что время вовсе не было потрачено зря. Даже если и не принесло желаемых результатов. Наши усилия, методы действия, дали нам бесценный опыт, а также возможность увидеть свое поведение со стороны.

После каждого промаха необходимо анализировать его причины, необходимо понять, что вы сделали не так.

Если не выделить времени на самоанализ, то это может привести к повторению ошибки, а в следующий раз, последствия могут быть еще более плачевными.

Гораздо страшнее думать о том, как нашу неудачу восприняли окружающие. Увы, но часто мы сами переоцениваем свою значимость.
Помните, что скорее всего, люди думают о вас гораздо реже, чем вам это кажется и вполне возможно, что до вашего промаха им дела нет вообще.

Не следует думать, что если вы потерпели неудачу, то вы неудачник. Это не так. Неудачник – это не только тот, кому не удается чего-то добиться. Это человек, который столкнувшись с трудностями опустил руки и решил плыть по течения, а на все колкие замечания в свой адрес разводит руками и говорит: «Да, я такой!».

Всем свойственно на подсознательном уровне боятся негативной реакции окружающих на наши действия. Это нормально, но только тогда, когда этот страх не принимает крайних форм. Среди тех, кто очень сильно боится неудач, можно выделить несколько групп.

Причины панического страха перед провалами зачастую уходят корнями в детство.

Давайте посмотрим, что может породить такой страх:

1.Чрезмерная требовательность родителей к ребенку, которые буквально не оставляли ему права на ошибку. Среди таких людей очень много отличников, которые носили свои «пятерки», только чтобы не слышать осуждения родителей. Со временем эта группа людей привыкает так жить и постоянно «держит планку» если же случается промах, то они очень переживают.

2.Перфекционисты. Это группа людей, которые постоянно стремятся к лидерству, не допускают не малейших ошибок. Все, что они не делают, они стремятся сделать идеально.

3.Неуверенные в себе люди, которые очень сильно зависят от оценки окружающих людей.

4.Люди, которые создали себе «липовую» репутацию, которая реальных оснований под собой не имеет.

Не следует бояться неудач, их нужно анализировать и делать выводы, дабы не повторить свою ошибку. Часто такая острая реакция на собственные ошибки может помешать успешному карьерному росту, так как человек просто побоится осваивать что-то новое в профессиональной сфере, чтобы не показаться смешным.

Такие люди довольно неадекватно воспринимают окружающих и если те, кого они считают «неудачниками» вдруг справляются с собой и добиваются больших высот, то они могут посчитать это чуть ли не личным оскорблением.

Источник: http://alexrune.do.am/publ/11-1-0-84

Менталитет жертвы

Наверное вам часто приходилось слышать термин «Психология жертвы». Не все достоверно представляют, что это такое и каким образом может относиться к конкретному человеку. На самом деле речь идет не о жертвах каких-то страшных событий – бандитских нападений или катастроф.

Читайте также:  Здоровье - психология

Термин «психология жертвы» относится к людям, которые избегают личной ответственности за собственные действия и склонны во всем обвинять других.
Поведение человека с психологией жертвы, можно описать как «менталитет жертвы». Прежде всего, это относится к представительницам прекрасной половины человечества, т.е. —  к нам с вами, дорогие подруги.

Немало «жертв» и среди мужчин, но среди женщин таких людей намного больше. Вот об этом я сегодня и хочу рассказать. Если вы заметите в себе подобные проявления — научить противостоять и бороться с ними.

Если вы – мать, то знание причин возникновения подобного поведения поможет откорректировать воспитательные методы, чтобы не допустить развития менталитета жертвы у вашего ребенка, потому что это сделает его несчастным и создаст проблемы во всех аспектах взрослой жизни.

Причины возникновение психологии жертвы

Корни возникновения менталитета жертвы лежат, как правило, в глубоком детстве. И, как всегда, вина лежит на родителях и воспитателях. Если родители культивируют в детях постоянное чувство вины и стыда, чрезмерно критикуют и практически не поощряют и не хвалят их, детское сознание вынуждает ребенка защищаться.

Эта защита проявляется в виде «сваливания» вины за собственные ошибки на кого-то другого. Часто дети придумывают персонаж, который по их словам виноват во всех совершаемых ими ошибках.

Если не принять меры по исправлению ситуации, то с возрастом, по мере снижения детской впечатлительности, ребенок переходит к перекладыванию вины за все свои ошибки и неудачи на других людей.

Взрослый человек с менталитетом жертвы уже имеет трансформированное сознание и искаженное восприятие действительности.

Его психические защитные механизмы работают в свете «памяти» детских травм, и он, пытаясь избавить себя от болезненного чувства вины и стыда за собственные просчеты и ошибки, уходит в «глухую защиту», обвиняя во всем других людей.

У женщин это психическое состояние проявляется особенно остро. Ни мужьям, ни коллегам по работе таких женщин не позавидуешь, но при этом они сами страдают больше всего.

Проявления менталитета жертвы

На обычном бытовом уровне менталитет жертвы проявляется, в хорошо узнаваемых большинством из нас, случаях. Например, разозлившись на мужа, выйдя из себя и «в сердцах» разбив гору посуды, такая женщина тут же кричит мужу: «Смотри, до чего ты меня довёл!».

Сильно отлупив сына или дочь, и испытывая угрызения совести за несоизмеримое с проступком ребенка строгое наказание, мать с менталитетом жертвы, склонна обвинять в случившемся кого угодно, но только не себя.

Точно также «жертва» ведет себя и по отношении к членам своей семьи, обвиняя их во всех «смертных грехах», и даже в собственном алкоголизме или наркомании.

Ситуация усугубляется еще и тем, что «жертва» очень часто бывает одержима вопросами высшей справедливости и морали. Как правило, она считает — все хорошее, что происходит с ней, она заслужила по праву, а все плохое – проявление бездумной жестокости и несправедливости со стороны других людей.

Для человека с менталитетом жертвы очень трудно или даже невозможно взять на себя ответственность хотя бы за часть собственных проблем, потому что это сделает его уязвимым для болезненного чувства стыда, вины или страха быть отвергнутым за совершенный неправильный поступок.

В то время как поведение «жертвы» может со стороны показаться эгоистичным, нелогичным или самовлюбленным, важно понимать, что на самом деле этот человек глубоко несчастен и его нездоровая реакция вызвана душевной болью и переживаниями, а не высокомерием.

Как заяц, бегущий в свете фар, «жертва» фактически парализована, и не в силах свернуть с дороги – посмотреть на себя со стороны, проанализировать ситуацию и признаться в собственной неправоте. Вместо этого она настолько глубоко погружается в поиски справедливости, что напрочь отметает самые убедительные аргументы и не только не пытается решить свою проблему, но и усугубляет ее.

Как избавить себя от менталитета жертвы

Избавить себя и окружающих от собственного комплекса жертвы, можно, если очень этого захотеть. Это один из тех случаев, когда человек может стать сам для себя психотерапевтом.

Первый шаг – признать наличие у себя менталитета жертвы и усилием воли противостоять чувству вины и стыда, чтобы признать свою ошибку. Делать так все время на протяжении длительного времени, постоянно одергивая себя. Такая работа над собой вне всякого сомнения даст положительные результаты буквально через несколько дней.

Второй шаг – просить помощи у близких и родных, чтобы они помогли вам избавиться от этого психического состояния.

Пусть близкие люди направляют вас и обращают внимание на каждый случай попыток «переложить» ответственность за собственные ошибки на чужие плечи.

При этом они должны быть терпеливы и терпимы по отношению к вам, потому что ваша первая реакция на замечание может быть неконтролируемой и спонтанно негативной.

Третий шаг – если вы не ощущаете в себе силы избавиться от менталитета жертвы самостоятельно, но вместе с тем, понимаете, что вам необходимо от него избавиться – обращайтесь к психологу.

2011-10-18

Тамара Вовк

Источник: http://ksusha-club.ru/mentalitet-zhertvy.html

Реакция на критику

Возмущению человеческому порой нет предела. Причиной могут стать различные обстоятельства: клевета, пересуды, лицемерие, хамство и множество других неприятных линий поведения окружающих.

Но поистине вселенских масштабов достигает взрыв эмоций по поводу критики в наш адрес, способной не только спровоцировать конфликт, но и существенно снизить самооценку критикуемого.

Ежедневно мы сталкиваемся с людьми, абсолютно разными как по исполняемой в нашей жизни роли (начальство, родители, супруг/супруга, друзья, соседи и пр.), так и по личностным качествам.

Никто из нас не застрахован от дерзких нападок, несправедливых обвинений и вполне оправданных замечаний относительно внешнего вида, выполненной работы, определённых поступков.

Вот только реакция на подобного рода высказывания не всегда одинакова: всё зависит от того, кто конкретно и в какой форме позволил себе, набрался смелости открыто заявить о наших недостатках, бросив категоричные, даже колкие фразы в наше же лицо.

Вариантов ответного «удара» несколько – рассмотрим плюсы и минусы каждого из них.

1. Нападение

Сюжет разворачивается по принципу: «Сила действия равна силе противодействия».

Это самая распространённая реакция на динамичное поведение критикана. Как же так: нас, таких замечательных, таких расчудесных, называют бестолковыми, некомпетентными, ни к чему неприспособленными, и вообще, обвиняют во всех смертных грехах!

Конечно, лучшая защита в данном случае – нападение. По крайней мере, так думает большинство. И это неправильный выбор линии поведения, ведь последняя направлена на разжигание конфликта. Нам же важно не просто уйти от ссоры, а погасить её в корне и расставить точки над «i» так, чтобы у критикующего нас человека не возникло желания продолжить начатое с большим воодушевлением.

Еще один недостаток данного вида реакции на критику – проявление излишней эмоциональности, которая непременно порадует противника и подстегнёт его к дальнейшим обвинениям. Таким образом, нападение как форма ответа на сделанные замечания способно вылиться в крупный скандал.

2. Оправдание

Заключается в том, что мы объясняем критикану причины своего поведения, промаха, то есть попросту выгораживаем себя.

Допустим, шеф указывает на ошибки, допущенные работником в выполненном отчёте или возмущён нарушением срока сдачи документа, при этом, разумеется, обвиняя подчинённого в безответственности и даже, вероятно, грозя увольнением.

В ответ жертва начальственного гнева в зависимости от наличия/отсутствия своей вины мямлит нечто невразумительное, пытаясь доказать уважительность причин произошедшего с ним казуса, либо напротив, с достоинством перечисляет факторы, приведшие к столь плачевному результату, но в то же время свидетельствующие о несправедливости обвинений босса.

К сожалению, данный метод редко срабатывает положительно для критикуемого, потому что начальство, как правило, не ждёт объяснений, а в случае появления таковых окунается в водоворот негативных эмоций с новой силой.

Строптивый же сотрудник – это сплошная головная боль, если вдобавок он ещё и приводит разумные доводы в качестве оправданий, получается, что сам шеф не прав, перегнул палку, причём совершенно безосновательно. Ну скажите, кому захочется подрывать свой авторитет?

Ещё более неверной является реакция, когда работник полностью признаёт свою вину и, следовательно, справедливость обвинений, прозвучавших в его адрес, начиная после этого… извиняться.

Таким образом, он сознательно ставит себя в унизительное положение, а роль половой тряпки никого не красит. Особенно такая реакция отвратительна, если в словах критикана нет ни доли правды, и обвиняемый прекрасно это понимает.

3. Игнорирование

Надо сказать, это достаточно эффективная реакция на критику, ведь ничто так не выводит из себя, как встреча уничтожающей тирады холодным равнодушием. В данном случае фраза «Молчание – знак согласия» не работает.

Но есть одно «но»: далеко не каждому под силу выслушивать обвинительные речи, не проронив ни слова. Тем более, что при этом находящийся по ту сторону баррикады не собирается заканчивать, а постепенно впадает в неистовое бешенство. Даже афоризм есть: «Убивший словом добивает молчанием».

В конце концов, критикан поймёт, что ему не сломить стену безмолвия, и скорее всего, прекратит свои нападки. Возможно, навсегда. Вот только отношения с этим человеком могут испортиться надолго. И неудивительно: ведь его мнение не просто не приняли всерьёз – оно вообще ничего для критикуемого не значит. Так может и сам критикан для выбравшего игнор в качестве защиты – пустое место?

4. Слёзы

Реакция чисто женская, потому что мужчины, как правило, не плачут – мужчины огорчаются. Но и то, и другое не породит сочувствия в сердце вершащего «правосудие» – лишь вызовет раздражение и докажет вину роняющего слёзы.

Бывают, конечно, и исключения, когда такое поведение может быть воспринято в качестве раскаяния в содеянном, и искреннего расстройства по поводу неудачи. Но это касается только близких, любящих критикуемого людей, ведь замечания делаются ими не с целью унижения – они направлены на его воспитание и улучшение личностных качеств (отношения мать-ребёнок, учитель-ученик и др.).

Всё же слёзы – показатель слабости, а демонстрация собственной несостоятельности в том или ином вопросе и расстройство по этому поводу подавляет человека ещё больше.

Так нельзя воспринимать критику, потому что выявление кем-то наших недостатков (естественно, если оно справедливое) должно стать поводом к их исправлению, а не самобичеванию. На ошибках учатся.

5. Уход от разговора

Также довольно практикуемая реакция на попытку со стороны кого бы то ни было выяснить причины наших поступков.

Обычно это происходит следующим образом: мы произносим что-то вроде «Я очень устал(а), давай перенесём наш разговор на завтра».

Если же нападающий не соглашается с предложенным условием – молча встаём и уходим, давая, таким образом, понять, что не намерены идти на поводу у противника.

Случается, человек уходит от неприятной беседы другим способом: используя фразы типа «Я кажется заболел(а) – голова раскалывается», «Не до выяснения отношений мне сейчас – у меня сегодня такое произошло!..» и пр.

В основном критикан успешно «переключается» на подкинутую ему проблему-приманку, впоследствии благополучно забывая о начатом разговоре. Данный метод работает, но довольно непродолжительное время, так как постоянно придумывать отговорки невозможно, и поговорить в конце концов всё равно придётся.

Все перечисленные типы реакций на критику нельзя назвать универсальными. Да и недостатков каждый из них имеет немало. Нам же нужен уникальный способ, который позволит аккуратно обойти конфликт, удивить критикана и нанести минимум вреда нашему психологическому самочувствию. Такой метод, вопреки многочисленным сомнениям, есть и состоит из нескольких этапов.

Во-первых, успокойтесь. Для этого мысленно погрузитесь на несколько секунд в тишину, сделайте два-три глубоких вдоха и выдоха.

Представьте себе, как всё ваше волнение, раздражение, вызванное неприятными высказываниями, провоцирующими вопросами, превращается в невесомое облако и, поднимаясь к самому небу, растворяется в нём.

Теперь вы готовы к достойному ответу. Соберите всю свою волю в кулак и приступайте к выполнению…

Второй этап – задайте уточняющий вопрос.

Это нужно для того, чтобы показать свою заинтересованность в услышанном, а также выяснить, чем конкретно недоволен оппонент. Главная же цель данного приёма – ошарашить критикующего своим незапланированным поведением, вызвав его на диалог.

Например, на заявление «Как ты мне надоел со своими идиотскими выпадами!» нужно уточнить: «Что конкретно ты имеешь ввиду?». Или, допустим, за вопросом: «Долго ты собираешься дефилировать по офису в этом отвратительном платье?» должен последовать примерно такой ответ: «Что тебе в нём не нравится: цвет, фасон, качество ткани, марка производителя?».

Тону постарайтесь придать максимум серьёзности и не теряйте самообладания, даже если вам практически говорят в лицо ничем не прикрытые гадости.

Третий, завершающий шаг – согласие с той частью обвинения, что является истинной.

То есть если, например, начальник говорит вам: «Как ты посмел сорвать столь важную встречу?! Ты что, баба, в обморок падать?!» ответьте так: «Да, я сегодня не смог достойно провести встречу, так как плохо себя чувствовал, при температуре 39° это неудивительно».

В случае абсолютно несправедливого заявления в ваш адрес соглашаться, конечно, не стоит. Нужно очень спокойно отрицать предъявленное вам обвинение.

Пример. У вас спрашивают: «Ты что, с ума сошёл?»

Отвечайте: «Нет, я не сошёл с ума. Какова причина твоего подозрения?» или по-другому: «По-твоему, я похож на сумасшедшего? Очень интересно, а в чём данный факт выражается?»

И заметьте, всё это без малейшего намёка на сарказм, язвительность и даже иронию, так как перечисленные элементы общения вообще нежелательно применять при ответе на чужое мнение – они всё только испортят.

Не расстраивайтесь особенно из-за критики в свой адрес. На это есть, по крайней мере, две причины:

1) Человек не робот – он не может быть идеальным от макушки до пяток.

Читайте также:  Негативная установка - психология

2) Для всех хорошим никогда не станешь – обязательно найдется тот, кому не понравятся ваши самые безупречные манеры и продуманные поступки.

Конструктивную же критику воспринимайте как призыв к самосовершенствованию, тогда множество контактов не прервутся по причине клокочущих эмоций.

2 Комментария

Источник: http://hacklive.ru/reakciya-na-kritiku/

MED24INfO

Медицинский менеджер, являясь организатором и координатором деятельности лечебного учреждения, постоянно общается с людьми. Это и врачи, и сестры, и младший медицинский персонал, и больные, — каждый из них имеет собственные представления о жизни, медицине, других людях, своем назначении в обществе.

Поэтому без знания психологии — науки о закономерностях развития и функционирования психики — руководитель любого уровня просто не справится с управлением коллективом. Медицинская психология является отраслью психологии, изучающей психологические аспекты гигиены, профилактики диагностики, лечения, экспертизы и реабилитации больных.

В широком смысле предмет ее изучения — весь диапазон благотворных или пагубных влияний многообразно меняющейся личности и межличностных отношений на здоровье и болезнь. Иначе говоря, она призвана решать все психологические проблемы, возникающие в медицине.

Благодаря мощному распространению влияния психологии на медицину формируется новый подход к терапии: «искушение лечить тело» сменяет осмысленный психологический подход к больному с позиций социальной структуры общества, в котором находится заболевший человек, с учетом его «сетевых связей» с другими людьми, исследованием всего «поля психологического влияния» на больного.

Болезнь не исчерпывается страданием больного органа (физического тела) пациента. Основные характеристики болезни касаются всех социальных основ его жизни. Во- первых, в результате заболевания больной оказывается вне круга привычных социальных связей (семьи, профессионального коллектива, привычного круга друзей). С ним происходит то, что психологи называют «потерей сетевой линии общения».

Эта потеря сопровождается развитием . особого эмоционального состояния — «фрустрацией». «Фрустрация» — психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или воспринимаемыми как таковые) трудностями, связанными с переживанием неудачи.

Личность, неустойчивая к «фрустрации» (а болезнь является мощным фрустирующим фактором), находясь в ситуации «фрустрации», испытывает серьезное эмоциональное потрясение. Больные часто жалуются на чувство собственной малоценное™, одиночества и ненужное™.

По этому первоочередная задача психологической помощи пациенту, уже при первом общении с ним, вернуть чувство уверенное™ в себе, утраченную веру в выздоровление, восстановить потерянную связь с другими, дать пациенту необходимую психологическую силу, которую он утратил.

Однако до встречи со специалистом, прежде, чем пациент будет госпитализирован в лечебное учреждение, он должен принять себя в новом качестве «больного», «созреть» для роли больного. Для чего ему нужен определенный латентный период, который получил название «вход в болезнь». Болезнь, по мнению Лериша, может быть определена с трех различных позиций:

  • как некое состояние организма — изменение физического состояния тела;
  • как интерпретация специалиста — клинический диагноз;
  • как точка зрения пациента — полнота осознания им болезни: от эмоциональной реакции до самостоятельной концепции.

Осознание болезни проявляется в чувстве душевной слабости, беспомощное™ и страдания, и главное — в беспо койстве по поводу дальнейшего развития событий. Болезнь в сознании пациента всегда сопряжена с болью. В связи со сказанным диагноз и прогноз болезни принимают в сознании пациента два противоположных смысла: с одной стороны, диагноз — это опасность подтверждения своих наихудших опасений, с другой — надежда на медицинскую помощь и выздоровление. Эти две противоположные тенденции являются основой внутреннего конфликта больного, согласно внутреннему психологическому разрешению которого пациент согласится или откажется «войти в болезнь», то есть обратится за медицинской помощью или нет. Психологический феномен сопротивления пациента болезни выражается либо в полном отказе от обращения за медицинской помощью, либо во внезапном прекращении уже начатого курса лечения. Медицинская сестра должна знать, что психологическая мотивация сопротивления болезни может быть рассмотрена с трех принципиально возможных точек зрения. 1. Как сопротивление слабости. Принятие болезни есть с некой точки зрения поиск легкого пути. Сопротивление же болезни — это демонстрация моральной силы («силы воли»). Больной — стоик, если рассмотреть его психобиографию, окажется выходцем из «спартанской» среды, в его микрокультуре превалирует определенная система ценностей, культивирующая физическую и моральную силу, презирающая слабость и нытье. Сопротивление болезни в этой среде расценивается подобно сопротивлению боли и физической усталости. Не меньшее сопротивление болезни оказывают лица, имеющие высокий социальный статус. Чем более важный и ответственный пост занимает человек, чем больше людей имеет он в своем подчинении, тем более стойким является его сопротивление болезни. 2. Сопротивление вследствие вытеснения. Этот механизм сопротивления сопровождается излишним оптимизмом пациента. Некоторые субъекты считают, что «чем меньше болеешь, тем быстрее поправишься». Такой тип поведения в болезни психоаналитическая школа интерпретирует как регрессивный механизм отрицания, снимающий тревогу. В основе его лежит вытеснение нежелательного знания (механизм вытеснения) и дополнительно здесь участвует механизм «обращения» тревоги в экзальтированную эйфорию. Этот механизм защиты описан у тяжелых, часто ин- курабельных больных. В своем более мягком выражении он принимает характер «минимизации» болезни. Такие больные на расспросы о здоровье дают ответы типа «до свадьбы заживет». 3. Сопротивление, обусловленное страхом перед диагностическими процедурами и лечением. Отдавая отчет в происходящем, больные отказываются от лечения, так как испытывают панический ужас перед бормашиной, шприцами, медицинским инструментарием. Принятие болезни для них означает подчинение авторитету медицинского работника, выполнение различных болезненных манипуляций. Среди мотивов сопротивления болезни можно назвать также весьма значимый в последнее время страх перед экономическими издержками, связанными с покупкой дорогостоящих лекарств, частичной оплатой медицинских услуг.

Как видим, психологическое состояние больного, находящегося на «входе в болезнь», обусловлено целым рядом воздействующих на него психологических факторов, большинство из которых имеют «отрицательную валентность». Основные из них:

  • страх диагностики и лечения;
  • изменение физического самочувствия и болевые ощущения;
  • страх смерти или осложнений, связанных с заболеванием;
  • экономические трудности, особенно значимые для пациентов, являющихся кормильцем семьи.

Госпитализация также сопровождается отрицательными воздействиями на пациента, некоторые из них связаны с отсутствием надлежащего климата психологического ком форта в лечебном учрежден™, незнанием медицинским персоналом психологических основ болезни. В таком учреждении пациент часто сталкивается с потерей собственной значимости: «кто я здесь такой, никому нет до меня дела». Образно говоря, больной ощущает себя иголкой в стоге сена: вокруг кипит профессиональная жизнь различных служб и функциональных подразделений, медицинский персонал держится высокомерно и неприступно, к нему адресуются безличным обращением «больной», и он начинает переосмысливать собственную значимость. Снижение самоценности, переживаемое больным называется «простудой Эго» («Эго» — психоаналитический термин, идентичный понятию «Я» в отечественной литературе). Следующая проблема, переживаемая больным, — это потеря контроля над ситуацией: больной чувствует себя жертвой обстоятельств, он не хозяин собственной жизни, он утратил радость бытия и физического комфорта. Изменение эмоционального состояния, «снижение качества жизни» у некоторых пациентов может дойти до тоски и отчаяния, депрессии — на языке психопатологии. Причем пациент часто склонен винить себя в происшедшем: «что я сделал, чем заслужил эту болезнь?». Для обозна ения этого психологического феномена существует понятие «собственная вина в болезни». Как видно из сказанного, пациент в связи с заболеванием испытывает сложные психологические переживания: это и потеря собственной значимости, и потеря контроля за событиями своей жизни, и потеря понимания причины происходящего. Очень часто в подобных обстоятельствах на помощь пациенту приходят механизмы психической защиты. Это способы защиты своей личности (своего «Я») путем бессознательного, то есть нецеленаправленного и непроизвольного исследования, имеющегося у каждого арсенала специальных психических средств, в первую очередь воображения. Например, мечты, фантазии могут так изменить восприятие ситуации, что удовольствие, получаемое от воображения, возобладает над объективным неудовольствием. «Я» способно преодолеть значительное количество объективного неудовольствия при помощи фантазии. Особенно эффективен этот механизм защиты у детей, он получил название «заместительное фантазирование». Еще один механизм защиты «Я» от разрушающего знания получил название «трансформация эффекта», например, в агрессию. Ведущий механизм защиты «Я» от разрушающего личность знания называется «вытеснение». Этот механизм защиты считают основным, наиболее эффективно используемым для защиты сознания от влечений и инстинктов, удовлетворение которых табуировано (от слова «табу» — запрет) социальным развитием общества. Механизмы защит подробно описаны 3. Фрейдом и его последователями, представителями психоаналитической школы, в первую очередь А. Фрейд — дочерью великого психоаналитика. «Техника привычных защит, часто употребляемых субъектом, считает 3. Фрейд, входит в структуру личности, определяет стиль ее поведения». Во взаимоотношениях пациента с медицинским персоналом большое место принадлежит механизму переноса — «трансферу». Под трансфером понимают перенос на личность медицинского работника сформированных у пациента отношений с другим «значимым лицом», в первую очередь перенос касается детско-родительских отношений. В результате переноса у пациента оживляется целая серия психологических переживаний, но не как переживаний, относящихся к прошлому, а как переживаний настоящего момента, связанных с личностью медицинского работни ка, участвующего в процессе лечения. 3. Фрейд отмечает, I что перенос не всегда является помехой для лечения, напротив, он может сыграть решающую роль, вызвать веру в успех лечения, то есть перенос может быть использован как психотерапевтический фактор. Еше один из механизмов защиты «Я» получил название «идентификация с агрессором» через уподобление объекту, субъективно воспринимаемому как угрожающий. Разные механизмы защиты используют люди, пытаясь справиться с тяжелой психологической ситуацией, и к разным психологическим типам относятся люди, безлично ( обозначаемые в медицинской среде термином «больной». Поэтому психологический подход к повседневной работе медицинской сестры по уходу за больными людьми требует специальных знаний по психологии личности, опираясь на которые мы можем провести классификацию (отнесение) характера и поведения больного к определенному типу.

В клинической психологии существуют различные классификации типов больных. В медицинской среде распространенной является клиническая классификация:

  • тревожный, вечно волнующийся больной. Стиль поведения этих больных отличается повышенной тревожностью. Принято различать ситуативную тревогу, связанную с конкретной ситуацией. Например, тревога перед экзаменами, ' любым жизненно важным событием. И так называемую I личностную тревогу, являющуюся свойством личности. Очень часто тревожные больные представляют собой тревожный тип личности. В обращении с медицинскими сестрами они отличаются робостью, покорностью, неуверенностью в себе. Их чрезмерная пугливость часто выражается в так называемой соматизации страха: у них легко возникают различные вегето-сосудистые реакции при проведении диагностических и лечебных процедур. С ними необходимо провести подготовительную психокоррекцию, иногда обратившись к помощи специалиста — медицинского психолога;
  • подозрительный больной. Стиль поведения этих больных отличается угрюмой настороженностью и подозрительностью по отношению к медицинскому персоналу и лечению в целом. Если выясняется, что таким же образом эти люди ведут себя и в обыденной жизни, вполне возможно, что речь идет о так называемой «паранойяльной

акцентуации характера» или психопатии Ответить на вопрос, что скрывается за фасадом недоверия к медицинскому персоналу, также должен специалист в области медицинской психологии. В любом случае, прежде чем начинать лечение, необходимо преодолеть барьер недоверия и отчужденности больного;

  • демонстративный больной. Этот больной пытается произвести впечатление на окружающих, испытывает постоянную потребность в признании, в том числе и в «признании в болезни». Он упивается своими страданиями, испытывает «невыносимые мучения» и старается привлечь к себе повышенное внимание. О его пребывании в лечебном учреждении знает весь персонал. Демонстративный характер поведения такого больного, преувеличенное описание своих жалоб, самовосхваление могут вызвать негативное отношение к нему окружающих, желание доказать, что он «далеко не умирающий». Однако при психологической работе с этим контингентом лиц не стоит «разоблачать» их, лучше апеллировать к «героизму» и стойкости их характера. Пусть пациент получит от вас требуемую долю признания;
  • депрессивный больной. Такой больной подавлен, изолирован от окружающих, отказывается от разговора с другими пациентами и персоналом, плохо раскрывает свой внутренний мир. Он настроен крайне пессимистично, так как потерял веру в успех лечения и выздоровление. С этим типом поведения вы можете встретиться у тяжело и неизлечимо больных. Однако депрессивное поведение может быть обусловлено и другими причинами, лежащими вне круга физического заболевания. В работе с такими больными обязательное участие принимает медицинский психолог, но это не значит, что сестринский персонал не может помочь такому больному. Факторы психологического воздействия всех медицинских работников: сестер, младшего медицинского персонала, помощников по социальной и реабилитационной работе — являются очень значимыми даже если внешне это не проявляется в реакциях больного. Оптимизм медицинского персонала, вера в выздоровление пациента имеют для него большое значение. Очень полезными являются пробуждение активности больного, привлечение его к уходу за другими больными, выполнению несложных поручений;

— ипохондрический больной. Этот больной чрезмерно внимателен к своему здоровью, интересуется анализами всех лабораторных исследований, необоснованно предполагает у себя наличие самых разных заболеваний, читает специальную литературу. Следует помнить, что ипохондрия — понятие собирательное. Ипохондрическая реакция, как чрезмерная озабоченность своим здоровьем, не всегда обусловлена соматическим заболеванием, ипохондрический синдром может быть и невротической этиологии. В этом случае физические жалобы являются жонверсион- ным» (обращенным) симптомом невроза и не имеют органической основы, выражая «страдания души на языке органа». Существует понятие и ятрогенной ипохоцдии, то есть обусловленной медицинской суггестией. Когда больной превратно истолковывает сказанное персоналом или медицинский работник действительно был неосторожен, говоря с тревожным больным о тяжелом прогнозе его заболевания и вызывая при этом нездоровую фиксацию внимания больного на своих телесных ощущениях, усиливая страх потери здоровья.

Источник: http://www.med24info.com/books/sestrinskoe-delo-tom-1/psihologiya-bolnogo-i-ego-reakciya-na-bolezn-18813.html

Ссылка на основную публикацию