Психический инфантилизм глазами психиатра — психология

Психический инфантилизм глазами психиатра — Психологос

На современном этапе развития психиатрических знаний проявления психического инфантилизма должным образом не анализировались, ограничиваясь традиционным постулированием недозрелости или несформированности неких психических функций, например чувства долга, самостоятельности.

Неудовлетворенность его прежним пониманием связана, во-первых, с тем, что, имея дело с психической патологией, психиатры неизбежно включали в психический инфантилизм и наиболее распространенные ее проявления.

К инфантилизму, в частности, относили такие проявления некритичности как поверхностность суждений или такой вариант эмоциональной дефицитарности как отсутствие заинтересованности в установлении семейно-брачных отношений, тогда как эти признаки вполне могут объясняться психопатологическим диатезом, распространенность которого в популяции чрезвычайно велика. Во-вторых, для определения инфантилизма использовались сводные описательные понятия, которые отражают совокупность психологических (да и микросоциальных) характеристик, такие как «безответственность» и «несамостоятельность». Соответственно, они могут иметь различное объяснение. Использование подобных понятий, если и оправданно для оценки статистического материала, мало пригодно для анализа сущности инфантилизма. В применении клиницистов весьма неопределенны заимствованные у психологов понятия идентификации, самосознания и самооценки, мотивации, в которых желаемое для индивидуума или ожидаемое им по-разному соотносятся с его критической оценкой реального. Аморфные понятия оставляют малообоснованными заключения об инфантилизме как варианте «недоразвитости».

Специфика детско-подростковой психики заключается, во-первых, в отсутствии опыта и, во-вторых, в таком своеобразии процессов психического функционирования, которое обеспечивает его приобретение в минимальные сроки, с максимальной прочностью и в оптимальной последовательности.

От темпов и качества усвоения разнообразных навыков и опыта в процессе созревания как человека, так и многих животных напрямую зависит возможность последующего самостоятельного адаптированного существования.

Эмоциональной предпосылкой активного обучения является прежде всего привлекательность процессов познания, благодаря которой дети отличаются большей любознательностью, чем взрослые, и все новое находит у них более живой отклик.

Стремление к познанию реализуется и в игровой деятельности, а несколько позднее включает также влечение к фантазированию. И тут и там в условной (например, сказочной) форме обыгрываются варианты будущего ситуативного поведения, т.е.

происходит подготовка к последующей адаптации.

Разумеется, степень привлекательности игр и фантазий существенно разнится, еще заметнее межиндивидуальные различия в способностях к воображению, которое служит предпосылкой для реализации этих двух видов влечения, но возрастная тенденция к их ослаблению несомненна.

Усиливает эффективность обучения особая интенсивность эмоций. Она объясняет повышенную впечатлительность детей и выражается в горячности, неспособности сдерживаться.

Эмоциональная яркость переживаний лежит в основе псевдологии детей, при которой, начиная выдумывать, они увлекаются своим рассказом настолько, что уже и сами верят в него. Чувственная оживленность у детей проявляется и в их эмоциональной сопричастности к окружающим.

Они легко заражаются общим настроением, быстро готовы включиться в атмосферу театральной постановки или кинофильма, хотя и не всегда в состоянии адекватно различать чувства взрослых и понимать смысл драматургического произведения.

Благодаря силе сопереживания обращаться из зала к киногероям могут даже те дети, которые уже знают сюжет и понимают его неизменность. Эмоциональная сопричастность к окружающим стимулирует подражательное поведение детей, которое служит целям обучения.

На взрослых детские эмоции даже при пустяковом поводе нередко производят впечатление несоразмерно бурных, но это свидетельствует не только об их интенсивности.

При оценке «пустяков» необходимо помнить, что дети живут настоящим, в защищенных условиях родительской опеки, когда более важные для взрослых стратегические соображения малоактуальны, поскольку не детям надлежит помнить о перспективах, а старшим, имеющим для этого больше опыта и аналитических навыков.

Тем не менее, уже в подростковом возрасте, когда смысл ситуации понимается, нередко сохраняется склонность к безрассудной запальчивости, к риску ради чувства азарта, предвкушения удачи, а вера в свой шанс основывается на его страстном желании, тогда как особые расчеты – редкость.

Игнорирование перспективных задач в сочетании с непродолжительностью эмоциональных реакций дает основание многим психиатрам говорить о свойственной детям «поверхностности».

Понятно, что этот описательный термин не вполне корректен, поскольку на самом деле эмоциональные реакции у детей глубокие, хотя и короткие. Л.Н. Толстой, описывая неприязнь Николеньки к учителю, когда тот его будит, отмечает, что она включает даже отвращение к его одежде.

Уже через несколько минут он меняет отношение на противоположное, кисточка на колпаке учителя из противной превращается в милую, причем раскаивается ребенок до слез.

Не случайно, что яркие эмоции в народных поговорках соотносятся с чувствами именно детенышей животных: «телячьи нежности», «щенячий восторг», «поросячий визг» (для сравнения: «собачья жизнь», «свинское поведение», «бычья сила»).

Опыт приобретается на протяжении всей жизни, но вначале (в детском возрасте) необходима самая общая ориентировка, когда познание направлено именно «вширь», экстенсивно. Успешности такого обучения способствует многовекторность интересов.

Если в раннем возрасте дети могут задавать вопросы буквально обо всем, то у подростков интересы направляются и «вглубь», т.е. все больше переключаются на детализацию вопросов, круг которых в зрелом возрасте суживается. Важна и пластичность эмоций, т.е. легкость возникновения, непродолжительность, быстрая сменяемость.

Это проявляется и нетерпеливостью, неспособностью длительно заниматься монотонной деятельностью, не приводящей к быстрому успеху. Если бы дети подолгу эмоционально фиксировались на чем-то одном, то это мешало бы их обучению в других областях.

Учитывая относительную непродолжительность эмоциональных реакций у детей, психиатры устанавливают их патологичность при более коротких сроках, чем у взрослых.

Детская эмоциональность предпочтительно откликается на настроение в группах (сверстников и близких), а не на индивидуальные переживания окружающих. Н.Г.

Читайте также:  Валидность - психология

Помяловский описывает как, встречая новичка в бурсе, ученики по очереди для забавы издеваются над ним, хотя полностью понимают его мучение и даже притворно сочувствуют ему, чтобы снова под общий хохот обидно подшутить.

Действительно, при индивидуальных беседах с школьниками можно убедиться, что они часто беззлобно настроены к жертвам коллективных издевательств, по существу ничего против них не имеют и даже понимают неприятные последствия своего поведения, но сдержаться не могут.

Предпочтительность групповой, а не индивидуальной эмпатии, видимо, также имеет биологическую основу, поскольку дети не подготовлены к достаточной самостоятельности и им почти всегда безопаснее держаться коллектива, чему и способствует эмоциональная сопричастность к нему. Этим объясняется и тот факт, что наиболее широкие и прочные дружеские привязанности формируются смолоду.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/psihicheskiy-infantilizm-glazami-psihiatra

Синдром психического инфантилизма

Синдром психического инфантилизма занимает особое положение не только потому, что встречается часто.

Он в значительной мере определяет особенности клинической картины, характер и мотивацию общественно опасных действий, адаптационные и критические способности и поэтому может иметь значение для экспертной оценки.

При определенных обстоятельствах психическая незрелость, присущая возрасту, может приобретать патологические формы. В зависимости от причинных факторов инфантилизм выявляется в разные возрастные периоды, что накладывает отпечаток на его клиническую характеристику.

Различают инфантилизм тотальный и парциальный. Последний. Г. Е. Сухарева (1959, 1974) обозначила как дисгармонический. Задержка развития может касаться только психики, но нередко затрагивает и соматическую сферу (психофизический инфантилизм).

По происхождению выделяют инфантилизм конституциональный, органический, эндокринный, социокультуральный.

Если психическая незрелость охватывает все сферы психики и особенно интеллект (органический инфантилизм), то ее очень трудно отграничить от олигофрении.

Дифференциально-диагностические критерии разработаны Г. Е. Сухаревой (1974), М. С. Певзнер, Э. А. Буреловым (1980).

В отличие от олигофрений для органического инфантилизма характерны большая живость, детский интерес к окружающему, отсутствие инертности, тугоподвижности психических процессов, активность в игровой деятельности с элементами творчества, фантазии, более дифференцированные привязанности, наличие потенциальных интеллектуальных возможностей, способность к использованию помощи и к переносу усвоенного на новый материал.

При пубертатном кризе интеллектуальная незрелость органического происхождения становится более парциальной, сочетается с усиленной в это время психоорганической симптоматикой, аффективными колебаниями и возрастными реакциями.

Интеллектуальная незрелость при этом проявляется в недостаточной способности к обдумыванию, внутренней переработке событий, в импульсивности решений без борьбы мотивов, неспособности к прогнозированию своих поступков.

Даже при формальном понимании наказуемости тех или иных действий и знании узаконенных норм поведения способность критически оценивать конкретную ситуацию и поступать в соответствии с этим оказывается недостаточной.

Незрелость волевых функций и, в частности, повышенная внушаемость увеличивают риск случайных решений, продиктованных сиюминутными желаниями.

При пубертатном кризе психический инфантилизм выступает в виде 2 вариантов:

  1. инфантилизм обнаруживается с детства, а в период пубертата проявляется как этап возрастной динамики;

  2. инфантилизм выявляется в период пубертата в результате асинхронного протекания психобиологического созревания.

Это «кризовый» вариант. Если в первом варианте преобладают черты детскости, то второй характеризуется длительным сохранением особенностей подростковой психики.

В его структуре преобладают гротескное заострение черт и тенденций младшего подросткового возраста с оппозиционностью и критицизмом, снижение способности к социально одобряемой деятельности при отчетливой склонности к обогащению отрицательным опытом, стремление к ювенильному самоутверждению, задержка в формировании чувства долга, ответственности, критической самооценки. Этот вариант инфантилизма особенно тесно коррелирует с нарушениями поведения и адаптации.

Среди форм инфантилизма, обусловленного социопсихологическими факторами, известны описания «инфантилизированного характера» и «синдрома единственного ребенка», в основе которых лежат неправильное воспитание по типу «кумира семьи» и гиперопека [Гиндикин В. Я., 1961], а также явления госпитализма [Hoff H., 1956], возникающие у подростков в условиях депривации.

В этих случаях отмечаются такие проявления незрелости, как несамостоятельность, неорганизованность, недостаточность практических навыков и инициативы, малая выносливость психических нагрузок, сохранение детских привязанностей и интересов, эгоцентризм, недостаточность социальной зрелости и адаптированности. Отдельные проявления психической незрелости возможны и при педагогической запущенности, но здесь они обычно не складываются в целостный синдром.

Знание клинических форм инфантилизма необходимо при решении вопроса о соответствии уровня психического развития паспортному возрасту. Этот вопрос нередко ставится перед судебными психиатрами, если у подростка есть признаки задержанного развития, и в соответствии со ст.

78 назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

При разработке показаний к назначению такой экспертизы следует учитывать, что самостоятельное судебно-психиатрическое значение могут иметь только такие формы инфантилизма, которые практически исчерпывают клиническую картину, а другие проявления психической аномальности или не выражены, или отсутствуют. Однако и в этих случаях, если психическая незрелость выражена настолько значительно, что исключает вменяемость, назначение комплексной экспертизы нецелесообразно [Печерникова Т. П. и др., 1980].

Показателями глубины психической незрелости (критерии невменяемости) являются: задержка созревания всех сфер психики, выраженная внушаемость и подражательность, слабость интеллектуального и волевого контроля, инфантильность мотивации, отсутствие борьбы мотивов при принятии решения, нарушение способности к прогнозированию, критике, неуправляемость поведения.

Источник: http://www.vitaminov.net/rus-judg-private-teen-18772.html

Психический инфантилизм

1.1.

Интеллектуальная недостаточность при состояниях психического инфантилизма – незрелости личности с преимущественным отставанием в развитии эмоционально-волевой сферы и сохранением детских качеств личности (Laseque E.-C., 1864). Рассматривается большинством исследователей как следствие нарушенного созревания наиболее молодых структур головного мозга, главным образом систем лобной коры и их связей.

Читайте также:  Обстоятельства - психология

Наиболее вероятными причинами развития психического инфантилизма представляются наследственность, конституция, внутриутробные интоксикации и гипоксия, родовая травма, токсико-инфекционные воздействия в первые годы жизни ребенка, дефекты воспитания (гиперопека, деспотизм родителей). Распространенность психического инфантилизма в РФ – 10% детей.

Наиболее тщательно изучен простой (неосложненный, гармонический) психический инфантилизм.

При этом психическая незрелость охватывает все сферы деятельности ребенка, в том числе интеллектуальную, однако преобладают проявления эмоционально-волевой незрелости: повышенная эмоциональная живость, аффективная неустойчивость и быстрое пресыщение активного внимания, преобладание мотива получения удовольствия, чрезмерная привязанность к матери, боязнь всего нового. Дети неутомимы в игре, им свойственны живость воображения, фантазия, выдумка, жизнерадостность. Однако слабо развиты собственно интеллектуальные интересы (пытливость, любознательность), игровые интересы преобладают и в школьном возрасте. Дети не могут самостоятельно организовать свою деятельность, подчинить ее требованиям школы, коллектива. Все это приводит в итоге к школьной незрелости, выявляющейся в первых классах школы.

В умственной сфере у детей с простым инфантилизмом преобладают конкретно-действенная и наглядно-образная формы мышления, склонность к подражательному виду деятельности при выполнении интеллектуальных заданий, недостаточная целенаправленность психической деятельности, замедленное формирование логической памяти.

В отличие от олигофрении детям с инфантилизмом свойственны общая живость, непосредственность, повышенный интерес к окружающему, отсутствие инертности, тугоподвижности психических процессов, у них более богатая эмоциональная жизнь, более прочные и дифференцированные привязанности, наличие более широкой «зоны ближайшего развития», повышенная внушаемость. Уровень их абстрактно-логического мышления превышает таковой у умственно отсталых детей. Собственно интеллектуальный дефект относительно неглубок и в значительной степени носит вторичный характер, определяясь отставанием развития личности, т. е. имеет место не собственно умственная отсталость, а задержка темпа психического развития (Сухарева Г.Е., 1965; Певзнер М.С., 1966). Игры инфантильных детей характеризуют активность, самостоятельность, элементы творчества, фантазии, воображения. Им доступны способность использовать помощь и перенос усвоенного на новый материал.

В соматическом статусе нередко обнаруживаются признаки незрелости, задержка в росте, грацильные пропорции, однако нет грубой диспластичности, свойственной олигофрении.

С возрастом проявления психического и физического инфантилизма могут сглаживаться, иногда исчезать, а интеллектуальный дефицит может быть компенсирован.

При осложненном психическом инфантилизме (ОПИ) помимо незрелости психики отмечаются другие патологические проявления.

Наиболее труден для дифференцировки первый его вариант – органический инфантилизм. Пациентов отличают отсутствие живости, веселости, они скорее эйфоричны, благодушны и расторможены.

Их игры бедны, однообразны, лишены воображения и фантазии, привязанности менее глубоки и дифференцированы, мышление более конкретное (имеется в виду недоразвитие способности к абстрагированию), тугоподвижное.

Чаще встречаются отдельные дисплазии органов и систем.

Решающее значение в отграничении от олигофрении имеет структура интеллектуальных нарушений. При органическом инфантилизме преобладают недостаточность эмоционально-волевой сферы и нарушения т. н. предпосылок интеллекта (внимания, памяти, темпа работоспособности, выносливости при умственной деятельности).

Собственно недостаточность умственной деятельности в виде слабости процессов обобщения и абстрагирования не является главной в клинической картине, умственные операции в целом протекают на удовлетворительном уровне.

Более благоприятна и динамика органического инфантилизма, хотя значительная часть таких детей переводится во вспомогательную школу или на обучение в специальных условиях.

Церебрастенический вариант ОПИ, весьма распространенный, характеризует сочетание признаков детскости (менее ярких, чем при простом инфантилизме) с симптомами раздражительной слабости (повышенной возбудимостью, неустойчивостью внимания, двигательной расторможенностью, легкой истощаемостью, соматовегетативными нарушениями). Кроме того, дети более робки, пугливы, боязливы, в незнакомой обстановке несамостоятельны, склонны к избегающему поведению.

Невропатический вариант ОПИ, близкий к церебрастеническому, характеризуют выраженные тормозимые черты характера (пугливость, внушаемость, несамостоятельность, чрезмерная привязанность к матери, трудность адаптации в условиях детских учреждений), расстройства вегетативной регуляции и тенденция в неблагоприятных условиях к закреплению астенических черт личности, высокая вероятность формирования астенической психопатии.

Эндокринные варианты ОПИ осложняются присоединением психоэндокринных расстройств. Так, при гипогенитализме признаки инфантилизма сочетаются с вялостью, медлительностью, несобранностью, растерянностью.

При гипофизарном субнанизме выявляются черты старообразности в психическом и физическом облике ребенка, склонность поучать, ворчливость и т. п.

Школьная неуспеваемость таких детей является следствием слабости волевого усилия, медлительности, расстройства внимания, логической памяти, невысокого развития способности к абстрактно-логическому мышлению.

Вернуться к Содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/kniga-psikhiatria-det-i-podr/psihicheskiy-infantilizm

Синдром психического инфантилизма

Психический инфантилизм — это психическая незрелость, проявляющаяся преимущественным нарушением темпа созревания психики с отставанием развития эмоционально-волевых свойств и форм реагирования личности. Они оказываются соответствующими более младшему возрасту.

К признакам психического инфантилизма относятся: несамостоятельность, повышенная внушаемость, наивность, преобладание в мотивационной сфере игровых интересов и гедонизма, стремление к удовольствию, что нередко приобретает характер основной мотивации, беспечность, трудности в выполнении прогностических функций (а порой и невозможность их выполнения), прогнозировании результатов своего поведения и поступков, незрелость чувства долга и ответственности, значительно уменьшенная способность подчинять свое поведение требованиям ситуации и группы, неспособность к волевому напряжению и преодолению трудностей. Все это часто сочетается с незрелостью моторики, затруднениями в выполнении тонких мануальных действий (почерк:

Основные психопатологические синдромы…

«пишет, как курица лапой»), избыточностью сопутствующих лишних движений и более-менее выраженным примитивизмом как кариантом интеллектуальной нормы.

Читайте также:  Жизнь обычная, непростая - психология

Первые признаки психического инфантилизма обнаруживаются в младшем школьном и подростковом возрасте.

Выделяют два варианта психического инфантилизма: простой (неосложненный), осложненный.

Простой вариант психического инфантилизма (сюда относится также выделенный Г. Е.Сухаревой (1959) гармонический инфантилизм).

Психический инфантилизм проявляется признаками психической незрелости, охватывающей все сферы деятельности ребенка, в том числе и интеллектуальную, однако с преобладанием проявлений эмоционально-волевой задержки. Такие дети повышенно беспечны, беззаботны, неутомимы в играх. Им свойственна живость воображения, жизнерадостность.

При сохранном интеллекте отмечается недостаточность интеллектуальных интересов с доминированием стремления к игровой деятельности и удовольствиям. При предъявлении к ним возрастных требований возникает дезадаптация, чаще проявляющаяся в школьном возрасте в виде неуспеваемости.

Зачастую психический инфантилизм сочетается с признаками соматической незрелости, задержкой в росте, грацильным телосложением, однако без признаков грубой диспластичности, аномалий развития отдельных органов и систем (так называемый «психофизический инфантилизм»).

Осложненный вариант психического инфантилизма характеризуется сочетанием психического инфантилизма с другими психопатологическими проявлениями.

Так, в сочетании с психоорганическим синдромом при органическом инфантилизме отсутствует эмоциональная живость, яркость эмоций. Они скорее эйфоричны, благодушны, расторможены, а эмоциональные проявления менее глубоки и дифференцированы. Интеллектуальная деятельность их характеризуется инертностью, тугоподвижностью, персевера-

Глава 4

тивностью мыслительных процессов и нарушением так называемых предпосылок интеллекта (внимание, память, психическая работоспособность).

При сочетании с церебрастеническим синдромом отмечаются повышенная возбудимость, истощаемость, выраженная неустойчивость внимания и соматовегетативные нарушения (расстройства сна, аппетита, вазовегетативные проявления).

При сочетании с психоэндокринным синдромом клиническая картина определяется наличием черт инфантилизма и особенностей психики, типичных для того или иного типа гормональных расстройств.

Психический инфантилизм встречается как самостоятельное расстройство, а также при задержке развития головного мозга, его раннем негрубом органическом поражении и при социальнойзапущенности.

СИНДРОГЛ ГЕБОИДНОСТИ

Гебоидный синдром — непсихотическое психическое расстройство (патология формирующейся личности), возникающее в юношеском возрасте и характеризующееся сочетанием патологически преувеличенных, заостренных и видоизмененных пубертатных свойств (преимущественно гротескно-карикатурной оппозиционности, достигающей степени анэтического симптомокомплекса) с аффективно-волевыми нарушениями и патологией влечений, приводящими к выраженной социальной дезадаптации.

В основе гебоидного синдрома лежит сочетание психологических свойств пубертатного криза с клинической незавершенностью психопатологических образований. Он является специфическим синдромом подросткового возраста. Все его симптомы как бы «вырастают» из психологических свойств пубертата. Однако при гебоидности все проявления

Основные психопатологические синдромы…

выступают в ином качестве, носят патологический характер.

Характерным является то, что специфические для гебо-идности симптомы, будучи тесно взаимосвязанными, в различных сочетаниях и с разной интенсивностью проявлений составляют основное содержание клинической картины.

Определяющим также является то, что все указанные психопатологические расстройства, составляющие содержание гебо-идного синдрома, выступают в его структуре в совокупности и, внешне облачаясь в привычные формы поведения, ведут к грубой дезадаптации с резким расстройством взаимоотношения личности и среды.

Определение гебоидного состояния как психопатоподоб-ного не противоречит клинической картине, но не отражает главной его особенности — преимущественное™ этих расстройств для юношеского возраста.

Вместе с тем в отличие от психопатоподобных проявлений, предполагающих лишь определенные изменения личности, вызванные той или иной болезненной причиной, гебоидные проявления являются более глубокими, чем просто психопатические, и проявляются в патологическом видоизменении психических свойств пубертатного криза, достигающих степени психотического уровня. С другой стороны, только видоизменение любых психологических пубертатных свойств для гебоидности не является патогномоничным, так как тесная взаимосвязь имеется лишь с определенными проявлениями пубертатного криза в виде юношеской оппозиции и противопоставления себя окружающему.

Ведущие симптомы — сверхценные образования, патологические влечения, явления стереотипии. В основе этих расстройств лежат изменения эмоций (аффекта) и воли, которые клинически трудно разделимы, а их проявления искажены и диспропорциональны.

Сверхценные образования проявляются в абсолютном непонимании абсурдности своих занятий и высказываний. Занятия отвлеченными проблемами постепенно принимают бо-

Глава 4

лее односторонний характер, осуществляются с большой одержимостью. Вместе с тем характерно то, что эти занятия «не обогащают» личность, являясь непродуктивными.

Однако типичными сверхценными идеями назвать этот психопатологический феномен нельзя, так как нет единой господствующей идеи, а обычно выявляется сочетание нескольких, часто прямо противоположных.

У больных в содержании занятий и высказываний отсутствует строгая система взглядов (субъективная логика доказательств того или иного положения), глубокое понимание проблемы, они находятся под непосредственным влиянием той микросреды, в которой постоянно пребывают.

Патологические влечения выражаются в получении удовольствия от унижения окружающих, в подчеркнутом проявлении оскорбительного высокомерия, примитивной гедонистической мотивации своих поступков, стремлении к немедленной реализации расторможенных влечений.

Утрированное внимание к своему внешнему виду сочетается с нарциссизмом. Сексуальная расторможенность достигает степени охваченности сексуальными переживаниями.

Однако в данном случае приходится говорить не о повышенном сексуальном влечении, а об «инфантильном коллекционировании партнеров», сверхценном стремлении к самоутверждению, жажде власти.

Явления стереотипии выражаются в том, что поведение больных постепенно становится все более бессмысленным и приводит к стереотипным поступкам, что проявляется даже в манере одеваться.

В стремлении к оригинальности больные склонны подражать эпатирующим образцам, нередко доводя такое подражание до абсурда, но постепенно неадекватность принимает однообразный характер. Они перестают следить за собой, игнорируя правила личной гигиены, носят одну и ту же одежду.

В моторике утрачивается естественность, движения становятся вычурными, стереотипными, изменяется почерк. В дальнейшем действия все больше утра-

Источник: https://megalektsii.ru/s31494t6.html

Ссылка на основную публикацию