Гуманность — психология

Гуманность

Гуманность - психология

Гуманность [от лат. humanus — человечный] — одно из базовых личностных качеств, характеризующееся наличием отчетливо выраженной системы социальных установок индивида и его готовностью к действенно-эмоциональному сочувствованию в рамках общения и взаимодействия со всем живым и «природным», которое при этом имеет для субъекта глубокий содержательно-личностный смысл.

Психологическое наполнение гуманности проявляется в обстоятельствах реальной поведенческой активности и в системе переживаний личности, прежде всего, в форме действенной групповой эмоциональной идентификации, альтруизма, феноменов сочувствия и сорадования, готовности взять на себя избыточный груз ответственности в условиях совместной деятельности, сверхнормативной активности.

Гуманность как стержневая личностная черта обусловливает проявление субъектом так называемого «поддерживающего поведения», задает логику недвусмысленного принятия общечеловеческих моральных норм и ценностей как своих индивидуальных ориентиров в жизнедеятельности.

Гуманность в самом широком смысле этого термина предполагает признание реальной субъектности и соответственно своеобразной «личностности» не только за другими людьми вне зависимости от их возраста, национальности, расы, пола, вероисповедания и т. д., но и за всем живым, «природным».

Несколько десятилетий назад вряд ли можно было бы подтвердить подобный вывод конкретными экспериментальными данными, но сегодня целый ряд проведенных в рамках экологической психологии эмпирических изысканий может служить доказательством справедливости этого ранее гипотетического положения (С. Д. Дерябо, Н. В. Кочетков, В. И. Панов, В. А. Ясвин и др.).

Еще на одном моменте в этой связи следует остановиться особо. Достаточно длительное время психологические исследования гуманности и гуманных отношений в рамках малой группы строились по схеме изучения механизмов, прежде всего, сочувствия и даже, более того, сострадания. Практические психологи в этом плане отталкивались от конструкта обыденного сознания «друг познается в беде».

Правда, мало кто допускал в своей исследовательской схеме возможность, например, таких мотивов, как «хорошо, что это произошло не со мной», «посмотрите, какой я хороший» и т. д. личности, проявляющей деятельное сострадание. Конечно, сорадование существенно более наглядное, а в экспериментальном плане более «чистое» проявление гуманности.

Другое дело, что несомненно именно будничное, обыденное, повседневное соучаствование в условиях совместной деятельности и общения является самым верным признаком подлинно гуманных взаимоотношений между людьми.

Имеет смысл подчеркнуть, что гуманность и гуманное отношение по-разному проявляются на поведенческом уровне и по-разному содержательно насыщенны, когда речь идет о группах разного уровня социально-психологического развития.

Свою психологически наиболее насыщенную форму и глубокое содержание гуманность получает в группах высокого уровня развития типа коллектива и в поведенческом плане проявляется как коллективистская (действенная групповая эмоциональная) идентификация, а в группах низкого уровня развития, например, в диффузных, ограничивается отношениями типа «симпатия — антипатия».

Представление о гуманности как о важнейшей детерминанте прогрессивного развития личности и общества не только отчетливо рефлексировалось в психологии, но и послужило идейной основой для создания целого ряда самостоятельных психологических школ. В классической социальной психологии наибольшее внимание уделялось такой форме проявления гуманности, как альтруизм.

Под альтруизмом традиционно понимается «…мотив оказания кому-либо помощи, не связанный сознательно с собственными эгоистическими интересами» 112 . Данный критерий — отсутствие сознательных эгоистических интересов — является определяющим и для иных форм проявления гуманности.

Оказание помощи, поддержки, сочувствия «ближнему», основанное на правиле «взаимного обмена», либо ожидании вознаграждения от третьих лиц, не может рассматриваться как проявление подлинной гуманности, даже если оно носит масштабный характер (например, крупное пожертвование в благотворительный фонд) и, более того, связано с угрозой для жизни того, кто такую помощь оказывает (сотрудник правоохранительных органов, добровольно вызвавшийся вести рискованные переговоры с террористами, захватившими заложников в расчете на то, что данный поступок будет способствовать продвижению по службе, руководствуется эгоистическими мотивами, хотя это отнюдь не снижает объективной социальной ценности его действий). Надо сказать, что в современной социальной психологии достаточно распространенной является точка зрения, согласно которой даже за внешне бескорыстным и совершенно неизбирательным оказанием помощи обычно кроется эгоистический мотив, связанный с внутренним самовознаграждением, либо снижением дистресса и избеганием чувства вины. Д. Майерс иллюстрирует данную точку зрения историей, рассказанной биографом А. Линкольна Ф. Шарпом. Как-то, путешествуя в карете и разговаривая со своими спутниками, А. Линкольн, «после того, как … привел доводы в пользу того, что эгоизм толкает на совершение всех хороших поступков, … обратил внимание на то, что свинья, мимо которой как раз проезжала карета, производит ужасный шум. Ее поросята упали в пруд и тонули. Линкольн попросил кучера остановиться, выпрыгнул из кареты, бросился к пруду и вытащил поросят. Когда он вновь уселся на свое место в карете, его собеседник заметил: “Ну, Эйб, скажите-ка, какое отношение имеет эгоизм к тому, что только что произошло?” “Да что ты, Бог с тобой, Эд, самое прямое. Я бы целый день не смог успокоиться, если бы проехал мимо и оставил бы бедную свинью волноваться за своих крошек. Я сделал это, чтобы успокоиться. Неужели ты этого не понимаешь?”» 113 Безусловно, скрытые эгоистические мотивы оказывают существенное влияние на поведение в целом ряде ситуаций. Однако, как показывает целый ряд социально-психологических исследований, подлинный альтруизм все-таки существует. Обычно он тесно связан с еще одним проявлением гуманности, а именно с сопереживанием другому человеку — эмпатией. Как отмечает Д. Майерс, «когда мы испытываем эмпатию, мы обращаем внимание не столько на наш собственный дистресс, сколько на страдания других. Подлинное сочувствие и сострадание мотивируют нас помогать другому человеку в его собственных интересах. Такая эмпатия возникает естественным путем. Даже младенцы одного дня от роду начинают плакать сильнее, когда слышат, как плачет другой ребенок. … Похоже, мы появляемся на свет с врожденным чувством эмпатии» 114 . В начале 80-х гг. прошлого века в США под руководством Д. Батсона была проведена серия экспериментов, направленная на выявление «удельного» веса гуманистических и скрытых эгоистических мотивов поведенческого акта: «Чтобы отделить эгоистическое стремление к уменьшению собственного дистресса от альтруистической эмпатии, исследовательская группа Батсона провела изучение того, что вызывает эмпатию. Затем исследователи обратили внимание на то, будут ли встревоженные люди уменьшать собственный дистресс путем уклонения от ситуации или же придут на помощь другому человеку. Результаты последовательно свидетельствовали об одном: эмпатия людей в этом случае увеличивается, они обычно идут на оказание помощи. Во время одного из экспериментов Батсон со своими коллегами заставлял студенток Канзасского университета наблюдать за молодой женщиной, страдающей от якобы полученного удара электрическим током. Во время паузы в эксперименте явно расстроенная жертва заявила экспериментатору, что в детстве упала на электрифицированную ограду и с тех пор стала чувствительной к ударам электрическим током. Сочувствуя, экспериментатор предложил одной из наблюдавших студенток (истинных объектов опыта) занять место испытуемой и принять на себя оставшиеся удары током. … Других же заставили поверить, что их участие в эксперименте закончилось, поэтому им в любом случае наблюдать за страданиями женщины не придется. Тем не менее эмпатия возросла. По существу, все эти студентки-наблюдатели готовы были занять место жертвы» 115 . Хотя работы Д. Батсона подвергались критике со стороны, в частности, Р. Чалдини и некоторых других социальных психологов, справедливость его выводов находит подтверждение в проявлениях альтруизма в реальных ситуациях, попросту исключающих влияние эгоистических мотивов. Например, в многочисленных случаях самопожертвования солдат ради спасения жизни своих товарищей, имевших место практически во всех армиях мира, или в действиях людей, принадлежавших к разным национальностям и социальным группам, с риском для собственной жизни укрывавших евреев от нацистов. С точки зрения социально-психологической практики, большое значение имеет тот факт, что подлинно гуманное отношение в целом ряде случаев оказывает сильнейшее позитивное воздействие как на отдельных индивидов, так и на целые группы. Яркий пример такого рода мы находим в известном романе Г. Сенквича «Камо грядеши». Римский трибун Марк Виниций сообщает в письме своему другу Гаю Петронию о следующем, поразившем его случае, произошедшем с ним по возвращении домой после длительного отсутствия. «Когда я …возвратился к себе, дома меня не ждали. Думали, я в Беневенте и вернусь не скоро, поэтому я застал беспорядок, пьяных рабов за пиршеством, которое они себе устроили в моем триклинии. Явился я неожиданно, как внезапная смерть, и, пожалуй, ее они бы меньше испугались. Ты знаешь, дом я веду твердую рукой, и вот все, как один, упали на колени, некоторые от страха потеряли сознание. И знаешь, как я поступил? В первую минуту хотел потребовать розги и раскаленное железо, но тут меня обуял стыд и — веришь ли? — жалость к этим несчастным; меж ними есть и старые рабы, которых еще мой дед М. Виниций во времена Августа привел с берегов Рейна. Я заперся в библиотеке и там у меня появились еще более странные мысли, а именно: после того, что я слышал и видел у христиан, мне не подобает поступать с рабами как прежде, они ведь тоже люди. А челядь моя несколько дней была в смертельной тревоге — они думали, что я медлю для того, чтобы придумать более жестокое наказание, а я их так и не наказал — потому что не мог! Третьего дня созвал их всех и сказал: «Я вас прощаю, а вы постарайтесь усердной службой искупить свою вину». Они бросились на колени, обливаясь слезами, с воплями простирая ко мне руки, называя меня владыкой и отцом, так что я — говорю это тебе со стыдом — тоже был растроган. … А что до рабов моих, меня удивило одно. Полученное ими прощение не только не возбудило в них наглость и не расшатало послушание — напротив, никогда страх не принуждал их служить столь усердно, как это сделала благодарность» 116 . Хотя в данном отрывке и присутствует некоторая гиперболизированность, свойственная художественному произведению, с подобными явлениями, пусть и не в столь яркой форме, сталкивался едва ли не каждый человек, включенный в иерархические отношения, вне зависимости от занимаемой им статусной позиции.

Практический социальный психолог, имея целью максимально повысить уровень социально-психологического развития вверенной его попечению группы, должен учитывать, что ни социально-психологический климат, ни эффективность групповой деятельность не могут быть оптимизированы без учета степени гуманности отношений в реально функционирующем сообществе.

112 Майерс Д. Социальная психология. СПб., 2000. С. 587. 113 Там же. С. 590. 114 Там же. С. 591.

115 Майерс Д. Социальная психология. СПб., 2000. С. 592—593.

116 Сенкевич Г. Камо грядеши. Л., 1990. С. 224.

Источник: http://meddics.ru/node/180733

Гуманистическое направление в психологическом консультировании, психотерапии

Гуманистическое направление в психологическом консультировании, психотерапии

Гуманистическая психология – одно из направлений в современной психологии. Она возникла в 30-е годы ХХ века на Западе как «третья сила», т.е. как альтернатива бихевиоризму и психоанализу. Вместе с тем укрепление гуманистических установок в психологии явилось результатом прогресса демократии и повышения статуса личности в культуре и общественной жизни цивилизованных стран мира.

Новая психологическая школа получила большое распространение и признание в середине этого же столетия. В конце ХХ века ее идеи проникли в СССР и Россию и вызвали большой сочувственный интерес у отечественных ученых. В 90-е гг. в нашей стране была создана Ассоциация гуманистических психологов.

В настоящее время идеи гуманистической психологии развиваются и практикуются по преимуществу в рамках гуманистически-экзистенциальной психологии и различных течений позитивной психологии. Гуманистическая психология предлагает комплексный подход к изучению человека. Она объединяет психологов, психиатров, философов, педагогов.

Ее основателями считаются австрийский психолог и философ Виктор Франкл (р. 1905 г.), Карл Роджерс (1902 – 1987) –известный американский психолог, практик и теоретик психотерапии, Эрих Фромм (1900 – 1980) – немецко-американский психолог, философ и социолог, Гарольд Абрахам Маслоу (1908 – 1970) – американский психолог, основатель Американской ассоциации гуманистическойпсихологии.

Гуманистическая психология – направление в психологии, признающее главным своим предметом целостную личность в процессе ее саморазвития. Гуманистическая психология исходит из того, что главное в личности связано с ее устремленностью в будущее, со свободной реализацией ею своих возможностей и способностей.

Читайте также:  Как определить свои цели? - психология

Гуманистическая психология соединяет не только знания различных наук о человеке, но и сочетает их с практикой формирования здоровой личности. Именно поэтому она выступает в качестве теоретической, мировоззренческой и методологической основы гуманистической педагогики. Положения, разработанные данным направлением, и сегодня во многом влияют на мировую педагогическую практику.

Гуманистическая психология (иногда ее называют экзистенциально-гуманистической) является наиболее перспективным направлением современных наук о человеке. Вместе с тем, развиваемый в настоящей книге подход не сводится к простому изложению воззрений классиков гуманистической психологии.

В широком смысле в рамках идей гуманизма работают многие философы, антропологи, этики, психологи, социологи и педагоги.

Поэтому мы сочли необходимым использовать в данном разделе, как и во всех других, идеи различных зарубежных и отечественных ученых и мыслителей, творчески осмыслив и систематизировав самые различные психологические и педагогические подходы и принципы в соответствии с требованиями, предъявляемыми к учебным текстам.

Гуманизм – это, прежде всего, практика человечного (то есть сочувственного, понимающего и в этом смысле альтруистичного) повседневного бытия человека.

Но зададимся вопросом: имеет ли место такая практика в действительности, и если да, то насколько широкое распространение она получила в современных цивилизованных обществах? Действительно ли основания для такого поведения наличествуют в человеческой психике (как, впрочем, о том говорит само употребление слов «человечность», «человечное»)? Не предъявляет ли гуманизм чрезмерно высокие требования к человеку? Думается, что на первые два вопроса ответ может быть положительным, если, конечно, не понимать под гуманизмом что-то весьма романтическое и экзотическое. Что касается третьего вопроса, то ниже мы постараемся показать, что в рамках гуманистической психологии речь не идет ни о чем экстраординарном и невозможном. Ибо гуманизм – не только самое благородное, с нашей точки зрения, но и научно ориентированное и одновременно реалистичное учение о человеке, предлагающее доступные любому индивиду формы отношения к человеку как к наиглавнейшей ценности. Установки гуманизма чужды всякой эзотерики, нарочитой усложненности и желания апеллировать к иррациональным сторонам человеческого существа. Кроме того, требование, а точнее свободное предпочтение человечности иным формам чувствования и поведения – это, скорее, свободный выбор каждой развивающейся личности, чем абстрактный и невыполнимый моральный императив. Выбор мотивируется здесь, в первую очередь, насущной потребностью самого человека – потребностью в положительных эмоциях. Гуманность как раз и очерчивает ареал этих позитивных жизнепроявлений, расширяет его, освещает темные уголки человеческой души, контролируя всплески низменных или деструктивных страстей. Мир человеческих ощущений и переживаний – это переплетение самых разных и зачастую противоположных чувств и интеллектуальных состояний. Некоторые из них трудно осознаваемы, иные имеют явную негативную окраску и отягощают жизнь человека. Гармонизировать внутренний мир человека помогает естественно присущая людям гуманность, человечность. Она облагораживает наши психические переживания, удерживает их в состоянии равновесия, гармонии. Ограничивая и сдерживая деструктивные проявления нашей психики, гуманность проникает во все сферы наших переживаний и контролирует способы их проявления. Гуманность как стиль поведения необходима человеку не только в процессе взаимодействия с другими. Она важна и как манера общения человека с самим собой для сохранения своего здоровья и как способ достижения жизненного успеха. В самом деле, вспомним обиходное понимание гуманности. Это любовь и уважение к человеку, забота о нем, о его благополучии, признание его достоинства и ценности. Проявление гуманности не ограничивается сферой отношения человека с иными формами реальности, но распространяется и на сферу взаимодействия личности со своим я. Гуманность как психический феномен гораздо глубже и объемнее, чем просто забота и любовь, достоинство и жизненный успех. Гуманность определяет качество их проявления в нашей жизни. Так, например, любовь и забота, выросшие из общей установки личности на гуманное отношение к другому человеку, никогда не поставят выше конкретного человека и его реальных потребностей саму необходимость их проявления. Мы не найдем в поступках гуманного человека того формализма, в котором нравственный долг противопоставляется естественной доброте, а не укрепляет и просвещает ее. С психологической точки зрения:

гуманность – это субстанциальное, основополагающее свойство человека, определяющее благоговейное отношение ко всему, что соприкасается с я человека. Это – необычайно тонкая и прочная настройка психики на положительное отношение личности к своему внутреннему миру и к объективным реальностям ее жизненного пространства.

Гуманистического направление  в психологическом консультировании и психотерапии берет начало в гуманистической психологии и работах ее основателей — К. Роджерса, Р. Мэя, А. Маслоу и др.

Сущностное ядро этого подхода — в понимании человека как неделимого и принципиально целостного единства тела, психики и духа, а соответственно — в обращении к интегральным переживаниям (счастья, горя, вины, утраты и т. д.), а не к отдельным изолированным аспектам, процессам и проявлениям.

Категориальный аппарат гуманитарного подхода включает в себя представления о «Я», идентичности, аутентичности, самореализации и самоактуализации, личностном росте, экзистенции, смысле жизни и т. д.

Методический аппарат связан с гуманистически-экзистенциальным переосмыслением жизненного опыта и психотерапевтического процесса. С этим подходом связан широкий круг методов: недирективная клиент-центрированная психотерапия (К. Роджерс), психологическое консультирование (Р. Мэй), биоэнергетика (В.

Райх), сенсорное осознание (Ш. Сильвер, Ч. Брукс), структурная интеграция (И. Рольф), психосинтез (Р. Ассаджиоли), логотерапия (В. Франкл), экзистенциальный анализ Р. Мэя и Дж. Бугенталя, и др. Сюда же можно отнести арттерапию, поэтическую терапию, терапию творческим самовыражением (М. Е. Бурно), муыкотерапию (П.

Нордофф и К. Роббинс) и др.

Источник: http://biofile.ru/psy/11397.html

Гуманизм в психологии

Гуманизм в психологии

Гуманистической психологией принято считать индивидуальную направленность, которая разнится от иных школ по нескольким принципиальным и важнейшим для восприятия человеческой сущности положениям.

Данным понятиям выделен огромный раздел в психологии. В данном подходе изучается человек полностью.

Психологи наблюдают за действиями человека со стороны наблюдающих, а также взглядами людей, которые себя изучают.

Гуманистической психологией является одновременное общественное движение, которое было зарождено непосредственно в самой психологии, и теоретические познания. Они были получены за определенное время и выдержали испытание годами.

Данные аспекты необходимо, чтобы проходили соответствующий анализ, и им необходимо уделять должное внимание.

Психологами-гуманистами выдвинута гипотеза, что различное человеческое поведение переплетается с чувствами извне и концепцией «Я».

Данный подход в психологии зачастую именуют как «3-ья сила» после психоанализа и бихевиоризма (Маслоу). Гуманизм в психологии опровергает предположительные мысли behaviour. Помимо этого также опроверг принципы психодинамического подхода, потому что он тоже считается определяемым и неосознанным.

Эти два метода психологами-гуманистами трактуются как бесчеловечные. Жизнь людей невозможно будет понять, если не принять во внимание высшее стремление.

Рост, самоактуализация, всяческое стремление к здоровью, нахождение самостоятельности, необходимость в прекрасном — на сегодняшний момент необходимо воспринимать безоговорочно как широко распространенную и, возможно, универсальную тенденцию.

В конце семидесятых и на протяжении восьмидесятых годов гуманистическая психология развивала свое влияние, и теперь ее стало возможным рассматривать со стороны 3-х основных областей:

  • Предлагается огромный спектр наиболее эффективных практических решений.
  • Предположен новейший набор значений восприятия и разумения природы человека, его сущности.
  • Предположено расширение просторов и методик в исследованиях, которые изучают поведение людей.

Предположения гуманистической психологии

Гуманистическая психология берет свое начало с гипотезы, что экзистенциальная феноменология – центровая и что человек владеет самостоятельной волей. «Личные агентства» — это термин среди гуманистов. Оно полагается на тот избранный путь, который выбирает человек со всеми вытекающими из этого последствиями.

Далее добавляется еще один основополагающий факт – в общем, абсолютно все люди являются хорошими, но есть определенная потребность, которая дается нам с рождением. Данная потребность заключается в том, чтобы сотворить целый мир и в том числе себя более идеальными.

Гуманистический подход выделяет ценностные человеческие приоритеты, основополагающие факторы, природу людей, связанную с творчеством, красотой, природой.

Данный подход считается оптимистическим и базируется на благородных намерениях людей перешагивать через невзгоды и затруднения, полное отчаяние и горести.

Пирамида потребностей

Роджерс и Маслоу воспринимали личностный рост и жизненную реализацию, как начальную составляющую потребностей людей. Это значит, что все люди, и каждый в отдельности, желают и растут со стороны психологических аспектов, не прекращая себя усовершенствовать.

Все это нарекли самореализацией. Сюда включается: психологическая сторона роста и довольство бытием. Однако ими было описано несколько методов по достижению самоактуализации.

Самоактуализацией является процесс полнейшего раскрытия личного потенциала, а также раскрытие в людях всего самого лучшего, что заложила им природа, а не влияние общества извне.

У нее нет внешней цели, также она не может быть задана социумом: это является тем, что выходит изнутри человека и выражает его личную, внутреннюю (положительную) сущность — природу.

Центровое место в их теориях занимает субъективизм осознанного опыта.

Данный термин ввел Декарт, оно означает мировоззрение, в основании которого заложено отрицание объективных норм развития и утверждающее значение главной роли отдельного субъекта во всем процессе познания и в общественной деятельности.

Психологи-гуманисты не перестают твердить, что данная реальность есть ничем иным, как одной из важнейших восприятий людей и познание всего окружающего нас. Они много времени посвящали психологии с научной точки зрения.

Гуманизм не признает методологию — это учения об идейных позициях в науке, логике и методах ее исследования.

Они отклонили строжайший подход с точки зрения науки к психологии, так как расценивали его безосновательным, бесчеловечным и совершенно не в состоянии преодолеть познание опыта.

Огромную роль сыграло отречение от научной психологии в пятидесятых, шестидесятых и семидесятых годах и смогла пошатнуть преобладание бихевиористского подхода в североамериканской психологии.

тэги: о психологии, популярная психология

Источник: http://anima-vita.ru/2015/02/gumanizm-v-psihologii/

ГУМАНИЗМ

ГУМАНИЗМ

— воззрение, рассматривающее человека как высшую ценность, защищающее его свободу и всестороннее развитие,

Если спросить кого-либо — не историка, не философа, не педагога, словом, не специалиста, — что такое гуманизм? — в большинстве случаев получишь такой ответ: это великодушное, хорошее, доброе, уважительное и терпимое отношение к человеку.

Вообще-то говоря, суть дела схвачена верно, однако перечисленные понятия или качества скорее всего объясняют слово «гуманность», или, говоря по-русски, «человечность». Между тем «гуманизм», хотя и имеет общий корень с «гуманностью» (от латинского «homo», то есть человечный, человеческий), означает все-таки не то же самое.

Гуманность — это в самом деле великодушие, доброта к людям, готовность простить или хотя бы понять человека, даже если он совершил что-то очень плохое, уважение к его личности и самостоятельности. Гуманность как индивидуальное качество была присуща людям всегда, наверное, с той поры, когда человек стал человеком.

Нет ничего неестественного в предположении, что и среди наших далеких первобытных предков были гуманные люди. Это дело человеческого характера. Именно человеческого.

Ведь бывают ласковые или злые животные, но мы никогда не говорим «гуманная собака» или «гуманный конь»: гуманность предполагает не инстинктивное, а осознанно, осмысленно доброе отношение к человеку, а оно присуще только «homo sapiens», то есть «человеку разумному».

Итак, гуманность, вообще говоря, — свойство человеческой натуры, и появилась она, конечно же, задолго до того, как человек придумал такие абстрактные, сии-тетические понятия, как «добро» или «зло», «доброта» или «злость».

А вот «гуманизм» — сравнительно недавнее открытие человеческого разума. Эта система воззрений сложилась всего лишь пятьсот-шестьсот лет тому назад, во времена Возрождения, или Ренессанса.

Так что такие мыслители, как, например, Платон,, Аристотель или Цицерон, не знали этого понятия, хотя, разумеется, у них были свои собственные системы воззрений на этот счет.

Более того, знакомство с их творчеством не в последнюю очередь дало толчок рождению и формированию итальянского гуманизма как нового направления человеческой мысли.

https://www.youtube.com/watch?v=gqCOVZd3-NQ

Родоначальниками его принято считать мыслителей, писателей, художников и ученых Италии — Ф. Петрарку и Дж. Боккаччо, Леонардо да Винчи, Рафаэля, Ми-келанджело… С этими именами связывается возникновение Возрождения.

Читайте также:  Выстраивание ситуации - психология

Почему — Возрождение? Почему гуманизм был его знаменем? Что, собственно говоря, возрождали гуманисты?

Иногда говорят: они возрождали античное культурное наследие. Правильно, но неполно. Почему нужно было возрождать культуру Древней Греции и Древнего Рима, со времен расцвета которой в период Возрождения минуло 15—20 столетий? И как случилось, что раньше о ней не только не вспоминали, но даже вытравляли память о ней, разрушали все, что могли?

Кто разрушал? Христианство. Христиане… Зачем? Почему?!

Из учебников истории СССР, которые вы читали в начальной школе, известно, что последователи Христа в Древней Руси жгли, уничтожали, сбрасывали в реки идолов славянских богов, разрушали капища язычников, то есть те священные места, на которых язычники приносили своим богам жертвы.

Христиане в Греции и Италии проделали такую же уничтожительную работу с эллинскими и римскими идолами и капищами. Что такое статуя Зевса или Юпитера? То же самое, что и наш славянский идол в честь Перуна.

А греческие или римские храмы, пантеоны с беломраморными колоннами и портиками — что это? Это капища античных людей, место, где они убивали, а потом сжигали животных — быков, овец, гусей, принося их в жертву, в дар своим богам.

Символы язычников христиане отвергли — у них были свои символы. С презрением (а презрение слепо и неразумно) христиане уничтожали белоснежные статуи обнаженных языческих богов, хотя мрамор светился так же нежно, как живое человеческое тело, а глаза прекрасных Венер и Афродит, юных Аполлонов и суровых бородатых Зевсов и Марсов смотрели на разрушителей с человеческим укором.

Во имя чего поднялась рука разрушителей? Во имя злобы, мести, гнева, неприятия красоты? Нет! Во имя доброты и любви к Человеку. Вот ведь что самое странное…

Низвергая культуру и мораль язычников, христианство несло миру свою культуру и мораль, изложенную в Евангелии, где черным по белому написано: не убей человека, полюби не только ближнего, но даже своего врага, а если он ударил тебя по щеке — не давай сдачи, но подставь ему другую щеку и великодушно прости его.

Христиане считали эту мораль самой справедливой и с чистой совестью несли ее миру. Но вместе с тем они уничтожали то, что стояло на ее пути.

Так получилось, что битва за самоотречение обратилась в подавление человека, его самобытной личности. Личность в глазах средневековых христиан потеряла дену.

Идеалом христианина средних веков, с которого он готов был, что называется, делать жизнь, был аскет, подавляющий свою плоть, ибо высшая мораль для него — подавление живых человеческих слабостей, торжество богоугодного духа.

Согласимся, что этот идеал, которому нельзя отказать в своеобразной чистоте к иcкренности, выглядит все же достаточно мрачно и жестоко.

Творцы Возрождения сделали открытие: глядя на осколки античных статуй и руины храмов, будущие гуманисты увидели перед собой не языческие символы, а создания человеческого гения. Читая и разыскивая ветхие, чудом сохранившиеся, полуистлевшие свитки античных рукописей, они обнаружили светлый и прекрасный мир греческих и римских мудрецов и героев.

Восхищение и преклонение перед искусством прошлого привело «отцов» Возрождения к мысли, что человек интересен не только как орудие служения богу (чего они не отрицали), как средство утверждения и распространения по миру христианской религии, но и сам по себе: как человек, как творец.

Позднее, несколько веков спустя Иммануил Кант откристаллизует и четко сформулирует мысль, подаренную людям гуманистами Возрождения: человек должен быть для другого человека всегда также и целью, но не только средством. Правда, Кант считал, что это станет нормой общения не скоро.

Таким образом, гуманизм был венцом открытий Возрождения, которое началось с восхищения перед искусством античного мира, перед мудростью Платона, Аристотеля, Цицерона, а привело к восхищению перед человеком, поскольку это живущее, мыслящее, творческое существо.

Возрождая античные традиции, утверждая самоценность личности, гуманисты не повторили ошибок средневековых христиан: они не уничтожали христианскую мораль, культуру, традиции, символы; более того, гуманизм воспринимался ими как синтез античности и христианства. Что такое «Сикстинская мадонна» Рафаэля? Икона. Но только ли икона? Нет: великий образ человека, женщины, матери.

Вообще говоря, ход рассуждений гуманистов сложен и с нашей, современной точки зрения противоречив. Но надо понять его, иначе мы будем смотреть на вещи слишком примитивно: был мрачный идеал средневекового христианства, и вдруг ни с того, ни с сего — ясный идеал гуманистов Возрождения…

Идеи гуманизма с триумфом прошли по планете, вовлекая в свою орбиту — и при этом, разумеется, обогащаясь — мыслителей, чьи имена известны сейчас каждому школьнику.

Французы Рабле и Монтень… Англичане Шекспир и Френсис Бэкон… Испанец Сервантес… Немец Дюрер… Великий Эразм из Роттердама…

Создатели утопических социальных проектов Мор, Кампанелла, Сен-Симон, Фурье, Оуэн… Просветители и энциклопедисты XVIII века Гольбах, Гельвеций, Дидро…

Наши русские мыслители: Герцен, Толстой, Достоевский…

Какое созвездие имен! Каждый сказал о гуманизме свое и по-своему.

Когда мы читаем Достоевского, видим и слышим «русских мальчиков» Ивана и Алешу, которые мучительно раздумывают над тем, чего стоит всеобщее благодеяние и всемирная гармония, если для торжества их нужно пожертвовать жизнью хотя бы одного ребенка… Разве в этом не ощущаются громовые раскаты мысли, которая бьется в книгах и словах всех без исключения творцов гуманистического мировоззрения, венцом которого является марксизм-ленинизм?

Гуманистический характер марксизма проявляется в том, что он борется за счастье каждого и всех без исключения, он стремится уничтожить все существующие между людьми социальные перегородки, все виды общественного неравенства. Равные условия свободного развития для всех без исключения, объединение людей на принципах дружбы, сотрудничества, братства — такова высокая гуманная цель коммунизма.

Такую принципиальную черту марксистского гуманизма, как его действенность, активность, лучше всего рассматривать в сравнении с абстрактным гуманизмом.

Абстрактный гуманизм требует безусловного уважения и любви к каждому человеку. Он проповедует всеобщее человеколюбие, но не видит тех реальных противоречий, которые раздирают современное человечество. Марксизм же, борясь за торжество гуманистических принципов в отношениях между людьми, всегда помнит, что не может угнетенный любить угнетателя, что невозможно уважать палача, убийцу.

Марксизм отличается в первую очередь конкретным подходом к людям. Гуманность социальных отношений, политики, произведений искусства, поступков человека марксизм определяет с классовых позиций.

«Мораль, стоящая выше классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно человеческая мораль, станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов не только будет преодолена, но и забыта в жизненной практике», — писал Ф. Энгельс.

Классовый подход означает, что гуманными могут быть не только любовь и уважение к человеку, но и ненависть, нетерпимость по отношению к тому, что мешает укреплению и победе подлинно человеческих коммунистических отношений между людьми.

Между марксистским и абстрактным гуманизмом лежит непреодолимая пропасть и в их отношении к насилию. Абстрактный гуманизм всякое насилие считает злом и отвергает era как метод преобразования общества. Позиция марксизма по отношению к насилию другая — насилие может быть и добрым и злым.

Насилие может быть необходимым в процессе революционной борьбы трудящихся масс против угнетателей. Насилие подобно ножу, который в руках хирурга, причиняя боль, приносит исцеление, а в руках хулигана превращается в орудие убийства. При учете конкретных обстоятельств и соблюдении меры насилие бывает необходимо в борьбе со злом.

Добро должно быть сильным, активным, говорит марксизм.

Говоря о гуманизме как принципе поведения, в конечном итоге марксизм подчеркивает абсолютный характер этого требования. Абсолютность его выражается в том, что требование любви и уважения к человеку приобретает гуманистический смысл тогда, когда оно охватывает всех людей, а не ограничивается какой-то группой, когда нет деления людей по сортам и видам.

«Я хотел бы обнять своей любовью человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни…» — писал Феликс Дзержинский в одном из своих писем родным. В этих словах революционера выражена великая идея коммунистического движения.

Задача сделать всех людей человечными, «очистить их от грязи современной жизни» всегда была высшей и конечной целью коммунистического движения, постановка и решение именно этой задачи делают его самым гуманным движением во всей истории человечества.

Гуманизм как принцип поведения предусматривает веру в добрые человеческие качества, требует уважать человека в каждом. «К человеку надо подходить с оптимистической гипотезой» — так выразительно сформулировал это требование А. С. Макаренко.

Но когда мы переходим к рассмотрению того, как этот принцип может быть реализован в поведении человека, в деятельности партий, государств, то мы не можем не поставить ряд вопросов.

Как? Уважать преступника? Подходить с оптимистической гипотезой к подлецу? Ведь эти люди есть, они живут, действуют, они несут людям несчастья и страдания.

Короче говоря, встает очень непростой вопрос: можно ли уважать всех? Кто заслуживает уважения?

Человек не однолинеен, и в каждом его проявлении — от любви до участия в управлении обществом — он может оказаться достойным своей человечности, а может и оступиться.

Один может быть хорошим работником, но плохим отцом, другой — быть прекрасным поэтом, но ловеласом в любви, третий — знающим специалистом, но хамом и грубияном в обращении с подчиненными.

Как относиться к таким? Видимо, нужно в каждом конкретном проявлении видеть, насколько в человеке развиты лучшие человеческие качества, насколько он в каждом из своих поступков руководствуется высокими гуманистическими идеалами, насколько последствия его поступков соответствуют этим идеалам.

Мы живем в очень сложное и противоречивое время, мир расколот. И особенно остро в современной обстановке стоит проблема гуманизма. На одном полюсе мы видим угнетение, неравенство, унижение человека, культ насилия и жестокости. На другом — огромная, напряженная работа по строительству нового мира, поиски наиболее гуманных, человечных форм организации жизни людей.

Гуманизм рождается и в повседневной будничной жизни, его носителем и творцом является каждый человек. Для того чтобы гуманизм торжествовал, нужно каждый день утверждать его в каждом поступке.

Быть гуманистом подлинно человеческий долг каждого человека.

Это особенно важно для укрепления единства и сплоченности всех советских людей, стремящихся к единой цели — построению самого справедливого, самого гуманного общества.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://pro-psixology.ru/azbuka-dlya-nesovershennoletnix/213-gumanizm.html

Гуманистическая Психология

Гуманистическая Психология

Предмет гуманистической психологии: Модель идеальной личности

Представители гуманистической психологии: Абрахам Маслоу, Карл Роджерс, Виктор Франкл

Гуманистическая психология (англ. humanistic psychology) — направление в западной, преимущественно американской, психологии. Гуманистическая психология сформировалась в 1960-х гг. XX в.

, предметом изучения являются психологически здоровые, зрелые, творчески активные представители человечества, которых отличает непрерывное развитие и активное отношение к миру.

Гуманистические психологи отрицали наличие изначального конфликта человека и общества и утверждали, что именно социальные успехи характеризуют полноту человеческой жизни.

Основные методологические принципы и положения гуманистической психологии:

а) человек целостен и должен изучаться в его целостности; б) каждый человек уникален, поэтому анализ отдельных случаев (case study) не менее оправдан, чем статистические обобщения; в) человек открыт миру, переживание человеком мира и себя в мире — главная психологическая реальность; г) человеческая жизнь должна рассматриваться как единый процесс становления и бытия человека; д) человек обладает потенциями к непрерывному развитию и самореализации, которые являются частью его природы; е) человек обладает определенной степенью свободы от внешней детерминации благодаря смыслам и ценностям, которыми он руководствуется в своем выборе;

ж) человек есть активное, интенциональное, творческое существо.

Истоки гуманистической психологии лежат в философских традициях гуманистов Возрождения, французского Просвещения, немецкого романтизма, философии Фейербаха, Ницше, Гуссерля, Толстого и Достоевского, а также в современном экзистенциализме и восточных философско-религиозных системах.

Общая методологическая платформа гуманистической психологии реализуется в широком спектре различных подходов:

В работах А. Маслоу, С. Джурарда, Ф. Бэррона, К. Роджерса разработаны представления о психически здоровой, полноценно функционирующей личности.

Проблема движущих сил становления и развития личности, потребностей и ценностей человека получила раскрытие в работах А. Маслоу, В. Франкла, Ш. Бюлер и др.

Читайте также:  Образ запланированного результата - психология

Ф. Бэррон, Р. Мэй и В. Франкл подвергли анализу проблему свободы и ответственности.

Трансценденция человеком своего бытия рассматривается при этом как специфически человеческая сущностная особенность (С. Джурард, В. Франкл, А. Маслоу).

Проблематика межличностных отношений, любви, брака, сексуальных отношений, самораскрытия в общении рассматривается в работах К. Роджерса, С. Джурарда, Р. Мэя и др.

Основной областью практического приложения гуманистической психологии выступает психотерапевтическая практика:

Недирективная психотерапия К. Роджерса (Человеко-центрированный подход в психотерапии) и логотерапия В. Франкла относятся к числу наиболее популярных и распространенных психотерапевтических систем.

Другая важная область практического приложения гуманистической психологии — гуманистическая педагогика, которая основана на принципах недирективного взаимодействия учителя с учеником и направлена на формирование творческих способностей личности.

Третья область практического приложения гуманистической психологии — социально-психологический тренинг, одним из зачинателей которого был К. Роджерс.

Успехи гуманистической психологии в этих прикладных областях во многом определили её социальную платформу, основанную на утопической идее улучшения общества путем усовершенствования индивидов и межличностных отношений (А. Маслоу).

Заслуга гуманистической психологии в том, что она поставила на первый план изучение важнейших проблем личностного бытия и развития, задала психологической науке новые достойные образы как самого человека, так и сущности человеческой жизни.

Сегодня гуманистическая психология занимает важное и устойчивое место в западной психологии; наметились тенденции частичной интеграции ее с др. школами и направлениями, в т. ч. с психоанализом и необихевиоризмом. (Д. А. Леонтьев.)

Источник: http://syntone.ru/psy_dir/gumanisticheskaya-psihologiya/

Возникновение и развитие — Гуманистическая психология

Гуманистическая психология в качестве самостоятельного течения выделилась в начале 60–х. гг. ХХ в. как протест против бихевиоризма и психоанализа, получив название «третьей силы».

Центром этого направления стали США, а лидирующими фигурами — К.Роджерс, Р.Мэй, А.Маслоу, Г.Олпорт.

Наиболее глубокое и всестороннее обоснование положения гуманистической психологии получили в трудах американского психолога Абрахама Маслоу (1908—1970).

Его теория во многом базируется на идеях философии экзистенциализма, или философии существования человека.

Говорится об уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства, о том, что человек есть «то, чем он делает сам себя», и несет ответственность за свой жизненный выбор.

Большое значение представители гуманистического направления придают теории становления личности.

По их мнению, сущность человека заключается в его стремлении реализовать себя в мире, развить и проявить свои способности.

Тем самым личность постоянно находится в процессе становления и утверждения себя в окружающей природе и социальной среде. Такова одна из главных идей теории самоактуализации личности, разработанной А. Маслоу.

Человек характеризуется как свободное существо, реализующее возможности своего существования. При этом он проявляет свой внутренний мир, реализует свое «Я».

Маслоу рассматривал человека как целостную личность, утверждал, что «каждого человека нужно изучать как единое, уникальное, организованное целое». Вместе с тем он указывал на творческий характер человеческой личности, считал, что «творчество — универсальная функция человека, которая ведет ко всем формам самовыражения».

Существенный вклад Маслоу внес в обоснование роли потребностей как побудительных сил деятельности и поведения людей. Он утверждал, что в основе мотивов поведения людей лежат их потребности, природные и социальные. Их он рассматривал в порядке иерархии.

У основания системы потребностей человека, как ее представил Маслоу, лежат физиологические потребности в пище, питье, кислороде, физической активности, сне и т.д. Без их удовлетворения организм человека существовать не может.

Далее идут потребности в безопасности и защите человека, в принадлежности и любви, которые удовлетворяются через различные формы социального общения людей. Наверху пирамиды потребностей, выстроенной Маслоу, значатся потребности самоуважения и самоактуализации.

При этом речь идет о самоуважении как таковом и уважении со стороны других. Самоактуализация означает реализацию человеком своих способностей и желания «стать тем, кем он может стать».

По мнению Маслоу, для того чтобы появились мотивы, направленные на удовлетворение потребностей в самоуважении и самоактуализации, нужно, чтобы были удовлетворены указанные выше физиологические потребности, а также потребности безопасности, защиты, принадлежности и любви.

Он считал, что «удовлетворение потребностей, расположенных внизу иерархии, делает возможным осознание потребностей, расположенных выше в иерархии, и их участие в мотивации». Однако допускаются и некоторые исключения.

У отдельных людей могут возникать сильные мотивы, направленные на творческую деятельность и социальное самоутверждение, хотя не вполне удовлетворяются их физиологические потребности или же потребности в безопасности и любви. Но это, по Маслоу, скорее исключение.

Правилом же является последовательное удовлетворение потребностей, как они расположены в его схеме.

Основные положения гуманистической психологии разделял и американский психолог Карл Роджерс (1902—1987). Он также исходил из того, что поведение человека определяется его внутренними мотивами и что человек свободен в выборе своих поступков и тем самым в определении своей судьбы.

Роджерс утверждал, что человек по своей сути добр и стремится реализовать себя в обществе. Злые же и разрушительные мотивы поведения людей, которые, увы, имеют место, противоречат, по его мнению, подлинной природе человека, являются ее извращением.

Утверждая это, Роджерс ссылался на свой тридцатилетний клинический опыт психотерапевта.

Такой его взгляд на природу человека «точно отождествляется с гуманистическим направлением в персонологии». Речь идет о гуманистическом направлении в современной психологии личности. Как и другие представители этого направления, Роджерс считал, что в сознании каждого человека изначально заключается стремление к самосохранению и реализации себя в обществе.

По Роджерсу, каждая личность обладает «концепцией собственного Я». Ее представления о том, как она сможет реализовать себя в обществе, в общении с другими людьми, составляет ее «реальное Я». Однако человек «склонен представлять себя и в идеальном образе видеть себя тем, чем ему хотелось бы стать в результате реализации своих возможностей».

Это его «идеальное Я», к которому стремится приблизиться его «реальное Я». Согласно концепции Роджерса, «реальное Я» человека часто сталкивается с противоречиями между его «идеальным Я», отражающим то, чем человек хотел бы стать, и требованиями общества, проявляющимися в виде условного отношения к его поступкам, одобряющего или не одобряющего их.

В то же время Роджерс считал, что само общество должно создавать условия для развития и реализации способностей каждого человека.

 Каждое новое направление в науке определяет свою программу через противопоставление установкам уже утвердившихся школ.

В данном случае гуманистическая психология усматривала неполноценность других психологических направлений в том, что они избегали конфронтации с действительностью в том виде, как ее переживает человек, игнорировали такие конституирующие признаки личности, как ее целостность, единство, неповторимость.

В результате картина личности предстает фрагментарной и конструируется либо как «система реакций» (Скиннер), либо как набор «измерений» (Гилфорд), агентов типа Я, Оно и Сверх-Я (Фрейд), ролевых стереотипов.

Кроме того, личность лишается своей важнейшей характеристики — свободы воли — и выступает только как нечто определяемое извне: раздражителями, силами «поля», бессознательными стремлениями, ролевыми предписаниями. Ее собственные стремления сводятся к попыткам разрядить (редуцировать) внутреннее напряжение, достичь уравновешенности со средой; ее сознание и самосознание либо полностью игнорируются, либо рассматриваются как маскировка «грохотов бессознательного».

Гуманистическая психология выступила с призывом понять человеческое существование во всей его непосредственности на уровне, лежащем ниже той пропасти между субъектом и объектом, которая была создана философией и наукой нового времени.

В результате, утверждают психологи-гуманисты, по одну сторону этой пропасти оказался субъект, сведенный к «рацио», к способности оперировать абстрактны ми понятиями, по другую — объект, данный в этих понятиях.

Исчез человек во всей полноте его существования, исчез и мир, каким он дан в переживаниях человека.

С воззрениями «бихевиоральных» наук на личность как на объект, не отличающийся ни по природе, ни по познаваемости от других объектов мира вещей, животных, механизмов, коррелирует и психологическая «технология»: разного рода манипуляции, касающиеся обучения и устранения аномалий в поведении (психотерапия).

Основные положения нового направления — гуманистической школы психологии личности, которая и является в настоящее время одной из наиболее значительных психологических школ, сформулировал Гордон Олпорт.

Г.Олпорт (1897-1967) рассматривал создаваемую им концепцию личности как альтернативную механицизму поведенческого подхода и биологическому, инстинктивному подходу психоаналитиков.

Олпорт возражал и против переноса фактов, связанных с больными людьми, невротиками, на психику здорового человека.

Хотя он и начинал свою карьеру как врач-психотерапевт, но очень быстро отошел от врачебной практики, сосредоточившись на экспериментальных исследованиях здоровых людей.

Олпорт считал необходимым не просто собирать и описывать наблюдаемые факты, как это практиковалось в бихевиоризме, но систематизировать и объяснять их. «Собирание «голых фактов» делает психологию всадником без головы», — писал он и свою задачу видел не только в разработке способов исследования личности, но в создании новых объяснительных принципов личностного развития.

Одним из главных постулатов теории Олпорта было положение о том, что личность является открытой и саморазвивающейся. Человек прежде всего социальное существо и потому не может развиваться без кон тактов с окружающими людьми, с обществом. Отсюда неприятие Олпортом положения психоанализа об антагонистических, враждебных отношениях между личностью и обществом.

 При этом Олпорт утверждал, что общение личности и общества является не стремлением к уравновешиванию со средой, но взаимообщением, взаимодействием.

Таким образом, он резко возражал и против общепринятого в то время постулата, что развитие — это адаптация, приспособление человека к окружающему миру, доказывая, что человеку свойственна как раз потребность взорвать равновесие и достигать все новых и новых вершин.

Олпорт одним из первых заговорил об уникальности каждого человека. Каждый человек неповторим и индивидуален, так как является носителем своеобразного сочетания качеств, потребностей, которые Олпорт называл trite — черта.

Эти потребности, или черты личности, он разделял на основные и инструментальные. Основные черты стимулируют поведение и являются врожденными, генотипическими, а инструментальные оформляют поведение и формируются в процессе жизни, т. е.

являются фенотипическими образованиями. Набор этих черт и составляет ядро личности.

Важным для Олпорта является и положение об автономности этих черт, которая развивается со временем. У ребенка еще нет этой автономности, так как его черты еще неустойчивы и полностью не сформированы.

Только у взрослого человека, осознающего себя, свои качества и свою индивидуальность, черты становятся по-настоящему автономными и не зависят ни от биологических потребностей, ни от давления общества.

Эта автономность черт человека, являясь важнейшей характеристикой его личности, и дает ему возможность, оставаясь открытым для общества, сохранять свою индивидуальность. Таким образом Олпорт решает проблему индентификации-отчуждения, которая является одной из важнейших для всей гуманистической психологии.

Олпорт разработал не только свою теоретическую концепцию личности, но и свои методы системного исследования психики человека. Для этой цели он создает многофакторные опросники.

Наибольшую известность приобрел опросник Миннесотского университета (ММPI), который используется в настоящее время (с рядом модификаций) для анализа со вместимости, профпригодности и т.д.

Со временем Олпорт пришел к выводу, что интервью дает больше информации и является более надежным методом, чем анкета, потому что позволяет в ходе беседы менять вопросы, наблюдать за состоянием и реакцией испытуемого.

 Четкость критериев, наличие объективных ключей для расшифровки, системность выгодно отличают все разработанные Олпортом методы исследования личности от субъективных проективных методик психоаналитической школы.

Методологические позиции гуманистической психологии сформулированы в следующих понятиях:

1. Человек целостен;

   2. Ценны не только общие, но и индивидуальные случаи;

   3. Главной психологической реальностью являются переживания человека;

   4. Человеческая жизнь — единый процесс;

   5. Человек открыт к самореализации;

   6. Человек не детерминирован только внешними ситуациями.

   На основе гуманистической психологии строятся некоторые направления психотерапии и гуманистическая педагогика.

Источник: https://sites.google.com/site/obshayapsyhologies/1

Ссылка на основную публикацию