Искусство — психология

Что изучает психология искусства?

Искусство - психология

Психология изучает различные направления деятельности человека. Особый интерес для науки представляет собой искусство во всех его проявлениях. Психология искусства – это отдельная отрасль психологической науки, которая изучает процесс восприятия и создания произведений искусства.

Предмет изучения – личностные свойства и состояния, которые обусловливают создание и восприятие художественных ценностей и их влияние на жизнедеятельность человека.

Также психология искусства изучается проблемы личности художника и его творчества; восприятие произведений художественной литературы и особенности их структуры.

Какие методы использует психология искусства?

Данная отрасль использует в своих исследованиях конкретно-научные методы – наблюдение, интервьюирование, анализ продуктов деятельности, биографический метод и другие.

Психология искусствазанимается исследованием процессов художественного творчества с точки зрения проявления в них человеческих способностей и характера, интеллектуальных и эмоциональных возможностей, мотивов и межличностных отношений.

Теория катарсиса

С древних времен исследователи занимались изучением переживаний, связанных с созданием и восприятием искусства. Именно в этом отражается ключевая суть катарсиса. Его изучение позволило разделить ежедневные «житейские» чувства от эмоциональных потрясений, которые вызывает общение с произведениями искусства.

Катарсис помогает обнажить внутреннюю взаимосвязь психологии их создателя и тех, кто ее воспринимает. А также указывает, как воздействует на человеческую душу художественное изучение реальности.

Основные проблемы психологии искусства

Среди проблем, которые стоят перед данным направлением можно выделить три основные. Это специфические характеристики образно-эмоционального строя индивида, создаваемые в момент включения в процесс создания или восприятия ценностей эстетического характера.

Изучение художественного восприятия, как формы сотворчества в различные периоды индивидуального развития у зрителей, читателей и слушателей. Также изучается влияние искусства на ценностные и мотивационные ориентации в поведении субъекта и его мировоззрения.

«Психология искусства» Л.С. Выгодского

Огромнейший вклад в развитие отечественной психологии искусства по-прежнему остается за известным ученым и психологом Л.С. Выгодским.

В своем труде «Психология искусства» автор дает характеристику развитию советской теории искусства.

Это один из фундаментальных трудов, объединивших всю работу ученого и одновременно обозначающих перспективные направления дальнейшей работы в области психологии искусства.

Психотерапия искусством или арттерапия

Арттерапию можно назвать самым загадочным направлением психотерапии. «Арт» означает искусство, терапия – лечение. Другими словами, лечение искусством. «Терапию искусством» можно назвать достаточно новым методом психотерапии. Впервые он был использован Адрианом Хилломом в 1938 году.

Сегодня под арттерапией понимают все виды занятий искусством, проводимые в больницах или психологических центрах. Данный метод используют в контексте лечения, так как он позволяет работать с чувственной сферой, исследовать и выражать эмоции на уровне символов.

Арттерапия выступает посредником в общении клиента и психотерапевта на символическом уровне. С помощью художественного творчества находят отражение разные виды познавательных процессов, страхи, конфликтные ситуации, воспоминания из детства, мечты и др.

, исследуемые во время психоанализа.

В терапии искусством используют визуальный ряд (рисунки, живопись, коллаж и т.д.), драматерапию, бибилиотерапию, танцевальную и музыкальную терапию.

Источник: http://sam-sebe-psycholog.ru/articles/chto-izuchaet-psihologiya-iskusstva

Психология искусства

Психология искусства

Психология искусства развивалась, .преодолевая воздействие психологизма (в Германии — В. Вундт, в России — последователи А. А.

Потебни), выводившего форму художественных произведений и их содержание из особенностей индивидуального сознания, и антипсихологизма (формальной школы, структурализма), отвергающего зависимость этих произведений от психической активности субъекта. В отечественной психологии первую программу разработки этой области знания изложил Л. С. Выготский.

Психология искусства исходит из представлений о первичности искусства как особой исторически развивающейся системы по отношению к индивидуально-личностным свойствам творящих ее личностей.

Используя конкретно-научные методы — наблюдение, эксперимент, анализ продуктов деятельности, интервьюирование, биографический метод и прочие, — она исследует процессы творчества художественного с позиции реализации в них способностей и характера личности, ее интеллекта и эмоций, мотивационных факторов, отношений межличностных.

Поскольку в искусстве субъект духовно-практически осваивает мир посредством образов художественных, психология искусства выделяет механизмы их формирования, отправляясь от опыта познания человеком действительности в системе других элементов культуры, прослеживая закономерности преобразования этого опыта для порождения художественных творений. Своеобразие работы мысли при этом раскрывается в ее сравнении с оперированием теми чувственными и умственными образами, что организуют поведение субъекта вне сферы искусства. Такое сравнение позволяет объяснить уникальность актов художественного познания, их отличие от других форм отображения действительности.

Для построения образа художественного применяются заданные социально-историческим развитием культуры знаковые средства, овладение коими требует особых способностей, умений, навыков, выявляемых психологией искусства. Применяя эти средства, человек создает произведение искусства, кое зарождается в его психике как замысел, предвосхищающий будущее творение.

Изучение его переживаний и состояний — в частности, вдохновения — на пути от замысла через пробы и варианты к итоговому результату позволяет проанализировать процессы в «мастерской художника» и так прояснить роль личностного фактора в становлении эстетических ценностей, продуцируемых целостной личностью художника в единстве ее сознания и неосознаваемых психических проявлений.

Специфика испытываемых при творчестве состояний дала повод для их различных иррационалистических трактовок, противопоставляющих осознанное постижение действительности особому откровению, сверхъестественному прозрению и пр.

С позиций материализма, данные психологии искусства свидетельствуют о неправомерности попыток усмотреть в продуктах искусства эффект действия подспудных духовных сил, непостижимых для рационального и опытного познания.

Однако они показывают важное значение интуиции и особых эмоциональных способов постижения художником действительности — в частности, в виде эмпатии.

Изучение переживаний, сопряженных с созданием и восприятием искусства, уже в древности выявило ключевую роль катарсиса. Феномен катарсиса позволил:

1) отграничить повседневные «житейские» чувства от эмоциональных потрясений, вызываемых общением с произведениями искусства;

2) обнажить внутреннее родство между психологией их создателя и тех, кто их воспринимает;

3) указать на их воздействие на личность не только в плане художественного познания реальности, но также и преобразования глубинных оснований ее отношений к ней, к другим людям и самой себе.

Эти аспекты определили основные проблемы психологии искусства:

1) изучение специфических характеристик образно-эмоционального строя личности, создаваемых ее включенностью в процессы порождения и восприятия эстетических ценностей;

2) анализ художественного восприятия как формы сотворчества в разные периоды развития индивида и у разных контингентов реципиентов (зрителей, читателей, слушателей);

3) воздействие искусства на ориентации ценностные и мотивацию поведения субъекта и его мировоззрения.

Источник: https://sites.google.com/site/psihologiaiskusstva/

Все про психологию искусства

Все про психологию искусства

Видели ли вы когда-нибудь картину известного испанского художника Сальвадора Дали «Слоны»? Она поражает умы обывателей своей фантастичностью, потусторонностью, буквально приковывает взгляд созерцающего ее человека.

Одни исследователи творчества художника говорят, что он был сумасшедшим, другие утверждают, что гением. Психология искусства – обособленная отрасль психологии, занимающаяся исследованием творческих процессов с позиции проявления в них личностных особенностей, эмоций, интеллектуальных способностей, характера, отношения к внешнему миру человека, способного созидать прекрасное.

Эволюция взглядов на проблему творчества

Психологи не раз задавались вопросом, где находится источник человеческого вдохновения, почему одни способны творить, а другие абсолютно бесталанны.

Наиболее известным исследователем в этой области считается психолог Л.С.

Выготский, еще в советские годы разработавший уникальную теорию, объяснявшую, почему некоторые произведения прошли сквозь века и стали настоящими сокровищами человеческой цивилизации, а другие сгинули незамеченными.

В своей книге «Психология искусства» ученый описывает методику, которая позволяет проанализировать структуру произведения и воссоздать реакцию, которую оно вызывает.

Выготский считал, что роль искусства не должна сводиться ни к гностической, ни к гедонистической функциям, — она заключается в трансформации обыденных вещей и явлений через призму внутреннего мира творца в некое новое творение, способное затронуть сознание других людей.

Выготский в своих работах говорил о том, что в процессе творчества происходит метаморфоза не только материала произведения, но и испытываемых чувств. Для воплощения своей идеи в жизнь творец должен побороть сопротивление исходного материала, сделать его пластичным и податливым, как воск.

Рекомендуем: Музыкальная психология — это

Эта титаническая работа всегда скрыта от созерцателя, ведь он может видеть только конечный результат, но не гигантский труд, сокрытый внутри него. Ученый настаивает, что психология искусства должна уделять особое внимание анализу структуры творения, так как это лучший способ постичь его содержание.

Широко известна так называемая теория катарсиса, или глубокого эмоционального потрясения. Иными словами, находясь в состоянии катарсиса, человеку проще всего выплеснуть свои переживания вовне в виде художественного произведения.

С точки зрения этого подхода, психология искусства должна отделять повседневные, обыденные эмоции от бури чувств, сопровождающих создание шедевров. Также теория подробно обосновывает влияние творений искусства на человеческую душу, влияние эмоций создателя на эмоции созерцающего.

Гумбольдт говорил о том, что творчество имеет внутреннюю и внешнюю форму. Любой объект может иметь обманчиво простой вид, однако постичь и передать его внутренний смысл удается далеко не каждому созидателю.

Рекомендуем: Что такое распредмечивание?

Например, христианский крест – это символ и идея одновременно, в нем заключено прошлое, настоящее и будущее, он бесконечен и конечен, обладает энергией и скрытым смыслом. Психология искусства должна сконцентрировать свои усилия на проникновении человека во внутреннюю форму произведения искусства.

Кандинский утверждал, что любой шедевр является продуктом своей эпохи. Эта гипотеза находит много исторических подтверждений, особенно если обратиться к периоду советского революционного творчества. Автор писал в своих работах, что творение способно отделяться от своего создателя, жить собственной жизнью, испытывать взлеты и падения.

Современная психология искусства говорит о существовании так называемого аффекта или эмоционального отклика, порождаемого творениями искусства. Происходит единение чувств и фантазий, что вызывает в человеке разнонаправленные аффекты, нивелирует аффекты содержания и формы, тем самым высвобождая нервную энергию. Эти взрывы эмоций получили название катарсис эстетической реакции.

Рекомендуем: Подсознание и сознание человека

Являясь частью психологии, это направление несколько иначе подходит к анализу и исследованиям наблюдаемых явлений. Становится ясно, что обычные способы познания должны быть адаптированы к более специфичным задачам. Методов конкретно–научного характера, используемых для исследования проблем творчества, достаточно много, перечислим наиболее важные из них:

  • Наблюдение – подразумевает фиксацию вербальных и невербальных реакций человека, находящегося в определенной ситуации. Оно может быть внешним, то есть основываться на сборе информации об объекте, или внутренним, аналогичным самонаблюдению.
  • Интервьюирование – опрос наблюдаемого на интересующую исследователя тему.
  • Биографический метод — основан на исследовании личности человека, его жизненного пути, ценностей и убеждений.

Исцеляющая сила искусства

Ученые не раз задавались вопросом, может ли познать психология, как искусство воздействует на человеческую душу. Можно ли исцеляющую силу бессмертных творений использовать на практике для лечения людей с патологией психики? Первопроходцем в этом направлении по праву можно считать Адриана Хиллома, который в 1938 году начал практиковать лечение больных искусством.

Суть арт-терапии довольно проста, но вместе с тем необычна. Методика помогает построить «мост» для общения психотерапевта и больного на символическом уровне, проанализировать чувственную и эмоциональную сферу.

Рекомендуем: Гипомания — это

Простой рисунок дает возможность человеку выплеснуть на бумагу его внутренние страхи, опасения, переживания, детские воспоминания, конфликты. Задача врача состоит в правильной интерпретации материала, подборе адекватной программы коррекции состояния больного.

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/psixologiya-iskusstva.html

Психология искусства

Психология искусства

Содержание

Стр.

Введение 2

1. СТАНОВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ ИСКУССТВА 3

2. ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА 11

3. ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ 19

Заключение 27

Литература 29

Введение

Тема данной работы: «психология искусства».

Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что современная психология искусства отмечена большим объемом исследований, образующих достаточно самостоятельную сферу эс­тетического знания.

Читайте также:  Актерский тренинг - психология

Вместе с тем становление этой междисципли­нарной области знания произошло не так давно и было связано с выделением во второй половине XIX в. психологии в самостоятель­ную науку.

Именно в этот период в европейской науке встречаются две традиции, в рамках которых психическая жизнь человека изуча­лась с разных сторон — с философских позиций теории сознания и с точки зрения физиологии высшей нервной деятельности.

Соединение этих двух подходов с их опытом изучения человека как «снаружи», так и «изнутри» привело к формированию особого предмета психо­логической науки, объединившей исследование не только внутрен­них факторов, предопределяющих психические свойства организма, но и всей совокупности внешних факторов, которые влияют на факторы внутренние.

Цель данной работы заключается во всестороннем изучении психологии искусства.

1. СТАНОВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ ИСКУССТВА

Предметом психологии, таким образом, выступило отношение между двумя отношениями: в процессах психической жизни выяв­лялась сфера действия как физиологических предпосылок, так и социокультурных факторов.

Не без труда проникала в психологию идея об отделимости сознания от мозга, понимание того, что дея­тельность сознания целиком не детерминирована физико-химичес­кими реакциями, происходящими в мозге.

В итоге развитие психоло­гии пошло в двух направлениях, которые получили обозначение биотропной психологии (прикладная, экспериментальная, эмпирическая психология) и социотропной психологии.

Проблематика второй имеет гуманитарно-теоретический характер и ориентирована на изучение социокультурных факторов психической деятельности. В рамках од­ного и другого русла психологии с разных сторон изучают механиз­мы действия сознания, эмоций, воли, памяти, воображения, интуиции, врож­денных и приобретенных способностей и т.п.

Первые специальные работы по психологии искусства сразу же обнаружили свой междисциплинарный характер. Естественно, что не все школы и направления психологической науки одинаково близки к разработке проблем психологии искусства.

Особое значение для эстетико-психологического анализа имеют, как минимум, три на­правления: ассоциативная психология, гештальтпсихология и теория бессознательного. Ассоциативная психология изучает способы соеди­нения представлений по определенным правилам.

В свое время вклад в становление ассоциативной психологии внес еще Аристотель, пи­савший о том, что представления соединяются по принципам смеж­ности, сходства и контрасту. Ассоциативная психология важна для изучения механизмов художественного восприятия, изучения прин­ципов взаимодействия образной системы художественного текста.

Существенное значение для художественно-эстетических исследова­ний имеет гештальтпсихология — направление, разрабатывающее природу психики человека с позиций теории целостности.

Выявле­ние единства действия осознаваемых и безотчетных стимулов, типов личностей и темпераментов напрямую связано с изучением психо­логического своеобразия фигуры художника. И наконец, чрезвычай­ную важность представляют разработки теории бессознательного, про­ливающей свет на малоизученные процессы художественного твор­чества и художественного восприятия.

Несмотря на интенсивное развитие прикладных психологичес­ких исследований в конце XIX в.

, психологическая и философская науки этого времени пришли к выводу, что величайшие тайны чело­веческого поведения и творчества невозможно дедуцировать только из внешней реальности или только из внутренних физиологических про­цессов.

Нет таких научных процедур, которые могли бы позволить полностью «десакрализовать» то или иное психическое действие и побуждение. Каждый из отдельных научных подходов обнаруживает закономерности на своей территории, но целое (человек) не может быть объяснено через сумму частей.

Подобная ситуация явилась благоприятной почвой для возник­новения психологической концепции Зигмунда Фрейда (1856—1939), получившей большую известность и за пределами психологии. Важно отметить, что интерес к проблемам бессознательного в науке на­блюдался задолго до 3. Фрейда.

Скажем, в Древнем Египте существо­вала практика, когда врачи прикрепляли к изголовью кровати боль­ного специальную табличку и записывали весь бред, который тот излагал в состоянии невменяемости. Последующее толкование этого текста, как считали врачи, могло приблизить к постановке диагноза.

В основе такого метода лежала важная посылка: уже изначально чело­век знает о себе все, но в рациональном, социально «фокусированном» состоянии он не способен выразить это.

В период деятельности Фрейда в психологии в целом доминиро­вало негативное определение бессознательного. Причина особой при­влекательности концепции Фрейда состояла в ее интегративности. Австрийский исследователь начинал как врач, занимался лечением неврозов.

Полученные обобщения привели его к выходу в проблема­тику истории культуры, социологии, философии. Таким образом, и биотропные, и социотропные подходы в системе Фрейда представ­лены в единстве.

С большой исторической дистанции можно оценить мужество Фрейда, отважившегося разрушить предрассудки и стре­мившегося к познанию самых закрытых сфер человеческой психики.

Как известно, Фрейд разработал, по его словам, новую «архео­логию личности», выдвинул гипотезу о том, что в основе любых форм человеческой активности лежит единый стимул, а именно — стремление к удовольствию.

Все модусы поведения и, особенно, твор­чества так или иначе находятся в зависимости от потребности удов­летворения, получения удовольствия.

Корень невротических состоя­ний личности, по мысли психолога, лежит в тенденциях развития цивилизации, эволюционирующей в противовес интересам отдель­ной личности, набрасывающей узду на полноту проявления индиви­дом своих склонностей.

Конфликт современной культуры с эгоисти­ческими устремлениями людей выражается в усилении всевозмож­ных табу, запретов, насаждении унифицированных норм. Все они оказывают искажающее воздействие на возможности эмоциональ­ного самовыражения, тормозят и загоняют внутрь многие естествен­ные порывы.

Все линии эмоциональной жизни человека фокусиру­ются, по мнению Фрейда, в единой страсти, которую он обозначает как либидо. Либидо понимается не просто как стремление к сексуаль­ному удовольствию, а в широком смысле — как энергия, которую из­лучает пол.

Энергия либидо конфигурируется в ряде комплексов: в эдиповом комплексе, в комплексе априорной бисексуальности и в ком­плексе агрессивности, направленной как вовне, так и вовнутрь чело­века. Общество не может дать выход всем побуждениям индивида без исключения. Отсюда и возникают превращенные формы сексуально­сти, находящие выражение в разных видах творчества и поведения человека, которые есть осуществление процесса сублимации, т.е. не­прямого, превращенного действия либидо.

Любые психические травмы, особенно детские, изменяют фор­мы сексуальных фантазий человека, воздействуют на особенности его сексуальной ориентации, трансформируются в особенностях ху­дожественного творчества.

«Современная культура не допускает сек­суальность как самостоятельный источник наслаждения и склонна терпеть ее только в качестве до сих пор незаменимого источника размножения», — приходил к выводу Фрейд. Корыстное, калечащее отношение общества к человеку способна ослабить процедура пси­хоанализа.

Техника психоанализа строится так, чтобы помочь инди­виду осознать вытесненный аффект, найти объяснение патологическим реакциям и тем самым помочь ему «раздраматизировать» свое состояние.

Основные посылки теории психоанализа можно свести к трем: (1) аффективно окрашенные впечатления, будучи вытесненными, продолжают оказывать действие на человека и его поведение; (2) источник патологических изменений самим больным не осозна­ется; (3) для того чтобы добиться эффекта, необходимо освобожде­ние от травмирующих впечатлений ничем не скованным рассказом.

Обнаруживая, чему соответствуют речевые ассоциации не во внеш­нем, а во внутреннем мире пациента, психиатр затем помогает чело­веку понять природу травмирующего аффекта и тем самым освобож­дает от его разрушительного действия. Особую роль в постижении первоэлементов глубинной психологии имеют сбивки, ошибки, за­мешательства в потоке речевых ассоциаций пациента.

Сознание, как полагал Фрейд, обладает защитными механизмами. Болезненные, аф­фектированно окрашенные воспоминания сознание стремится вы­теснить, сублимировать, разложить на отдельные элементы. Отсюда важный вывод ученого: невроз необходимо лечить, воздействуя не на организм, а на личность.

Необходимо раскрыть «зонтик сознания», мас­кирующий непостижимые для индивида мотивы.

Неудовлетворенные влечения ведут к далеко идущим последстви­ям. Во множестве трудов Фрейд разрабатывает теорию либидо, трак­туя его как мощное мотивационное начало, всегда готовое пробить­ся через цензуру сознания.

Либидо разряжается и получает воплоще­ние в самых разных формах человеческого поведения и творчества. Сооружение плотин вокруг сексуальных прихотей взрослых беспер­спективно, но понять их особую окрашенность можно, анализируя детские переживания человека.

На этих посылках построены методы Фрейда, которые он реализует в работах «Леонардо да Винчи» и «Достоевский и отцеубийство».

На разнообразных примерах Фрейд стремится показать, как специфическая сексуальность обусловли­вает своеобразное течение творческих процессов, как психические комплексы крупных художников преломляются в их произведени­ях, в тематическо-образном строе, в художественно-мотивационных решениях.

Вместе с тем важно отметить, что психоаналитические поиски в сфере художественного творчества не привносят чего-то существен­но нового для понимания содержательности самих произведений ис­кусства.

Пафос фрейдовского анализа направлен на отыскание в ху­дожественных творениях знаков-символов, подтверждающих его «ди­агноз» тому или иному художнику как личности. В этом смысле лю­бой художник предстает для Фрейда в качестве обычного пациента.

Этим объясняется и особый ракурс его работ — они сконцентриро­ваны на психологии художественной личности, а не на психологии художественного текста.

Новый этап в разработке психологической проблематики искус­ства был ознаменован появлением такой фигуры, как Карл Густав Юнг (1875-1961). Юнг был учеником Фрейда, однако серьезно кри­тиковал своего учителя во многом за гипертрофию роли индивиду­альных сексуальных комплексов в творчестве и деятельности отдель­ных личностей.

То, что применимо к художнику как к личности, непри­менимо к нему как к творцу, считал Юнг, полагая, что ошибка Фрейда состояла в том, что природа неврозов толковалась им симптомати­чески, а не символически.

То есть художественные произведения, несу­щие на себе отпечаток индивидуальных психических комплексов твор­ца, трактовались Фрейдом как своего рода рефлекс.

Однако такой взгляд необычайно упрощает понимание истоков художественных творений. Рождение каждого крупного произведе­ния, по мысли К.

Юнга, всегда связано с действием мощных сил, дремлющих в коллективном бессознательном, проявляющим себя че­рез творчество отдельного художника.

Сущность произведения по­этому состоит не в обремененности персональными особенностями, специфическая художническая психология есть вещь коллективная. Достоинства произведения состоят в его возможностях выражать глу­бины всеобщего духа.

Художественное творчество, по Юнгу, действительно испытыва­ет сильное воздействие бессознательного начала. Однако последнему свойственна не столько индивидуальная окраска, сколько всеобщие ментальные качества той или иной общности, к которой принадле­жит творец. Подобно древнему человеку художник мог бы сказать: «Не я думаю, а во мне думается».

Проникновение создателя произве­дения в коллективное бессознательное — одно из важнейших усло­вий продуктивности художественного творчества.

«Поэтому и не в состоянии отдельный индивид развернуть свои силы в полной мере, если одно из тех коллективных представлений, что зовутся идеала­ми, не придет ему на помощь и не развяжет всю силу инстинкта, ключ к которой обычная сознательная воля сама найти никогда не в состоянии».*

Юнг не отрицает те психические комплексы, которые живут в индивиде и которые сформулировал Фрейд. Однако он истолковы­вает их по-иному, рассматривая в качестве архетипов.

Архетипы, со­гласно Юнгу, выступают как всеобщие образы, формы, идеи, пред­ставляющие собой доопытные формы знания, бессознательные мыс-леформы.

Коллективные образы наиболее явно претворились в фор­мах народного фантазирования и творчества.

Разрабатывая эту линию, ученый внес весомый вклад в теорию мифа. Юнг убежден, что коллективные образы так или иначе предопределяют природу творческой фантазии и отдельного художника.

Наблюдение над повсеместностью схожих мифотворческих мотивов у народов, которые никогда не приходили в соприкосновение друг с другом, привело К.

Юнга к идее об укорененности истоков мифот­ворчества и фантазирования в общей природе людей.

Источник: https://works.doklad.ru/view/zghgplccn04.html

Читать

Читать

Эта книга принадлежит перу выдающегося ученого – Льва Семеновича Выготского (1896-1934), создавшего оригинальное научное направление в советской психологии, основу которого составляет учение об общественноисторической природе сознания человека.

«Психология искусства» была написана Выготским сорок лет назад – в годы становления советской психологической науки.

Это было время, когда еще шли бои с открыто идеалистической психологией, господствовавшей в главном научно-психологическом центре – в психологическом институте Московского университета, которым руководил проф. Г. И. Челпанов.

В этих боях, шедших под знаменем перестройки научной психологии на основе марксизма, происходила широкая консолидация прогрессивно настроенных психологов и представителей смежных областей знания.

Читайте также:  Философия аристотеля - психология

Когда после Второго психоневрологического съезда в январе 1924 года руководство психологическим институтом перешло к проф. К. И. Корнилову, в институт пришли новые люди. Многие из них только начинали свой путь в психологии; к их числу принадлежал и Выготский, которому в то время было двадцать восемь лет.

Заняв скромную должность младшего научного сотрудника (тогда говорили: сотрудника 2-го разряда), Выготский буквально с первых дней своего пребывания в институте развил поразительную энергию: он выступает с множеством докладов и в институте и в других научных учреждениях Москвы, читает лекции студентам, развертывает с небольшой группой молодых психологов экспериментальную работу и очень много пишет. Уже в начале 1925 года он публикует блестящую, до сих пор не утратившую своего значения статью «Сознание как проблема психологии поведения»[1], а в 1926 году выходит его первая большая книга «Педагогическая психология» и почти одновременно – экспериментальное исследование, посвященное изучению доминантных реакций[2].

В научной психологии Выготский был в то время человеком новым и, можно сказать, неожиданным. Для самого же Выготского психология давно стала близкой – прежде всего в связи с его интересами в области искусства.

Таким образом, переход Выготского к специальности психолога имел свою внутреннюю логику. Эта логика и запечатлена в его «Психологии искусства» – книге переходной в самом полном и точном значении слова.

В «Психологии искусства» автор резюмирует своп работы 1915-1922 годов, подводят их итог. Вместе с тем эта книга готовит те новые психологические идеи, которые составили главный вклад Выготского в науку, и развитию которых он посвятил всю свою дальнейшую – увы, слишком короткую – жизнь.

«Психологию искусства» нужно читать исторически в обоих ее аспектах: и как психологию искусства и как психологию искусства.

Читателю-искусствоведу не трудно воспроизвести исторический контекст этой книги.

Советское искусствознание делало еще только первые свои шаги. Это был период переоценки старых ценностей и период начинавшегося великого «разбора» в литературе и искусстве: в кругах советской интеллигенции царила атмосфера, создававшаяся разноречивыми устремлениями. Слова «социалистический реализм» еще не были произнесены.

Если сопоставить книгу Выготского с другими работами по искусству начала 20-х годов, то нельзя не увидеть, что она занимает среди них особое место. Автор обращается в ней к классическим произведениям – к басне, новелле, трагедии Шекспира.

Его внимание сосредоточивается не на спорах о формализме и символизме, футуристах и о левом фронте.

Главный вопрос, который он ставит перед собой, имеет гораздо более общий, более широкий смысл: что делает произведение художественным, что превращает его в творение искусства? Это действительно фундаментальный вопрос, игнорируя который нельзя по-настоящему оценить новые явления, возникающие в искусстве.

Л. С. Выготский подходит к произведениям искусства как психолог, но как психолог, порвавший со старой субъективно-эмпирической психологией. Поэтому в своей книге он выступает против традиционного психологизма в трактовке искусства.

Избранный им метод является объективным, аналитическим. Его замысел состоял в том, чтобы, анализируя особенности структуры художественного произведения, воссоздать структуру той реакции, той внутренней деятельности, которую оно вызывает.

В этом Выготский видел путь, позволяющий проникнуть в тайну непреходящего значения великих произведений искусства, найти то, в силу чего греческий эпос или трагедии Шекспира до сих пор продолжают, по словам Маркса, «доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служить нормой и недосягаемым образцом»[3].

Нужно было, прежде всего, произвести расчистку этого пути, отсеять многие неверные решения, которые предлагались в наиболее распространенной литературе того времени.

Поэтому в книге Выготского немалое место занимает критика односторонних взглядов на специфику искусства, специфику его человеческой и вместе с тем социальной функции. Он выступает против сведения функции искусства к функции собственно познавательной, гностической.

Если искусство и выполняет познавательную функцию, то это – функция особого познания, выполняемая особыми приемами. И дело не просто в том, что это – образное познание. Обращение к образу, символу само по себе еще не создает художественного произведения.

«Пиктографичность» произведения и его художественность – разные вещи. Сущность и функция искусства не заключается и в самой по себе форме, ибо форма не существует самостоятельно и не является самоценной.

Ее действительное значение открывается, лишь когда мы рассматриваем ее по отношению к тому материалу, который она преобразует, «развоплощает», по выражению Выготского, и дает ему новую жизнь в содержании художественного произведения. С этих позиций автор и выступает против формализма в искусстве, критике которого он посвящает целую главу своей книги («Искусство как прием»).

Но, может быть, специфика искусства заключается в выражении эмоциональных переживаний, в передаче чувств? Это решение тоже отвергается автором. Он выступает против и теории заражения чувствами и чисто гедонистического понимания функции искусства.

Конечно, искусство «работает» с человеческими чувствами и художественное произведение воплощает в себе эту работу. Чувства, эмоции, страсти входят в содержание произведения искусства, однако в нем они преобразуются.

Подобно тому, как художественный прием создает метаморфоз материала произведения, он создает и метаморфоз чувств.

Смысл этого метаморфоза чувств состоит, по мысли Выготского, в том, что они возвышаются лад индивидуальными чувствами, обобщаются и становятся общественными.

Так, смысл и функция стихотворения о грусти вовсе не в том, чтобы передать нам грусть автора, заразить нас ею (это было бы грустно для искусства, замечает Выготский), а в том, чтобы претворять эту грусть так, чтобы человеку что-то открылось по-новому – в более высокой, более человечной жизненной правде.

Только ценой великой работы художника может быть достигнут этот метаморфоз, это возвышение чувств. Но сама работа эта скрыта от исследователя, так же как она скрыта и от самонаблюдения художника.

Перед исследователем не сама эта работа, а ее продукт – художественное произведение, в структуре которого она кристаллизовалась.

Это очень точный тезис: человеческая деятельность не испаряется, не исчезает в своем продукте; она лишь переходит в нем из формы движения в форму бытия или предметности (Gegenstandlichkeit)[4].

Анализ структуры художественного произведения и составляет главное содержание «Психологии искусства» Выготского. Обычно анализ структуры связывается в нашем сознании с представлением об анализе чисто формальном, отвлеченном от содержания произведения.

Но у Выготского анализ структуры не отвлекается от содержания, а проникает в него.

Ведь содержание художественного произведения – это не материал, не фабула; его действительное содержание есть действенное его содержание – то, что определяет специфический характер эстетического переживания, им вызываемого.

Так понимаемое содержание не просто вносится в произведение извне, а созидается в нем художником. Процесс созидания этого содержания и кристаллизуется, откладывается в структуре произведения, подобно тому как, скажем, физиологическая функция откладывается в анатомии органа.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=561&p=1

Психология искусства

Психология искусства

Цель курса:  

Дать сведения об основных понятиях и процедурах психологического знания в искусстве, осветить основные проблемы психологической науки применительно к психологии искусства.

Задачи курса:

  • Усвоение основных представлений об возможностях психологии искусства.
  • Знание проблем психологии искусства.
  • Выработка навыков психологического анализа произведений искусства.
  • Выработка умения применять системно-биографический метод для решения исследовательских и прикладных задач.

Место курса в профессиональной подготовке выпускника:

Настоящий спецкурс предназначен для студентов 3-го курса (пятого семестра) факультета психологии, планирующих в дальнейшем работать исследователями и практическими психологами.

Данный курс расширяет кругозор студента в сфере решения конкретных исследовательских задач,  а также дает необходимые знания для проведения самостоятельных исследований, включая курсовые и дипломную работы, расширяет эрудицию и репертуар методов эмпирического исследования, которые он может использовать в будущей работе  для решения практических задач.

Требования к уровню освоения содержания курса

Понимание ключевых проблем психологии искусства. Знание разобранных в курсе принципов экспериментального и биографического метода в психологии искусства. Главный показатель освоения содержания курса: умение использовать системно-биографический метод в оценке творческого стиля художника, композитора, писателя.

Содержание курса

Разделы курса:

Цель первого раздела курса — ознакомиться с   теоретическими и экспериментальными работами по некоторым центральным проблемам психологии искусства.

Второй раздел посвящен специальным способностям (музыкальным, художественным, литературным) и их развитию. Семинарские и практические занятия, запланированные для данного раздела, направлены на обучение студентов работе с диагностическими методиками по определению специальных способностей.

Третий раздел является самым большим по объему часов. В нем представлена оригинальная авторская модель системно-типологического подхода в психологии искусства. В данном разделе доминантой звучит фигура творца.

Феноменологический подход позволяет органично объединить научный и психоаналитический методы исследований личности. Предложен оригинальный проект изучения стилевых особенностей творчества в контексте обусловленности их психологическим типом творца.

На семинарских  занятиях студенты учатся применять полученные знания на практике.

Часть I. Основные направления исследований в психологии искусства

Тема 1. Искусство как способ познания

  • Искусство и наука
  • Искусство как отражение предустановленной мировой гармонии
  • Искусство и архетип
  • Искусство как способ самопознания
  • Искусство и понимание смысла

Тема 2. Творчество, способности, талант, гениальность

  • Творческий процесс, его составляющие и динамика
  • Творческая личность
  • Творческая способность
  • Способности и талант
  • Талант и гениальность

Тема 3. Искусство и цивилизация

  • Кривые стиля и эпоха
  • Социальный редукционизм в искусствознании
  • Влияние условий в обществе на продуктивность в искусстве
  • Значение искусства в развитии общества

Тема 4. Искусство и потребитель

  • Индивидуальные особенности восприятия произведений искусства
  • Искусство и реклама
  • Массовая культура
  • Культура потребителя и понимание произведений искусства

Тема 5. Искусство как форма терапии

  • Психодрама: история и развитие, основные понятия, основные процедуры
  • Танцевальная терапия: история и развитие, основные понятия, основные процедуры
  • Типологический подход и использование арт-терапии

Часть II. Специальные способности

Тема 6. Музыкальные способности

  • Структура музыкальных способностей в концепции К.Сишора
  • Структура музыкальных способностей в концепции Г.Винга
  • Музыкальные способности в концепции Б.М.Теплова
  • Возраст и способности
  • Особенности ВНД и способности
  • Развитие музыкальных способностей
  • Способность к цветовому представлению музыки

Тема 7. Художественные способности

  • Ведущие и вспомогательные художественные способности
  • Возраст и проявление художественных способностей
  • Индивидуальность и проявление художественных способностей
  • Развитие художественных способностей
  • Восприятие формы
  • Восприятие и использование цвета

Тема 8. Литературные способности

  • Вербальный интеллект и литературные способности: зона пересечения
  • Структурный подход к проблеме литературных способностей
  • Индивидуальность и литературные способности
  • Развитие литературных способностей

Часть III. Системно — типологический подход в психологии искусства

Тема 9. Психология черт и типов личности. Типологический подход в психологии искусства

  • Психология типов личности
  • Психология черт личности
  • Психология черт и типов личности: точки пересечения
  • Психологический тип и стилевые характеристики в искусстве
  • Психологический тип и особенности предпочтений в искусстве
  • Психологический тип и стратегии восприятия произведений искусства

Тема 10. Экспериментальная и психоаналитическая парадигмы в исследовании творческого стиля. Концептуальные основания системно-типологического подхода к исследованию творчества

  • Объективные закономерности в искусстве
  • Субъективные закономерности в искусстве
  • Произведение искусства как синтез объективных и субъективных законов
  • Экспериментальная парадигма в исследовании творческого стиля
  • Психоаналитическая парадигма в исследовании творческого стиля
  • Случайность и закономерность в стилевых проявлениях
  • Системно-типологический подход к исследованию творчества. Концептуальные основания и основные положения

Тема 11. Психотип и творческий стиль

А-тип на примере творчества Н.В.Гоголя

Когнитивные характеристики (мышление доминирующее, конкретное, наглядно-образное, внешнее поле внимания, внешний локус контроля, чувственность внутренняя)

Ценностно-смысловая сфера (уважение окружающих, служение народу и отечеству)

Цель искусства («выставлять жизнь лицом, а не трактовать о жизни»)

Читайте также:  Письмо - психология

Особенности творчества (спонтанная импровизационность подчиняется многократно строгой корректировке , каждая роль «проигрывается» при создании, мягкая сатира, юмор,   сценичность, зрительность образов, речь выразительная, цветистая, с частым использованием диалектов и неологизмов)

В-тип на примере творчества М.Булгакова

Когнитивные характеристики (чувственность внутренняя, доминирующая, мышление конкретное, наглядно-образное, внешнее поле внимания, внутренний локус контроля, синестетичность восприятия)

Ценностно-смысловая сфера (создание комфортного существования для себя, эпикурейская философия)

Цель творчества (создание определенного положения для себя, вскрытие фальши системы ценностей, существующих в обществе)

Особенности творчества (автобиогафичность многих произведений, интерес к собственному «Я», разящая сатира, театральность, фантастический реализм, цинизм в отношении общественных ценностей, синестетичность, импровизационность, подчеркнутое стремление к нестандартности)

С-тип на примере творчества Ф.М.Достоевского

Когнитивные характеристики (чувственность внутренняя, доминирующая, мышление наглядно-образное, поиск связей и отношений, внутреннее поле внимания, внутренний локус контроля, синестетичность восприятия)

Ценностно-смысловая сфера (поиск смысла существования и возможностей собственного «Я»)

Цель творчества (состязание с обществом, самореализация)

Особенности творчества (автобиографичность, психологичность, сила и извращенность страстей, философствование, импровизационность, мрачность палитры, преобладание негативных характеристик в оценках людей, скрытая сентиментальность)

D-тип на примере творчества Л.Н.Толстого

Когнитивные характеристики ( мышление наглядно-образное, логическое, доминирующее, внутреннее поле внимания, внутренний локус контроля, чувственность внутренняя)

Ценностно-смысловая сфера (Возвышение над другими, поиск любви и уважения, поиск смысла существования жизни)

Цель искусства (Прикладное значение, служит решению жизненно-важных задач)

Характеристики творчества ( философские отступления занимают около половины текста, поиск смысла жизни у многих героев, страсти сильные, но контролируются рассудком, часто вызывают конфликт с морально-этическими принципами, проповедничество, реализм, народность)

Е-тип на примере творчества Н.К. Рериха

Когнитивные характеристики (мышление наглядно-образное, логическое, доминирующее, внутреннее поле внимания, внутренний локус контроля, чувственность ориентирована на мир)

Ценностно-смысловая сфера (поиск единства с природой, интерес к прошлому и его связи с настоящим, познание законов мироздания и истории)

Цель искусства (приобщает к духовно высокому, воспитывает)

Характеристики творчества (эпичность повествования, «символический реализм», проповедничество, интерес к истории, особенностям быта, поведения, психологического склада, традициям и мифам у разных народов и конкретных личностей, человек и природа связаны единым настроением, лирический эпос, благоговейное созерцание природы).

F-тип на примере творчества С.Цвейга

Когнитивные характеристики (чувственность внешняя, доминирующая, мышление образно- символическое и абстрактно-символическое, системное , внешнее поле внимания, внутренний локус контроля)

Ценностно-смысловая сфера (поиск оснований психологических особенностей поведения людей, самоуважение)

Цель творчества (приобщение к смыслу мировой гармонии, поиск своего места в общем хоре)

Особенности творческого процесса (эстетство, объективный психологизм, интерес к чужим судьбам, динамичность повествования, чувство формы, преобладание позитивных характеристик в оценках героев, опора на объективность событий)

G-тип на примере творчества М.Горького

Когнитивные характеристики (чувственность внешняя, доминирующая, мышление образно-символическое, конкретное, внешнее поле внимания, внешний локус контроля)

Ценностно-мотивационная сфера (Создание оптимальных взаимоотношений с людьми, самоактуализация)

Цель искусства (Раскрывать в людях лучшие стороны и возможности, поиск путей оптимального взаимопонимания)

Характеристика творчества (герои ищущие, стремящиеся к переосмыслению и перестройке своей судьбы, динамичность повествования, доступность для масс, яркость и выпуклость характеристик, опора на объективность)

Н-тип на примере жизни и творчества И.С.Тургенева

Когнитивные характеристики (мышление образное, конкретное, доминирующее, чувственность внешняя, внешнее поле внимания, внешний локус контроля)

Ценностно-смысловая сфера (преобразование существующей действительности, уважение окружающих)

Цель искусства (эстетическое наслаждение, поднимать людей на более высокий уровень развития)

Характеристика творчества (романтический реализм, возвышенность стремлений героев, проблемы развития общества и личности, одухотворенность образов, сентиментальность, синтез с природой)

Источник: http://inpsycho.ru/student/biblioteka/umk/psihologiya-iskusstva

Психология искусства

Психология искусства

ТОГО, К ЧЕМУ СПОСОБНО ТЕЛО, ДО СИХ ПОР НИКТО ЕЩЕ НЕ ОПРЕДЕЛИЛ… НО, ГОВОРЯТ, ИЗ ОДНИХ ЛИШЬ ЗАКОНОВ ПРИРОДЫ, ПОСКОЛЬКУ ОНА РАССМАТРИВАЕТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО КАК ТЕЛЕСНАЯ, НЕВОЗМОЖНО БЫЛО БЫ ВЫВЕСТИ ПРИЧИНЫ АРХИТЕКТУРНЫХ ЗДАНИЙ, ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЖИВОПИСИ И ТОМУ ПОДОБНОГО, ЧТО ПРОИЗВОДИТ ОДНО ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ИСКУССТВО, И ТЕЛО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ НЕ МОГЛО БЫ ПОСТРОИТЬ КАКОЙЛИБО ХРАМ, ЕСЛИ БЫ ОНО НЕ ОПРЕДЕЛЯЛОСЬ И НЕ РУКОВОДСТВОВАЛОСЬ ДУШОЮ, НО Я ПОКАЗАЛ УЖЕ, ЧТО ОНИ НЕ ЗНАЮТ, К ЧЕМУ СПОСОБНО ТЕЛО, И ЧТО МОЖНО ВЫНЕСТИ ИЗ ОДНОГО ТОЛЬКО РАССМОТРЕНИЯ ЕГО ПРИРОДЫ…

Бенедикт Спиноза Этика, ч. III, теорема 2, схолия.

Настоящая книга возникла как итог ряда мелких и более или менее крупных работ в области искусства и психологии. Три литературных исследования – о Крылове, о Гамлете1 и о композиции новеллы – легли в основу многих анализов, как и ряд журнальных статей и заметок2.

Здесь в соответствующих главах даны только краткие итоги, очерки, суммарные сводки этих работ, потому что в одной главе дать исчерпывающий анализ Гамлета невозможно, этому надо посвятить отдельную книгу. Искание выхода за шаткие пределы субъективизма одинаково определило судьбы и русского искусствоведения и русской психологии за эти годы.

Эта тенденция к объективизму, к материалистически точному естественнонаучному знанию в обеих областях создала настоящую книгу.

С одной стороны, искусствоведение все больше и больше начинает нуждаться в психологических обоснованиях. С другой стороны, и психология, стремясь объяснить поведение в целом, не может не тяготеть к сложным проблемам эстетической реакции.

Если присоединить сюда тот сдвиг, который сейчас переживают обе науки, тот кризис объективизма, которым они захвачены, – этим будет определена до конца острота нашей темы.

В самом деле, сознательно или бессознательно традиционное искусствоведение в основе своей всегда имело психологические предпосылки, но старая популярная психология перестала удовлетворять по двум причинам: во-первых, она была годна еще, чтобы питать всяческий субъективизм в эстетике, но объективные течения нуждаются в объективных предпосылках; во-вторых, идет новая психология и перестраивает фундамент всех старых так называемых «наук о духе». Задачей нашего исследования и был пересмотр традиционной психологии искусства и попытка наметить новую область исследования для объективной психологии – поставить проблему, дать метод и основной психологический объяснительный принцип, и только.

Называя книгу «Психология искусства», автор не хотел этим сказать, что в книге будет дана система вопроса, представлен полный круг проблем и факторов. Наша цель была существенно иная: не систему, а программу, не весь круг вопросов, а центральную его проблему имели мы все время в виду и преследовали как цель.

Мы поэтому оставляем в стороне спор о психологизме в эстетике и о границах, разделяющих эстетику и чистое искусствознание.

Вместе с Липпсом мы полагаем, что эстетику можно определить как дисциплину прикладной психологии, однако нигде не ставим этого вопроса в целом, довольствуясь защитой методологической и принципиальной законности психологического рассмотрения искусства наряду со всеми другими, указанием на его существенную важность3, поисками его места в системе марксистской науки об искусстве.

Здесь путеводной нитью служило нам то общеизвестное положение марксизма, что социологическое рассмотрение искусства не отменяет эстетического, а, напротив, настежь открывает перед ним двери и предполагает его, по словам Плеханова, как свое дополнение.

Эстетическое же обсуждение искусства, поскольку оно хочет не порывать с марксистской социологией, непременно должно быть обосновано социально-психологически.

Можно легко показать, что и те искусствоведы, которые совершенно справедливо отграничивают свою область от эстетики, неизбежно вносят в разработку основных понятий и проблем искусства некритические, произвольные и шаткие психологические аксиомы. Мы разделяем с Утицом его взгляд, что искусство выходит за пределы эстетики и даже имеет принципиально отличные от эстетических ценностей черты, по что оно начинается в эстетической стихии, не растворяясь в ней до конца. И для нас, поэтому, ясно, что психология искусства должна иметь отношение и к эстетике, не упуская из виду границ, отделяющих одну область от другой.

Надо сказать, что и в области нового искусствоведения и в области объективной психологии пока еще идет разработка основных понятий, фундаментальных принципов, делаются первые шаги.

Вот почему работа, возникающая на скрещении этих двух наук, работа, которая хочет языком объективной психологии говорить об объективных фактах искусства, по необходимости обречена на то, чтобы все время оставаться в преддверии проблемы, не проникая вглубь, не охватывая много вширь.

Мы хотели только развить своеобразие психологической точки зрения на искусство и наметить центральную идею, методы ее разработки и содержание проблемы. Если на пересечении этих трех мыслей возникнет объективная психология искусства, настоящая работа будет тем горчичным зерном, из которого она прорастет.

Центральной идеей психологии искусства мы считаем признание преодоления материала художественной формой или, что то же, признание искусства общественной техникой чувства.

Методом исследования этой проблемы мы считаем объективно аналитический метод, исходящий из анализа искусства, чтобы прийти к психологическому синтезу, – метод анализа художественных систем раздражителей4.

Вместе с Геннекеном мы смотрим на художественное произведение как на «совокупность эстетических знаков, направленных к тому, чтобы возбудить в людях эмоции», и пытаемся на основании анализа этих знаков воссоздать соответствующие им эмоции.

Но отличие нашего метода от эстопсихологического состоит в том, что мы не интерпретируем эти знаки как проявление душевной организации автора или его читателей5. Мы не заключаем от искусства к психологии автора или его читателей, так как знаем, что этого сделать на основании толкования знаков нельзя.

Мы пытаемся изучать чистую и безличную психологию искусства6 безотносительно к автору и читателю, исследуя только форму и материал искусства.

Поясним: по одним басням Крылова мы никогда не восстановим его психологии; психология его читателей была разная – у людей XIX и XX столетия и даже у различных групп, классов, возрастов, лиц.

Но мы можем, анализируя басню, вскрыть тот психологический закон, который положен в ее основу, тот механизм, через который она действует, – и это мы называем психологией басни.

На деле этот закон и этот механизм нигде не действовали в своем чистом виде, а осложнялись целым рядом явлений и процессов, в состав которых они попадали; но мы так же вправе элиминировать психологию басни от ее конкретного действия, как психолог элиминирует чистую реакцию, сенсорную или моторную, выбора или различения, и изучает как безличную.

Наконец, содержание проблемы мы видим в том, чтобы теоретическая и прикладная психология искусства вскрыла все те механизмы, которые движут искусством, вместе с социологией искусства дала бы базис для всех специальных наук об искусстве.

Задача настоящей работы существенно синтетическая. Мюллер-Фрейенфельс очень верно говорил, что психолог искусства напоминает биолога, который умеет произвести полный анализ живой материи, разложить ее на составные части, но не умеет из этих частей воссоздать целое и открыть законы этого целого.

Целый ряд работ занимается таким систематическим анализом психологии искусства, но я не знаю работы, которая бы объективно ставила и решала проблему психологического синтеза искусства.

В этом смысле, думается мне, настоящая попытка делает новый шаг и отваживается ввести некоторые новые и никем еще не высказанные мысли в поле научного обсуждения. Это новое, что автор считает принадлежащим ему в книге, конечно, нуждается в проверке и критике, в испытании мыслью и фактами.

Все же оно уже и сейчас представляется автору настолько достоверным и зрелым, что он осмеливается высказать это в настоящей книге.

Общей тенденцией этой работы было стремление научной трезвости в психологии искусства, самой спекулятивной и мистически неясной области психологии. Моя мысль слагалась под знаком слов Спинозы7, выдвинутых в эпиграфе, и вслед за ним старалась не предаваться удивлению, не смеяться, не плакать – но понимать.

Источник: http://bookap.info/clasik/vygotskiy_psihologiya_iskusstva/gl2.shtm

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию