Предсознание — психология

ПРЕДСОЗНАТЕЛЬНОЕ

понятие, использовавшееся в классическом психоанализе для обозначения психических процессов, отличных от сознательных и бессознательных. З. Фрейд не считал предсознательные процессы бессознательными в собственном смысле этого слова.

Он располагал их ближе к сознанию, хотя и не отождествлял с сознательными процессами.

   В понимании З. Фрейда психика человека состоит из трех систем: сознание, предсознание и бессознательное. Каждая из них характеризуется соответствующими процессами, отличными друг от друга.

Различие между предсознанием и бессознательным не менее существенно, чем различие между сознанием и бессознательным.

   Основная предпосылка психоанализа – это разделение психики на сознание и бессознательное. Каждый психический акт начинается как бессознательный.

Он может остаться таковым или дойти до сознания, стать сознательным. Если он не наталкивается на сопротивление, то его переход в сознание не составляет труда.

Если на его пути стоит некая преграда, то само по себе бессознательное не может попасть в поле сознания.

   Исходя из подобного понимания, З. Фрейд выделил два вида бессознательного: одно, которое имеет возможность само по себе перейти в сознание, и другое, которому доступ в сознание закрыт вследствие наличия некой силы, названной в психоанализе сопротивлением.

   С помощью психоаналитической техники можно прекратить действие сопротивления, и тогда бессознательные процессы удается перевести в сознание. Состояние, в котором эти процессы находились до осознания, З. Фрейд назвал вытеснением.

   Таким образом, в психоанализе идет речь о двух видах бессознательного: о латентном (скрытом) бессознательном, которое может быть осознано, и о вытесненном бессознательном, недоступном для осознания без соответствующей психоаналитической техники. Первый вид бессознательного З. Фрейд назвал предсознательным, второй – бессознательным.

   Основатель психоанализа подчеркивал, что о бессознательном, как таковом, следует говорить в описательном смысле. При описании человеческой психики достаточно разделять ее на сознание и бессознательное. При рассмотрении же динамики перехода психических процессов из одной системы в другую следует проводить различие между бессознательным и предсознательным.

Для характеристики топического, то есть пространственного, соотношения психических системам З. Фрейд использовал следующую аналогию. Систему бессознательного можно сравнить с большой передней комнатой. К этой передней примыкает другая, более узкая комната или гостиная.

На пороге между двумя комнатами стоит страж, который подвергает цензуре все психические процессы и не пропускает в гостиную те из них, которые ему не нравятся. Находящиеся в передней психические процессы недоступны взору сознания, находящегося в конце гостиной.

Если эти процессы добираются до порога гостиной, но страж их отвергает, то они оказываются неспособными проникнуть в сознание. Это – вытесненные бессознательные процессы, которые так и остаются в передней. Но и психические процессы, которые страж пропускает через порог, не обязательно становятся сознательными.

Их можно назвать предсознательными. Предсознательные процессы становятся сознательными лишь тогда, когда привлекают к себе взор сознания.

   Бессознательное состоит из такого «материала», который остается неизвестным для человека. Оно включает в себя лишь предметное представление о чем-то.

Предсознательное же характеризуется соединением предметного представления со словесным. Оно соотнесено с языком и, следовательно, доступно осознанию. В этом, по мнению, З.

Фрейда, состоит основное различие между бессознательным и предсознательным.

   Предсознательное доступно сознанию: будучи неосознанным, воспоминание о чем-то может быть оживлено в памяти человека. В отличие от предсознательного вытесненное бессознательное оторвано от сознания. Воспоминание о чем-то не проникает в сознание, так как в психике человека нарушена связь между прошлым и настоящим.

   Выявление различий между предсознательным и бессознательным имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Задача психоаналитического лечения состоит в том, чтобы заполнить пробелы в воспоминаниях больного.

   Здоровый человек способен восстановить в своей памяти события прошлого, последовательно пробегая мысленным взором по следам воспоминаний.

У невротика, находящегося во власти не предсознательного, а вытесненного бессознательного, нарушена логическая связь между прошлым и настоящим.

Его незнание становится патогенным, то есть вызывающим такие сомнения, мучения и страдания, которые ведут к психическому расстройству.

   Психоанализ ориентирован на выявление смысла бессознательных процессов. Вытесненное бессознательное переводится в предсознательное, а затем в сознание. В результате этого восстанавливаются нарушенные внутренние связи между прошлым и настоящим.

Психоанализ способствует превращению патогенного незнания в нормальное знание того, чем обусловлено страдание человека.

Тем самым появляется возможность для переосмысления стратегии жизни и сознательного разрешения тех внутренних конфликтов, предшествующее бессознательное разрешение которых привело к бегству в болезнь.

   В описательном смысле предсознательное бессознательно. В динамическом отношении оно отличается от вытесненного бессознательного. Чтобы избежать двусмысленности в понимании бессознательного, З.

Фрейд ввел буквенные обозначения для различных систем: БСЗ (бессознательное), ПСЗ (предсознательное) и СЗ (сознание).

Отчасти это способствовало устранению путаницы в использовании понятия бессознательного.

   В работе «Я и Оно» (1923) З. Фрейд выдвинул предположение, согласно которому часть сознания является бессознательной. По его собственному выражению, это так называемое третье бессознательное не совпадает ни с предсознанием, ни с вытесненным бессознательным. В результате двусмысленность бессознательного оборачивается многосмысленным характером неосознаваемой психической деятельности.

   Тем не менее З. Фрейд настаивал на том, что различие систем бессознательного, предсознательного и сознания является единственным лучом, освещающим потемки человеческой психики. Оно имеет важное значение с точки зрения понимания динамики протекания психических процессов и возможности осуществления психоаналитического лечения как превращения патогенного бессознательного в сознание.    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/predsoznatelnoe.html

Сознание и неосознаваемое психическое

Соотнесение понятий сознание и психика показывает, что психика более широкое понятие, чем сознание, поскольку психические явления могут носить как актуальный, так и потенциальный характер.

Например, хранящиеся в памяти знания, не участвующие в процессах настоящего, не являются актуально сознательными. Даже у вполне развитого человека основной запас опыта хранится за пределами непосредственного контроля сознания.

Человек испытывает все физиологически доступные воздействия, но не все они становятся фактом сознания. Психика является достоянием всех видов животных, сознание же присуще только человеку, да и то не во всяком состоянии.

Сознание отсутствует у новорожденных, у некоторых категорий душевно больных, у человека в состоянии сна. Таким образом, в психической сфере человека помимо сознания существует огромная сфера неосознаваемого психического.

В науке до сих пор нет окончательного определения бессознательного. Одни авторы определяют бессознательное как психические процессы, которые осуществляются без контроля сознания, непроизвольно. Другие считают бессознательное основным регулятором внутренних функций и поведения в целом. Третьи рассматривают бессознательное как патологическое состояние психики.

Все теории бессознательного можно условно разделить на 2 группы.

Первая исходит из признания бессознательного как определенной степени интенсивности сознания, основываясь на непрерывности психической жизни (Лейбниц, Сеченов, Узнадзе).

Другая группа теорий рассматривает бессознательное, как нечто отличное от сознания, как самостоятельный источник активности психики (Гартман, Шопенгауэр, Фрейд).

Идеи бессознательного как определенной динамики человеческой психики давно существуют в философии и психологии. Одним из первых эту идею сформулировал немецкий философ Лейбниц.

На основе теории дифференциальных исчислений, которую он создал параллельно с Ньютоном, он открыл, что в психической жизни существуют бесконечно малые величины, которые только путем усложнения превращаются в явления сознания. В своем философском труде «Новые опыты о человеческом разуме» он заложил основы теории сознания.

Большой вклад в изучение бессознательного внес французский психолог и клиницист Жане, собравший большое количество клинических и экспериментальных фактов, которые показывали возможность раздвоения личности. На основе этого он делает вывод о том, что психические функции не связаны только с сознанием, некоторые явления могут не осознаваться.

К такому же выводу приходит и Сеченов.

В своей работе «Рефлексы головного мозга» он критикует точку зрения, согласно которой психика только сознательна, и ясно показывает, что, если по своим механизмам психическая деятельность представляет работу головного мозга, надо считаться с тем, что процессы рефлекторной деятельности как деятельности отражательной есть переход от анализа к синтезу, процесс постепенного образования ассоциаций. Когда маленький ребенок еще только накапливает опыт, его сознание кратковременно, а психические функции прерывны. Прослеживая процесс постепенного усложнения мозга ребенка, Сеченов считает, что одним из доказательств того, что психическая деятельность является сознательной только в своих высших проявлениях, является онтогенетическое доказательство. Второе доказательство исходит из исследования каждого отдельного рефлекторного акта, в котором сознание является конечным продуктом. Процесс становится сознательным, а не является таковым с самого начала.

С позиций целостности психики и единства человеческой личности к проблеме бессознательной жизни подходил Узнадзе. Он долгое время занимался исследованием установки и выявил, что в психической деятельности человека имеется две стороны: актуальная и потенциальная. Одна сторона — это реальное, актуальное действие, акт.

Другая — потенциальное, скрытое состояние готовности к действию, которое не осознается, но влияет на характер психического процесса, ни одна деятельность не начинается с пустого места.

Эту потенциальную готовность к деятельности, которая содержит предпосылки, определяющие характер и направление деятельности, Узнадзе назвал установкой.Он выявил феномен установки в гипнотическом и постгипнотическом состояниях, на взрослых и детях и пришел к выводу, что установка не является актом сознания.

Следовательно, считал он, незачем употреблять термин бессознательное, когда есть установка. Однако установка не исчерпывает всех видов неосознаваемой психической деятельности.

Вторая группа концепций в трактовке бессознательного психического берет свое начало от работ французской социологической школы, в частности, одного из ее представителей Дюркгейма. В своих работах «Правила социологического метода», «Индивидуальные и коллективные представления» Дюркгейм пытается объяснить двойственность сознания человека.

С его точки зрения общество — это только среда, то есть совокупность внешних условий, к которым человек должен приспособиться, чтобы выжить. Общество чуждо человеку, его истинной природе.

В человеке образуются как бы 2 инстанции: 1-й слой — социальный, внешний, наружный — сознательное; 2-й — биологическая сущность, инстинкты, влечения — бессознательное, которое представляет ядро психики.

Поскольку, с точки зрения Дюркгейма, происходит постоянная борьба между человеком и обществом, сознание и бессознательное психическое находятся в состоянии конфликта. Фактически эту идею развивает в концепции психоанализа Фрейд. Его концепция психоанализа представляет собой сплав социологических идей и клинического опыта.

Причины болезни Фрейд видит в конфликте между социальной средой и биологическим началом в человеке. Фрейд разрабатывает учение о трехуровневой организации психики.

Нижний уровень представляет собой бессознательное психическое, этот уровень включает в себя биологические инстинкты, желания, чувства, аффекты, влечения, главным из которых является либидо — половое влечение. Эта сфера насыщена энергией, но закрыта от сознания в силу социальных запретов, установок, накладываемых обществом.

2-й уровень — предсознание — уровень волевой регуляции поведения в реальных условиях жизни. 3-й уровень — высший — сознание — уровень разума, мышления, отражает те требования и запреты, которые накладываются обществом на поведение человека. Поскольку требования, предъявляемые к личности со стороны этих трех уровней, несовместимы, личность постоянно пребывает в ситуации конфликта, от которого она спасается с помощью специальных защитных механизмов. Многие положения и методы, разработанные в русле психоаналитической концепции, широко используются в современной клинической психологии и психотерапии.

Современные представления о феноменологии бессознательного психического позволяют говорить о том, что сознание и бессознательное работают в режиме гармоничного единства. При этом зона максимально ясного сознания невелика. Бессознательное можно определить как совокупность психических явлений, состояний и действий, не представленных в сознании человека, безотчетных и не поддающихся контролю.

В структуру бессознательного психического входит широкий круг явлений.

  • Субсенсорные (то есть подпороговые) ощущения и восприятия.
  • Интероцептивные ощущения, которые не осознаются в норме, когда человек здоров и начинают осознаваться только при нарушениях состояния здоровья.
  • Автоматизмы и навыки, которые вырабатываются в течение жизни (например, автоматизм речи, ходьбы, навык письма, рабочие навыки). Сознательная деятельность может выполняться лишь тогда, когда большинство ее элементов автоматизировано. Мы можем следить за смыслом речи и письма, только если их механизм автоматизирован.
  • Импульсивные действия  — действия, совершаемые безотчетно, без контроля сознания. Часто такие действия человек совершает в состоянии аффекта.
  • Информация, которая накапливается в течение всей жизни и хранится в памяти. Из всей суммы имеющихся знаний в каждый момент в фокусе сознания находится только небольшая ее доля. Формы бессознательной переработки информации, в частности, интуиция.
  • Установка как целостное состояние человека, выражающее динамическую направленность личности на активность в каком-либо виде деятельности, устойчивую ориентацию по отношению к определенным объектам.
  • Психические явления, возникающие во сне. Сон — это не состояние отдыха мозга, а его деятельностное состояние. «Необходимость отвлечения от сигналов внешнего мира (именно это и составляет сущность сна) связана с особенностями организации переработки информации, с заполнением информационной емкости кратковременной памяти, с необходимостью рассортировки информации в долговременную память, в текущую программу деятельности, для уничтожения ненужного» (Вейн). То есть сон, как активное состояние мозга, характеризуется психической деятельностью, которая не осознается человеком.

Таким образом, сфера бессознательного психического велика и ее нельзя считать низшим уровнем психики, так как это специфически человеческое явление, детерминированное общественными условиями, неразрывно связанное с сознанием.

Источник: http://www.eurolab.ua/balance-and-stress/2850/3765/31186/

Неосознаваемые психические процессы (стр. 3 из 4)

Толчком к глубокому изучению бессознательного явилось для Фрейда присут­ствие на одном из сеансов гипноза, когда пациентке, находящейся в гипнотиче­ском состоянии, было произведено внушение, в соответствии с которым она после пробуждения должна была встать и взять зонтик, стоящий в углу и принадлежа­щий одному из присутствующих.

Читайте также:  Словарь психологии личности: психотип, тип личности, черты личности, рисунок личности, акцентуации. - психология

Причем перед пробуждением ей была дана уста­новка на то, чтобы она забыла о том, что это внушение было проведено. После побуждения пациентка встала, подошла и взяла зонтик, а затем раскрыла его. На вопрос, зачем она это сделала, она ответила, что хотела проверить, исправен зон­тик или нет.

Когда ей заметили, что зонтик не ее, она крайне смутилась.

Этот эксперимент привлек внимание Фрейда, которого заинтересовал ряд фе­номенов. Во-первых, неосознаваемость причин совершаемых действий. Во-вто­рых, абсолютная действенность этих причин: человек выполняет задание, несмот­ря на то, что сам не знает, почему он это делает.

В-третьих, стремление подыскать объяснение своему действию. В-четвертых, возможность иногда путем длитель­ных расспросов привести человека к воспоминанию об истинной причине его дей­ствия.

Благодаря этому случаю и опираясь на ряд других фактов, Фрейд создал свою теорию бессознательного.

Согласно теории Фрейда, в психике человека существует три сферы, или обла­сти: сознание, предсознание и бессознательное. К категории сознания он относил все, что осознается и контролируется человеком. К области предсознания Фрейд относил скрытые, или латентные, знания. Это те знания, которыми человек рас­полагает, но которые в данный момент отсутствуют в сознании.

Они иницииру­ются при возникновении соответствующего стимула. Например, все вы прекрас­но знаете теорему Пифагора. Но до того момента, пока я не упомянул ее, она не присутствовала в вашем сознании. Таким образом, можно сделать вывод о том, что психика значительно шире сознания.

Сознание — это лишь видимая часть айс­берга, а его большая часть скрыта от осознанного контроля человеком.

Область бессознательного, по Фрейду, обладает совершенно другими свой­ствами. Первое свойство заключается в том, что содержание этой области не со­знается, но оказывает чрезвычайно существенное влияние на наше поведение. Область бессознательного действенна.

Второе свойство заключается в том, что ин­формация, находящаяся в области бессознательного, с трудом переходит в созна­ние. Объясняется это работой двух механизмов: вытеснения и сопротивления.

Что же за знания, или феномены, находятся в области бессознательного и при этом оказывают огромное влияние на поведение человека?

По мнению Фрейда, психическая жизнь человека определяется его влечения­ми, главное из которых — сексуальное (либидо).

Оно есть уже у младенца, но из-за существования множества социальных запретов сексуальные переживания вытес­няются из сознания и живут в сфере бессознательного.

Они (влечения) имеют большой энергетический заряд, однако в сознание не пропускаются, поскольку сознание оказывает им сопротивление. Тем не менее они периодически прорыва­ются в сознательную жизнь человека, принимая искаженную или символическую форму.

Фрейд Зигмунд (1856-1939) — австрийский психолог, психиатр и невропатолог, создатель психоанализа. С 80-х гг. XIX в. работал в области практической медицины. Начав свои исследования как физиолог и врач-невропатолог, пришел к -выводу, что источником многих заболеваний являются не осознаваемые больными комплексы.

Одна из первых серь­езных научных работ им была опубликована совместно с И. Брейером в 1895 г. Эта работа была посвящена про­блеме происхождения истерии и возможности ее лечения гипнозом.

В дальнейшем Фрейд отказался от применения гипноза и создал свой способ лечения больных при помощи психоанализа, основанного на толковании ассоциаций, сно­видений, ошибочных действий больного. На полученном ма­териале создал концепцию о структуре личности, выделив в ней три уровня: сознание, предсознательное и бессозна­тельное.

Учение Фрейда приобрело широкую известность в начале XX в. У него появилось много учеников и последователей, которые впоследствии сами создали целый ряд известных в наше время концепций и теорий.

Однако некоторые моменты в теории Фрейда вызывали отрицание даже у его учеников. В том

числе чрезмерное увлечение Фрейда проблемой сексуальности в жизни человека вызывало очень много нареканий и служило поводом для критики.

В своей теории Фрейд выделял три основные формы проявления бессознатель­ного: сновидения, ошибочные действия, невротические симптомы. Для исследо­вания проявлений бессознательного в рамках теории психоанализа были разрабо­таны методы их изучения — метод свободных ассоциаций и метод анализа снови­дений.

Метод свободных ассоциаций предполагает толкование психоаналитиком непрерывно продуцируемых пациентом слов. Психоаналитик должен найти законо­мерность в продуцируемых пациентом словах и сделать соответствующее заклю­чение о причинах состояния, возникшего у обратившегося за помощью человека.

В качестве одного из вариантов данного метода в психоанализе используется ас­социативный эксперимент, когда пациенту предлагают быстро и не задумываясь называть слова в ответ на слово, произнесенное психоаналитиком.

Как правило, через несколько десятков проб в ответах испытуемого начинают проявляться сло­ва, связанные с его скрытыми переживаниями.

Аналогично осуществляется анализ снов. Необходимость анализа снов, по мне­нию Фрейда, связана с тем, что во время сна снижается уровень контроля созна­ния и перед человеком предстают сновидения, обусловленные частичным проры­вом в сферу сознания его влечений, которые блокируются сознанием в состоянии бодрствования.

Особое внимание Фрейд уделял невротическим симптомам.

Согласно его пред­ставлениям, невротические симптомы — это следы вытесненных травмирующих обстоятельств, которые образуют в сфере бессознательного сильно заряженный очаг и оттуда производят разрушительную работу по дестабилизации психиче­ского состояния человека.

Для того чтобы избавиться от невротических симпто­мов, Фрейд считал необходимым вскрыть этот очаг, т. е. сделать так, чтобы боль­ной осознал причины, обусловливающие его состояние, и тогда невроз будет из­лечен.

Основой возникновения невротических симптомов Фрейд считал важнейшую биологическую потребность всех живых организмов — потребность в продолже­нии рода, которая проявляется у человека в форме сексуального влечения. Подав­ленное сексуальное влечение и является причиной невротических расстройств.

Однако подобные расстройства могут быть вызваны и другими причинами, не свя­занными с сексуальностью человека. Это разнообразные неприятные пережива­ния, сопровождающие обыденную жизнь. В результате вытеснения в сферу бес­сознательного они также образуют сильные энергетические очаги, которые про­являются в так называемых «ошибочных действиях».

К ошибочным действиям Фрейд относил забывание определенных фактов, намерений, имен, а также описки, оговорки и т. п. Эти явления объяснялись им как следствие тяжелых или неприят­ных переживаний, связанных с тем или иным предметом, словом, именем и др.

В свою очередь, оговорки или случайные описки Фрейд объяснял тем, что в них содержатся истинные намерения человека, тщательно скрываемые от других.

Заканчивая разговор о неосознаваемых побудителях действий, следует отме­тить, что теория Фрейда, несмотря на свою противоречивость, все же позволяет понять многие механизмы неосознаваемых действий человека.

Третий класс неосознаваемых процессов образуют «надсознательные» процессы.

К этой категории относятся процессы образования некоего интегрального про­дукта в результате большой сознательной (как правило, интеллектуальной) рабо­ты. С этим явлением мы сталкиваемся, когда, пытаемся решить какую-то сложную и значимую для нас проблему.

Мы долго перебираем всевозможные варианты, анализируем имеющуюся информацию, но четкого решения проблемы еще нет. И вдруг, неожиданно, как-то само собой, а иногда используя какой-то незначи­тельный повод, мы приходим к решению данной проблемы. Нам становится все ясно, мы четко представляем себе суть этой проблемы и знаем, как ее решить.

Это уже не просто взгляд на решение какой-то проблемы, это качественно новый взгляд, который может изменить всю нашу жизнь.

Таким образом, то, что вошло в наше сознание, является действительно инте­гральным продуктом, хотя у нас не осталось четкого представления, почему мы пришли к такому решению проблемы.

Мы знаем только то, о чем мы думали или переживали в каждый конкретный момент или определенный промежуток време­ни. Сам же процесс выработки решения для нас самих остался неосознаваемым. В повседневной жизни подобные явления часто называют интуицией, т. е.

спосо­бом принятия решения путем анализа на уровне, находящемся вне контроля со­знания.

Каковы основные характеристики данного процесса? Во-первых, субъект не знает того конечного решения или итога, к которому приведет надсознательпый процесс.

В отличие от надсознательных процессов сознательные, или контроли­руемые субъектом, процессы характеризуются наличием четкой цели, к которой должны привести выполняемые нами действия.

Во-вторых, мы не знаем, в какой момент надсознательные процессы прекращаются, потому что они, как правило, завершаются внезапно, неожиданно для нас. Сознательные действия, наоборот, предполагают контроль за приближением к конечной цели и знание момента, в ко­торый они должны быть прекращены.

Источник: http://MirZnanii.com/a/203200-3/neosoznavaemye-psikhicheskie-protsessy-3

Память и уход за ней

Вполне ясных представлений о природе памяти или о законах, управляющих способностью помнить и вспоминать, мы еще не имеем, хотя нам и известно нечто в отношении обширной области разума, называемой психологами предсознательным полем мышления*.

Прежде думали, что разум сознает все, в нем происходящее, но лучшие современные мыслители признают теперь, что в процессе мышления самосознание является лишь незначительной частью. Очень значительная роль в сфере мышления отводится также предсознательным идеям, впечатлениям, чувствам и мыслям.

В настоящее время установлено, что всякий сознательный акт имеет за собой многое, что лежит в сфере предсознательной; иначе говоря, за каждым сознательным действием скрывается что-то другое, относящееся к предсознанию**.

*В некоторых переводах употребляется также термин «подсознательный» или «внесознательный», хотя лучше было бы пользоваться старым термином, введенным еще философом Гартманом в его знаменитой «Философии бессознательного», т.е.

бессознательное поле мышления; ввиду неудобства конструкции русского языка, например, в выражении «бессознательное сознание», мы оставляем этот термин, заменяя его словом «предсознательный», но придаем ему то же самое значение, что и Гартман своему «бессознательному».

**Ошибочность прежнего мнения, что разум сознает все, видна уже из того, что для достижения своего предельного самосознания разум требует много времени и упражнений, и действительно, факт налицо: самосознание ребенка многим разнится в своих суждениях от самосознания взрослого человека.

Кроме того, внешний мир можно считать в отношении времени и изменяемости чем-то более постоянным, нежели самого человека; Между тем, такое одинаковое и неизменное воздействие внешнего мира на человека воспринимается им в разное время его жизни совершенно различно; в этом может убедиться всякий, сравнив впечатления детства с позднейшими впечатлениями от одного и того же явления.

За пределом сознания находится обширная область предсознания. Последняя заключает в себе много таинственного, привлекающего внимание психологов и прочих мыслителей, оказавших своими трудами огромное влияние на идеи нашего времени.

По их вычислениям едва только десять процентов ежедневного процесса мысли производятся сознательно, остальная же мыслительная работа совершается в области «бессознательного», или предсознания. Так называемое сознательное мышление является лишь вершинами скал, поднимающихся со дна океана.

Мы находимся как бы в темном лесу в беспросветную ночь, наши факелы бросают только незначительный круг лучей, вне которого более широкое кольцо полутеней, а далее идет уже непроглядная тьма.

Между тем, в этой-то тьме и полутенях совершается громадная работа, и ее результаты, когда это нужно, врываются в световой круг, называемый сознанием.

Память — это прежде всего одна из функций нашего предсознательного мышления. Громадная кладовая памяти именно и находится в обширной области предсознания. От момента получения какого-нибудь впечатления и до момента вторичного его появления в поле сознания работают силы предсознания. Так получается и откладывается нами впечатление.

Куда же оно откладывается? Не в область сознания — тогда бы оно было всегда перед нами, но укладывается именно в область предсознания между другими впечатлениями и так старательно, что мы с трудом находим его, когда оно понадобится.

Где же лежит оно иногда целыми годами, отделяющими момент откладывания в сторону впечатления от момента следующего за этим извлечения его? В громадной кладовой предсознания. Что же происходит, если мы хотим вызвать какое-либо впечатление снова?

Воля приказывает рабочим, занимающимся в этой кладовой, отыскать и вынести на свет когда-то спрятанное впечатление.

Чем тщательнее научились они прятать полученные им вещи и замечать их места, тем скорее при надобности они вынесут их на свет.

Нельзя рассматривать сознание как синоним разума.

Если рассматривать сознание и разум как понятия равнозначащие и исключить понятие предсознания, то нам нет возможности объяснить, где в продолжении известного состояния сознания находится остальная часть разума; куда скрылись все прочие части умственного орудия, кроме тех, что находятся в употреблении.

Поле сознания в отдельные моменты очень ограничено, как будто глядя в телескоп или микроскоп, мы видим только то, что находится в поле зрения нашего прибора; все остальное в это время как бы не существует. Разум воспринимает идеи, мысли, впечатления постоянно, но мы их еще не осознаем, пока они не появляются в поле сознания.

Есть предположение, что всякое полученное впечатление, всякая возникающая мысль, всякий совершаемый поступок — где-нибудь да остаются в предсознательном складе нашей памяти, и, следовательно, ничто не забывается окончательно.

Многое, по-видимому, уже совершенно забытое в течение нескольких лет, приходит снова в область сознания, вызываясь ассоциацией мыслей, желанием, необходимостью или усилием.

Читайте также:  Тесты интеллекта - психология

Конечно, многие умственные впечатления никогда не вернутся в область сознания, потому что не представляется необходимости к этому, но они останутся навсегда в области предсознания, властно влияя на наши мысли, идеи и действия.

Другие впечатления в ожидании своей очереди будут скрыты в тайниках памяти, подобно свету и теплу, скрытым в пластах каменного угля, лежащего на обнаженных слоях земной поверхности и ожидающего времени, когда он будет употреблен в дело.

В отдельные моменты вами осознается лишь очень небольшая часть того, что сохраняется в нашей памяти. Многое, являясь как бы забытым и что мы часто силимся припомнить, возвращается иногда помимо нас в область сознания как бы по собственному произволу.

Мы часто стараемся вспомнить какую-нибудь вещь, но она ускользает и мы прекращаем усилия, но спустя некоторое время эта мысль вдруг ярко вспыхивает в нашем сознании. Кажется, что наше желание вспомнить что-нибудь побуждает к труду молчаливых работников предсознания, а потом, когда мы уже совсем забыли это желание, они возвращаются, торжественно принося желаемое впечатление.

Кроме того, случайное слово постороннего лица в состоянии открыть нам обширное поле воспоминаний, давно уже утерянных нами из вида. Мы часто видим во сне давно забытые лица, слышим и узнаем их голоса, звук которых уже давно забыт.

Многие случаи так забываются, что, кажется, никакое усилие воли не может вызвать их снова, но однако они крепко держатся где-нибудь в предсознании, и какой-нибудь выходящий из ряда вон побудитель, усилие или особое физическое состояние выносит их снова на поверхность с такой ясностью, как будто они только что произошли.

В бреду горячки люди говорят о том, что ими давно забыто и о чем они едва ли вспомнят по выздоровлении, но что, если справиться, окажется действительно бывшим в их молодости или детстве.

Утверждают, что перед глазами утопающего возникает вся его прошедшая жизнь, и много интересных заметок по этому поводу собрано в известнейших трудах по психологии Сэр Френсис Бофор, спасенный из воды, утверждает: «Каждый случай моей жизни, казалось, проносился в моей памяти в обратной последовательности, картина ширилась и я видел перед собой будто панораму всей своей жизни».

Колридж рассказывает, что одна молодая женщина, не умеющая ни читать, ни писать, но заболевшая горячкой, заговорила по латыни, по-гречески и по-еврейски. Записаны были целые цитаты; крайне затруднительно было разобрать смысл последних, ввиду слабой связи их друг с другом.

Лишь немногие из еврейских фраз ее можно было отнести к библейским изречениям, прочие же скорее принадлежали языку раввинов. Женщина эта была крайне невежественна, почему и не могло быть речи об обмане, и ее сочли бесноватой.

Один врач, сомневавшийся в возможности такого беснования, решился раскрыть эту тайну и после многих усилий узнал, что она с девяти лет была в услужении у старого священника. Последний имел привычку ходить взад и вперед по галерее, смежной с кухней, и цитировать вслух тексты из сочинений раввинов, а также греческих и римских отцов церкви.

Ознакомившись с его книгами, нашли в них все произнесенные девушкой стихи. Горячка явилась побудителем для предсознания, чтобы обнаружить некоторые из старейших его сокровищ.

Карпентер рассказывает об одном английском священнике, посетившем замок, в котором, насколько он помнил, никогда прежде не был. При приближении к воротам ему почудилось, что он был здесь когда-то и видел, как ему казалось, не только ворота, но и ослов у арки, и людей на верху ее.

Пораженный таким обстоятельством, он, спустя некоторое время, обратился к своей матери, надеясь, что она сможет объяснить отчасти это приключение. Она рассказала, что когда ему было года полтора, она отправилась с ним в большой компании в этот замок, посадив его на осла; часть компании села завтракать под аркой, а ребенок был оставлен внизу с прислугой и ослами.

Вид ворот при вторичном посещении вызвал старые воспоминания детства, показавшиеся ему сном.

Аберкромби говорит об одной даме, доживавшей свои дни в деревне. Из Лондона к ней привезли проститься ее маленькую дочь и после короткого свидания увезли обратно. Мать умерла, а дочь выросла, совершенно не помня свою мать.

В преклонном возрасте ей случилось посетить снова тот дом, где умерла ее мать и войти даже в ту самую комнату, не зная, что именно здесь она скончалась.

Войдя в комнату, она остолбенела, а когда присутствующее при этом лицо спросило о причине ее испуга, она сказала, что вполне ясно вспоминает, что когда-то была здесь и что дама, лежавшая в противоположном углу и, по-видимому, опасно больная, склонилась над ней и плакала.

Итак, впечатление оставалось в кладовой предсознания детского разума, будучи неизвестным, пока его владелица уже сама не достигла преклонных лет и при виде комнаты не возобновила снова это впечатление, а память выдала одну из своих тайн.

Вот самые убедительные доказательства того, что ничто не забудется совершенно, если только воспринято разумом. Никакое впечатление, раз пережитое, не прекратит своего существования. Оно не затеряно, но только потускнело и продолжает существовать по ту сторону области сознания, куда снова может возвратиться много времени спустя усилием воли или ассоциацией.

Хотя многие воспоминания и не возобновляются никогда, ни при посредстве воли, ни при посредстве ассоциации, но впечатление все-таки существует и влияет так или иначе на наши мысли и действия.

Если бы можно было спуститься в глубину предсознательного мышления, то мы нашли бы там всякое полученное когда-нибудь впечатление, каждую мысль, возникшую в нас, и воспоминание о каждом своем поступке. Все это заключается там, хотя и невидимым, но оказывающим свое влияние на нас.

Благодаря нашим вчерашним мыслям, словам и действиям, благодаря тому, что мы видели и слышали, мы и являемся сегодня таковыми, а не иными.

Человек есть результат своего прошедшего.

Нет ни одного впечатления, поступка или мысли в нашей прошедшей жизни без того, чтобы они не имели своей доли влияния на образование интеллектуальных или моральных особенностей нашей жизни.

Наши настоящие мысли и мнения являются в значительной степени следствием длинного ряда незаметных опытов прошедшего, хотя давно забытых и никогда не приходящих нам на память.

Психология bookap

В последующих главах этой книги мы займемся вопросом относительно упражнения предсознания, тщательного сохранения, запоминания тайников, где хранится то или другое впечатление, и скорого розыска и предъявления желаемого по приказанию воли.

Мы увидим, что память поддается неограниченному улучшению, упражнению и развитию; сознавая, что ничто не забывается навсегда, мы уразумеем и возможность улучшить искусство воспринимать впечатления, сохранять их и снова извлекать.

Мы увидим, что чем яснее запечатлевается что-либо в предсознательной области мышления, тем тщательнее оно сохраняется, и тем легче его вызвать в область сознания.

Мы увидим, с каким успехом можно приучить работников предсознания разыскивать и находить желаемое и как можно направлять их действия к исполнению наших приказаний.

Источник: http://bookap.info/razvit/atcinson/gl1.shtm

Неосознаваемые психические процессы

Неосознаваемая сфера психики – это глубинные психические процессы, которые сформировались в процессе эволюции человека.

В данную сферу входят: сноведения, интуиция, аффект, паника, гипноз, вера, различные парапсихические явления (ясновидение, телепатия, экстрасенсорные феномены), фобии, страхи, истерические фантазии, спонтанная тревожность и радостное предчувствие.

Готовность индивида действовать в различных ситуациях определенным образом,  без предварительного обдумывания, импульсивно также относится к проявлениям неосознаваемой сферы психики.

Рассматривая неосознаваемые психические процессы, важно помнить, что в классической психологии принято говорить о взаимосвязи трех уровней психической деятельности человека: бессознательного, подсознательного и сознательного. Все эти три уровня действуют одновременно. При этом бессознательный и подсознательный уровни можно отнести к неосознаваемым психическим процессам.

Рассмотрим каждый из неосознаваемых уровней психической деятельности.

Согласно исследованиям Е.Н.Каменской,  одним из таких неосознаваемых уровней является бессознательный уровень психической деятельности, который  представляет собой врожденную инстинктивно-рефлекторную деятельность.

На бессознательном уровне регулируются поведенческие акты, управляемые неосознаваемыми биологическими механизмами. Они направлены на удовлетворение биологических потребностей – самосохранение организма и вида (продолжение рода).

Конечно, данный процесс находится под контролем других более высоких и более совершенных мозговых структур. Однако, в критических ситуациях (например, в состоянии аффекта) данная сфера психики человека может перейти в режим автономной саморегуляции.

Эта врожденная эмоционально-импульсивная сфера индивида структурно локализована в  таламусе и гипоталамусе.

Следующим уровнем неосознаваемых психических процессов можно считать подсознательный уровень психической         деятельности – обобщенные, автоматизированные в  опыте данного индивида стереотипы его поведения – умения, навыки, привычки, интуиция.

Это поведенческое ядро индивида, сформированное на ранних стадиях его развития, Сюда же относится импульсивно-эмоциональная сфера, структурно локализованная в лимбической (подкорковой) системе головного мозга. Здесь формируются неосознаваемые устремления индивида, его влечения, страсти, установки.

Это непроизвольная сфера личности, «вторая натура человека», «центр» индивидуальных поведенческих штампов, манер поведения.

При этом подсознание, имеет многоуровневую структур: автоматизмы и их комплексы на нижнем уровне и интуиция – на высшем.

       Что же такое автоматизмы?  

Автоматизмы подсознательного уровня – это комплексы стереотипно совершающихся действий в типовых ситуациях (привычное управление техникой, выполнение привычных обязанностей, манера обращения с привычными предметами, речевые и мимические штампы).

В подсознание выделяются и различные комплексы  — нереализованные желания, подавленные стремления, различные опасения и беспокойства, амбиции и завышенные претензии (комплекс Наполеона,  неполноценности, застенчивости и др.).

Следовательно, подсознание – это сфера внушенных состояний и установок, в том числе и установок высшего, нравственного уровня. Подсознание включается тогда, когда исчерпывается сфера сознательной деятельности. Если сознание вооружено понятиями, то подсознание – эмоциями и чувствами.

Высшая сфера подсознания – интуиция (называя иногда даже сверхсознанием) – это процесс мгновенных озарений, комплексного охвата проблемной ситуации, возникновения неожиданных решений, неосознанное предвидение развития событий на основе спонтанного обобщения предшествующего опыта.

Критерием неосознаваемых психических процессов является их безотчетность, непроизвольность, невербализованность (словесная неоформленность). Особенностью сферы подсознательного является ее устойчивость, неподвижность.

Поэтому поведение на подсознательном уровне поддается некоторой корректировке лишь методами психотерапии и гипноза. Процессы, начинающиеся в подсознательной сфере, могут иметь продолжение в сознании.

И наоборот, сознательное может вытесняться в подсознательную сферу.

Неосознаваемая сфера психики не является объектом рефлексии, самоотражения, произвольного самоконтроля. Сферу бессознательного З.Фрейд считал   источником мотивационной энергии, находящейся в конфликте с сознанием. Стремясь избавиться от конфликтных состояний, индивид прибегает к защитным механизмам – вытеснению, сублимации (замещению), рационализации и регрессии.

В отличие от З.Фрейда, К.

Юнг не только не противопоставлял сознание и подсознание, но и считал, что сознание основано на глубинных пластах коллективного бессознательного, на архетипах – представлениях, сформированных у человека в далеком прошлом.

Следовательно, не мысль (сознание), а чувство (подсознание) говорят нам, что для нас хорошо, а что плохо. Под влиянием глубинных структур, врожденных программ, универсальных образов (символов) находятся все наши непроизвольные реакции.

Единство сознательного и бессознательного проявляется в установках (Д.Н.Узнадзе) – готовности человека воспринимать действительность и действовать определенным образом.

Таким образом, адаптация к внешней среде осуществляется тремя типами относительно автономных программ поведения:

  • бессознательно-инстинктивным;
  • подсознательным (субъективно-эмоциональным);
  • сознательным (произвольными, логико-семантическими программами).

При этом бессознательное и подсознательное относится к неосознаваемым психическим процессам, которые отвечают за сферу чувственного и неотделимы от сознательных процессов, сливаясь в мыслях, понятиях, знаниях, опыте, мудрости и пр.

Источник: http://hr-portal.ru/article/neosoznavaemye-psihicheskie-processy

ПРЕДСОЗНАТЕЛЬНОЕ, ПРЕДСОЗНАНИЕ

Нем.: Das Vorbewusste, vorbewusst. — Франц.: preconscient. — Англ.: preconscious. Исп.: preconsciente. — Итал.: preconscio. — Португ.: preconsciente.

• А) В первой топике Фрейда: а) как существительное – система психического аппарата, четко отличная от системы бессознательного (Бсз); б) как прилагательное – оно определяет содержания и действия этой предсознательной системы (Псз).

Эти содержания и действия не входят в актуальное поле сознания и поэтому являются бессознательными в “описательном” смысле слова (см.

: Бессознательное Б), но отличаются от содержаний системы бессознательного, поскольку остаются доступными сознанию (например, неактуализированные знания и воспоминания).

С метапсихологической точки зрения система предсознания управляется вторичным процессом. Она отделена от системы бессознательного цензурой*, которая допускает бессознательные содержания и процессы в предсознание лишь в преобразованном виде.

Б) Во второй фрейдовской топике термин “предсознательное” употребляется только как прилагательное для обозначения того, что ускользает от актуального сознания, но не является бессознательным в узком смысле слова. С точки зрения систематики этот термин определяет содержания и процессы, относящиеся преимущественно к Я, а также к Сверх-Я.

• Разграничение между предсознательным и бессознательным имеет для Фрейда важнейшее значение. Для обозначения самой возможности бессознательного психического как такового он опирался на бесспорные проявления душевной жизни, выходящие за пределы актуального сознания (1а).

Если понимать бессознательное в том смысле, который Фрейд называет “описательным”, — как то, что находится за пределами сознания, — то граница между предсознательным и бессознательным стирается.

Следовательно, это разграничение следует понимать прежде всего в топическом (или систематическом), а также динамическом смысле.

Читайте также:  Перевоспитание - психология

Это разграничение было установлено Фрейдом в ранний период – в процессе разработки метапсихологии (2а).

Согласно концепции, изложенной в “Толковании сновидений” (Die Traumdeutung, 1900), предсознательное расположено между бессознательным и сознанием; от бессознательного оно отделено цензурой, не допускающей бессознательные содержания в предсознание и в сознание, а доступ к сознанию и двигательным реакциям контролируется самим предсознательным. В этом смысле можно связать сознание с предсознанием: так, Фрейд говорил о системе Предсознание-Сознание (Псз-Сз). Однако в других местах из “Толкования сновидений” Фрейд резко разграничивал предсознание и систему так называемого восприятия-сознания: эта двусмысленность связана с тем, что сознание, как впоследствии оказалось, плохо поддается структурному анализу (см.: Сознание) (1b).

Переход от предсознания к сознанию обусловлен, по Фрейду, действием “второй цензуры”; она отлична от цензуры в собственном смысле слова (или цензуры между бессознательным и предсознательным) тем, что не столько искажает, сколько отбирает: ее роль, по сути, заключается в том, чтобы преградить тревожным мыслям доступ в сознание. Тем самым она позволяет вниманию сосредоточиваться на том или ином объекте.

Предсознательное отличается от бессознательного формой энергии (“связанная” энергия) и типом процесса (вторичный процесс).

Однако это разграничение не абсолютно: если некоторые бессознательные содержания (например, фантазии), как подчеркивал Фрейд, изменяются под воздействием вторичного процесса, то и элементы предсознательного могут подчиняться первичному процессу (остатки дневных впечатлений в сновидении). В более общем смысле изучение предсознательного и его защитных функций свидетельствует о воздействии принципа удовольствия и о влиянии первичного процесса.

Фрейд всегда объяснял различие между Бсз и Псз тем фактом, что предсознательные представления соотнесены со словесным языком, со “словесными представлениями”*.

Помимо того, весьма тесно связаны между собой предсознательное и Я. Не случайно, что, впервые вводя понятие предсознательного, Фрейд уподобил его “нашему официальному Я” (2b).

А когда позднее, во второй топике, он иначе определил Я, предсознательное органично вошло в него, хотя в целом эти инстанции и не уподоблялись друг другу – ведь часть Я оставалась бессознательной.

Наконец, и в новоявленной инстанции Сверх-Я можно отчасти обнаружить предсознательное.

*

Каково место предсознательного в переживаниях субъекта и, в частности, в опыте психоаналитического лечения? Чаще всего здесь приводят в пример воспоминания, которые непосредственно не осознаются, но могут быть оживлены в памяти.

В более общем смысле предсознательное есть то, что неявно и неосознанно присутствует в психике; именно это имеет в виду Фрейд, «описательно» определяя предсознательное как бессознательное, но доступное осознанию, тогда как собственно бессознательное навсегда остается оторванным от сознания.

В работе «Бессознательное» (Das Unbewusste, 1915) Фрейд опре­делял предсознательное как «осознанное знание» (bewusste Kenntnis) (lb); причем здесь важен сам выбор терминов, подчеркивающих отличие от бессознательного: «знание» предполагает нечто познан­ное в субъекте и в его личностном мире; «осознанное» указывает на то, что даже неосознанные содержания и процессы связаны с сознанием в топическом смысле.

Динамическое подтверждение этого топического разграничения происходит во время лечения и проявляется прежде всего в том факте, на который указывает Д.

Лагаш: если признание предсознательных содержаний может привести к умолчаниям, которые требу­ется устранить ходом свободных ассоциаций, то признание бессознательных элементов сталкивается со столь же бессознатель­ными сопротивлениями, которые требуется постепенно истолковы­вать и преодолевать в анализе (хотя, конечно, и умолчания нередко основываются на сопротивлениях).

а) Выбор этого слова нельзя назвать удачным. Фактически выявить различия между предсознательным и бессознательным можно и на описательном уровне, не прибегая к разграничениям на уровне топики. Выражение «бессознательное в описательном смысле» обозначает всю совокупность психических содержаний и процессов, которым присущ лишь один общий признак — неосознанность.

(1) Cf. Freud (S.). Das Unbewusste, 1915. — a) G.W., X, 264—265; S.E., XIV, 166—167; франц., 92—93. — b) G.W.,X, 291; S.E, XIV, 192; франц., 139. —с) G.W., X, 265; S.E., XIV, 167; франц., 94.

(2) Cf. Freud (S.). Aus den Anfangen der Psychoanalyse, 1887—1902, письмо от 6.12.1896. — а) Нем., 185; англ., 173; франц., 153. — b) Нем., 186; англ., 174;франц., 155.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Нем.: Vorstellung. — Франц.: representation. — Англ.: idea or presentation. — Исп.: representacion. — Итал.: rappresentazione. — Португ.: representacao.

• Классический термин философии и психологии: «То, что человек представляет, то, что образует конкретное содержание мыслительного акта», «в особенности воспроизводство прежних восприятий» (1). Фрейд противополагает представление и аффект*; у каждого из этих двух видов психических явлений — своя судьба.

Термин Vorstellung по традиции входит в Словарь немецкой классической философии. Поначалу Фрейд понимал его вполне традиционно, а использовал — необычно (а). Нижеследующие соображения поясняют, в чем именно состоит это своеобразие.

1) Первые теоретические модели психоневрозов основаны на различении “кванта аффекта”* и представления. При неврозе на­вязчивости квант аффекта смещается с патогенного представления, связанного с травмирующим событием, на другое представление, которое кажется субъекту малозначимым.

При истерии квант аф­фекта преобразуется в соматическую энергию, а вытесненное пред­ставление символизируется той или иной областью тела и телесной активности.

Этот тезис, согласно которому разделение аффекта и представления лежит в основе вытеснения, заставляет по-разному описывать их судьбу и особенно связанные с ними процессы: так, представление подвергается «вытеснению», а аффект — «подав­лению».

2) Когда Фрейд говорил о «бессознательных представлениях», он отдавал себе отчет в парадоксальности совмещения этих двух терминов. И потому в этом выражении традиционный философский смысл термина Vorstellung, а именно, акт субъективного представ­ления объекта сознанием, отходит на задний план. По Фрейду, представление определяется объектом, но вписывается в «мнесические системы».

3) Как известно, память для Фрейда —это не простое вместилище образов в строго эмпирическом смысле слова, но скорее совокупность мнесических систем; он расчленяет воспоминание на различные ассоциативные ряды и в конечном счете обозначает термином «мнесический след»* не столько «слабое впечатление», сохраняющее сходство с объектом, сколько знак, который постоянно соотнесен с другими знаками, но не связан с тем или иным чувственным качеством. И потому у нас есть основания связывать фрейдовское Vorstellung с лингвистическим понятием означающего.

4) Здесь уместно вспомнить о том, что Фрейд разграничивал два уровня представлений: «словесные представления»* и «предметные представления»*.

При этом в основу кладется различие, которому Фрейд приписывал важнейшее значение в своей топике : предметные представления, характеризующие систему бессознательного, теснее связаны с предметами, а потому в случае «первичных галлюцинаций», например, представление об отсутствующем предмете становится для ребенка равнозначным непосредственно воспринимаемому и энергетически нагруженному предмету (см.: “Опыт удовлетворения”).:

И потому, когда Фрейд (ср. его первые описания психоаналитической терапии в 1894—1896 гг.) стремился обнаружить в конце ассоциативных цепочек «патогенные бессознательные представления», конечной целью его поиска выступала та точка, где объект и его следы неразрывны, а означаемое неотделимо от означающего.

5) Хотя различие между мнесическим следом и представлением как его нагрузкой всегда неявно присутствовало у Фрейда, оно нигде четко не определялось (4). Причина этого, конечно, в том, что Фрейду трудно было помыслить чистый мнесический след, т. е. такое представление, которое было бы полностью лишено нагрузки как в системе сознания, так и в системе бессознательного.

а) Многие авторы полагают, что на Фрейда, возможно, повлияла концепция «механики представлений» (Vorstellungsmechanik) Гербарта. Как указывает О. Андерссон, «гербартианство было ведущим психологическим подходом в тот период, когда формировались научные взгляды Фрейда «(5).

(1) Lalande (A.). Vocabulaire technique et critique de la philosophie, Paris, P.U.F., 1951.

(2) Cf. Freud (S.). Studien uber Hysterie, 1895. Passim.

(3) Cf. Freud (S.). Das Unbewusste, 1915. G.W., X, 300; S.E., XIV, 201—202; франц., 155—156.

(4) Cf. Freud (S.). Das Ich und das Es, 1923. G.W., XIII, 247; S.E., XIX, 20; франц., 173.

(5) Andersson (0.). Studies in the Prehistory of Psychoanalysis, Svenska Bokforlaget, Norstedts, 1962, 224.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КАК РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ [-TOP] [ВЛЕЧЕНИЯ]

Нем.: Vorstellungsreprasentanz или -tant. — Франц.: Representant-representation. — Англ.: ideational representative. — Исп.: representante ideativo. — Итал.: rарpresentanza data da una rappresentazione. — Португ.: representante ideativo.

• Представление или группа представлений, на которых фиксируется влечение в ходе истории субъекта и посредством которых это вле­чение вписывается в его психику.

• Французское выражение «representant -representation» двусмысленно, поскольку немецкое слово, составленное из двух разных существительных, переводится здесь двумя однокоренными словами. К сожалению, избежать этой двусмысленности и найти точный перевод фрейдовского термина, по-видимому, невозможно.

“Репрезентатор” — это перевод немецкого термина латинского происхождения Reprasentanz (б), который означает «представительство» (г).

Vorstellung — это философский термин, для которого традиционный русский эквивалент — “представление”. Vorstellungsreprasentanz означает то, что репрезентирует влечения в области представления (д).

Этот смысл мы и пытались передать термином «представление как репрезентатор».

Понятие «представление как репрезентатор» встречается в тех текстах Фрейда, где он определяет отношение соматического к психическому как отношение влечения к тому, что его представляет. Это понятие определяется и используется прежде всего в работах 1915 г. по метапсихологии (Die Verdrangung, Das Unbewusste], причем оно яснее всего выступает у Фрейда при разработке теории вытеснения.

Напомним, что влечение в той мере, в какой оно является соматическим, не подлежит прямому вытеснению в бессознатель­ное. Вытесняются лишь психические репрезентаторы влеченияили представления как репрезентаторы влечения.

Фактически Фрейд четко различает в психической репрезен­тации влечения два элемента, представление и аффект, и указывает на различие их судеб: лишь первый элемент (представление как репрезентатор) может без всяких изменений войти в систему бес­сознательного (об этом различии см.: Репрезентатор психический; Аффект; Вытеснение).

Что значит представление как репрезентатор? Фрейд нигде не дает ясного определения этого понятия. О значении термина «ре­презентатор» и об отношении «представительства» между репрезен-татором и влечением см. нашу статью «Репрезентатор психический».

О термине «представление», означающем мыслительный элемент в противоположность аффективному элементу, можно прочитать в статьях «Представление» (Vorstellung), «Представление предметное» (Sachvorstellung или Dingvorstellung) и «Представление словесное» (Wortvorstellung).

В своей теории бессознательного, изложенной в статье 1915г., Фрейд трактовал представления-репрезентаторы не только как '»со­держания» бессознательного, но и как самое основу его организации.

Фактически фиксация влечения на отдельном репрезентаторе и становление бессознательного происходят в едином процессе первовытеснения*: «У нас есть основания предположить наличие первовытеснения, или, иначе, первого этапа вытеснения, на котором психический репрезентатор влечения получает доступ в сознание.

Это вызывает фиксацию: отныне данный репрезентатор остается неизменным, а влечение сохраняет свою связь с ним» (1а).

В приведенном отрывке понятие «фиксация»* связано одновременно с двумя различными идеями: той, что лежит в основе генетического подхода, предполагающего фиксацию влечения на определенной стадии или объекте, и той, что требует записи влечения в бессознательном. Эта последняя мысль (или образ) появляется у Фрейда не впервые.

Она присутствует уже в письмах Флиссу, где изложена одна из первых схем психического аппарата, использующая многослойные записи знаков (Niederschriften) (2), и вновь встречается в «Толковании сновидений» (Die Traumdeutung, 1900), особенно там, где обсуждается гипотеза об изменении записи представления при переходе из одной системы в другую (3).

Эта аналогия между отношением влечения к своему репрезентатору и знаковой записью (или, в терминах лингвистики, означа­ющим) позволяет прояснить природу представления как репрезентатора.

а) См. сноску а к статье «Репрезентатор влечения».

б) Обычный немецкий термин der Reprasentant редко встречается у Фрейда, который предпочитает форму die Reprasentanz, теснее связанную с латынью и более абстрактную.

г) «X — мой репрезентатор».

д) Перевод Vorstellungsreprasentanz как «репрезентация представления» был бы грубым искажением фрейдовской мысли: представление есть то, что репрезентирует влечение, а не то, что, в свою очередь, чем-то репрезентируется. Из текстов Фрейда это ясно видно (1b,4).

(1) Freud (S.). Die Verdrangung, 1915. — a) G.W., X, 250; S.E., XIV, 148; франц., 71. — b) Cf. G.W., X, 255; S.E., XIV, 152—153; франц., 80—8l.

(2) Cf. Freud (S.). Aus den Anfangen der Psychoanalyse, 1887—1902. Письмо от 6.12.96: нем., 185—186; англ., 173; франц., 153.

(3) Cf. Freud (S.). G.W., II—III, 615; S.E., V, 610; франц., 496.

(4) Cf. Freud (S.). Das Unbewusste, 1915. G.W.,X, 275—276; S.E., ХIV, 177; франц., 112.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: http://zdamsam.ru/a76722.html

Ссылка на основную публикацию